Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Роль аналогии в науке и правовом процессе




Аналогия в научном познании. Чем меньшим запасом научных и практических знаний обладает человек, тем чаще он судит о новых явлениях по аналогии с ранее встречавшимися в личном опыте или опыте других.

При отсутствии у человека широких опытных обобщений, при недостаточном запасе практических знаний уподобление явлений по сходным признакам — наиболее естественный и единственно возможный способ рассуждения. Поэтому аналогию с полным пра­вом можно назвать формой вывода, широко применявшейся на ран­них стадиях развития мышления. Не удивительно, что аналогия — частая форма вывода в рассуждениях ребенка, мышление которого в своем развитии повторяет в сжатой форме историю развития чело­веческого мышления в целом.

Аналогия первобытного человека, как и уподобление в рассуж­дениях ребенка, — часто несовершенные умозаключения. Основой уподобления здесь нередко служит случайное сходство, внешнее совпадение. Результатом такого вывода могут быть как правильные


заключения, если схвачено действительное сходство, так и далекие от истины заключения, если сходство внешнее.

В современных условиях аналогия приобретает значение важно­го для приумножения научных знаний типа умозаключения. Исто­рия развития науки и техники показывает, что аналогия послужила основой для многих научных и технических открытий. Блестящая догадка Фарадея о физическом существовании магнитных линий, подобных линиям электрическим, а также проведенная им аналогия между магнитом и Солнцем, с одной стороны, и световыми лучами и магнитными линиями — с другой, послужили программой для даль­нейших исследований и открытий Максвелла, Гершеля, Лебедева, Попова и других ученых. Особое место занимает аналогия в иссле­дованиях Максвелла, который часто прибегал к уподоблениям, ис­пользуя аналогию как ценный самостоятельный метод исследования в физике.

Моделирование судов в кораблестроении, самолетов в аэродина­мике, плотин, гидроэлектростанций и шлюзов в гидростроительстве, моделирование человеческого мышления в кибернетике наглядно показывают возросшую роль умозаключения по аналогии и осно­ванного на нейметода моделирования в современной науке и тех­нике. При этом различные типы моделирования, например строгое и приближенное, определяются степенью логической обоснован­ности используемых при их построении выводов по аналогии.



Умозаключение по аналогии выполняет особую роль в науках общественно-исторических, приобретая нередко значение единст­венно возможного метода исследования. Не располагая достаточ­ным фактическим материалом, историк нередко объясняет малоиз­вестные факты, события и обстановку путем их уподобления ранее исследованным событиям и фактам из жизни других народов при наличии сходства в уровне развития экономики, культуры, полити­ческой организации общества.

Существенна роль умозаключения по аналогии в политологии и политике при разработке стратегических задач и определении так­тической линии в конкретных условиях общественно-политического развития.

Социально-политическое исследование в отличие от других об­ластей познания имеет свою специфику. Научно обоснованные ре­зультаты при использовании метода аналогии могут быть получены здесь лишь при соблюдении методологических требований в допол­нение к логическим правилам. К ним относятся требования:всесто­ронности и объективности анализа, учета развития и конкретнос-

ти истины, учета противоречий и социально-ценностного факто­ра в процессе познания.

Аналогия в политике дает обоснованные заключения при усло­вии тщательного анализа конкретной обстановки, внимательного изучения всех «за» и «против». Сложность выявления всех сходств и различий приводит к тому, что аналогия в общественно-историчес­ком исследовании, как правило, обеспечивает получение заключе­ний ослабленной модальности. В одних случаях уподобление дает проблематичное, в других — достоверное знание, но лишь овозмож­ной, а не действительной принадлежности переносимого признака исследуемому явлению. Поэтому при анализе общественно-истори­ческих явлений аналогия должна дополняться другими формами выводов, обеспечивающими достоверное их познание.

Аналогия в правовом процессе. К аналогии обращаются в особых случаях правовой оценки, а также в процессе расследования пре­ступлений и-проведении криминалистических экспертиз.

(1)Аналогия в правовой оценке. С логической стороны юриди­ческая оценка обстоятельств дела протекает, как правило, в форме силлогизма, где большей посылкой выступает определенная норма права, а меньшей — знание о конкретном факте. Наряду с этим в отдельных правовых системах допускается правовая оценкапо ана­логии закона илипо прецеденту.

