Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Становление и развитие политологии




Политология предоставляет серьезные возможности познания челове­ческого мира через политику, а также для рационально-критического ос­мысления этой сферы общественной жизни.

Политическая наука выросла из рационализации обыденного и догма­тического знаний о политике. Великие произведения религиозной, фило­софской и политической мысли служили той интеллектуальной средой, без которой и вне которой эта наука не могла бы сложиться. Именно поэтому изучение истории политической мысли составляет важное и неотъемлемое направление политологии. При всей значимости умственных достижений греческой и римской античности, великолепных памятников индийского, ближне- и дальневосточного философствования основы политической на­уки закладывались примерно с середины XIII в. в Западной Европе. Схола­стика*,уже выработавшая строгость интеллектуальной работы, постепен­но давала основания для возникновения в европейских университетах но­вых форм учености, и среди них — метафизика и развивавшаяся философия, юриспруденция и логика. К ним присоединилась дисциплина, которую име­новали ars politica — политическое искусство (немецкий философ и теолог Альберт Великий; около 1193-1280); scientia politica— политическая на­ука (монах-доминиканец, впоследствии причисленный к лику святых, Фома Аквинский; 12267-1274); sanctissima civilis scientia— божественнейшая гражданская наука (немецкий писатель-гуманист Себастьян Брант; око­ло 1458-1521). Прошло немало времени, чтобы такая «политическая на­ука» была преобразована в современную политологию, подобно тому как средневековая алхимия дала жизнь научной химии.

Первый подъем политической науки — сегодня ее можно условно на­звать предполитологией— пришелся на XVI XVII вв. В то время были созданы труды Жана Бодена (французский философ и политик; 1520-1596), Юста Липсия (бельгийский ученый и литератор; 1547-1606), Гуго Греция (голландский юрист, историк, дипломат и политик; 1583-1645), Иоганна Алътузия (немецкий юрист, политический теоретик; 1557-1638), Самуэля Пуфендорфа (немецкий правовед; 1632-1694) и других мыслителей. В них впервые в систематизированном виде была проанализована политика как сфера человеческой деятельности. В начале XVII в. были открыты специа­лизированные кафедры политической науки в Нидерландах, Швеции, еще ряде стран, а в немецких университетах получила распространение особая «наука о политическом благочинии» (нем. Polizeiwissenschaft), позже раз­вившаяся в субдисциплину о государственном администрировании.



 

