Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Суслик или Похождения hide




Вышел, как-то раз, Хиде на улицу выгулять свою полосатую змею. Кислотной расцветочки. Хорошую змею, не кусачую, к горшку приученную, газету приносящую. Взял он её за верёвочку и повёл в парк. Змея ползёт и выпендривается. А Хиде скромно насвистывает hi-ho с цыгареткой в зубах, да пивную банку ногой пинает. И вот, как раз после первого припева, на горизонте внезапно появляется суслик.

 

Маленький наглый суслик в тёмных очках. Лапы в боки.

 

Всё бы ничего (ну подумаешь очкастый суслик, особенно после вчерашнего…), если б эта зверюга хриплым баском не попросила закурить. Даже с похмелья, стреляющий сигареты, говорящий суслик – это слишком.

- А ты часом не шпиён? – вежливо поинтересовался Хиде, нашаривая сигареты в карманах. Но давешней пачки нигде не было. Вообще. Ситуация постепенно набирала юмористические обороты. Суслик, сдвинув очки на нос, скептически наблюдал, как красноволосый мужик сосредоточенно ищется в собственных карманах. В довершение всего из этих самых карманов начал сыпаться компромат в виде всякой непонятной, НО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНОЙ хрени. «Выселят меня из этого района, однако», подумал Хиде и сгрёб бегом всё барахло обратно.

- Нету. Извините. Наверное, Таска стибрил последние…

Хиде потупил было глазки, но потом передумал и нахмурился. Потому что, надо сказать, подобное безобразие теперь частенько бывало. Вокалист Zi:Kill купил себе месяц назад какую-то подозрительную брошюрку в местном киоске. И в свободное время наладился практиковать «Осуществление желаний мыслью». Захочет дождь над Токио Домом вызовет, приспичит – рамен из Канагавы. Недавно выиграл у Хиде в покер и заявил (радостно булькая от смеха), что «а спорим, я и у тебя чё нибудь стырю?». С тех пор жизнь наполнилась яркими событиями. Пока то да сё, песни да пляски, съёмки да семки, вещички потихоньку куда-то утекают. Таска и раньше пошутить любил, а тут прям озверел. То носок утащит, то заначку последнюю из бара умыкнёт. А последний раз вообще цельный блок сигарет из-под носа слямзил и прислал открытку с цветочками, в коей восторженно сообщалось «ну я же говорил стырю, а ты не верил». Теперь Хиде верил. И в НЛО, и в летающий неопознанный рамен, и в телепортацию, мать ёё.



 

Но разве куряге-суслику с большой дороги всё это просто так расскажешь?

 

- Пойдёмте-ка поищем какой-нибудь ларёк.

- Ну пойдёмте.. гражданин красноволосый. Хмыкнул суслик, смачно сплёвывая на асфальт.

И пошли они втроём по улице. Взъерошенный Хиде, обалдевшая змея и деловой суслик. Вразвалочку. Не торопясь.

«Надо было заначить бычок»… - запоздало подумал Мацумото. Да где уж там теперь.

Идут это они, идут и ни людей, ни магазинов вокруг не наблюдается. Как назло ещё и солнце стало припекать так, что змея вспотела. Косясь на суслика, она стала канючить, что хочет пить и проситься на ручки. Воды не было, так что Хиде просто обернул её вокруг руки. Пусть, мол, отдыхает. Тогда змея обрадовалась и стала улыбаться. Строить рожи суслику, глаза пучить. А потом ещё и язык показала. И заржала басом.

Неизвестно, чем бы кончилось всё это веселье, если бы они внезапно не наткнулись на... Хиса.

 

Да. У придорожного камня сидел, скрючившись, басист иксов. В одной его руке было обгрызенное гусиное перо, а во второй он держал батончик копчёной колбасы, к которому периодически прикладывался. На коленях его возлежал толстенный фолиант в обложке с наклеечками Hello Kitty. Хис писал книгу. С трудом отодравшись от любовного созерцания эпической писанины, он уставился на чудную троицу.

