Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Тема свободы в лирике Пушкина




«Вольность» (1817), «К Чаадаеву» (1818), «Деревня» (1819), «Свободы сеятель пустынный...» (1823), «К морю» (1824), «Анчар» (1828), «(Из Пиндемонти)» (1836).

Тема свободы — одна из самых ярких, задушевных тем пуш­кинской лирики. По словам критика-философа XX столетия Г.П. Федотова, «свобода принадлежит к основным стихиям пуш­кинского творчества и, конечно, его духовного существа. Без свободы немыслим Пушкин, и значение ее далеко выходит за пределы политических настроений поэта». Свобода от жестокой тиранической власти, от пошлой самоуверенной толпы, от ме­лочности, жадности, страха, зависти, таящихся в темных уголках души, свобода в высшем философском значении занимает мыс­ли Пушкина-поэта. Она принимает разные лики в различные пе­риоды его творчества, но одно остается неизменным: поэт никог­да не перестает ощущать высочайшей нравственной ценности свободы. Без нее невозможна жизнь, невозможно истинное твор­чество.

Мотив свободы впервые возникает в лицейском стихотворе­нии «Лицинию»(1815). Здесь юный Пушкин, анализируя древне­римскую историю, увидел в свободе гарантию прогресса общест­ва, а в «рабстве» — источник гибели цивилизации.

Петербургский период 1817—1820 годов — время наиболее тесного общения Пушкина с вольнодумцами, деятелями предде-кабристских обществ. Их взгляды, в частности конституционно-монархические идеалы, несомненно, отразились в концепции свободы молодого Пушкина.

Ода «Вольность»(1817) произвела сильное впечатление на современников и стала этапной в эволюции Пушкина. Удиви­тельно, что арзамасец Пушкин пишет оду — жанр, отвергаемый карамзинистами и принятый в «Беседе...». Дело даже не в само­стоятельности Пушкина в отношении к литературным группи­ровкам той поры, а скорее в традиции: ода «Вольность» уже бы­ла в русской литературе и принадлежала А.Н. Радищеву (она вхо­дит в «Путешествие из Петербурга в Москву»). Так же называя свое произведение, Пушкин хотел подчеркнуть преемственность и указать на существенные отличия своей политической концеп­ции. Радищев, как известно, оправдывал бунт народа против ти­рана. Позиция Пушкина не столь радикальна. В основе этой концепции — идеи умеренного либерализма. Между прочим, идея конституционной монархии уже носилась в воздухе. В сле­дующем, 1818 году, об этом скажет сам Александр I.



В начале знаменитой оды Пушкина — отказ от прошлого по­этического пути, от любовной темы: поэт прогоняет от себя «Цитеры слабую царицу», то есть богиню любви и красоты Афроди­ту, культ которой господствовал на греческом острове Цитера, или Кифера. На место этого прелестного образа поэт призывает «грозу царей» — гордую певицу Свободы. Обратим внимание, что слова Вольность, Судьба, Власть и др. написаны с заглавной буквы — это основы политической жизни, важнейшие понятия, при помощи которых формируется концепция свободы. Прочь «венок», «изнеженную лиру» — атрибуты поэзии любви и на­слаждений; суровая и кровавая действительность требует иных образов и интонаций:

Хочу воспеть Свободу миру,

На тронах поразить порок.

Мир, разделенный на «тиранов» и «рабов», — мир неправед­ный, в нем поругана свобода. К «рабам» обращается молодой по­эт, призывая их «восстать», то есть встать, исполниться достоин­ства. Главное условие свободы в обществе, утверждает Пушкин в этом стихотворении, — соблюдение законов и царем, и народом:

Лишь там над царскою главой Народов не легло страданье, Где крепко с вольностью святой Законов мощных сочетанье.

Для доказательства этой мысли Пушкин приводит два аргу­мента из французской и русской истории. Казнь Людовика XVI 21 января 1793 года во время Великой французской революции была, считает Пушкин, актом нарушения закона народом. Исто­рия отомстила французам — настала диктатура, к власти пришел «самовластительный злодей» Наполеон. Отношение Пушкина к Наполеону будет меняться. Через 7 лет, в стихотворении «К мо­рю», о Наполеоне, уже умершем, Пушкин напишет совсем ина­че. Но пока он не жалеет гневных и резких оценок, что понятно после недавних событий 1812 года: «упрек ты Богу на земле».

