Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ




ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ

от лат. interest – имеющий значение, важный) – осознание индивидами, группами, классами своих объективных возможностей участия в политической жизни общества; идеальные стремления этих субъектов к политико-управленческой деятельности с целью стабилизации или улучшения своего положения. Виды П. и.: а) по носителю: национальные, этнические, классовые, коллективные; б) по политической ориентации: ультралевые, левые, левоцентристские, центристские, правоцентристские, правые, ультраправые; в) по характеру политического режима: тоталитарные, авторитарные, демократические и т. д. Осознание П. и. обусловлено меняющейся политической ситуацией, стремлением к власти социальных групп. Оно порождает противоречие между П. и.

Категория «политический интерес» позволяет определить направленность социальной группы или индивида на завоевание подобающих им позиций в системе политической власти.

Политический интерес – феномен по преимуществу объективный, так как обусловлен он независимыми от сознания людей характеристиками социальных групп: их размерами, местом в системе общественного разделения труда, средой обитания. Однако объективность политического интереса не равнозначна его очевидности. Чтобы превратиться в актуальным мотив политической деятельности, интерес должен быть осознанным. Но в этой области человеческой субъективности могут быть осложнения. Так, политический интерес может быть неадекватно и ложно понятым. Избежать подобных ситуаций помогают разнообразие и конкуренция политических партий, движений, их идеологий.

Роль политических интересов заключается в том, что:

1) в них происходит осознание и выражение политических потребностей общества;

2) именно они определяют конкретную направленность политической активности социальных групп и индивидов;

3) осознание политических интересов вызывает к жизни многочисленные политические ценности, идеологии, теории, обыденные взгляды, настроения, ожидания.

В зависимости от основания политические интересы подразделяются на различные типы. Так, если выделить субъектов, носителей интересов, то различают личностные, групповые, корпоративные, классовые и национальные политические интересы. Если иметь в виду степень их проявленности, то выделяются стихийные и осознанные интересы. В зависимости от сферы действия выделяются внутриполитические, внешнеполитические и глобальные, или геополитические, интересы.



Мир политических интересов многообразен. По сути своей политика – это и есть способ согласования интересов различных социальных групп и индивидов разными средствами.

В динамике политических интересов, по мнению многих исследователей, проявляются 2 противоположные тенденции:

1) укрупнение, агрегирование политических интересов ведущими политическими силами. Это приводит к формированию устойчивых и стабильных, как правило, двухпартийных политических систем;

2) диверсификация политических интересов, т. е. нарастание их многообразия и, как следствие, увеличение точек их пересечения. Все чаще люди оказываются в ситуациях, когда определенные общие интересы в одной из сфер жизни могут вполне мирно уживаться с различием интересов в других сферах. Люди уже не считают себя принадлежащими к какой-то определенной социальной группе и меняют свою политическую ориентацию в зависимости от того, какая из проблем кажется им наиболее важной.

 

 

Политический интерес – это избирательное отношение институциональных и социальных субъектов политики к общественно-политическим процессам, событиям и явлениям, реальная причина их политической активности, основанная на вполне определенных мировоззренческих принципах, убеждениях и установках. Иначе говоря, это тот внутренний осознанный источник политического поведения, который побуждает субъекты политики к постановке определенных политических целей и осуществлению конкретных политических действий по их достижению.

Исходя из специфики природы политических потребностей и политического интереса последний представляет собой по своей сути субъективное выражение объективно существующих политических отношений с точки зрения реализации субъектами политики своих социальных целей.

Объектом политического интереса являются: власть и властные отношения в обществе; механизмы и способы осуществления политической власти; политическая деятельность партий, общественно-политических движений, общественных организаций и лоббистских групп; политическая элита и отдельные представители на общегосударственном, региональном и местном уровнях. [c.645]

Предметом политического интереса выступает вся совокупность политических процессов, явлений и событий. Они воспринимаются и оцениваются субъектами политики с точки зрения полезности и возможности использования для достижения своих целей.

Содержанием политических интересов является вся совокупность тех объектов, целей и задач политической деятельности, которые овладевают сознанием субъекта действия (отдельных лиц, социальных групп, партий и иных политических сил).