- Ндрассте…

- Здрасте-здрасте, хрен мордас… ээ, привет, Хисик. Чего это ты тут посреди дороги уселся?

Да. Внутри Хиде радостно плясали зелёные олени. Если это и был тот самый момент, когда можно было как-то отделаться от приставучего суслика – то он уже готов лезть к Хису со страстными поцелуями.

- Как это чего?! Книгу пишу! Романтическо-психологическую драму, с элементами…

- Доноса? Телегу катаешь что ли? Хиде шмыгнул носом, а змея снова заржала.

- А будете обзываться, накатаю я про вас троих яойную поэму!

- Не дай бог! Змея тут же заткнулась, а Хиде обогнув камень, наклонился к уху басиста-бумагомарателя. «Слушай, тут такое дело… в общем у нас этот суслик на хвосте и…» И вот тут красноволосый гражданин заметил, что за камнем, на котором сидел Хис, сладко посапывая, спит Пата. Дрыгая во сне левой ножной. И что он, Хиде, на эту ножку десять секунд как наступил.

«Ксо…» Пата разлепил один глаз и сразу стал взахлёб рассказывать неприличные анекдоты. На его брюках красовалась кошачья шерсть. Рядом с камнем мирно покоилась початая бутылка вискаря.

- Однажды самураи в бане…

- Пата!! Хорош уже, со вчерашнего дня от тебя спасу нет. Угомонись. На вот… И Хис приложил кучерявого в горлышку.

Пата самозабвенно отхлебнул, утёрся и, набрав побольше воздуха, счастливо выпалил:

- А вы знаете анекдот, про то как наш Тайшо…

- Пата, прекрати!!! А то я всем расскажу, как ты по дому в бигудях бегаешь.

- Не, не надо. Я лучше ещё посплю. Присмиревший гитарист заткнул пальцем бутыль и положил его под голову.

Хис посмотрел на него, наморщил нос и снова уткнулся в книгу, скрипя пёрышком.

- Так, что ты там говоришь, у тебя с леммингами? - Пробормотал он.

- С сусликами; поправил Хиде. Они ко мне пристают. Они хотят курить. А у меня всё кончилось.

- Я запишу это в свою книгу… Подожди, как это хотят курить?! Ты научил бедное животное курить?!?! Хис отбросил колбасу и вскочил на ноги. Да у него же теперь зависимость!! – Увесистый томик шлёпнулся аккурат на залипавшего Пату, от чего тот снова проснулся.

- Какое сусло? – Прошепелявил он.

- А вот такое! И Хиде, уже отчаявшийся получить помощь в этом балагане, отступил на шаг, демонстрируя «бедное животное». Животное не преминуло нахально осклабиться.

- Хе-ге… Пате суслик явно показался милым. А чего это… ик!.. Сусло хочет?

- А хочет оно меня изнасиловать и слопать, - съязвил Хиде. Ежели не дам я ему, грызуну позорному, покурить вволю! Вот… Красноволосый обессилено плюхнулся в траву и подпёр ладошками щёки.

- Ужас. Пата с круглыми глазами ещё раз приложился к своему бутылю и зажмурился. А у нас как раз тоже хоть иксом... тьфу, шаром покати. Ничего не осталось.

- Да, но где-то тут, - Хис поднял вверх палец, - проходил Ёшики. У него точно есть, что скурить!

- Берём курс на Ёшики! – Скомандовал Хиде и припустил по дорожке, пока банный суслик… то есть лист.. а нет, суслик не опомнился.

- Кхм! Господин лидер шёл в другом направлении! Хис показал, уже подобранной с земли, колбасой на извилистую узкую тропинку. Удачи вам… там. Кхм… И басист-прозаик окончательно углубился в писательский труд. Пата нежно обнимал бутыль во сне, бормоча что-то про кавайных кошаков.