АЛЬТУЗИЙ (Altbushis), Иоганн (ок. 1557, Диденс-хаузсн, Вестфалия — 1638, Эмден, Голландия) — не­мецко-голландский политический теоретик, которо­го считают родоначальником современных теорий федерализма и консоционализма; философ права, обосновавший идею народного суверенитета; дипло­мат и политик. Автор ряда работ по праву, включая: классический трактат «Два тома, посвященные римскому праву» (1-е изд. 1586; 2-е изд., исправл. и дополи., 1588); «Два тома, посвященные граж­данскому общению» (1-е изд. 1601; 2-е изд., исправл. и дополн., 1603); «По­литика, изложенная методологическим образом и иллюстрированная священ­ными и мирскими примерами» (1-е изд. 1603; окончат, исправл. и дополн. изд. 1614); «Три тома, посвященные теории справедливости» (1617) и др. Вклад в развитие политической мысли. Альтузий, работавший в каль­винистской традиции, утверждал, что политика является «искусством объе­динения людей с целью установления, улучшения и сохранения между ними социальной жизни», иначе говоря, политика — это «симбиотика». Посему объединение (ассоциация или сообщество) людей и составляет предмет по­литики; соответственно, человек является политическим, существом (симбиотом —лат. symbioticum) при условии, что он объединен с другими людь­ми в группы (это утверждение находится в русле аристотелевой традиции). Люди объединяются в зависимости от потребностей и побуждений посред­ством договора, а точнее, множества договоров. Народ — «тело, представ­ляющее собой сожительство индивидов» (лат. corpus symbioticum). Исходя из кальвинистской доктрины о предопределении, Альтузий предположил, что существует Закон, которому подчиняются все люди, но также они рас­поряжаются и существенными правами. Отсюда последовало положение, что только народ, т.е. все люди-симбиоты, распоряжается всей полнотой су­веренных прав (парод как носитель суверенитета), и данное обстоятель­ство подлежит учету со стороны любого правителя, который обязан подчи­няться благим установлениям сообщества. Таким образом, речь идет о не­обходимости наличия у правителей согласия со стороны управляемых на осуществление власти. Правительство (правитель) осуществляет админис­тративные функции в государстве, которое является «универсальным об­щественным объединением» (лат. universalis publica consociatio). В том случае, если правительство не выполняет свои функции и обязательства долж­ным образом, злоупотребляет властью (тирания) и ставит под угрозу само существование сообщества, разрушает гражданскую и социальную жизнь, то сопротивление ему или даже его смещение является этически оправдан­ным, ибо это есть акт борьбы со злом. Тем не менее, в отличие от большин­ства кальвинистских теоретиков, Альтузия больше интересовала не легити­мизация сопротивления правителям-тиранам, а создание способов обеспе­чения гармонии в человеческом сообществе. Существует пять основных типов общественных объединений: семья (ес­тественное объединение); добровольное объединение, основанное на сотруд­ничестве трех и более людей, принадлежащих к той же гильдии, профессии и т.п. (коллегиум); местное сообщество, город; провинция, а также государство (лат. respublica или regnum). Каждый последующий тип ассоциаций включает в себя все предыдущие, которые продолжают существовать параллельно ему. Каждая из ассоциаций, составляющая общество, обладает автономией по от­ношению к целому и другим ассоциациям. Устойчивость общества, структу­рированного как федеративная или конфедеративная — в зависимости от уров­ня внутренней интеграции - полития, по мере образования новых и функци­онирования уже сложившихся ассоциаций поддерживается с помощью серии общественных договоров. Исследуя взаимоотношения сотрудничества меж­ду различными ассоциациями и внутри больших объединений людей, Альтузий разработал целостную теорию федерализма, который выступает альтер­нативой феодальной иерархии и инструментом обеспечения единства, осно­ванного на общих интересах и всеми разделяемой морали (она, в свою очередь, имеет в качестве основания Десять заповедей). В основе теории Альтузия — неотчуждаемость суверенитета, которым распоряжаются люди, составляю­щие ассоциации, и ассоциации, образующие государство. Суверенитет явля­ется фундаментальным принципом политического сообщества. Предназна­чение каждой ассоциации — обеспечение благочестивой, счастливой, гармо­ничной и справедливой жизни ее членов, а конечная цель политики — осуществление естественного нравственного закона и воли Бога.

 

Несмотря на то что политическая наука зародилась и сделала пер­вые шаги в античном Средиземноморье, затем развивалась в эпо­хи средневекового католицизма, Ренессанса, Реформации и, нако­нец, в XIX в., это были вес же попытки отдельных ученых, даже когда эти ученые были вписаны в тс или иные институциональ­ные рамки, будь то греческие академии, европейские средневеко­вые, а потом и современные университеты. Многие философы и теоретики прошлого, изучавшие политические проблемы, отда­вали им лишь часть своего времени, основное внимание уделяя служению церкви или монашескому ордену, опирались при этом на материальную поддержку представителей знати, в том числе некоторых монархов, либо сами принадлежали к аристократии и имели состояние. В XIX в. по мере развития европейских универ­ситетов в них все больше сосредоточивалось изучение государ­ства, административных структур, государственной политики.   Г. Алмонд, «Политическая наука: новые направления»

 

Обратите внимание Традиции ранней немецкой политической науки, название которой принято и сегодня писать на языке оригинала — Wissenschaft, уже в XIX столетии были перенесены американскими учеными в свою стра­ну. Приведенное выше краткое современное определение науки как таковой в сущности воспроизводит подход тогдашних немецких университариев.

 

Ранние разновидности изучения политики были еще далеки от современных, прежде всего из-за до­вольно сильного влияния догматических и схолас­тических традиций. Недостаточность критичности в подходах привела к тому, что политические ис­следования подпали под обаяние грандиозного за­мысла теоретиков эпохи Просвещения создать на принципах абсолютного Разума (лат. absolutis — бе­зусловный, неограниченный) всеобъемлющую на­уку о человеке и обществе. В XIX столетии этот проект попыталось продолжить претендующее на универсальность обществоведение, например общая социология французского ученого Огюста Конта (1798-1857), и марксизм, настаивавший на слиянии в единое целое философии, экономики и социоло­гии. В результате политический анализ был вклю­чен в иные области знания — философию, социо­логию или юриспруденцию в форме общего учения о государстве.