Второй эпизод — русский: в ночь с 11 на 12 марта 1801 года в Петербурге, в Михайловском замке, был убит Павел I. Это убий­ство злодейское, коварное, совершенное царскими приближенны­ми (ходили упорные слухи, что сын царя, будущий император Александр I, знал о готовящемся убийстве и не остановил его). Цареубийство не оправдывается Пушкиным, но фактом является и то, что тиран — «увенчанный злодей» — сам нарушал закон и был наказан за это.

В оде присутствует образ самого поэта («певца»), тревожно размышляющего над кровавым событием:

Когда на мрачную Неву

Звезда полуночи сверкает

И беззаботную главу

Спокойный сон отягощает,

Глядит задумчивый певец

На грозно спящий средь тумана

Пустынный памятник тирана,

Забвенью брошенный дворец...

Наказом современным самодержавным правителям заканчи­вается стихотворение: цари должны соблюдать законы, и тогда крепость их правления будет обеспечена свободой народов:

И станут вечной стражей трона Народов вольность и покой.

Это стихотворение Пушкина не могло быть напечатано и хо­дило в списках, как и другое — «К Чаадаеву»(1818). Как уже го­ворилось, П.Я. Чаадаев оказал сильное влияние на формирова­ние либеральных политических воззрений Пушкина. Пушкин высоко ценил ум и волю своего старшего друга, считал его недо­оцененным на родине. Позднее он напишет о Чаадаеве:

Он в Риме был бы Брут,

в Афинах Периклес,

А здесь он — офицер гусарской. —

связав имя друга с фигурами видных тираноборцев, законодате­лей античности, горько сетуя на нереализованность высоких да­рований Чаадаева-мыслителя «в оковах службы царской».

Послание «К Чаадаеву» замечательно неразрывным единст­вом личного и общественного. Борьба за свободу отчизны ощу­щается как «желанье» молодого сердца. Этот лирический шедевр Пушкина — о прозрении; именно изображение эволюции юной души определяет композицию стихотворения. В его строфах по­следовательно развиваются мотивы освобождения от «обмана» любви, надежды, «тихой» (поэтической) славы, пробуждения к .настоящей, суровой жизни; поэт размышляет о времени, когда юные граждане услышали «нетерпеливою душой» призыв своей отчизны. Конечно, этот призыв — о помощи. И юный автор при­зывает «друга», «товарища» посвятить «души прекрасные поры­вы» именно отчизне. Благородство этого рыцарского порыва — в стремлении помочь страждущему. Оно столь глубоко проникает в душу поэта, что для него исчезает различие личного и общезна­чимого, внутреннего и внешнего; само «общее» — гражданский идеал — начинает осознаваться как глубочайшее интимное чув­ство:

Мы ждем с томленьем упованья Минуты вольности святой, Как ждет любовник молодой Минуты верного свиданья.

Любовь и свободолюбивый порыв — одинаково всеохватные чув­ства лирического героя. Мудрость этого движения сердца — в ос­тром знании того, что молодость является гарантией от бесчес­тья. Отсюда эти временные ограничения: «пока свободою го­рим», «пока сердца для чести живы». Именно в «порывах» про­является эта молодая, нетерпеливая, прекрасная душа. Свобода здесь называется необычно — «звезда пленительного счастья». Пленительными обычно назывались в русской поэзии того вре­мени любовные чувства, красота, тихие личные переживания. А здесь эта метафора — выражение счастья жизни без «самовла­стья», понимаемого как неограниченное самодержавие. «Юные забавы» исчезли, «как сон», и Россия «вспрянет ото сна». Усло­вие пробуждения страны — пробуждение ее юных граждан. От «ти­хой» славы к славе героической — таков путь взросления, благо­родства, прозрения:

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

Еще одно вольнолюбивое стихотворение Пушкина этой по­ры — «Деревня».Посещение Михайловского, псковского имения матери, летом 1819 года позволило молодому поэту-гуманисту испытать подлинное счастье творчества и заставило ужаснуться жестокостью крепостного права. Стихотворение несет в себе этот контраст: противительный союз «но» («Но мысль ужасная здесь душу омрачает...») отделяет первую, идиллическую часть стихо­творения от части второй — обличительной. На первый взгляд деревня — «приют спокойствия, трудов и вдохновенья». Уют — необходимое человеку условие покоя, и молодой поэт, прибыв­ший из столицы, ощутил деревню как близкий сердцу «уголок». Радуясь этому чувству, любя это место, Пушкин обращается к Михайловскому, как к другу: «приветствую тебя», «я твой». Не для забав, лени, не для хозяйственных хлопот явился в дерев­ню обаятельный герой стихотворения, а для освобождения от су­еты, заблуждений, для творческого труда.