- Вот говорила мне бабушка, не смотреть допоздна телевизор… И вот, на тебе!

Хиде подтянул брюки, переложил переползшую змею с правого плеча на левое и двинул в указанном направлении, мрачно подозревая, что основное похмелье… ой, простите, веселье ещё впереди.

 

Долго ли они шли, али нет – никому досель неизвестно, потому как часы свои Хиде утром забыл на тумбочке. А суслики часов вообще не наблюдают. Все вконец пропылились и устали. И кое-кто уже начал даже подумывать, что неплохо бы сейчас чего-нибудь заточить по-крупному. «Интересно, куда это сегодня весь народ с улиц подевался? Ураганом всех, что ли, посметало…» И действительно, сколько бравая троица ни шагала вперёд, только закрытые двери ей и встречались. «Этак мы глобус вокруг обойдём» - Хиде стал смутно припоминать какой-то русский фильм на тему похода за средствами добычи огня… Но как раз в этот момент они набрели на детскую площадку.

 

А на площадке, в песочнице под грибком, сидел Тайджи и перевязывал ленточкой букет одуванчиков. Рядом с ним примостился транзистор, который подпирала бутылка шампанского. «И этот с пузырьком», отметил про себя Хиде.

- У меня тут свидание! Попрошу не мешать, а то добычу… тьфу, девицу спугнёте. Басист дубль раз довольно ухмылялся, борясь со строптивыми одуванчиками.

- А она хорошенькая, с образованием? Хиде тоже залез под грибок. Подальше от суслика. На что тот никак не отреагировал, разве что только взглядом проводил «мол, я слежу за тобой пацанчик».

- Она то хорошенькая… Тайжди зубами завязал на букете бантик, - Только скромная очень. А вы тут чего гурьбой гуляете? Праздник что ль какой?...

И тут он заметил суслика.

- Эт что?

- Это хомяк-агрессор. Любит женщин, красное вино и забойное курево. Принял меня за девушку, и теперь всё время клеится по схеме «Девушка закурить не дадите». А у меня ничего нет! – Хиде повис на рукаве басиста романтика, - ДАЙ НАМ ЗАКУРИТЬ, А???

- Странно это очень, Хидешенька, что у ТЕБЯ нет табака, но да ладно. Кажется, у вас сегодня вообще нелёгкий день. Только вот… говорил же я, скромная она – вот и решил не курить при ней. Всё, что было - дома оставил… Эй, подожди куда в обморок!

«Хидешенька» вдруг почувствовал, что он очень любит этот мир, зверушек, туризм и Таску в частности. А ещё, что его голова сейчас немножечко взорвётся. Но тут он вспомнил про Ёшики.

- Постой, а тут случайно лидер-сан не пробегал?

- Было дело, - оживился Тайджи; Полчаса назад видел я его с толстой косметичкой под мышкой. Туда пошёл, - он махнул лапкой в сторону диких зарослей чужого палисадника. Может ещё догоните.

Хиде сунул змею в нагрудный карман, заправил брюки в боты и со вздохом полез через высокую ограду.

«А время-то мы у него спросить и забыли…» С досадой подумал горе-гитарист, задирая ногу.

 

А в это время Тоши халтурил в детском саду. В младшей группе. Было время завтрака и, возбуждённая предвкушением хавчика, детвора облепила Дейяму со всех сторон.

- А ну стоять! – Громадная поварёшка шлёпнула по нахальной ручонке, пытающейся загрести овсянки… тьфу, рисовой каши прямо из кастрюли. В очередь, ёлки-палки!

Тоши в розовом фартучке ловко орудовал малышнёй уже вторую неделю. А всё потому, что выиграл у Ёшики в споре «кто самая заботливая мамочка». Почему, собственно, мамочка он и сам не знал. Здесь, видимо, просигналил материнский инстинкт лидера группы. В серьёзных вопросах выбирать средства решения проблем особенно не приходится. Главное действовать!