Политические интересы, в силу своего многообразия, представляют собой сложное системное образование. Классифицировать их можно по различным основаниям. Например: а) по степени общности (личные, групповые, классовые, общественные;) б) по степени осознанности (стихийные или осознанные); в) по своей направленности (внутриполитические, внешнеполитические); г) по характеру субъекта интересов (национальные, государственные, партийные, классовые и т.д.); д) по возможности их осуществления (выполнимые и мнимые); е) по отношению к объективной тенденции общественного развития (прогрессивные, реакционные, консервативные).

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ

Процесс усвоения индивидами или их группами ценностей и норм политической культуры, присущих конкретному обществу и позволяющих эффективно выполнять политические роли и функции и тем самым обеспечивать сохранение самого общества и политической системы, называется политической социализацией.

Теория политической социализации формировалась как составная часть общей теории социализации, объясняющей взаимоотношения индивида и общества. Социализация (от лат. socialis – «общественный») – это процесс воспроизводства личностью социального опыта, позволяющий ей функционировать в качестве полноправного члена общества.

В политическом развитии личности важную роль играют агенты политической социализации. К непосредственным агентам политической социализации относятся политические институты и организации (партии, движения), политические элиты и лидеры, группы интересов.

К числу агентов политической социализации относятся и неполитические факторы: семья, группы сверстников, система образования, общественные организации, СМИ.

На процесс политической социализации влияют также социально-экономические условия, образ жизни человека, национальные традиции и т. д.

Процесс политической социализации различается по типам:

 

1) гармонический тип характеризуется не только принятием личностью существующих политического порядка и власти, но и уважительным отношением к государству, политической системе в целом. Здесь наблюдается гармония между властью и личностью, предполагается ответственное выполнение правил, норм и обязанностей личности перед властью, власти перед личностью. По сути дела, это идеальный тип социализации, обеспечивающий бесконфликтное развитие политической системы и личности;

2) плюралистический тип предполагает толерантность по отношению к ценностям и убеждениям других людей, нормы политического поведения которых признаются равноправными;

3) гегемонистский тип характерен для общества закрытого типа. Его сущностью является установка на резко отрицательное отношение личности к любым политическим системам и организациям, кроме той, с которой она себя идентифицирует;

4) конфликтный тип характеризуется борьбой между различными политическими группировками общества, в основе которой лежат различные, но вместе с тем взаимосвязанные интересы.

Различаются также первичная и вторичная стадии политической социализации. На первичной стадии формируется базовая политическая идентификация личности, ее политическая позиция. Вторичный этап политической социализации продолжается на протяжении всей сознательной жизни человека.

Особенности политической социализации в современной России обусловлены прежде всего переходным состоянием российского общества и общей его нестабильностью.

Страна постоянно сталкивается с трудностями во всех сферах общественной жизни: экономической, политической, социальной и духовной. Экономические реформы буксуют. Динамика социальной стратификации остается неблагоприятной. Для многих членов общества ситуация вакуума, связанная с утратой смысла жизни, никчемностью существования, стала очевидной реальностью. В стране увеличивается число наркоманов, алкоголиков, преступников и самоубийц. Происходит отчуждение многих россиян от политики. Политическая психология многих людей характеризуется пессимизмом и негативизмом.

В этих условиях политическая социализация в стране осуществляется стихийно и противоречиво. Человек теряет ценность политической жизни и находится в постоянном противоречии с политической реальностью.

Выход из сложившейся ситуации зависит от успехов в экономике. Пока не начнет эффективно работать производство, пока не будет вовремя выплачиваться заработная плата, пока не улучшится благосостояние народа, говорить об оптимальной модели политической социализации невозможно.

Переход к такой модели социализации требует общности или хотя бы совпадения основных интересов, а этого нельзя достигнуть, не ликвидировав пропасть между богатством и бедностью, которая в России огромна. Только 1,5 % россиян владеют 65 % национального богатства страны. Большинство жителей страны в этих условиях испытывают чувство неуверенности и страха перед будущим, в то временем как без единства общества, без гармонизации его интересов невозможен бесконфликтный тип политической социализации.