Спокойствие души Пушкин считал необходимым условием вдохновения. И поэт обрел его в сельском уединении. Описание сада, луга, двух озер Михайловского, полей, пастбищ, овинов (сараев для сушки хлеба), мельниц выдержано в идиллической манере — везде «следы довольства и труда». Это подлинное сча­стье, и потому поэт не замечает, как идут дни («льется дней мо­их невидимый поток // На лоне счастья и забвенья»). Этим де­ревня резко противостоит «порочному двору» с «цирцеями» (то есть волшебницами, чаровницами), городу, где господствуют «за­блужденья». Вот это прояснение сознания под влиянием «мирно­го шума дубров», «тишины полей» особенно радостно творцу, поэту, мыслителю.

Освободившись от «суетных оков» ненастоящей жизни, ге­рой единственное блаженство находит в истине, свободною ду­шой боготворит «закон» (вспомним идею оды «Вольность»). Он закрыт для ропота «непросвещенной» толпы и слышит при­зыв застенчивой мольбы о помощи; здесь умерла зависть к судь­бе «злодея иль глупца».

Как ни удивительно, здесь, вдали от города с его культурной жизнью, в деревне, в уединении становятся яснее мысли фило­софов и писателей («оракулами», то есть предсказателями назы­вает их Пушкин). Чтение, однако, вовсе не пассивный процесс у нашего героя: исчезает «сон лени», рождается «жар» к трудам. С трудами, чтением и размышлениями удивительным образом соседствует «праздность вольная» — она даже названа «подругой размышленья». Заветная пушкинская тема свободы претворилась здесь еще одной гранью: свободу, «праздность вольную», оказы­вается, можно обрести вдали от света, рядом с природой, в по­кое уединения.

Но перед нами не только мыслитель, перед нами подлинный носитель и творец нравственных ценностей: он не может не за­мечать несчастья других. Гуманную душу поэта «омрачает» ужас­ная мысль о несчастьях человечества. Барщина, поругание лич­ности, разврат — эти пороки крепостничества яростно заклейме­ны Пушкиным в его неподцензурном стихотворении. «Рабство» должно быть уничтожено царем — в этом Пушкин убежден; кре­стьянский бунт не признавался им как средство решения кровоточащей русской проблемы.

Эти три стихотворения 1817—1819 годов составили важней­шую часть вольнолюбивой лирики Пушкина, оказали мощное влияние на декабристов, использовались ими как агитационные стихи. Перед нами лирика, где отвлеченные понятия «граждан­ских» стихотворений классицизма с их рационализмом и просве­тительством органически слились с порывами «души» — это и обеспечило им славу, любовь современников и потомков.

Новый этап в осмыслении Пушкиным свободы — период южной ссылки. 1823 год в жизни Пушкина — кризисный: лич­ное, философское, политическое разочарование пришлось пере­жить ссыльному поэту. В это время Пушкин оказался под впе­чатлением неудач европейских революций от Испании до Дуная. Пессимистические мысли о судьбе политической свободы отра­зились в стихотворении «Свободы сеятель пустынный...»(1823). Эпиграфом к нему взяты строки из Евангелия от Матфея (13:3) — «Изыде сеятель сеяти семена своя». Принес ли плоды этот труд? Пушкинский герой — «сеятель» ощущает трагическую ненуж­ность своих усилий: бессмысленно бросать «живительное семя» «в порабощенные бразды», результат усилий — лишь разочарова­ние:

...потерял я только время, Благие мысли и труды...

Горький опыт, жизненные тяготы в борьбе за свободу ведут к тому, что народы в конце концов меняют свободу на матери­альную стабильность. «Стадам» уподобляет поэт-романтик наро­ды, предсказывая единственно возможное для них будущее:

Паситесь, мирные народы! Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь. Наследство их из рода в роды — Ярмо с гремушками да бич.

В следующем, 1824 году, Пушкин пишет стихотворение «К морю»:поэт, лишенный свободы, обращается в нем к «сво­бодной стихии». По жанру стихотворение представляет собой элегическое послание к морю. Обычно послания пишутся к дру­гу, но море и есть для Пушкина друг («как друга ропот зауныв­ный»). К морю поэт обращается на «ты», он любил его «отзывы», слышал его «призывный шум» — словно бы не только обраще­ния поэта к морю, но также и ответ моря, слышится в стихотво­рении.