Вот поэтому и мешал теперь вокалист иксов половником кашу. Вот поэтому и сажал на горшок сопляков. Вот потому-то он и готовил «приветственную речь» для друга детства к окончанию срока работы в яслях.

- Я ему покажу мамашу… Эй там, вытрите со столов! Я ему дам послеобеденный сон… Так, а это что?!

В группу, умилённо пища, ввалилось что-то ярко-красное. Это что-то тут же оккупировала детвора и стала беззастенчиво лапать.

- Хиде, это ты, или у меня эйфорические глюки на почве дет/сада?

-Нет, это, правда, я! А Ёшики где? Ииии…

Жестокие обнимашки не думали кончаться, плавно переходя в обессиленную лёжку на коврике среди игрушек. И вот тогда в светлую голову Тоши стала закрадываться одна изумительная мысль…

- А слушай-ка, Хидеша!..

- Ммм? – розовый от удовольствия «Хидеша» вынырнул из-под карапузов.

- Ты же любишь детей, вроде бы? Ну так, я подумал… может ты того… посидишь тут с ними, пока я на ратное дело сбегаю? Обещаю, я буквально на часик-другой! Я тебе и Хаяши приведу заодно…

Красненький открыл, было, рот, но тут вспомнил про суслика.

 

Суслик одиноко торчал в дверном проёме. И, надо сказать, выражение лица у него было далеко не приветливое.

 

- Ээээ… Понимаешь, Тошик, тут такое дело… В общем, нам срочно надо как-то покурить! Очень срочно!

- Что прям при детях?! – Половник уткнулся в кавайные мордашки.

- Нет, конечно… - Красноволосый расплылся в блаженной улыбке, снова начиная гладить всех без разбору по чему попало. – Это вот ему, - он ткнул пальцем в суслика, - очень надо. А я потерплю. Ииии…

Идти на стрелку к лидеру в компании никотино-зависимого суслика Тоши явно не радовало. Но оставлять эту подозрительную зверюгу с детишками… Да, кажется, «синдром мамочки» уже начал развиваться.

- Хорошо! Ты, - в суслика снова упёрся решительный палец, - идёшь со мной, а ты, - по-отечески твёрдая рука «мамочки» легла на плечо Хиде, - остаёшься следить за детями. Выведешь их после завтрака гулять, да смотри, чтоб все были одеты как следует!

Дейяма замотал шею в легкомысленного вида кашне и, подхватив суслика двумя пальчиками, вылетел за дверь. На лестнице послышалась радостная дробь каблуков. Тоши насвистывал Celebration. Малышня, памперсами почуяв свободу, завизжала и заулюлюкала.

 

Когда через 3 часа вокалист-воспитатель вернулся обратно, пол дет/сада лежало в руинах… Ну, ладно-ладно, не совсем так! Зато четыре воспитательницы и две медсестры танцевали во дворе какую-то безумную жигу-дрыгу, взявшись за руки. Неподалёку от них Заведующая, таинственно улыбаясь, вязала на спицах ярко-розовый шарфик. Верхом на детской горке она смотрелась особенно эффектно. В недрах потрёпанного здания гудели детские голоса, а из окон свисали описанные простыни и наволочки.

Хидето Мацумото был в ударе. С бандитской повязкой на голове, постоянно съезжающей ему на левый глаз, он увлечённо разрисовывал журнал посещений в фиолетовые цветочки. Помогали ему два карапуза (обляпанные в жёлтой гуаши), один держал края журнала, другой – блюдечко с краской. Змея блаженно покачивалась на стеклянной люстре, поглаживая хвостом круглый животик. На её физиономии виднелись следы каши. ВСЕ БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ. Особенно ручной попугайчик на окне, который наконец-то мог спокойно поорать свои любимые матерные частушки. Красноволосый одобрительно кивал головой, время от времени вставляя своё слово.

