Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Юпитер находит решение загадки номер один




 

— Ну что, ребята, теперь мы в немилости,— вздохнул Боб.

— Мы-то в немилости, а вот Крис — в тюрьме! — мрачно заметил Пит.— Хотя я не верю, что это он украл объективы от съемочной камеры. Ты со­гласен, Юп?

Юпитер не ответил. Он сидел на диване в гостиной миссис Бартон, но был в это время где-то далеко-далеко, поглощенный своими мыслями. Была середи­на дня, на улице нещадно хлестал ливень. Прошлым вечером мистер Креншоу прочитал им малоприятную лекцию, как нехорошо быть такими безответствен­ными, и запретил выходить из дома.

— Юп! — снова, и на этот раз погромче, повторил Пит.— Я говорю, не верю, что Крис стащил у них объективы. А ты как думаешь?

Юпитер закашлялся — простуда никак не прохо­дила.

— Я тоже,— сказал он,— не верю. Это трусливые дети обычно так делают: сами нашкодят, а потом стараются свалить вину на другого. Но Крис — не из трусливых. Просто получилось неблагоприятное сте­чение обстоятельств. Особенно подвел его нож, кото­рый нашли возле места преступления.

— Но ведь Крис утверждает,— напомнил Боб,— что нож он потерял еще два дня тому назад.

— Говорить можно что угодно, только взрослые ему ни в жизнь не поверят, — сказал Юпитер и снова зашелся в кашле.— Им хочется поскорей разрешить загадку острова Скелетов, вот они и думают, что во всех грехах виноват Крис. Выбирают для себя самый легкий путь и уверены, что идут к цели,— такие уж они, эти взрослые.

— Хорошо, где тогда, по-твоему, кроется тай­на?— проворчал Боб.— Если мы сыщики, то, по крайней мере, должны иметь на этот счет разумное предположение.



— Главное то, что кому-то надо любой ценой всех убрать с острова Скелетов — вот в чем суть, — твердо заявил Юп. — Вчера я окончательно убедился. Оста­ется, правда, одна загвоздка: зачем им это нужно?

Тут в комнате появилась миссис Бартон, и Юпитер замолчал. Женщина прошла к входной двери, чтобы открыть ее, так как с улицы позвонили. В дверях стоял начальник местной полиции Ностиген; вода ру­чьями стекала с его плаща.

— Привет, мальчики,— поздоровался он с ними и обратился к миссис Бартон: — Если вы не против, я бы хотел побеседовать с этими молодыми людьми.

— Конечно, не против, шеф,— ответила жен­щина.

Она ушла на кухню, а начальник полиции повесил плащ, уселся на стуле, затем не спеша раскурил сигару.

— Ребята,— сказал он,— мне бы не хотелось говорить вам неприятные вещи про вашего друга Кри­са. Но мы провели расследование и обнаружили ук­раденные объективы под деревянным навесом — поза­ди лачуги, где живет он с отцом.

— Да не крал он их!— горячо возразил Боб.— Мы знаем, что не крал!

— Может, и не крал,— неожиданно согласился шеф Ностиген. — Но все свидетельствует против него. К тому же в поселке прекрасно известно: парню поза­рез нужны деньги на лечение отца, и он из кожи вон лезет, чтобы их раздобыть.

— Для этого красть ему не надо! — воскликнул Пит.— У него и так есть деньги! И вполне может быть, что найдет еще.

— Вот оно что. — Начальник полиции с большим удивлением обвел взглядом всех троих.— Это весьма любопытно. Значит, деньжата у него есть, я правиль­но понял? И могут появиться новые. А позвольте спросить, откуда?

Пит, сообразив, что ненароком почти проболтался о найденных дублонах, замолчал.

— Послушайте, мальчики,— продолжил шеф.— Крис мне нравится, и я хочу ему помочь. Но для этого мне надо точно знать, что у вас вчера произошло. Пока мне никто ничего толком не объяснил. Знаю лишь, что вы попали в какую-то неприятность и вас выручили. Мне кажется, я догадываюсь, что вы хоти­те скрыть. Если вы нашли немного старинного золота и молва об этом пойдет гулять по свету, то весь остров Скелетов в два счета будет набит искателями сокро­вищ. И тем не менее, я думаю, вам следует мне все рассказать. Лишь в этом случае, может быть, мне удастся помочь вашему другу. Поэтому, надеюсь, вы расскажете мне всю правду.

Ребята заколебались. И тогда Юпитер за всех принял решение.

— Ладно, сэр, — сказал он. — Пит, сходи за тем мешочком.

Пит поднялся наверх и сразу же вернулся с хол­щовым мешочком, в котором что-то позвякивало. Со­держимое мешочка он высыпал на диван. По диван­ным подушкам с нежным звяканьем раскатились зо­лотые дублоны.

У начальника полиции глаза полезли на лоб.

— Мать честная! — проговорил он. — Настоящее пиратское сокровище... И все это нашел Крис?