Автор любит море, ведь оно для него — воплощение свобо­ды, «свободная стихия». Море захочет — и сохранит маленькую лодку со «смиренным парусом», захочет — и утопит «стаю кораб­лей». Море своенравно и порывисто. Кроме того, море, по за­мыслу Пушкина, должно было стать для него, так сказать, сред­ством освобождения — он хотел бежать из Одессы за границу мо­рем (об этом строки «заветным умыслом томим»).

Образ моря в этом послании поистине прекрасен: всегда сво­бодное, в блеске «гордой красы», таящее опасную «бездну», иг­рающее своими силами... С морем оказываются связанными имена двух знаменитых людей эпохи — Наполеона, умершего в 1821 году на острове Святой Елены посреди моря, и Байрона, в 1824 году погибшего за свободу Греции, на берегу моря.

Удивительно остра и талантлива характеристика Байрона: на нем отпечатался образ моря, поэт создан «духом» моря:

Как ты, могущ, глубок и мрачен, Как ты, ничем неукротим.

После смерти этих двух героев «мир опустел» для автора по­слания. Собственно, уже и плыть некуда... Судьба же земли оди­накова повсюду:

Где капля блага, там на страже Уж просвещенье иль тиран.

Характерно, что благо измеряется «каплями» (и этим оно как бы связано с морем), а неволя отождествляется с «землей». Ро­мантическая трактовка просвещения сближает его с политичес­кой неволей (существованием «тирана»). Автор стихотворения «К морю», пишет А.А. Смирнов, «враждебен всему бытовому, за­мкнутому, камерной повседневности, он стремится охватить бес­конечность дали, расширить свое видение до вселенских масшта­бов, возвыситься и восторжествовать над бездной мироздания, олицетворенной в образе океана». Все, посягающее на свободу личности, — будь то «просвещенье» иль «тиран» — оценивается отрицательно, даже просвещение как искажающее первоначаль­ную, естественную свободу человека.

Стихотворение это — о свободе не столько стихии, сколько человека. Мощью своего творческого порыва, своей фантазии человек может «перенести» образ моря, его шум «в леса, в пус­тыни молчаливы». Благодарная человеческая память — вот та форма, в которой теперь существует море для поэта свободы и любви.

В 1828 году Пушкин пишет стихотворение «Анчар»[12].Уже пер­вая строфа стихотворения настраивает на ощущение мрачной торжественности. Почти мистический ужас звучит в этих строках:

В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раскаленной,

Анчар, как грозный часовой,

Стоит один во всей вселенной.

Скрытая аллитерация (повтор согласных в словах «чахлый», «на почве», «анчару, «часовой») здесь воплощает чарующую, пора­бощающую сознание силу зноя и саму власть анчара, как будто его название пропитывает звуковой строй строфы. Так подготав­ливается ведущая тема стихотворения: тема трагической власти зла, жестокости, разрушения и смерти и в природе, и в челове­ческом обществе.

В мифологии разных народов существует множество преда­ний о так называемом «мировом дереве», корни которого уходят в мир мертвых, ствол пронзает мир живых, а крона и вершина пребывают в мире богов. По этому дереву жизни циркулирует божественная энергия, оно создано творцом в начале времен, как изначальная ось мироздания, скрепляющая все сферы бытия. Но мифологический образ мирового дерева предстает у Пушки­на в своей трагической ипостаси. Анчар в пустыне — единствен­ное дерево, он стоит на границе мира, «как грозный часовой», он — «один во всей вселенной» (заметим, как постепенно в пуш­кинском описании растет сила анчара!). Но он — «древо смер­ти»; скрепляя мир, он лишь сеет в нем зло, уничтожает все жи­вое. От этого «древа смерти» бежит прочь все живое: «К нему и птица не летит, // И тигр нейдет...» Гипербола в изображении анчара («один во всей вселенной») создает величественное ощу­щение гордого, замкнутого в себе одиночества, презрения к ок­ружающему. Это ощущение и делает возможным символическое уподобление анчара тиранической власти.

И вот это дерево смерти оказалось включенным в человече­ские отношения. Одному «человеку» потребовалась жизнь друго­го для добычи яда:

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом,

И тот послушно в путь потек

И к утру возвратился с ядом.