До тех пор, пока в стране не будут положительно решаться социально-экономические проблемы, люди, в том числе находящиеся на начальных этапах социализации, будут по-разному воспринимать политические ценности, власть и само государство. Кроме того, сами ведущие институты социализации: семья, школа, вуз, армия – и сегодня находятся в состоянии, далеком от благополучного.

Но современное переломное время все-таки дает шанс каждому проявить себя и тем самым на деле обнаружить качество и степень своей политической социализации. В переломную эпоху снимаются старые ограничения и запреты, создаются условия для более свободного проявления своей политической воли. От степени политической социализации, от того, насколько каждый гражданин станет реальным субъектом политической активности, зависит успешное развитие страны в целом.

Политическая позиция

По общетеоретическим проблемам позиций имеется обширная литература, освещающая, в частности, с разных точек зрения вопрос определения позиции и способы её исследования. Я не буду подробно рассматривать эти вопросы, ограничившись констатацией, что под понятием «политические позиции» я понимаю те черты личности человека, которые выражаются в тенденции к специфическому, или постоянному политическому поведению, то есть поведению, относящемуся к сфере политических проблем, понимаемых как сфера борьбы за власть и осуществление власти. Таким образом, в понятие политических позиций мы включаем: а) определенные или постоянные эмоциональные состояния, касающиеся политических явлений, б) убеждения, касающиеся политических явлений в) предрасположение к деятельности в области политики.

Политическую позицию я понимаю как индивидуальное явление, позволяющее понять поведение личности. Значение исследования политических позиций в том и состоит, что оно дает нам возможность понять мотивы индивидуального политического поведения. Если таким образом рассматривать политические позиции, то следует учитывать и те теоретические трудности, которые заключаются в исследовании и интерпретации позиций.

Позиции не поддаются непосредственному наблюдению. То, что мы можем наблюдать,— это лишь определенные внешние манифестации, представляющие собой либо словесные (вербальные) или другие (невербальные) проявления позиций. Иначе говоря, мы делаем вывод о наличии позиций на основании того, что люди говорят (вербальные проявления), или того, как они действуют (невербальные проявления). Мы полностью отдаем себе отчет в том, что высказывания людей об их отношении к различным политическим явлениям могут быть искажены сознательным желанием представить свою позицию не такой, какой она является на самом деле, или же неосознанной тенденцией к высказыванию оценок, принятых в обществе, хотя и не совпадающих с подлинными взглядами индивида. Поэтому в эмпирических исследованиях политических позиций (как, впрочем, и позиций вообще) проявляется стремление к тому, чтобы заменять простые и прямые вопросы об отношении к тем или иным политическим явлениям сложной шкалой позиций, благодаря которым можно сделать вывод о подлинных позициях посредством косвенной интерпретации ответов. Например, вместо того чтобы спрашивать кого-нибудь, является ли он сторонником какой то политической программы, ему задают ряд вопросов, косвенно относящихся к этой программе, и на основании полученных ответов выводится его отношение к программе.

Институт социальных исследований в Эннарборе (США) опубликовал в свое время очень подробное перечисление использовавшихся, главным образом в США, шкал исследования политических позиций. Они сгруппированы по следующим проблемам: 1) шкала либерализма и консерватизма. 2) шкала отношения к демократическим принципам, 3) шкала, касающаяся внутренней политики государства, 4) шкала расовых этнических позиций (пожалуй, неправильно относить эти проблемы к «политическим позициям»), 5) шкала позиций по международным проблемам, 6) шкала враждебности к другим национальностям, 7) шкала позиций по отношению к политическим проблемам на уровне общественной группы. 8) шкала политической информации. 9) шкала участия в политике и 10) шкала позиций по отношению к политическому процессу. Легко заметить, что шкалы взаимосвязаны между собой. В международных сравнительных исследованиях местных властей, проведенных в Польше, Югославии, Индии и США, были использованы десять шкал ценностей, понимая, впрочем, термин «ценность» как особого рода политическую позицию (то есть как «стандарт или принцип, применяемый людьми для оправдания или отрицания какого либо направления действий»). Эти шкалы затрагивали следующие ценности: 1) экономическое развитие, 2) недопущение конфликтов. 3) участие граждан в принятии политических решений, 4) бескорыстие, 5) ориентация на локальные или общегосударственные политические цели, 6) (ровность к действиям, 7) правдивость, 8) отношение к изменениям, 9) равенство и 10) ответственность политического деятеля. В этом исследовании впервые был использован метод конструирования шкал, в котором были объединены элементы, идентичные для всех четырех стран и характерные для каждой из них в отдельности. Тем самым была обеспечена возможность учета факторов, отражающих особенности национального развития. Значительный прогресс, который был достигнут в совершенствовании шкал политических позиций, позволяет со все большим довернем пользоваться этими методами. Однако это не устраняет трудностей, о которых упоминалось выше.