— Крис. Вместе с Бобом и Питом,— ответил Юпитер.— В подводной пещере на Руке. Крис хочет вернуться туда, еще поискать. Вот почему мы это от всех скрываем.

— Н-н-да.— Шеф Ностиген потянулся к своему подбородку.— Ясно. На меня можете положиться. Трепаться не стану.

— Теперь вы согласны? — энергично проговорил Боб.— Крису незачем красть: у него деньги есть. И может, он еще найдет.

— Ребята — ответил шеф,— боюсь, что ничего пока не изменилось. Вы же понимаете, золото было найдено после того, как выкрали объективы. Поэтому в момент кражи Крис не мог знать, что золото пойдет к нему в руки. Так что пока все улики против него остаются.

Что правда то правда. Боб нахмурился: как это он сам не догадался, что их рассказ не поможет Крису! Пит с досады сжимал кулаки в карманах.

Юпитер снова раскашлялся, потом достал носовой платок, высморкался и заговорил:

— Прошу прощения, шеф. Полагаю, что мистер Креншоу, и мистер Норрис, и Джеф Мортон думают, они разгадали тайну острова Скелетов: во всех бедах виноват Крис. Но я уверен, они ошибаются. За всеми этими делишками скрывается другой человек — не­кто, о ком мы не догадываемся. Так, и только так! Давайте обратимся к фактам с самого начала. Начнем с того, что...

В этот момент в комнату вошла миссис Бартон.

— Ужинать, мальчики,— сказала она.— Ой, я и не знала, что вы еще не закончили. Ладно, говорите сколько хотите, шеф.

Она собралась уж было выйти из комнаты, но тут взгляд ее упал на россыпь золотых монет на диване. Глаза у женщины округлились. На секунду она за­держалась и, потрясенная увиденным, молча шмыг­нула за дверь. По длинному коридору чуть не бегом миссис Бартон добралась до телефона. Через минуту ее взволнованный голос шептал в трубку:

— Дорогуша, Элла Мэй, ты и представить не мо­жешь, что я тебе сейчас расскажу. Эти мальчики, которые у меня остановились, они на самом деле помогают охотиться за сокровищами. Спрашиваешь! Я только что своими глазами видела кучу золотых, которые они нашли. Конечно, где им еще найти, как не на острове Скелетов. Милочка, понятия не имею, сколько там богатства, но я своими глазами видела целую гору. И это, небось, лишь доля, которая пере­пала мальчуганам. Бьюсь об заклад, это малая часть всего золота, что уже отыскали!

Она повесила трубку и тут же набрала другой номер.

Но ребята, увлеченные разговором с начальником полиции, ничего в тот момент не заметили, как не заметил и шеф Ностиген. Поэтому им и в голову не могло прийти, что пока они беседуют, весть о счастли­вой находке становится известной всему городку.

Тем временем Юпитер выстраивал факты в еди­ную логическую цепь. Во-первых, он отметил, что карусельное привидение на протяжении многих пос­ледних лет ведет себя так, словно у этого призрака есть определенная цель: отпугивать людей от посеще­ния острова Скелетов. Потом Юпитер напомнил шефу о всех бедах, выпавших на долю киношников, когда они лагерем расположились на этом острове, о том, как их с Питом и Бобом в первый же день по прибы­тии завезли на необитаемый остров. И об угрозах, которые прозвучали вчера из уст долговязого незна­комца с наколкой на руке.

Шеф Ностиген потер подбородок.

— Говоришь, с русалкой?.. Похоже на Билла Бэл­линджера,— проговорил он.— Похоже, очень похо­же. Ну, продолжай, юноша.

Юпитер в подробностях передал, при каких обсто­ятельствах был пропорот и затонул парусник Криса, и завершил свой рассказ такими словами:

— Скажите, шеф Ностиген, не кажется ли вам, что во всех этих событиях просматривается один и тот же почерк? Сначала привидение отгоняет людей, потом, когда появляется кинокомпания, их запугивает уже не только привидение, а еще кто-то. Цель та же: чтобы они поскорей убрались с острова Скелетов.

А когда разносится молва, что в поселке должны появиться три сыщика, этот кто-то с испугу решает, что мы важные птицы в криминалистике, и подбивает Сэма Робинсона высадить нас на необитаемую Руку, надеясь таким образом запугать и заставить вернуться домой. А когда мне встретился этот долговязый, он прямо так и сказал: вы нам здесь не нужны, отправ­ляйтесь подобру-поздорову в свой Голливуд... И па­русник, я думаю, потопили, чтобы Крис не мог вер­теться около острова Скелетов. А заодно решили заса­дить греческого парня в тюрьму: украли объективы и подбросили его ножичек. Все говорит за то, что у негодяев одна цель: любыми средствами отогнать людей подальше от острова.