Всю антигуманную сущность отношений между людьми в обществе показывает знаменитая пушкинская конструкция с це­зурой: «Но человека человек...» Эта пауза демонстрирует весь ужас ситуации, когда один может послать другого на смерть да­же не силой, а лишь «властным взглядом». И этот другой, тоже «человек», не боролся, не сопротивлялся, не роптал, а, как вода, «послушно в путь потек» и исполнил приказ. Все дело в том, что одни из них — «владыка», «царь» (цензурный вариант — «князь»), а другой — «раб»; утратив свободу, он утратил силу сопротив­ляться злу. «Властный взгляд», «владыка» — все это приметы вла­сти, которая тоже является, как анчар, и порождением природы (на сей раз человеческой), и отрицанием ее. Война — страшное средство, используемое властью в борьбе за свое господство, и «послушливые» царю стрелы, напитанные ядом анчара, понесли смерть дальше, «к соседям в чуждые пределы». Зло несвободы имеет свойство распространяться.

Одно из последних стихотворений Пушкина 1836 года — «(Из Пиндемонти)».Это стихотворение, несмотря на указанный источник (итальянский поэт Пиндемонте, 1753—1828), не явля­ется переводом. Эта отсылка, по мнению пушкинистов, — спо­соб отвлечень внимание цензуры. Стихотворение Пушкина во многом парадоксальное, полемическое. Эта полемика определя­ет двухчастную композицию текста. В первой части поэт после­довательно отвергает несомненные, казалось бы, политические ценности: парламентаризм (право «оспоривать налоги // Или ме­шать царям друг с другом воевать»), свободу печати («...мало го­ря мне, свободно ли печать // Морочит олухов, иль чуткая цен­зура // В журнальных замыслах стесняет балагура»). Гамлетов­ская формула («Все это, видите ль, слова, слова, слова...-») как нельзя лучше показывает иллюзорность, зыбкость тех обезду­шенных и обезбоженных идеалов, которые часто встают за ними. В противовес этим политическим свободам, любым формам по­литического устройства — и монархии («зависеть от царя»), и де­мократии («зависеть от народа») — Пушкин-художник воспевает «иные, лучшие... права». Это волнующая, плодотворная свобода творчества, безотчетное, блаженное существование, подвластное лишь законам поэзии и красоты:

По прихоти своей скитаться здесь и там, Дивясь божественным природы красотам, И пред созданьями искусств и вдохновенья Трепеща радостно в восторгах умиленья. Вот счастье! вот права...

Действительно, такое свободное существование художника неизмеримо счастливее жизни гражданина в так называемом по­литически свободном обществе.

Так развивается политическая лирика Пушкина. Идеал сво­бодолюбия в творчестве поэта эволюционирует от традиционных просветительских представлений о. справедливом общественном устройстве через романтическое неприятие любой формы несво­боды и порабощения к философскому пониманию свободы выс­шей, духовной, которую одну не может отнять у человека никакой тиран. Как важно помнить, что Бог даровал человеку свобо­ду и возложил на него ответственность за выбор между добром и злом; значит, лишаясь свободы, человек лишается возможности различать эти нравственные полюса, утрачивает смысл своего бытия, способность строить отношения с людьми, творческую силу. Потому-то высокий идеал свободы и одухотворяет поэзию Пушкина на протяжении всей его жизни.

Контрольные вопросы и задания

1. Почему тема свободы была так важна для Пушкина?

2. Как общение с декабристами повлияло на политические взгляды Пушкина начала 1820-х годов?

3. Чью традицию продолжает Пушкин в оде «Вольность»? Назовите основные мотивы и идеи пушкинской оды.

4. Каково значение мотивов «молодости», единства личного и общественного в пушкинском послании «К Чаадаеву»?

5. Каким образом тема свободы раскрывается в стихотворе­нии «Деревня», в его первой и второй частях? Какие политичес­кие заявления звучат в этом стихотворении?

6. Как вы понимаете смысл эпиграфа к стихотворению «Сво­боды сеятель пустынный...»? Как характеризуются Пушкиным об­разы сеятеля, народа? С чем связаны пессимистические мотивы в этом стихотворении?

7. Каково отношение лирического героя стихотворения «К мо­рю» к «свободной стихии», почему? Каким предстает образ моря в стихотворении, какие мотивы и идеи связаны с этим образом? Как в стихотворении звучит мотив «естественной» свободы человека?

