Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Становление общеевропейского права (ius commune) в средневековой Западной Европе




Глоссаторы возродили престиж Свода Юстиниана и превратили его в главный источник аргументации при разрешении политических и правовых споров в западном средневековом обществе. Однако Свод не применялся непосредственно (даже в Северной Италии) и не был единственным источником права. Наряду с римским (цивильным) правом в Средние века действовали нормы церковного (канонического), феодального, городского, торгового права. Правовой ландшафт Западной Европы той эпохи оставался чрезвычайно «пестрым».

Утвердив авторитет римского права как общего закона западно-христианского мира, именно правоведам-цивилистам предстояло установить его соотношение с конкурирующими источниками права. Эту задачу в значительной мере решили преемники глоссаторов – итальянские комментаторы XIII–XV вв., которых принято считать создателями общеевропейской правовой традиции ius commune.

В гл. 1 отмечалось, что латинское выражение ius commune (общее право) получило значение термина и, как правило, используется без перевода в зарубежной историко-правовой литературе для обозначения общеевропейской правовой традиции, заложенной глоссаторами и комментаторами в XII–XIV вв. Ее основами принято считать средневековую западно-христианскую идеологию (в частности, доктрину «двух мечей», т. е. сочетание светской (императорской) и духовной (папской) власти), определенный перечень авторитетных источников (главным образом, Свод Юстиниана, церковные каноны и декреталии), схоластическую методологию изучения и преподавания основанных на источниках доктрин, латинский язык и особую научную среду (юридические факультеты средневековых университетов). Единство данной правовой традиции не раз испытывалось на прочность (прежде всего в эпоху Реформации и Контрреформации, разделившей Западную Европу на протестантов и католиков, о чем см. далее), но в целом просуществовало вплоть до разделения единой юридической науки границами национальных гражданских кодексов конца XVIII – начала XIX в.

Указанная традиция – не единственный пример общего правопорядка в истории. Более того, в юридической литературе термин «общее право» прочно ассоциируется у юристов с английским общим правом. Последнее получило наименование «общего» (англ. common law), поскольку исторически формировалось как единый набор правил для королевских судей на территории всей Англии. Позднее «общее право» как систему судебных прецедентов стали отличать от «статутного права», закрепленного актами Парламента. В современной юридической литературе по сравнительному правоведению «общее право» нередко указывает на правопорядки всех стран англо-американской правовой семьи (страны «общего права»).



Ius commune формировалось в странах континентальной Западной Европы, т. е., по сути, оно было общеевропейским. Во избежание путаницы двух основных «общих прав» далее континентальное право, основанное на римской традиции, будет именоваться «общеевропейским правом», или ius commune.

Выражение «общее право» (ius commune), или «общий закон» (lex communis), встречалось еще в капитуляриях франкских королей. В полиэтничном обществе каролингской монархии франки, алеманы, лангобарды и другие варвары, а также романизированное население жили по праву своего племени (так называемый принцип личного закона), и только королевские предписания сохраняли значение «общего закона», обязательного для всех подвластных каролингскому монарху. В раннее Средневековье «общее право» указывало на правила, действующие в отношении всего населения определенной территории, чем оно и отличалось от «личного закона» отдельных племен.

Противопоставление «общего права/закона» и местного права сохранилось и в зрелом Средневековье. Однако в X–XI вв. вместе с возрождением идеи Империи (и имперской государственности при германской династии Оттонов), единства западного христианского мира, значение общего права (для всех христиан) постепенно приобретает «римский (имперский) закон» (lex Romana). Универсальный закон логично дополнял средневековую политическую доктрину «двух мечей».

В произведениях глоссаторов «общее право» стало прочно ассоциироваться с римским правом Свода Юстиниана, правом вечной Империи. В результате кропотливого толкования Свода «общее право» приобрело четкое системное содержание и рассматривалось как основа права отдельных народов, по аналогии с римским высказыванием о цивильном праве как о праве исключительно членов римского общежития. Поясняя один из первых фрагментов Институций, где проводится различие между естественным правом, правом народов и цивильным правом (Inst. 1.2.1), Ацо замечает: «Цивильное право – это то, что не отделяется всецело от естественного права или от „права народов“ и не во всем придерживается его; если мы что-либо прибавляем к общему праву или что-нибудь из него исключаем, мы создаем собственное, т. е. цивильное право». В глоссе к фрагменту D. 1.1.6 Аккурсий подтвердил мысль о целостности «общего права», даже если в отдельных случаях применяются специальные правила.

Наряду со своего рода политико-правовым смыслом ius commune глоссаторы использовали его и в значении общего правила в противоположность специальному установлению, привилегии. Благодаря усилиям глоссаторов светская и церковная власть признают римское («общее») право одним из источников средневекового права. Так, еще до составления Большой глоссы в одной из конституций императора Фридриха II от 1231 г. для Сицилийского королевства указано: «…пусть (судьи) судят согласно Нашим конституциям, а в случае их отсутствия – согласно одобренным обычаям, и, наконец, согласно общим правам – а именно, лангобардскому и римскому». Но процесс разработки и распространения римского «общего» права не был завершен, и потому оно фигурирует последним в перечне источников права. Однако по мере дальнейшего развития римского права в университетах в XIV–XV вв. оно приобрело значение основного источника правил для регулирования частноправовых отношений, поскольку обычное право перестало интенсивно развиваться, а большинство императорских конституций регулировали публично-правовые отношения.