— Ну и дела,— сказал шеф.— Действительно, похоже на то... Но мне требуется какое-то время, чтобы как следует обмозговать все. А что касается Криса, то я готов хоть сейчас его отпустить, и док­тор Уилбер даст за него письменное поручительство. Однако необходимо, чтобы еще судья Харвей подписал кое-какие бумаги, но он, как на грех, уехал по делам. Пока не вернется, ничего не могу поделать. Я вам обещаю: напрягусь и помогу освободить мальчишку.

Сказав это, начальник полиции распрощался и от­правился по делам, а Пит быстренько сложил монеты обратно в мешочек, отнес наверх и спрятал к себе под матрас.

Когда он спустился, ужин был на столе. Миссис Бартон суетилась, обслуживая ребят. С лица ее не сходила загадочная улыбка, которая бывает у челове­ка, посвященного в некую тайну. К концу ужина, когда она подала на десерт сливочный крем, любо­пытство ее прорвалось наружу.

— Не эти ли противные озорные мальчишки,— укоризненно проговорила она,— меня уверяли, буд­то они, голубчики, обосновались на острове Скеле­тов совсем не для того, чтобы охотиться за сокро­вищами?

Ребята с удивлением уставились на миссис Бартон.

— Видите ли, миссис Бартон, дело в том.— на­чал было Юпитер.

— Да я видела — перебила его женщина. — Виде­ла огромную кучу золота, которую вы показывали шефу. Я вовсе не намеревалась за вами шпионить, но, когда вошла в комнату — предложить ужин, невольно увидела на диване монеты. Прекрасно понимаю, как это вас радует.

Ребята в тревоге переглянулись.

— Вы кому-нибудь рассказали про монеты, мис­сис Бартон? — спросил Юпитер.

— Только трем лучшим приятельницам. Посудите сами: когда видишь такое количество золота, можно ли удержаться и не поделиться потрясающей ново­стью с друзьями! Сколько вы откопали?

— Куда меньше, чем вам хочется думать, миссис Бартон,— сказал Юпитер.— К тому же, да будет вам известно, мы их нашли совсем не на острове Скелетов.

— Нет, молодые люди, теперь вы меня не оду­рачите!— Она шутливо погрозила им пальцем.— Завтра чуть свет встречайте на острове новых при­ятелей. Я уверена, в поселке найдется немало же­лающих махнуть на парусе к вам в гости и тоже попытать удачи в поисках сокровищ. Клянусь, это правда. Будь я помоложе и пошустрее, сама бы пер­вая помчалась. Мне не очень удобно говорить об этом, но местные малость обижены на вас. Почему, мол, всякие чужаки должны являться к нам и за­владевать сокровищами острова Скелетов, когда наш городишко такой бедный и его жители больше других нуждаются в деньгах.

Она стала собирать со стола тарелки.

— Не должна я столько трепаться. Господи, что за балаболка такая: как понесет меня, не могу ос­тановиться.

Миссис Бартон ушла на кухню, оставив ребят ужасно расстроенными.

— Именно так и будет! — воскликнул Пит. — Яс­но, что завтра — с утра пораньше — полгородишка высыпет на остров Скелетов. Тогда нашим точно не светит закончить там съемки. И нетрудно догадаться, что в этом виноваты мы одни.

— Все правильно, я тоже так думаю,— согласил­ся Боб.— Пит, скоро твой отец должен прийти, он обещал вечером нас навестить. Что мы ему скажем?

— Теперь придется рассказать все как есть,— от­ветил Пит.— Правильно, Юпитер?

— Да, наверное, придется,— согласился Юпи­тер.— Хотя у меня есть идея. Дайте только немного подумать.

Он погрузился в свои мысли, а Пит с Бобом приня­лись машинально листать номера старых журналов, сложенных в гостиной.

Едва стемнело, в доме появились мистер Креншоу и Гарри Норрис. Они сообщили, что завтра утром сюда прибывает Роджер Дентон, а еще через пару дней они начинают снимать на острове Скелетов. А вот короткометражку с участием юных искателей сокро­вищ окончательно решили не делать. Тут вместе со­шлись три причины: и мутная вода, и простуда Юпи­тера, и происшествие, связанное с подводной пещерой.

В другое время подобное известие до жути расстро­ило бы ребят, но теперь их занимали куда более серьезные проблемы.

Им пришлось рассказать взрослым обо всем, что было связано с найденным золотом. По выразитель­ным репликам в ответ они поняли, как сильно раз­досадованы и огорчены и мистер Креншоу и мистер Норрис.

— Это рушит все планы! — кричал мистер Крен­шоу.— Что получается: теперь эти кладоискатели обложат нас со всех сторон как саранча! Разве кого-нибудь из них убедишь, что мы пришли совсем не за пиратским золотом?!