8. Прочитайте стихотворение «Анчар». Сколько частей в сти­хотворении? С какими идеями связывает Пушкин «древо яда»? Определите значение художественных деталей, эпитетов в описании анчара: зелени, корней и др. Какие природные стихии разно­сят яд анчара? Почему человек тоже стал его распространять? Каково содержательное значение антитезы «раб» — «царь»?

9. Какие новые мотивы появляются в стихотворении «(Из Пиндемонти)»?

 

Контрольные сочинения

1. Тема свободы в поэзии Пушкина: динамика основных мо­тивов и идей.

В работе важно избежать оценки вольнолюбивой лирики поэта как чего-то раз и навсегда сложившегося и неизменного. Как менялось отноше­ние Пушкина к свободе от лицейского стихотворения «Лицинию», декаб­ристских «Вольности» и «Деревни» к стихам второй половины 1820-х и 1830-х годов, — анализ этого и должен стать основой работы. Что меня­ется в самом лирическом герое поэта, в его представлении об идеале сво­боды, как изменяются поэтические образы и символы, этот идеал выража­ющие?

2.Идея необходимости свободы — политической, творческой, нравственной — в лирике Пушкина.

Пушкинское понимание свободы многогранно. Это и политическое вольномыслие («Лицинию», «Вольность», «Деревня», «Свободы сеятель пус­тынный...»), и творческая свобода поэта от диктата толпы, власти по­шлости, грубого требования «пользы» («Поэт», «Поэту», «Поэт и толпа»), и, наконец, внутренняя, духовная свобода, которая наиболее важна, по­скольку только ее никто не в силах отнять у человека («(Из Пиндемонти)»). Как разные «лики» свободы обрисованы в пушкинском творчестве? Случайно ли образ духовной свободы появляется уже в зрелых стихах по­эта? Ответ на последний вопрос может стать выводом сочинения.

3. Политические декларации в вольнолюбивой лирике Пушкина.

Вольнолюбивая политическая лирика Пушкина: какой идеал она ут­верждает ? Это и освобождение народа от жестокого крепостного гнета («Деревня»), и равенство всех сословий перед законом («Вольность»), и про­свещенная монархическая власть, уважающая закон и стремящаяся ко бла­гу Отчизны. Идеал поэта — вольнолюбивая личность героя-гражданина, смелые политические высказывания которого соответствуют всей его жизни («К Чаадаеву»). Почему становится невозможным освобождение че­ловека («Свободы сеятель пустынный...»), что делает человека рабом («Ан­чар») ? Анализ пушкинских поэтических высказываний об этом и будет со­держанием работы.

4. Проблемы отношений власти и народа, власти и человека в вольнолюбивой лирике Пушкина.

Проблема власти осмысливается Пушкиным и в политическом, и в нравственном аспекте. Власть и народ — в чем источник их столкнове­ний? Власть и личность — почему человеческая индивидуальность подавля­ется могуществом владыки? Поиск ответов на этот вопрос и будет со­держанием работы.

5. Значение поэтических метафор и символов в стихотворениях Пушкина о свободе.

Творческое мышление Пушкина — умение найти яркие зримые образы для выражения самых сложных отвлеченных идей. Символы свободы в его лирике звезда, муза («Свободы гордая певица»), море, корабль, орел, ве­тер, небеса; неволя нередко выражена в образах цепей, решетки, крепости, темницы, земного плена и т. д. Причудливы и неожиданны поэтические иносказания (метафоры) в вольнолюбивой лирике поэта. Найти их в сти­хах, осмыслить их художественное значение для развития пушкинского по­нимания свободы, все это входит в задачи работы.

Творческие задания

1. Сравните стихотворения «Деревня» и «Анчар». Каково со­держательное значение двухчастной формы произведений? Что общего и различного в идейном смысле двух первых ча­стей стихотворений? Какие общие идеи звучат во вторых частях двух стихотворений?

2. Проанализируйте пейзаж в стихотворении Пушкина «Деревня». Какова роль определений, лексики цветообозначения в описании природы? Связан ли образ природы с идеей свободы?

3. Проанализируйте фонетический строй первых шести строф в стихотворении «К морю». Встречаются ли в них ассонансы, аллитера­ции, другие звуковые повторы? Если да, то каково их содержательное значение?

4. Расширьте список вольнолюбивой лирики Пушкина. Какие мо­тивы и идеи звучат в других стихотворениях на тему свободы?

 





Читайте также:





Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.014 сек.)