Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ОСОБЕННОСТИ ЗАПАДНЫХ И ВОСТОЧНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР




 

В содержательном отношении существуют и самые общие критерии типологизации политической культуры, заданные спецификой цивилизационного устройства особых полумиров — Запада и Востока (либо Севера и Юга), ценности и традиции которых формируют основы почти всех ее видов.

Идеалы и нормы политической культуры западного типа воплощают ценности гуманизма, человеческой свободы, плюрализма мнений и убеж­дений. Они базируются на индивидуализме как мировоззренческой и пове­денческой позиции, когда абсолютным приоритетом обладают самоценность человека, его личная свобода и автономия, ответственность за собственное благополучие и долг перед государством. В политику такие принципы при­внесла философия так называемой laissez-faire*, для которой право — важ­нейший инструмент властвования, формирующий его стиль, гарантирую­щий самоопределение личности, развитие свободного рынка и статус госу­дарства как нейтрального, подчиненного гражданскому обществу органа регулирования. Этот философский подход предполагает широкий идеоло­гический и политический плюрализм, выборность представителей всех вет­вей и уровней власти при систематическом контроле общественности за ними, наличие механизмов, уравновешивающих различные элитарные груп­пировки и центры власти.

 

Интерпретация Какие особые черты политической культуры западного типа связа­ны с европейской традицией? По мнению польских политологов М. Доброчинского и Я. Стефановича (см. их книгу «Самотожде­ственность Европы», 1979), это: признание цельности человека как личности и члена общества; размещение индивида в центре систе­мы ценностей; одобрение стремлений к свободе и благополучию, развившихся в комплекс прав человека; управление, сформирован­ное на началах представительства, и гуманные правовые системы; высокий статус социальной организации; понимание взаимодей­ствий людей между собой и с государством в качестве факторов, поддерживающих и развивающих общекультурные ценности; ис­торизм как ощущение потребности преемственности совместно с изменениями; разделение светской и религиозной культур при их взаимном контакте.

Ориентируясь на рациональную организацию политики, эти идеалы и принципы воплощали ценности политического диалога, достижения комп­ромисса и уважения к партнеру. С течением времени такой подход помог превратить политический мир Запада из сферы борьбы непримиримых цен­ностей и целей в пространство прагматичного согласования интересов, где главное место заняли институты и структуры центристского, умиротворя­ющего и стабилизирующего толка.



Формирование подобного рода идей и отношений восходит к поли­сной организации власти в античной Греции, предполагавшей обязатель­ность участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившему суверенитет личности. Это в совокупности способ­ствовало последовательному повышению значения личности в полити­ческой жизни общества, установлению гражданского контроля над госу­дарством. Огромное влияние на содержание западной политической куль­туры оказали ценности христианства, прежде всего протестантского и католического вероучений. Очевидна также особая роль философии как самоценной духовной силы, воплощавшей критическое отношение и к со­циальной действительности, и к религиозной картине мира. В обладаю­щей такими основами западной политике соперничество за власть понимается как игровая конкуренция, благородное соревнование, а не драма­тическая конфронтация.

Экономическим фундаментом западного образа жизни стал индустри­альный тип производственных отношений, который вместе с духовным влиянием католицизма и особенно протестантизма утвердил важнейшие принципы политического взаимодействия. Для человека греко-латинской формации базисом его мировоззрения стало понимание труда как залога жизненного успеха, рациональное восприятие жизни, идея состязательно­сти, стремление к прогрессу. «Трудись и преуспеешь», «соревнуйся и про­славишься» — вот этические нормы, которые господствуют в отношениях государства и общества, продолжают двигать развитие цивилизации Запа­да, заставляют его постоянно совершенствовать производство, обусловли­вают рост благосостояния живущих там людей.

В силу таких особенностей цивилизационного развития ценностные ориентации политической культуры Запада прежде всего выражают пони­мание самодостаточности человека для осуществления власти и взгляд на политику как на разновидность конфликтной, но вполне рационально орга­низованной деятельности, когда люди выполняют различные роли и функ­ции. Государство в западной традиции издавна воспринимается в качестве института защиты прав и свобод человека, поддерживающего его соци­альные инициативы. В итоге это обусловило развитие демократической фор­мы власти, позволило западным странам гибко адаптироваться ко многим вызовам времени, разумно решать конфликты и использовать такие дости­жения для все большей консолидации социума.

Обратите внимание Сугубо рациональный подход к пониманию политики при всех сво­их плюсах вносит и известную противоречивость в общекультурные основания западного человека. Русский культуролог П.Е. Астафьев писал: «Человек греко-романской культуры стремится и всегда го­тов организовать, откристаллизовать в твердых, точно определенных формах всякое движение, всякое стремление своей души: не только мотивы сословных и экономических различий, но и человеческое братство, и любовь, и уважение. Для него понятен и почти привлека­телен даже вопрос регламентации, квалификации нравственности, ...чтобы нравственные мотивы действовали в душе по общим прави­лам, в точно определенных формах» (цит. по: «Отечественное на­следие», 1992).  