Эти трудности состоят в невозможности непосредственного наблюдения позиции, а следовательно, и невозможности утверждать, действительно ли поведение соответствует позиции, и даже существует ли сама позиция (понимаемая как предрасположение к поведению). Ведь если поведение людей не соответствует тому, что они декларируют в качестве позиции (в прямых высказываниях пли в ответах на вопросы, заключенные в шкалах позиций), то можно истолковывать это расхождение различными способами. Речь может идти о несовершенстве наших методов исследования позиций путем анализа вербального поведении или о том, что какие то внешние обстоятельства привели к несоответствию поведения людей с их позициями (например, в результате сильного внешнего давления). Дополнительно осложнять проблему может и то, что в ситуациях практического выбора, определяющих поведение, часто дело доходит до конфликта между позициями, которые различными, внешне противоречивыми способами влияют на поведение. По всем этим причинам определение соотношения между позициями, их внешними проявлениями и поведением относится к числу самых сложных проблем социологии и социальной психологии, а в сфере политических отношений эти сложности возрастают из-за многообразия политических явлений и многочисленных связей политических позиций с другими позициями и с особенностями социальной обстановки.

Тем не менее знания о политических позициях чрезвычайно важны для социологии политических отношений. Теоретик, занимающийся выяснением явлений политики. не может абстрагироваться от тех ее компонентов. которые связаны с сознанием, а политик всегда должен считаться с тем, что люди думают о политических действиях и как они воспринимают те политические явления, участниками или даже просто объектами которых являются. Поэтому важной составной частью политической практики является политическое воспитание, То есть воздействие в определенном направлении на политические позиции граждан. В программных документах коммунистических и рабочих партий отражена важность формирования политических позиций. Так, например, в директивах VII съезду Польской объединенной рабочей партии (1975 год) подчеркивалось:

«Одной из важнейших задач партии и основой ее руководящей рати является работа с массами, воспитание рабочего класса и всего общества в духе социалистических идеалов. Социалистическое сознание граждан, самоотверженное участие их в решении общенациональных задач представляет собой важнейший фактор силы социалистического строя. Формирование социалистического сознания содействует устранению противоречий между текущими интересами и перспективными потребностями, между локальными и групповыми интересами и интересами всего общества».

Столь большое значение, которое ПОРП уделяет проблемам формирования политических позиций общества, является важным аргументом в пользу углубления научных знаний в этой области путем проведения эмпирических исследований политических позиций и теоретического осмысления этого сложного и важного явления социологии политических отношений. Подобным образом обстоит дело и с изучением роли общественного мнения в политической системе социализма.

Феномен лидерства — нечто совершенно особенное в политической пси-хологии. Во-первых, это безусловно одна из наиболее ярких, и потому заметных и ведущих проблем. Если для политической науки в целом главной проблемой является власть, то для политической психологии — конкретное выражение этой власти в том самом «человеческом факторе» политики, который она изучает. Это конкретное выражение имеет две ипостаси. С одной стороны, власть в политико-психологическом измерении — это способность властвующего («верхов») заставить себе подчиняться, то есть некоторая потенция лидера, политического института или режима. С другой стороны, власть в том же самом политико-психологическом измерении — это готовность «низов» подчиняться «верхам». Так возникают две стороны одной медали феномена лидерства: способность «верхов» и готовность «низов». И каков «удельный вес» каждого из этих компонентов, зависит от многих обстоятельств, а точнее, от каждого конкретного случая. Изучение феномена лидерства позволяет рассматривать названные компоненты в единстве и взаимовлиянии.