— Есть одна идея,— медленно проговорил Юпи­тер. — Мне кажется, она в какой-то мере может спасти положение... Почему бы не заснять, как все эти люди мчатся на парусниках к острову и затем носятся по нему в поисках сокровищ? По-моему, неплохой сюжет для короткометражного фильма под названием... ну, скажем, «Золотая лихорадка». Нанять для этого столько людей у вас никогда не хватит де­нег, а тут они все будут участвовать в съемках со­вершенно добровольно и бесплатно — остается только снимать. Фильм можно сделать захватывающий, что надо.

Гарри Норрис на минуту задумался.

— Теперь и до меня доехало, — проговорил он. — Правильно, это тот случай, когда говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Допустим, так: показываем, как кто-то случайно находит немного золота. Слух об этом моментально разносится во­круг — и вот уже весь поселок устраивает парусные гонки. На острове начинают искать, а мы снимаем, как они роются... Точно! — Он обернулся к отцу Пита.— Мне кажется, мы сможем это провернуть. Вся хит­рость в том, что мы должны сами организовать эту охоту, понимаешь, сами. Слушай, у меня такая идея...

И он кратко набросал план действий, который позволял удержать всю предполагаемую операцию под контролем.

— Не надо отговаривать людей от поездки на остров,— сказал он,— лучше пригласим их при­ехать. И пусть ищут! Попросим доктора Уилбера завтра утром выступить по местному радио. Он само­лично призовет всех на остров Скелетов — за со­кровищами. Мы, в свою очередь, заявим, что не верим в эти басни, но полностью присоединяемся к его при­глашению. Кроме того, громогласно объявляем, что назначаем приз в пять сотен долларов. И вечером вручаем его тому счастливчику, который откопает хоть что-нибудь ценное. Только так можно их убе­дить, что на острове действительно ничего нет.

При этом обязательно ставим одно условие: каж­дый прибывающий искать золото должен зарегист­рироваться, чтобы иметь потом возможность получить приз. И заодно пусть распишется в том, что обязуется не наносить ущерба ни карусели, ни «американским горам». А вечером мы, как устроители празднества, угощаем на острове всех желающих огромным пиро­гом с мидиями. Ну и, конечно, устраиваем награжде­ние победителя. Весь день можно будет снимать на пленку эти безумные поиски. Глядишь, на самом деле получится занимательный фильмец. И название, ко­торое предложил Юпитер, — «Золотая лихорадка» — тоже годится. Когда все это безумство завершится и люди убедятся, что золота нет, нас оставят в покое. И вот тогда мы сможем добить наш шикарный фильм «Попробуй догони».

— Думаю, Гарри, ты прав, — сказал мистер Креншоу.— Поехали в гостиницу, позвоним в Филадель­фию мистеру Дентону. А вы, мальчики,— он повер­нулся к трем сыщикам, — остаетесь на месте. Порань­ше ложитесь спать. Завтра можете съездить на остров — полюбоваться на то, что будет происходить. Но смотрите у меня: чтобы больше с вами не было никаких неприятностей!

— Слушай, пап, я хотел насчет Криса.— завел Пит.

Но отец не дал ему договорить.

— Ничего не случится, если этот паренек пару дней проведет в тюряге, — будет ему уроком. Пора, мистер Норрис.

Мужчины заспешили к выходу. Оставшись одни, ребята совсем раскисли.

— Черт побери! Я-то надеялся, мы их убедим, что Крис ни в чем не виноват, — проговорил Пит. — А они даже слушать не захотели.

— Взрослым не нравится, когда они что-то для себя решили, а дети начинают в это вмешиваться,— философски заметил Боб.— Но, во всяком случае, это тебе, Юп, а не им пришла мысль заснять столпо­творение, которое будет происходить завтра.

Юпитер промолчал. Он напряженно думал. В го­лове его неотступно, с бешенной скоростью крутились мысли: он снова и снова перемалывал известные фак­ты и вспоминал подробности происходящего.

— Не перенапрягись, Юпитер,— шутя посовето­вал Пит. — А то шарики в мозгах начнут плавиться.

Юпитер громко закашлялся. Потом на его округ­лом лице появилось выражение полнейшего удовле­творения.

— Что новенького, Юп? — поинтересовался Боб.— По-моему, ты очень крепко во что-то вру­бился, а?

— Мне, кажется, удалось вычислить, почему в этой скрытой от людских глаз пещере под Рукой оказались золотые монеты,— ответил Юпитер.

— Удалось?— почти выкрикнул Пит.— Выкла­дывай! Только не тяни резину, сейчас не время ля-ля разводить.

— Боб, давай-ка еще раз глянем на твои записи, — попросил Юпитер. — Хочу снова почитать про Одно­ухого Капитана — о последних событиях, которые с ним связаны.

Ребята все вместе потопали наверх. Боб быстрень­ко отыскал в записях нужное место и стал читать вслух, как в стародавние времена англичане, ночью, неожиданно для предводителя пиратов, Одноухого Капитана, напали на него. О том, как тот бежал с острова Скелетов, погрузив на свою шхуну сундуки с награбленным богатством, как за ним началась пого­ня, и он высадился на Руке. Той ночью англичане не посмели подходить к скалистому островку, но уже на рассвете окружили пирата и пленили его.