Восточные политико-культурные нормы и традиции были предоп­ределены особенностями жизнедеятельности общинных структур аграр­ных социумов Азии, на которые воздействовали ценности арабо-мусуль­манской, конфуцианской и индо-буддистской культур. Базовые ориента­ции людей из этой части мира формировались под влиянием принуждаю­щего (почти всегда силового) господства над обществом властвующих групп, главенства коллективистских форм организации частной жизни, а также при подавлении централизованными структурами условий для ин­дивидуальной предпринимательской деятельности, т.е. для развития час­тной собственности. Безраздельное верховенство религиозных доктрин, воплощавших не только сакральные идеи, но и предписывавших принци­пы морали, права, социальных и политических концепций, привело к тому, что в восточных странах вероучения фактически поглотили критицизм светской философской науки.

Разрешение конфликтов в таких условиях предусматривает не привле­чение юридических документов, а апелляцию к моральному авторитету властителей, начальников, вообще всех старших. Поэтому этической нор­мой политической культуры восточного типа стали обычай, а не закон, мне­ние руководства, а не конституция. Длительное закрепление патриархаль­но-клановой структуры общества определило довольно низкие, слабые по­зиции человека в сравнении с общиной и особенно государством. Статус человека зависит от его полезности для конкретного социума. Поэтому на Востоке властвование и политика в целом издавна воспринимаются как сфера деятельности героев, выдающихся людей.

Данные обстоятельства утвердили в качестве основных ценностных ориентации восточной политической культуры: убеждения в необходимос­ти обязательного посредника (гуру, учителя, старшего) между простым че­ловеком и властью; понимание политической власти как области божествен­ного правления; исключение свободы, плюрализма, состязательности из мира политики; признание главенствующей роли элит при отсутствии не только намерений, но и потребности в контроле за их деятельностью; пред­писание человеку сугубо исполнительских функций. Неудивительно, что такое толкование ценностей предопределило изоляцию верхов от низов, патернализм, авторитарные (порой деспотические) тенденции, упрощен­ные формы организации власти и политических отношений.

Противоположность базовых ориентиров западного и восточного ти­пов выражена и устойчива; ее не снимают даже серьезные политические преобразования. И только в ряде государств удалось добиться некоего син­теза этих видов политической культуры. Пример здесь — Япония, где по­литические последствия послевоенной оккупации США, ее технологичес­кий прорыв в группу ведущих индустриальных держав мира позволили вне­сти в японскую культуру значительное число либерально-демократических ценностей и образцов поведения граждан. Весьма интенсивное взаимодей­ствие Запада и Востока влияет и на политическую жизнь стран, занимающих срединное геополитическое положение (Россия, Казахстан и др.), — здесь формируется своеобразная синкретическая (гр. synkretismos — со­единение) культура, сочетающая ценности и способы политического учас­тия граждан западного и восточного типов.

 

Интерпретация Своей концепцией «столкновения цивилизаций» Сэмюэл Хантин­гтон предложил новую парадигму (объяснительную модель) для теоретического исследования и прогнозирования миропорядка на рубеже XX и XXI вв., тем самым бросив вызов многим устояв­шимся представлениям о характере глобальных противостояний. Это едва ли не самая оригинальная научная концепция последних десятилетий XX в., в которой сделана попытка дать общую карти­ну мира. Вот выдержки из ответа Хантингтона своим критикам (статья «Если не цивилизации, то что? Парадигмы мира после хо­лодной войны», 1993): «Парадигма единого мира, где уже сложи­лась или скоро возникнет универсальная цивилизация, нереаль­на. Очевидно, что ныне люди обладают, как и обладали в течение тысячелетий, общими чертами, которые отличают их от других существ. Эти черты всегда были совместимы с существованием множества очень разных культур. Довод о том, что сейчас появля­ется универсальная культура либо цивилизация, принимает раз­ные формы, но ни одна из них не выдерживает даже беглого ана­лиза... хотя бы потому, что только всемирная власть способна со­здать всемирную цивилизацию... Говорят также, что модернизация и экономическое развитие способствуют усилению однородности и порождают общую современную культуру, схожую с той, что существует на Западе в текущем столетии. Ясно, что современ­ные урбанизированные, богатые, промышленные общества наде­лены общими чертами, которые отличают их от отсталых, аграр­ных, бедных, неразвитых обществ. В современном мире большин­ство модернизированных обществ составляли западные. Но модернизация не равнозначна вестернизации... Предположение За­пада, что по мере модернизации другие народы станут такими же, «как мы», — это частица западного высокомерия, иллюстрирую­щего столкновение цивилизаций».

Таким образом, качественные характеристики мировых цивилизаций Запада и Востока предопределили столь специфические основания поли­тических культур относящихся к ним стран, что трудно предугадать, когда может произойти их сближение, и вероятно ли оно вообще.

 

 





Читайте также:





Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.006 сек.)