Возрождение политической науки как практически самостоятельной сферы исследований и, что важно, преподавания началось во второй поло­вине XIX в. Университетские отделения государствоведения и политики были созданы совместными усилиями историков, юристов, философов, ориентировавшихся на политическую проблематику. Это — начало ста­новления современной политологии.Вместе с тем для описываемого пе­риода изучения политики был характерен целый ряд своеобразных подходов и особенностей трактовки содержания дисциплины и споры по данному поводу. (Показательно, что большая часть поднятых тогда вопросов острополемично обсуждалась вплоть до последних десятилетий XX столетия.) На попытки создания универсальных теорий общества ученые, занимав­шиеся политической сферой, закономерно ответили повышенным внима­нием к эмпирической методологии (гр. empeiria— опыт), отраженной в подробнейших описаниях, в основном с формально-юридической точки зрения, государства, форм правления, других явлений политической жизни (Теодор Вулси, 1801-1889; Вудро Вильсон, 1856-1924; Вильгельм Рошер, 1817-1894; Б.Н. Чичерин, А.И. Стронин, 1827-1889 и др.). Объяснения явлений и процессов, связанных с политикой, исходили по преимуществу из конкретных культурных и исторических фактов при невнимании к при­роде самого человека и общества в целом. Набирали популярность сравни­тельно-исторические исследования, выбранные в качестве основы для подлинно научного изучения политики. Авторитетные ученые считали, что сравнительный метод в познании общества соответствует эксперименталь­ному в естественных науках — Джон Стюарт Милль (1806-1873) и его последователи, — а это будет способствовать дальнейшему прогрессу по­литической науки.

 

ЧИЧЕРИН, Борис Николаевич(1828, Тамбов — 1904, с. Караул, Тамбовская губ.) — философ-гегель­янец, правовед, историк, активный участник земско­го движения, один из идеологов русского либерализ­ма. В 1861 - 1868 гг. — профессор Московского уни­верситета. Авторработ по философии, праву, истории и по­литической науке, среди которых: «Опыты по исто­рии русского права» (1858); «О народном представи­тельстве» (1866); «История политических учений» (в 5 частях, 1869-1902); «Наука и религия» (1879); «Собственность и государ­ство» (в 2 томах, 1881-1883); «Положительная философия и единство науки» (1892); «Основания логики и метафизики» (1894); «Курс государственной на­уки» (в 3 частях, 1894-1898); «Философия права» (1900); «Вопросы политики» (1903) и др. Вклад в развитие политической мысли.Исходя из общих положений фи­лософии Гегеля и дополнив ее некоторыми персоналистскими принципами, Чичерин предложил свою концепцию естественного права. Его идея сводилась к тому, что состояние естественного права в конкретной стране зависит от со­циокультурных особенностей и главное — уровня эволюционирующего созна­ния общества в рассматриваемую эпоху. Таким образом, содержание права ме­няется, причем данный процесс зависит от развития свободы, понятой как единство внутренней свободы воли и внешней свободы, формально закреплен­ной в правопорядке. Из этого следует, что право есть результат истории, являю­щейся в первую очередь историей развития человеческой мысли. В качестве одного из первых ученых России и Европы в целом, работав­ших по проблематике политологии, Чичерин внес значительный интеллекту­альный вклад в теорию государства (по преимуществу в плане сравнитель­ных исследований) и в аналитику политических учений. По мысли филосо­фа, государство есть основанный на власти абсолютный союз, который, в отличие от исторически предшествующих ему союзов, таких как семья (есте­ственный), церковь (нравственный), гражданское общество (юридический), служит прежде всего идее общего блага. Вместе с тем государство — это «союз народа, связанного законом в одно юридическое целое, управляемое верхов­ной властью для общего блага». Чтобы гарантировать безопасность обще­ства и нравственный порядок, нельзя позволить отдельным группам («выс­шим») узурпировать власть над социумом и подменить общественные инте­ресы частными, к чему и сводится главное в общем благе. Однако конечная задача государства, по Чичерину, заключается в обеспечении свободы лично­сти, причем оптимальным способом для достижения этой цели является сме­шанная форма правления.

 

Разнообразие подходов к осмыслению политики внешне выглядело как расколотость политологии уже в начальный период становления, что дава­ло основания более сотни лет отрицать ее статус единой (хотя и комплекс­ной) научной дисциплины. Подавляющее большинство нынешних полито­логов, рассматривающих историю развития и современное состояние сво­ей области знания, справедливо не соглашаются с такой оценкой, которая в первую очередь обусловлена множественностью методологических подхо­дов, применяемых одной из крупнейших гуманитарных наук.