Во-вторых, феномен лидерства — наиболее активно изучаемая проблема политической психологии. Именно здесь накоплен основной массив исследова-ний, концепций и попыток теоретического обобщения. Именно здесь наиболее полезно и продуктивно постоянное обращение к истории проблемы, углуб-ленный исторический экскурс в проведенные ранее исследования. В изучении феномена лидерства, в отличие от ряда других разделов политической психо-логии, пока еще нет «окончательного диагноза», который позволил бы кратко суммировать и обобщить имеющиеся достижения, отбросив заведомо неверные концепции.

В-третьих, это наиболее продуктивная и благодарная для политических психологов проблема. Занятие ею обеспечивает интерес широкой публики и, одновременно, спрос со стороны самих политиков. То есть, одновременно при-носит редкое сочетание — и славы, и денег. Все сказанное и объясняет то по-вышенное внимание, которое проявляется к данной проблеме как во всей науке, так и в данной книге.

 

СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ:

ОБЩИЕ ТИПОЛОГИИ И ТИПЫ ЛИДЕРСТвА

 

В современной науке существует множество попыток выделить какие-то типы и построить какие-либо типологии лидерства. Вначале кратко рассмотрим основные типологии первой половины XX века, так как именно они заложили основу для современных классификаций как лидеров, так и стилей лидерства, так и всего феномена лидерства в целом , а потом остановимся на политико-психологических типологиях.

Одним из первых Е.С. Богардус выделил следующие типы:

1) автократический (в сильной организации),

2) демократический (представитель интересов группы),

3) исполнительный (в состоянии выполнить какую-либо работу),

4) рефлексивно-интеллектуальный (неспособный руководить большой группой).

Чуть позже, Ф.С. Бартлетт классифицировал лидеров несколько по-другому:

1) институциональный тип (лидер вследствие престижа занимаемой позиции),

2) доминирующий (получает и сохраняет свою позицию с помощью силы и влияния),

3) убеждающий (оказывает влияние на настроения подчиненных и по-буждает их к действиям).

Затем С.С. Кичело выделил особый тип «лидера без офиса» и назвал его «пророком». Пророки выходят на авансцену истории в смутные времена и, вы-зывая поддержку ведомых, становятся символами инициированного ими самими движения.

Ф. Редл считал, что институциональные и эмоциональные групповые про-цессы могут происходить только вокруг девяти типов личностей. В его терми-нологии, это «патриарх», «лидер», «тиран», «объект любви», «объект агрессии», «организатор», «искуситель», «герой» и «пример для подражания» (причем как позитивный, так и негативный).

Дж.В. Гетцель и Е.Г. Губа подразделяли:

1) «законодательное (nomothetic) лидерство», когда роли и ожидания определяют нормативные измерения деятельности в общественных си-стемах,

2) «идеографическое лидерство», при котором потребности и предраспо-ложенности индивидов определяют личностные измерения групповой деятельности;

3) «синтетическое лидерство», примиряющее конфликтующие стороны.

 

В. Белл, Р.Дж. Хилл и С.В. Миллз рассматривали следующие типы лиде-ров:

1) «формальный» (на официальных постах);

2) «известный» (считается влиятельным в обществе);

3) «влиятельный» (реально оказывающий влияние);

4) «общественный» (активно участвующий в самодеятельных организаци-ях).

М. Конвей наблюдал лидеров толпы и выделил три лидерские роли. Во-первых, это вожак (стремящийся «пасти» толпу, находящуюся в гипнотическом экстазе, и вести ее за собой по избранной им дороге — например, Наполеон). Во-вторых, представитель толпы (выражает известные устоявшиеся «правиль-ные» мнения народа — например, Т. Рузвельт). В-третьих, толкователь мнений (стремится артикулировать то, что смутно чувствует толпа, ее скрытые страхи и переживания).