- Всё ништяк, всё пучком, ля-ля-ля, тры-ты-ты… Подтягивал он в полголоса.

Благо дети ещё не начали учить английский…

 

- Какого сёгуна вы тут натворили?! – Тоши попытался сделать грозный вид, но заметив жёлтые лужицы в углах комнаты, даже развеселился. У входа были навалены грудой подушки, - Вы тут дверь баррикадировали?

- Старшая медсестра очень рвалась меня полечить. – Хиде виновато глянул из-под нависшей повязки, - А ты чего так быстро?

- Быстро, говоришь?! Да если б я задержался ещё хоть на полчаса, думаю, вы бы торжественно спалили сие заведение! … Кстати, Ёшики я так и не нашёл, - Дейяма заметно погрустнел и вытащил из кармана пиджачка помятого суслика.

- Ааааа!...

Вид у грызуна был многообещающий. Много некультурных слов и много несмешных обидных шуток. Особенно про красные волосы.

- Не грусти, Хидешко, я тебе, зато сувенирную погремушку дизайнерской работы принёс, не хухры-мухры! Вы пока в путь выдвигайтесь, а я тут (скорбный взгляд на стены и потолок) немножечко приберусь и догоню вас. Ёшики по статусу быстро бегать не положено, далеко уйти он не мог.

«Хидешко» повздыхал-повздыхал, поглядел с тоскою-кручиною на суслика, снял с люстры змею, обнял Тоши и пошагал в направлении выхода. А мамочка-воспитатель подумал, как же страшно он только что наврал про «не бегание по статусу»…

 

А недалеко от детского сада располагалась местная филармония. Откуда по ночам доносились пьяные крики и хулиганские песни. Поговаривали, что даже сам Ёшики Хаяши иногда заглядывал туда. Но в основном там, конечно, тусовался товарищ Сугихара. С утреца, приняв рассолу, он натягивал чёрный камзол и с достоинством отправлялся на репетицию. Скрипку он держал в шкафчике у весёлой гардеробщицы. Весёлой, потому что каждый раз, как она видела Ясухиро-сан в конце коридора, её буквально начинало нести. На эротические шутки. Суги краснел, кашлял, но шуточки запоминал. Чтоб потом перешутить Ёшики на очередной… эээ… репетиции.

В этот день, несмотря на хорошую погоду и отсутствие похмелья, музыкальный процесс продвигался очень плохо. Сугизо выёживался как мог, но чего-то всё равно не хватало. Сидя на подоконнике с кружечкой кофе, он рассеянно смотрел на улицу. И видел как, нехилых пантов, змея пытается открыть дверь в кафешку. Её, леденящим душу, взглядом поторапливает суслик в тёмных очках. «А ведь день так хорошо начинался…» - и дьявольский скрипач уже собрался сходить порыться в аптечке, но тут из-за поворота вылетел взмыленный… МАЦУМОТО.

Сугихара не раздумывая вылез прямо из форточки на мостовую. И, придерживая рукой оторванный карман, быстро зашагал навстречу красноволосому. И, конечно, споткнулся о суслика. За что тот наградил его звонким шлепком по «кожаной» попе. Суги гаркнул «ХАМ» и, наконец, повернулся к Хиде.

- Какими судьбами в нашем шикарном квартале???

«Шикарный квартал» шелестел панталонами на просушке и дымил пивзаводом.

- Да я… - И тут Мацумото прорвало. Он сел прямо на асфальт и стал реветь, размазывая кулачками вчерашний мейк-ап. – Он мне уже надоееел! Хочууу домооой! У меня там посуда немытая, между прочим… Пусть он от меня отстанет!

- Ну не плачь, Хидешуня! – Оторопевший Сугизо принялся гладить красную буйну-голову, - Я же с тобой. Я тебе всегда помогу.