Но знаменитые сундуки, о которых ходили леген­ды, оказались пусты. Англичане решили, что золото Одноухий выкинул в море, чтобы оно не досталось его врагам. Пират решительно отказывался сообщить, в каком месте опустошил свои сундуки. Единственное, что он произнес, это: «Мои дублоны теперь крепко держит Дэви Джонс в своих объятиях. И не видать больше этого золота никому, пока Дэви Джонс сам не пожелает его отдать».

— Ну и что? — спросил Боб.

— Разве не понятно? — ответил Юпитер. — Ведь если бы Однорукий выбросил дублоны в море, он сказал бы, что они в рундуке у Дэви Джонса. А он сказал «в объятиях». Скажи, если что-то держишь в объятиях, то чем ты это держишь?

— Руками, конечно, или рукой! — взволнованно проговорил Боб.

— Господи, да ты, Юпитер, имеешь в виду, что... Юпитер кивнул.

— Именно это я и имею в виду,— сказал он.— С точки зрения логики это единственно верный ответ. Когда Одноухий понял, что дальше пути ему нет, он высыпал награбленные денежки в отверстие свища и потом издевался над англичанами, говоря, что теперь сокровище держит Дэви Джонс,— подразумевая под этими словами, что золото у того в Руке. Одноухий не боялся, что англичане из его слов поймут, где спрятаны монеты: даже если б такое и случилось, они все равно не смогли бы заполучить золото. Так оно и оставалось все эти годы рассыпанным по подводной пещере.

— Но ведь золота там должно быть тогда нава­лом! — воскликнул Пит. — Выходит, Крис прав! В той пещере может еще оказаться колоссальное богатство!

— Сомнительно,— возразил Юпитер.— Подумай сам: монеты просто высыпали в дыру. Почти три сотни лет над ними трудились волны, приливы и от­ливы. Времени было достаточно, чтобы часть золота похоронить глубоко на дне, а часть вынести в морской залив. Какое-то количество могло, конечно, остаться и в пещере — зарытым в песок. Но, скорее всего, это лишь малая часть пиратского золота — то, что морю захотелось там оставить.

Пит вздохнул.

— Ты как всегда прав, Юп. Логика — железная вещь. Но, может быть, на этот раз море будет милос­тиво к Крису: он отыщет там еще кучу монет и забе­рет своего отца на родину, в Грецию.

Последние слова напомнили им о теперешних го­рестях приятеля. Ребята снова загрустили. Но помочь ему они все равно ничем не могли, поэтому вскоре решили пойти и лечь спать.

Пит и Боб сразу, как упали на кровать, так и за­снули. А вот Юпитер никак не мог уснуть. В эти минуты голова его работала особенно четко. Ведь оставалась пока не решенной главная загадка. Хотя все нужные факты — он абсолютно в этом уверен — были теперь у него в руках и оставалось лишь точно выстроить их в цепочку.

Перед мысленным взором Юпитера то появлялся Одноухий Капитан, высыпающий золото в дыру на Руке, а потом издевающийся над англичанами, то неожиданно всплывали обрывки разговоров, услы­шанных и почти забытых. И вдруг в какое-то мгнове­ние все прояснилось и встало четко на свои места.

— Вот оно что! — воскликнул Юпитер и, неволь­но подскочив, уселся на кровати.— Десять лет! Так оно и было! Ну конечно, в этом все дело! Боб, Пит, проснитесь!

Ребята проснулись, тараща глаза, зевая и потя­гиваясь.

— Ну чего ты, Юпитер?— пробормотал Пит.— Кошмар, что ли, приснился?

— Нет!— взволнованно ответил Юпитер.— Вам обоим сейчас придется одеться и грести на остров Скелетов. Я только что разгадал тайну этого острова.

И он быстро рассказал ребятам то, о чем, наконец, догадался. Друзья слушали его с открытыми ртами. Когда он кончил рассказ, Пит проговорил:

— Юп, ты гений! Тут не к чему придраться: на­столько все складно, что только так и может быть.

— Сам не пойму, почему я раньше не догадался. — Юпитер казался удивленным.— Но теперь вы долж­ны отправиться на остров Скелетов и проверить то, о чем я вам рассказал. Если все выйдет по-моему, тогда спускайтесь в лагерь. Ты, Пит, буди своего отца, ну и всех остальных. Пусть поглядят на ваши наход­ки и берут бразды правления в свои руки.

Он грустно посмотрел на ребят.

— Я бы с вами пошел, но проклятая простуда совсем меня доконала.

— Ты и так сделал много полезного, Юп,— ска­зал Боб.— Теперь, надеюсь, мы смоем с себя позор. Глядишь, и славу заработаем,— что совсем бы не помешало. Но почему нам первым делом не разбудить всю команду, а затем уж вместе с ними отправиться на поиски?