Конечно же, нельзя забывать и типологию политических лидеров М. Вебе-ра. Поскольку она наиболее известна, остановимся лишь на трех выделявшихся им идеальных типах лидерской легитимности :

а) легальная легитимность, имеющая под собой рациональную основу, проявляющуюся в вере в легальность нормативных правил и в право лидера, получившего свое место при этих правилах. При такой легитимности подчинение является следствием легально установленного обезличенного порядка и не выходит за формальные рамки власти организации. Это власть поста, «кресла», которое занимает человек. Это «бюрократический» тип и, соответственно, стиль лидерства. Люди подчиняются бюрократу потому, что чувствуют себя бессильными перед огромным числом атрибутов власти, которыми он окружает себя;

б) традиционная легитимность, основа которой предполагает укоренив-шуюся веру в святость древних традиций и легитимность статуса правителей. Подчинение в этом случае является проявлением личной преданности и опреде-ляется рамками привычных обязанностей. Это «традиционный» тип и, соответ-ственно, стиль лидерства. Это власть монарха, получающего ее по традиции, как бы автоматически, независимо от собственных качеств и проводимой им политики;

в) харизматическая легитимность, аффективная основа которой ведет к специфической преданности и исключительной святости, героизму и образцо-вому характеру индивида, нормативным образцам и отстаиваемому им порядку. «Харизма» — это тот стяг, знамя, хоругвь, которую несет в руках человек, воз-главляющий какое-то массовое шествие людей. Подчинение лидеру основыва-ется на личном доверии и определяется рамками представления индивида о ха-ризме. Подчиняясь, люди идут не столько за человеком, сколько за харизмой, которая осеняет его своим влиянием и авторитетом. Власть харизматического лидера — это власть символа и, одновременно, того момента, когда этот символ поднят над толпой. Это власть человека яркого, как то же самое знамя, но такая яркость идет не столько от человека, сколько от идущих за ним масс, наделяю-щих своей любовью и его, и несомое им знамя. Такая власть фанатична, но си-туативна: изменится ситуация, наступит иной момент, и такой лидер может быстро поблекнуть, утратить свое влияние.

Обычно принято выделять две главные составляющие харизмы. Во-первых, это удаленность от подчиненных (влияние возрастает пропорционально дистанции). Во-вторых, наличие чего-то необычного, что порождает эмоциональное возбуждение последователей. Подчеркнем, что к такому лидеру нет равнодушных: его или любят или ненавидят. Со времен М.Вебера, разделяются три варианта харизмы :

1) харизма как символическое решение внутренних проблем;

2) как защита от чужой власти через агрессию;

3) как приписывание лидеру атрибутов, способствующих удовлетворению своих интересов.

Таким образом, из приведенного краткого обзора видно: в первой поло-вине XX века типологии классифицировали лидеров одновременно как по вы-полняемой функции (представитель, исполнитель), так и по стилю лидерства (доминирующий — демократический). Более современные теории, в основном, изучают авторитарный и демократический стили, чаще называя их по-другому: «ориентированный на задачу» и «ориентированный наличность».

Понятно, что малые группы в политике различаются уровнем своего раз-вития. Первичная партийная организация и Совет безопасности России — фор-мально, совершенно несопоставимы. Однако еще практика советских времен показала, что с психологической точки зрения, заседания комсомольского бюро (скажем, факультета психологии университета) мало чем отличались от заседа-ний бюро горкома, обкома партии, да и политбюро ЦК КПСС. В достаточно однородной партийно-политической среде, в одной и той же, политической сфере, действуют примерно одни и те же человеческие, психологические механизмы политического поведения. Разумеется, с некоторыми поправками на возраст, опытность, масштаб решаемых задач и т. п., однако базовые механизмы остаются аналогичными.

Современный отечественный опыт столь же недвусмысленно показывает, что даже многопартийная, плюралистическая или вообще нейтральная в пар-тийном плане среда мало чего меняет. Как только возникает некая группа как субъект политического действия, начинают действовать все те же аналогичные психологические механизмы политического поведения людей. Многочисленные исследования процессов формирования политических групп позволяют выделить пять основных этапов (именно они выделяются подавляющим большинством инструкций по строительству партийных групп в партиях самых разных стран и различных ориентации).