 

Обратите внимание   В старейшем шведском университете г. Упсалы политика как дис­циплина стала приобретать схожий с сегодняшним облик с 1840-х гг. Католический университет Дублина в 1855 г. образовал кафедру социальной и политической науки. Примерно в 1870-е гг. в Окс­форде и Парижском университете стали читать специальные кур­сы по политике. За океаном в Колумбийском колледже в 1857 г. была создана отдельная кафедра по истории и политической на­уке, а в 1863 г. в Корнельском университете — уже факультет ис­тории, общественной и политической науки. В 1870-е гг. в США были открыты специализации и школы аспирантов по политичес­ким исследованиям.

 

В России академическая традиция изучения политики тоже возникает примерно во второй половине XIX в., в период так называемых великих реформ. Первыми собственно политологическими исследованиями можно, вероятно, считать такие труды, как «История политических учений» (издавалась с 1869) Чичерина, «Политика как наука» (1872) А.И. Стронина, «Историко-сравнителъный метод в юриспруденции и приемы изучения истории права» (1880) М.М. Ковалевского (1851-1916). Развитие ранней российской политологии происходило на основе сравнительных подходов, но не только. Весьма успешно работали специалисты в области истории политики и права, юристы, занимавшиеся проблемами государства. Благо­даря усилиям ученых-университариев к началу XX в. значительно продви­нулась вперед социология политики.

 

СТРОНИН, Александр Иванович(1827, с. Ракитино, Курская губ. — 1889, Ялта) — русский социолог-позитивист, представитель органицизма, просвети­тель; юрист и государственный деятель. Автор ряда работ, в том числе: «История и метод» (1865); «Мир и война» (1870); «Политика как наука» (1872); «История общественности» (1885) и др. В последние годы работал над книгой «Теория личности» (не завершена). Вклад в развитие политической науки.Будучи сторонником позитивиз­ма, Стронин придерживался механистических взглядов на общество и стре­мился создать общую методологию науки, одинаково применимую и в есте­ствознании, и в обществознании. Исходя из законов механики, он предлагал геометрическую модель общества; пирамида, обеспечивая внутренние движе­ние, одновременно остается стабильной и устойчивой благодаря круговому ос­нованию (в зависимости от плоскости разреза пирамиды получались также ко­ническая и круговая структуры общества). Статической образ общества как пирамиды дополняется исторической круговой теорией (динамический аспект), по которой индивид может одновременно входить в состав нескольких обще­ственных союзов — концентрических кругов (семья, община, государство). Работы Стронина способствовали оформлению в России социологии, и в особенности политической социологии как научной дисциплины, вполне со­ответствовавшей общемировому уровню ее развития во второй половине XIX столетия.

 

Развитие мировой политологии вXX в.(заметно ускорившееся во второй половине столетия), а также умножение ее дисциплин и исследова­тельских направлений в целом отражают соответствующие разделы на­шей книги. Здесь следует только подчеркнуть: подъему этой науки прежде всего способствовали процесс модернизации, демократизация и полити­ческих систем, и самой общественной жизни.

Обращают на себя внимание еще три обстоятельства, благоприятство­вавшие становлению политологии. 1) Увеличивалось не только количество университетских кафедр и факультетов; важно то, что были созданы специ­альные центры по изучению политики в большинстве стран Западной и Центральной Европы, в весьма сжатые сроки нала­дившие международное сотрудничество ученых и преподавателей. 2) С начала XX в. образуются на­циональные объединения специалистов в сфере по­литического знания (первое — в США в 1903 г.). 3) Мощным стимулом развития дисциплины явилось учреждение в 1949 г. Международной ассоциации по­литических наук (англ. International Political Science Association — IPSA), которая выступает организато­ром всемирных конгрессов политологов.

На рубеже тысячелетий политология как науч­ная дисциплина выполняет целый ряд конкретных функций. 1. Описательная (дескриптивная) функция призвана показать реальный ход вещей в политичес­ком мире (к ней относятся не только описание масш­табных событий национального и международного характера, в т.ч. для их сравнительного изучения, но и так называемые case-studies*). 2. Объяснительная функция — это поиск ответов на то, каковы именно причины возникнове­ния конкретных политических явлений и их свойства, т.е. данная функция помогает понять сущность все более разнообразных политических процес­сов на национальном и международном уровнях. 3. Инструментальная фун­кция предполагает исследование возможных вариантов политических решений для достижения желательного результата и необходимых типов политического поведения. 4. Прогностическое назначение политологии обусловлено попытками научно предсказать будущее развитие политичес­ких явлений, последствия или конечную цель каких-либо событий (благо­приятных либо отрицательных).