— А может,— возразил Юпитер,— я ошибаюсь? Тогда взрослые еще больше на нас рассердятся за то, что разбудили их среди ночи. Если делать, как я гово­рю, то пусть я неправ — тогда вы потихоньку отгреба­ете назад, и все остаются при своих. Мне кажется, в подобной ситуации ничего лучше не придумаешь.

— Верно, все так,— согласился Пит.— Хотя, ес­ли честно, мне было бы приятней сначала рассказать отцу. Но будем делать по-твоему.

Через пять минут они с Бобом уже оделись, захва­тили с собой фонарики и, бесшумно спустившись по лестнице, вышли из дома.

Юп снова лег в постель. Чувствовал он себя дейст­вительно прескверно. Чертова простуда, угораздило ведь подхватить ее в самый неподходящий момент. Ну, тут ничего не поделаешь. Кроме того, для ребят нет никакой опасности... Нет опасности?!

Неожиданная догадка врезалась в голову, будто его с размаху треснули по башке бейсбольной битой. Да, конечно, это опасно — даже очень! Если б он только поменьше собой любовался, обязательно об этом бы подумал. А теперь из-за него Пита с Бобом могут убить!

 

Боб и Пит в западне

 

Пит изо всех сил налегал на весла лодчонки. Они с Бобом, по счастью, обнаружили ее привязанной к пирсу, который арендовала кинокомпания, и теперь в тусклом сиянии звезд ребята держали курс на ост­ров Скелетов.

— Наконец-то, — прошептал Боб, когда прямо пе­ред ними — словно чернильная клякса — неожиданно появилась земля.

Пит от природы отлично ориентировался на мест­ности. Он подгреб прямо к мелкой бухточке возле парка аттракционов. Когда лодка вошла в бухточку, земля стала стремительно приближаться к ним, Пит еще чуть толкнулся веслом, и лодка плавно притор­мозила о прибрежный песчаный спуск. Боб спрыгнул первым и вытащил ее на пляжик.

— Нам придется сейчас идти через парк,— тихо проговорил Пит.— За парком начинается тропа, ко­торая тянется вверх до самой пещеры. По мне, так лучше бы Юп не говорил, чтобы мы не будили отца.

— Это точно, — согласился с ним Боб. — Я бы не отказался, чтобы с нами сейчас был кто-нибудь из кинокомпании. Ты уверен, Пит, что в темноте оты­щешь дорогу?

— Уверен,— ответил Пит. Но тут же на какое-то мгновение заколебался: было очень темно и тихо, из всех звуков раздавался лишь мягкий шелест воды, накатывающей на берег.— Знаешь,— сказал он,— лучше идти, чем так стоять.

И пошел первым, подсвечивая перед собой фонариком. Мальчики сразу же оказались среди призрач­ных руин старого парка.

На фоне неба «американские горы» высились, словно какой-то гигантский скелет. Для Пита они служили в темноте надежным ориентиром. Он обо­гнул горы, потом прошел мимо карусели и возле задней части паркового ограждения остановился.

— Черт побери,— проговорил он сквозь зубы, — не могу больше. Хочу разбудить папашу. Не потому что я пугливый, хотя нервишки, и впрямь, что-то шалят. Нет, просто отец должен знать, что мы тут собираемся делать. В конце концов, он велел нам оставаться у миссис Бартон, и... к тому же мы обяза­ны ему рассказать, до чего додумался Юп.

— Хорошо,— почти шепотом ответил Боб.— Да­вай так и сделаем. Мне тоже это больше нравится.

Они повернули назад, но, не сделав и пары ша­гов, встали как вкопанные — сердца их бешено за­стучали.

Кто-то был перед ними на дорожке. Кто-то огром­ный. И он в следующее мгновенье ослепил их мощ­ным светом фонаря и грозно прорычал:

— Спокойно. Стоять! Теперь-то вы мне попались! Мальчики застыли. Они ничего не видели — свет бил прямо в лицо. Затем раздался возглас удивления:

— Громы небесные! Это же Боб и Пит! Что вы тут вытворяете? Пробрались тайком на остров и шныря­ете в такой час!

Человек отвел луч фонаря к земле. Теперь маль­чики смогли разглядеть эту громадину. Но еще рань­ше, по голосу, они узнали Тома Фаррадея — сторожа, нанятого из местных.

— Могли бы и пулю схлопотать,— сказал он.— Я уже подумал, кто-то приперся ломать карусель, которую только-только у нас починили. Ну-ка, дру­зья, живо признавайтесь, что вы тут делаете.

— Юпитеру удалось раскрыть тайну острова Ске­летов,— выпалил Боб. — И мы хотели убедиться, что он все правильно вычислил.

— Тайну этого острова? — удивился Том Фаррадей. — К чему это вы клоните?

— На острове Скелетов на самом деле должны быть спрятаны сокровища,— вмешался Пит.— Во всяком случае, Юпитер в этом уверен.