- Правда? – у «Хидешуни» тут же высохли слёзы.

- Ну конечно! Только попроси.

- Нам бы подымить. Всем! – Хиде сгрёб зверьков в кучку и просиял самой солнечной улыбкой, на какую только был способен. А потенциал, надо сказать, у него был чудовищно огромный…

И тут Сугихара Ясухиро понял, что его накрыло. Большим медным тазом. Потому что в ближайшие несколько секунд ему предстояло отказать этому алому чуду божественного произвола.

- А я… в завязке…

Где-то в подворотне урчали дравшиеся коты. На обшарпанной ратуше гулко забил старый колокол. А совсем рядом плесневеловый бомж затянул моцартовскую «Lacrimosa».

- Ты только не плачь! – Сугизо решительно взял Хидето за руку, - Токио слезам не верит. Пойдёмте лучше все ко мне! Хлопнем по стопке тараканьей настойки, а там видно будет.

Двое за ручку и двое на хвосте плавно потекли в сторону филармонии.

 

Спустя полтора часа, когда успокоившийся Хиде, игриво тыкал пальчиком скрюченного таракашку в рюмке, а нахрюкавшийся в слюни суслик рассказывал по пятому кругу историю своего семейства, Сугихара начал помышлять о «добавке». За ней решили послать змею. Она, дескать, ползёт и нигде не свалится. Так что, снабдив её финансами и авоськой, Суги открыл пошире входную дверь, (змея от выпивки разбухала и становилась в два раза больше).

А за дверью в обнимку стояли Хис и Пата.

Морие-сан казался помятым, но в целом выглядел счастливым. Зато у кудрявого гитариста была порвана до колена правая штанина, а из нагрудного кармана торчала подозрительная фляжка. «Коньяк» - пронеслось в голове и Сугизо. Хис по-деловому отодвинул его от входа и втащил за собой Пату.

- А мы к вам! С ёшкиной заначкой! – И он потряс запотевшим пузырём перед носом скрипача. Ишидзука яростно закивал.

- Вы видели Ёшики!! – Мацумото перестал сгибать и разгибать ножки таракана и воззрился на прибывших.

- Нет! – Хором ответила парочка, - Но зато мы, - Пата поднял вверх указательный пальчик, - нашли его косметичку. Он потерял её в парке. И там не было никакой косметики! – Радостно заключил Хис, - там была бутылка!

- Ну вот и давайте её сюда тогда! – Хиде нетерпеливо протянул ручки, решив, что если он не может изменить ситуацию – то он изменит своё отношение к ней. А попросту наберётся.

 

Когда выпили ровно две трети ёшкиной заначки, в дверь очень настойчиво постучали. Огнетушителем. Снаружи гремел задорный голос Тайджи. Что-то про «кудаблинбезменя».

Открывать, почему-то босиком, пошлёпал Мацумото старший. Сначала он встретил лбом ярко-оранжевый огнетушитель, а потом тяжёлым взглядом Саваду.

- Ой, прости, Мацумотик! Я шёл к твоему дому, но тебя там не было! Зато на газоне валялся огнетушитель, который ты уволок из отеля на прошлой неделе! Ну так я его под мышку и сразу к вам! – Выпалив всё разом хулиган-басист пристроил огнетушитель в уголок и достал из-за пазухи пыльную склянку.

Хидето, сменил гнев на милость, заинтересованно потёр её рукавом.

- Это что???

- Это у меня в погребе было. За мешком карто… риса. Попробуем?

И они пробовали и смаковали ещё часик другой. Потом они немножечко побузили, побили посудку, поставили Сугихаре синяк на коленке, и собирались уже погулять по потолку, но тут пришёл Тоши.

 

Тоши не принёс с собой никакой жидкости. Зато он приволок тяжёлый пакет с детским яблочным пюре. В маленьких стеклянных баночках. Хиде уже окончательно развезло с голодухи, поэтому он, не теряя времени, полез в пакет с ложкой.