 

Профессия политолога

В предыдущем разделе речь шла в основном о так называемой универ­ситетской (или академической) политологии, иными словами, об исследо­вателях политики, которые развивают эту науку по всем ее направлениям. Многие из них применяют свои знания (в разных формах) в политической практике, а также передают их студентам. В этих и других отношениях уни­верситетская политология — ядро профессии. Вместе с тем в современных условиях специализация по политической науке стала поистине массовой. Достаточно сказать, что среди занятых в исполнительной и законодатель­ной ветвях власти, в обслуживающих их аппаратах подавляющее большин­ство — именно профессиональные политологи.

Современная политика — особый род занятий, требующий серьез­ной подготовки, высокого профессионализма и разделения труда, посколь­ку ошибочные решения в данной области могут дорого стоить и для како­го-либо национального, и для мирового сообщества, привести то или дру­гое на грань политического краха. Так что сегодня нет ни одной из политических ролей, функций, профессий, которая бы не нуждалась в особых знаниях и умениях. В совокупности специализаций, связанных с политологией, некоторые требуют политологического образования, дру­гие помимо этого сопряжены с тем или иным видом исследовательской либо аналитической работы.

 

Обратите внимание Структура специальностей и направлений профессиональных заня­тий четче всего определена в тех странах, где политическая наука и ее преподавание достигли наибольшего уровня развития. Это преж­де всего США, где факультеты политологии существуют не только в каждом университете, но и в большинстве колледжей. Их выпускни­ки в основном профессионально занимаются политической практи­кой. На другом полюсе — государства, где население и сами полити­ки считают, что для этой области жизнедеятельности важнее всего такие качества, как простота, пресловутая «близость к народу» и т.п. Понятно, что в современном политическом мире даже согласие с ценностью этих качеств отнюдь не исключает профессиональных знаний. Исследования, проведенные во всех частях света, доказыва­ют: наиболее успешных результатов добиваются те публичные по­литики, которые обладают самыми обширными и разносторонними познаниями в политологии.

 

Среди групп профессий в области политики, для которых необходимо особое политологическое образование, самыми массовыми являются сле­дующие: политики, посредники, помощники, эксперты; к ним примыкают и идеологи. Политики — не только люди, непосредственно участвующие в осуществлении власти на разных ее уровнях (публичный политик), а еще чиновники (управленцы-администраторы) и партийные функционеры (т.е. работники аппаратов партий). Посредники (медиаторы) заняты связью по­литиков, общественных и корпоративных структур с гражданами (лоббис­ты, функционеры разных организаций, движений, компаний, благотвори­тельных и иных фондов и т.д.). К этой же группе принадлежат и профессии, в функции которых входит налаживание новых средств и форм политичес­кого общения (специалисты по связям с общественностью: англ. public relations — PR; организаторы сетевых и виртуальных взаимодействий и т.д.). Помощники (видимо, самая количественно большая группа) обслуживают собственно политическую деятельность (советники, определенные разря­ды сотрудников политических или административно-управленческих ап­паратов, аналитики, политические технологи, имиджмейкеры и т.д.). Неза­висимые эксперты, в числе которых — работники разного рода аналити­ческих и информационных центров, участники «мозговых трестов», сотрудничающие с государственными структурами, партиями, корпораци­ями, банками, с крупными средствами массовой информации, заинтересо­ванными в получении надежных сведений о политике вообще либо в своей области деятельности. Такие аналитические центры нередко полностью или частично финансируются бюджетными организациями, поскольку в прин­ципе они призваны обеспечивать общество качественной политической ин­формацией. В составе данной группы преобладают наиболее авторитетные и компетентные сотрудники научно-исследовательских учреждений и уни­верситетов. Идеологи обеспечивают поддержание в политической среде и в обществе влияния каких-либо идеологий, догматических учений, идеоло­гизированных трактовок политики. В плане профессии — это сами идео­логи, часть журналистов и PR-работников, выступающих как замаскиро­ванные агитаторы.

 





Читайте также:





Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)