— Сокровища? — переспросил сторож. Чувство­валось, что он им не поверил.— Какие такие со­кровища?

— Ну, понимаете, — начал Пит. Но Боб перебил его:

— Это вы помогли Юпитеру разгадать тайну: именно вы дали ему ключик, которого не хватало для решения.

— Постойте, постойте! — загрохотал сторож. — Ничего не понимаю, о чем вы тут говорите.

— Помните,— сказал Боб,— утром, пару дней тому назад, вы нам рассказывали, как братья Бэллинджеры напали на инкассаторский фургон, похитили сто тысяч долларов и повредили вам руку?

— Ну? И что из этого?

— А еще,— продолжил Пит,— вы сказали, что Бэллинджеров захватила береговая охрана, когда они болтались по заливу в моторке со сломанным двига­телем. И береговая охрана видела, как братья выбро­сили за борт несколько огромных свертков. Все тогда подумали, что это награбленные деньги.

— Так оно и было. Ну и что?

— Вот,— опять вступил Боб,— это было десять лет назад, и как раз в то время кто-то начал от­пугивать людей от острова и тогда же снова пошла гулять история про карусельное привидение. Юпитер сказал: не может быть, чтобы эти два события — ограбление и появление привидения на Острове — случайно совпали во времени. Он уверен, что они связаны между собой.

— Никак в толк не возьму, к чему вы клоните, — озадаченно проворчал Том Фаррадей.

— Неужели не ясно? — подчеркивая значимость произносимых им слов, проговорил Пит. — Братья Бэллинджеры хотели с украденными денежками уд­рать на лодке. Но мотор сломался, и им удалось дотянуть лишь до острова Скелетов. Там они и спря­тали награбленное. Затем на веслах отвалили от ост­рова, решив, что, если их накроют, они сделают вид, будто деньги пошли на дно, и все им поверят. А когда выйдут на свободу, приберут денежки к рукам и спо­койно смоются отсюда куда подальше. Смотрите, ведь пока все сходится. Вы сами сказали, что братья вы­шли из тюрьмы всего лишь пару недель назад. Так? Но спрятанные деньги они взять не успели, потому что на острове обосновались киношники и братья испугались, что при людях их могут накрыть за таким занятием.

— Кажется, теперь и я начинаю врубаться! — с изумлением проговорил Том Фаррадей.— Слушай­те, похоже, вы говорите дело! Допустим, Бэллинд­жеры и вправду спрятали бабки на этом острове. Но куда? Ваш друг сумел тут до чего-нибудь докопаться?

— Юпитер говорит, место должно быть высокое и сухое,— объяснил Боб.— Если бумажные деньги, упакованные в полотняные мешки, попадут в сырую почву, они в два счета сгниют. Самое лучшее место на острове, высокое и сухое, это...

— Ну конечно, старая пещера! — воскликнул Том Фаррадей.— Там в скалах полно таких трещин и ук­ромных местечек, куда запросто можно распихать упаковки с деньгами, и они будут в полной безо­пасности.

— Если не считать того,— вмешался Боб,— что завтра сотни людей расползутся по острову и устроят на нем гигантскую охоту за пиратскими сокровищами. И кто-нибудь из охотников обязательно начнет проче­сывать эту пещеру. Вот почему мы и приплыли сей­час — чтобы, не дожидаясь утра, первыми отыскать спрятанные деньги.

— Клянусь, мне кажется, вы не промахнулись! — возбужденно проговорил Том Фаррадей.— Когда так все обмозгуешь,— десять лет назад произошло и то и другое,— получается, что до вас никто про это не допер и денежки по сей день могут преспокойно ле­жать там, где их положили. Как же это я сам, ду­ралей, не додумался?.. Ладно, теперь остается только одно: идти и смотреть, действительно ли там есть деньги.

— Мы хотим взять с собой еще мистера Креншоу,— сказал Боб.

— А вот этого делать не надо,— решительно воз­разил Том Фаррадей.— Завтра им рано вставать — пусть люди поспят. Если деньги отыщем, сначала перенесем их вниз и тогда уж разбудим всю команду. Ну а если ничего не найдем, то вы, детки, слиняете домой, и все у нас будет шито-крыто.

— Понимаете, — начал было Пит, но Том Фар­радей уже отвернулся от них, скомандовав:

— За мной! Я знаю дорогу, — и быстро пошел напрямую между деревьями к пещере.

Ребята едва за ним поспевали. Вокруг стояла при­зрачная, какая-то вороватая тишина, поэтому Боб был даже рад, что они неожиданно столкнулись с То­мом. Рядом с этим огромным, сильным человеком чувствуешь себя уверенней.

— У-ух! — коротко вскрикнул Боб, когда кто-то выскочил из-за дерева и набросился на мальчика. Могучие лапищи словно клещами обхватили подрост­ка.— Мистер Фаррадей, спасите!— вот и все, что удалось выдавить из себя Бобу.