- А что, ребята, неплохо бы сейчас какой-нибудь суп из конфет замутить? – подал он голос, спустя какое-то время, азартно наяривая пюре.

- Конфеты на ночь едят только аристократы и дегенераты, - назидательно сказал Сугизо, с подозрением перечитывая состав на этикетке баночки, - Ты вот лучше жуй как следует!

На другом конце стола Тайджи и Хис кидали друг в друга пюре с ложек, как с катапульт. Но попадало всё время, почему-то на Пату. Пата защищался барным подносиком. Тоши уже даже слышать не мог про яблочное пюре, поэтому теперь кормил им с ложечки никакущего суслика, замотав его в голубенький слюнявчик. Змея сама себе наливала и всасывала. На столе она уже не помещалась, так что пришлось сползти под него. От туда, время от времени, доносилось «щассспою». Сугихара бросил изучать этикетки и теперь рисовал йодом иксы на коленке.

- А сыграл бы ты нам, Суги, на… чём-нибудь, - Хиде облизался, размазав яблочную смесь по моське ещё больше.

- Эх… скрипарь, скрипарь превратися в гитарь… Тьфу! – Сугизо по-быстрому переделал скрипку в гитару и начал тренькать что-то лунасийское.

 

И надо же такому случиться, что именно в этот момент мимо проходил Хаяши. Ветер срывал с деревьев последние жалкие листочки, а жестокий дождь лупил, что есть мочи, не думая кончаться. Мокрый лидер-сан с розой за ухом шёл, куда глаза глядят. Пару раз он грациозно шлёпался на чумазый асфальт, но так и не дождавшись благодарного зрителя, со вздохом поднимался, чтоб продолжить свой нелёгкий путь. Теперь он задумчиво напевал Endless Rain. Очень тихо, чтоб никто не услышал. Поэтому он сразу уловил чутким ухом знакомый шум где-то поблизости. Очень знакомый шум. И очень поблизости.

 

«Мои шабашат…» - решил Ешики и безошибочно направился к филармонии.

Когда он дёрнул ручку двери, она сначала не подалась, но после бодрого удара ногой открылась как миленькая. Из-за неё тут же вывалился Пата в пюре, со смиренной дзеновской улыбкой на лице. «Ох, ё» - подумал Ёш.

- ЁШИКИ!!! – радостно завопил Хиде, размахивая голубеньким слюнявчиком. Тоши тут же отобрал его и начал оттирать им чумазую моську красноволосого. Хис разлепил липкий от пюре глаз и узрел им мокрого (но жутко симпатишного) Хаяши.

- Ё май… Ёшшшики! – басист дубль два попытался улыбнуться. Но засохшее пюре ему сильно мешало.

«Так, похоже, тут все пьяные» - подвёл мысленный итог Ёш.

Нажратый суслик мирно лежал в дальнем углу и смотрел свои пьяные сусликовые сны.

- Вот и давай вам после этого отпуск! – наконец выговорил лидер-сан, - Совсем распоясались! Это вот что такое? – он ухватил змею за кончик хвоста, пытаясь отодрать её от пола. Но в результате только запутался в пёстрых кольцах и завалился с ней на пол. Змея тут же полезла обниматься. «Щекотно!» - вопил Хаяши и дрыгал ногами в сетчатых колготах. «Ура, свалка!» - кричал счастливый Мацумото, вклиниваясь в змеиные объятья. «Меня забыли!» - шипел Сугихара и, отбросив гитару, пытался схватить пресмыкающееся за скользкие телеса. Пата и Хис сидели на столе, умилённо плакали и тоже, почему-то, обнимались. Тайджи для усугубления всеобщего веселья бил баночки из-под пюре. Тоши заметал их в совочек. Всё встало на свои места. Ну, кроме суслика конечно.