Успехи цивилистов-глоссаторов по наполнению концепции ius commune конкретным содержанием и ее возрастающее влияние на правовую жизнь побудили обратиться к праву и католическую церковь. В сборнике папских декреталий Григория IX 1234 г. «общее право» не раз фигурирует в значении системы норм, закрепляющей общецерковный порядок. Американский историк права Г. Берман даже утверждал, что именно каноническое право стало первой правовой системой Западной Европы, опередив появление светских аналогов.

Цивильное (римское) и каноническое право (подробнее об их соотношении см. далее), несомненно, являлись двумя основными, но не единственными правовыми системами средневекового общества. Феодальная Европа не могла обойтись без особого феодального права, а трансграничная средневековая торговля нуждалась в общих правилах торгового оборота.

Известно, что глоссаторы занимались толкованием феодальных правил, а Аккурсий составил наиболее известную редакцию основного памятника – «Книги феодов» – и даже включил ее в Свод цивильного права в заключение Новелл. Однако мнения юристов о соотношении феодального и римского права разнились. «Книга феодов» открывается словами одного из авторитетных миланских судей XII в. Оберто дель Орто: «хотя римские законы и важны, они все же уступают местным обычаям» (Книга феодов, кн. II, рубрика 1). По мнению дель Орто, «местные обычаи» имеют преимущественную силу перед римским правом именно в сфере феодальных отношений («специальный закон отменяет общий»). Однако наиболее авторитетные глоссаторы (оставаясь прежде всего проповедниками lex Romana, но не судьями), напротив, низводили отношения сюзерена и вассала по использованию феода до разновидности эмфитевзиса, т. е. римского договора о наследственной аренде земельного участка. Само включение «Книги феодов» в Новеллы Юстиниана указывало на то, что данный договор получил признание в новом императорском законодательстве (новеллы – от лат. novus — новый).

Торговые отношения в средневековом обществе были урегулированы обычаями еще до возрождения университетской юриспруденции и независимо от нее. В результате торговое право (lex mercatoria) оказалось вне сферы внимания глоссаторов. Лишь их преемники комментаторы обратились к толкованию торговых обычаев в связи с повышенным вниманием к средневековому действующему праву. Однако и в XIV–XV вв. наука торгового права сохраняла обособленность по отношению к цивилистике, будучи ограниченной по своему субъектному составу (купцы-предприниматели и их корпорации) и специфическим институтам (торговые сделки, многосторонние договоры и др.).

Таким образом, из всего многообразия юридических правил зрелого Средневековья на роль ius commune реально могли претендовать римское (цивильное) и каноническое. Науки цивилистики и канонистики сохраняли обособленность прежде всего благодаря разным источникам (Свод – для цивилистов, священные тексты и предание – для канонистов), но все же, несомненно, являлись ветвями одного научного направления – средневековой схоластической юриспруденции с ее имперско-христианским универсализмом, преклонением перед авторитетным Текстом, логическими приемами его толкования, латинским языком. Уже при комментаторах для собирательного именования цивильного и канонического права ввели термин «оба права» (ras utrumque) и ученую степень «доктор обоих прав» (doctor utrisque iuris). Оба права не просто сосуществовали и обогащали друг друга, но конкурировали между собой за территориальную и предметную сферу действия. Соотношение между ними предстояло уточнить итальянским комментаторам XIV–XV вв.

В трудах комментаторов ras commune приобретает свое законченное выражение как четкая система и антитеза местному «собственному» праву (ras proprium). «Собственным» именовалось право городов-коммун (главным образом Северной Италии), а «общим» – римское как право Империи. К XV в. в языках народов Европы появляются переводы термина ras commune, что свидетельствует о его популярности (итал. diritto commune, фр. droit сотипе, исп. derecho comun, нем. gemeines Recht).

Комментаторы определили правила сочетания различных правовых традиций Средневековья: каждая из них применялась в рамках достаточно четко очерченной предметной сферы (так называемая теория компетенций).

Именно благодаря активной научной и практической деятельности комментаторов постепенно складывается и получает распространение далеко за пределами Италии общеевропейское право. К началу XV столетия ras commune использовали в землях на территории Апеннинского и Пиренейского полуостровов, во Французском королевстве (и на Юге, и на Севере как часть обычного права), на территории будущих Нидерландов. Проводниками ius commune в германских землях Священной Римской империи и в Скандинавских странах выступили клирики, использовавшие наряду с каноническим некоторые положения цивильного (римского) права. Лишь с конца XV в. в Германии началось целенаправленное распространение ras commune по воле императоров. На общем фоне важным исключением оставались Англия и кантоны швейцарской конфедерации. В Английском королевстве к этому времени уже сложилось свое общее право, а конфедераты рассматривали авторитет римско-католического права как угрозу своей независимости.





Читайте также:





Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)