В следующий момент сильная рука зажала ему рот, и он не смог больше вымолвить ни звука. Он услышал, как позади раздался шум недолгой борьбы, вскрик Пита — и снова наступило молчание. Но ведь Том Фаррадей от них всего в нескольких шагах, он свободен, он вооружен. И он должен...

Том Фаррадей обернулся. Казалось, сторож ни капельки не удивлен случившимся. Он и не подумал вытаскивать свою пушку, а произнес такую фразу:

— Неплохо сработали! Эти щенки даже не пик­нули.

— Зато тебя похвалить не могу! — прозвучал в от­вет голос того, кто держал Боба.— Я полагаю, они первым делом наведались в лагерь и подняли весь киношный народ? Так что мы влипли!

— Не было этого, Джим, не было, — раздраженно произнес сторож.— К тому же теперь они в наших руках, и все в порядке.

— Нет, не все в порядке,— возразил длинный худой человек, который крепко держал Пита, — пото­му что теперь нам придется от них избавиться. Ладно, с этим разберемся позднее; сначала погрузим их в лод­ку, потом возьмем деньги. А уж потом позаботимся об этих детках, которые любят висеть на хвосте и совать нос в чужие дела.

— Правильно, Билл, правильно,— поспешно со­гласился с ним Том Фаррадей.— Скажи, это верно, что они тут наплели,— будто деньги спрятаны в пе­щере?

— Верно-неверно— не твоего ума дело, это наша забота! — огрызнулся человек, удерживавший Боба.

— Нет, моего тоже! — не выдержав, сорвался Том Фаррадей. — В конце концов треть этих денег — моя. Целых десять лет я ждал этого часа. Я уже не говорю о том, что из-за вашей бездарной работы у меня перебито крыло.

— Заткнись! Ты стал слишком болтливым! — обо­рвал его тот, кого звали Биллом. — О тебе позаботят­ся. Снимай с себя рубашку и рви на ленты. Надо заткнуть пасть этим щенкам и связать их.

— Но...

— Живей!

— Хорошо-хорошо.

Том Фаррадей скинул с себя куртку, стянул ру­башку и быстро стал рвать ее на полосы... К Бобу вернулась способность соображать — после нападе­ния голова на какое-то время отключалась. Значит, так: Билл и Джим. По именам выходит, что это они и есть, братья Бэллинджеры. Абсолютно ясно и дру­гое: Том Фаррадей— их сообщник! Более того, именно он помог братьям совершить ограбление десять лет назад и, чтобы снять с себя подозрение, подставился под удар бандитов. Но те перестарались: удар оказал­ся таким мощным, что они перебили Тому ключицу. С тех самых пор этот человек ждал, когда братья Бэллинджеры вернутся за припрятанной добычей и он получит свою долю.

Бешено крутившиеся в голове Боба мысли оборва­лись, потому что руку, зажимавшую ему рот, отвели в сторону. Боб раскрыл рот, и, набрав воздуха, хотел завопить, но не успел. Том Фаррадей мгновенно втис­нул ему в рот кляп из рубашки, на него сверху наложил ленту, оторванную от той же рубашки, об­вел ленту вокруг головы и крепко перевязал на за­тылке. Еще через мгновение Бобу заломили руки назад, и сторож усердно стянул их в запястьях креп­кой полоской из своей разодранной рубахи. Теперь Боб не мог ни пикнуть, ни пошевелить руками.

Так же связали и Пита, предварительно заткнув рот. После чего, ухватив за воротники ребячьих кур­ток, братья приподняли обоих мальчиков за шкирку, и Билл Бэллинджер проскрипел им обоим почти в ухо:

— Теперь, детки, марш вперед. Только не взду­майте валять дурака, иначе вам придется очень силь­но об этом пожалеть!

Боб, спотыкаясь, зашагал по неровной каменистой земле. Он слышал, как позади пинают Пита, который не хотел подчиняться и пытался вырваться. Сколько им пришлось проковылять в темноте, ни он, ни Пит не представляли. Казалось, дорога длится бесконечно. Наконец их вывели на морской берег, усыпанный галькой. У воды смутно маячила здоровенная мотор­ная лодка.

— Вы, оба, давайте на борт! — рявкнул Билл Бэллинджер. Мальчики с трудом неловко перевали­лись через нос лодки, оказавшись на площадке перед самым двигателем.

— Лежать! — прорычал Билл и с такой силой толкнул ребят, что те как подкошенные рухнули на пол.— Джим, подай леску. Хочу понадежней обра­ботать наших детишек, чтобы не удрали, когда пойдем на дело.

Мгновение спустя Боб почувствовал, как его пе­ревязывают толстой рыбацкой леской, словно он был очень важный деловой пакет. Запечатали так, что нельзя было шевельнуться. Потом его отволокли к борту лодки и с не меньшим усердием принялись за Пита.





Читайте также:


©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы


(0.038 сек.)