 

- А весело было, когда Пата с Хисом разбили шваброй лампочку в ванной, а? – удовлетворённо вздохнул Ёшики где-то на рассвете следующего дня. В комнате уже было почти светло, потому что честная компания завернулась в сорванные с окон шторы. Для тепла.

- Дааа, и как Суги потом вставлял новую. Из уличного фонаря, - добавил Хиде.

Тоши со змеёй захихикали из-под стола. Где-то в середине ночи они внезапно крепко подружились и болтали до утра. О воспитании.

- Кстати, Ёшка… А надежда вся только на тебя, - вспомнил вдруг Мацумото, - Вот видишь в том углу суслика? Нет? Я тоже его не вижу, но он там есть! Так вот ежели я курева к его пробуждению не достану, трындец мне! – закончил он, падая обратно в штору.

- Всего-то?... – Хаяши удивлённо поплевал в потолок, - Так в косметичке же, в левом кармашке…

Суслик в углу внезапно открыл оба глаза и вскочил на лапы.

-Хде ента косметичка?! – пробасил он.

«Бухлетичка» - подумал про себя Хис, - «Лидер-сан удивляется, что мы пьём, а сам бутылки начит»…

Специально для суслика из-под кучи-малы извлекли мятую косметичку. Он тут же схватил её передними лапками и стал потрошить.

- Полегче там с моими вещичками! – Возмутился Ёш.

Грызун наконец-то добрался до вожделенной пачки и вытащил сигарету. Он разгрыз её вдоль и, высыпав содержимое на пол, стал жадно его уплетать.

- Так ты сигареты… ешь?!... – Хиде выпал в осадок и начал перезагрузку измученного мозга. Это был апофеоз его страданий. Его маленький «чумачечий» цирк.

- Фух! А то я уже и впрямь боялся, что ты зверюшек плохому учишь… - выдохнул Хис.

 

Ближе к полудню гоп компания выбралась из филармонии. Отмытые от пюре и попившие попутно водички товарищи Иксы собирались по домам. Пате надо было срочно похмеляться, поэтому он первым покинул хулиганскую банду. Хиса он забрал с собой, потому что потерял деньги на проезд. Тайджи звонил своей скромной девице из автомата, ища взглядом какую-нибудь клумбу с цветочками. Ёшики решил зайти домой к Хиде – помыть посуду. Огнетушитель они взяли с собой. Сугизо предстояла дневная репетиция и превращение гитары обратно в скрипку. А Тоши и суслик ждали трамвая до дет/сада. На вторую смену. Суслик согласился жить в яслях вместе с попугаем матершинником, при условии, что ему своевременно будут предоставлять папиросы. На потребу. Змея отпросилась у Хиде на «недельку до второго» и тоже собиралась в сад.

- Караул, трамвай отходит! Хватай друзей – суй внутрь! – взъерошенный Савада с треском бросил трубку на рычаг и погнал всех к остановке.

- Ведите себя хорошо!! – крикнул Сугихара вслед звенящему трамваю. Иксята замахали ему лапками из окошка. А змея так разошлась, что чуть не вывалилась. Красноволосый гитарист снова намотал её на руку.

 

Потом была и разборка «мамочек» по поводу яслей. Которая закончилась тем, что Дейяма добровольно ушёл работать в дет/сад уже на месяц. И заметка в хисовской книге про «Трёх извращенцев табака». И патины кривые иллюстрации на эту тему. И потоп в филармонии, который устроил Сугизо, починяя кран в тёмной ванной. И мини-свадьба Тайджи. Всё было. Самым интересным из всего этого было то, что к тому времени как Ёшики и Хиде дошли до дома, Таска успел стырить и его. Так что на месте хаты виднелся только ровненький прямоугольник.

 

Но это уже совсем другая история…

 

 

Октябрь 2013.

 





Читайте также:





Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.023 сек.)