 

1. Этап «номинальной группы»

Как правило, это случайно собравшееся (не имеет значения, добровольно или добровольно-принудительно) некоторое количество людей, желающих (или просто согласных) заниматься политической или околополитической деятельностью. Пока еще они не представляют собой группу как некую целостность в силу хотя бы просто недостаточного знания друг друга и отсутствия понимания тех общих признаков, которые могут превратить их в такую группу. Основная функция данного этапа— знакомство, «обнюхивание», выяснение того, «кто есть кто». Часто это сочинение манифестов, дискуссии на общеполитические темы подписание разного рода обращений, меморандумов и т.д.

 

2. Этап «ассоциативной группы»

Это этап, на котором уже возникают некоторые первичные связи, ассоциа-ции между членами группы и той деятельностью, которой они собираются заниматься. Здесь появляются первые признаки организации (как правило, исключительно формальные — создавая новую первичную организацию, представитель организации вышестоящей рекомендует кого-то на роль председателя, секретаря и т. п.}. Так возникает формально организованная группа, члены которой имеют вроде бы идентичные цели, хотя обычно плохо представляют их себе в реальности.

 

3. Этап «кооперативной группы»

Этап «кооперативной группы» отличается уже большей общностью между ее членами. Он характеризуется появлением уже определенного единства целей, интересов и действий, а также появлением первичного опыта совместной групповой деятельности и первичных общих групповых переживаний (связанных, например, с проведением некоторых политических акций, участием в демонстрациях, контактов с другими политическими группами). На данном этапе, в дополнение к формальным связям и распределению ролей, в процессе совместной политической деятельности уже развиваются неформальные взаимоотношения между членами группы.

4. Этап «корпоративной группы»

На этом этапе группа отличается наличием уже достаточно устойчивой общности интересов, целей, действий, групповых переживаний, формальным и неформальным, организационным и психологическим (включая интеллектуаль-ное, эмоциональное и волевое) единством группы в целом, однако часто еще характеризуется проявлениями группового эгоизма и индивидуализма, подчас включая и антисоциальные ориентации. Такие группы могут противопоставлять себя другим группам, даже внутри вроде бы родственной, общей политической структуры.

Такие группы носят самодостаточный (по их представлению) характер. Примеров таких групп немало: от легальных оппозиционных партийных или парламентских фракций до групп заговорщиков и политических террористов. Известны случаи, когда такие корпоративные группы захватывали власть над всей породившей их организацией или обществом в целом, заставляя их слу-жить своим целям.

5. Этап «коллектива»

Мы специально берем этот термин в кавычки, чтобы показать его несоот-ветствие столь привычному в литературе советского периода «коллективу» как, прежде всего, производственному объединению людей. В формировании поли-тической группы коллектив — это стадия развития группы. Она характеризуется не просто устойчивой общностью интересов, целей, действий и групповых переживаний; организационным и психологическим (включая интеллектуальное, эмоциональное и волевое) единством — это свойственно и этапу «корпоративной группы». Этап коллектива отличается высшим уровнем осознанности всех этих моментов и максимальной консолидированностью действий членов группы. Кардинальное отличие коллектива в политико-психологическом смысле от корпоративной группы — в доминировании просоциальных целей. Коллектив не бывает самодостаточным, его члены рассматривают себя и свою группу как инструмент общественного развития.

Обратим внимание на то, что именно это различие направленности — на достижение собственных, групповых, или общественных целей — и есть един-ственное существенное политико-психологическое различие между двумя по-следними группами. Все остальное у них — общее: максимальное единство ин-тересов, целей и действий, формальных и неформальных, организационных и психологических связей и отношений. Коллектив и корпоративная группа — одинаково высшие стадии развития группы как субъекта политики. Все предшествующие стадии —лишь промежуточные этапы.

Самое любопытное заключается в том, что описанные этапы совсем не обязательно выступают как последовательные, причем обязательно сменяющие друг друга. Группа может остановиться в своем развитии на любом из описан-ных этапов, начиная с первого и, даже, распасться, перестав существовать как группа. Вот только миновать тот или иной этап в своем развитии, перескочить через него практически невозможно. Хотя сроки прохождения каждого из эта-пов, разумеется, сильно варьируют в зависимости от зрелости и опыта членов группы, активности лидера и других факторов.

 





Читайте также:





Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.021 сек.)