Исходя из практической трудности предвидеть и перечислить в законе все могущие возникнуть в будущем конкретные виды право­отношений, законодатель предоставляет суду право оценивать не­предусмотренные законом случаи по нормам, которые регулируют сходные правоотношения. В этом и состоит суть правового институ­та аналогии закона.

В российской правовой системе аналогия уголовного закона не предусмотрена. Она действует лишь в гражданском праве, что объ­ясняется сложностью хозяйственного оборота и практической труд­ностью предусмотреть в системе права все могущие возникнуть в будущем новые виды гражданско-правовых отношений.

Согласно теории и правовой практике оценка гражданско-право­вых отношений по аналогии закона допускается лишь при соблюде­нии определенных условий. Во-первых, требуется отсутствие в сис­теме права нормы, которая бы прямо предусматривала данный вид отношений. Во-вторых, применяемая по аналогии норма права должна предусматривать сходные по своим существенным призна­кам отношения при несущественности различий.

191 '


Логическую структуру умозаключения по аналогии при оценке деяния в суде можно представить в виде следующей схемы:

Посылки:

1) Предусмотренное законом действие di, имеет признакиР, Q, Ми правовое последствие S

2) Не предусмотренное законом действие db имеет признакиР, Q, N

Заключение:

к d2 применимо предусмотренное дляdi правовое последствие S

Сходные для действийdi и d2 признаки Р и Q должны быть юридически существенными, определяющими род правоотноше­ний. Помимо сходных сравнительному анализу подлежат также при­знаки М и N. Перенос признака — в данном случае правового пос­ледствия S — будет оправдан лишь в том случае, если признаки М и N будут видовыми, при этом признак N не будет противоречить правовому последствию S.

Правовая оценка протекает в форме умозаключения по аналогии и в случае допущения в судопроизводствепрецедента, когда суд в своих выводах об основаниях и пределах правовой ответственности по конкретному делу опирается на ранее вынесенное судом решение по сходному делу.

Такое уподобление не может претендовать на демонстратив-ность. Каждое правонарушение, особенно в области уголовного права, — это строго определенная совокупность объективных и субъективных обстоятельств, требующая конкретной оценки и стро­го индивидуального подхода к избранию меры наказания. Ссылка же на судебный прецедент часто нивелирует различия и тем самым не обеспечивает правовой справедливости. Именно поэтому обра­щение к судебному прецеденту, которое практикуется, к примеру, в англо-американской правовой системе, никогда не признавалось в теории и практике достаточно надежным источником права. В рос­сийской истории судебное право никогда не придавало прецеденту значения источника права.

В правовой деятельности помимо понятия аналогии закона встречается понятиеаналогии права. Суть его состоит в том, что при отсутствии закона, прямо регулирующего спорное отношение, а также при отсутствии нормы, рассматривающей сходный случай, суду предоставляется право оценивать спорное отношение, руко­водствуясь общими началами и смыслом законодательства. В этом случае правовая оценка протекает не в форме умозаключения по аналогии, а в форме силлогизма, большей посылкой которого высту­пает конкретное положение общих начал законодательства. Инсти-

тут аналогии права, следовательно, не имеет прямого отношения к умозаключению по аналогии, совпадение здесь чисто терминологи­ческое.

(2)Аналогия в процессе расследования. Анализируя фактичес­кий материал, судья и следователь используютне только общие знания, полученные наукой и практикой, не в меньшей мере они обращаются и к индивидуальному опыту — своему и чужому. Срав­нение конкретного дела с ранее исследованными единичными слу­чаями помогает выяснить сходство между ними и на этой основе, уподобив одно событие другому, обнаружить ранее неизвестные признаки и обстоятельства преступления.

В наиболее отчетливой форме умозаключение по аналогии встре­чается при раскрытии преступлений по способу их совершения.

Например, по делу о квартирной краже следователь обратил внимание на тот факт, что преступники проникли в квартиру в то время, когда хозяйка развешивала во дворе выстиранное белье. Ока­залось, что несколько месяцев назад прокуратурой было приоста­новлено расследование по двум другим делам о квартирных кражах, где преступники использовали аналогичное обстоятельство для про­никновения в квартиру. Догадка на основе аналогии в дальнейшем была подтверждена — оказалось, что квартирные кражи были со­вершены одной и той же группой.

Вероятный характер получаемого с помощью аналогии знания предопределяет неодинаковую роль этого умозаключения на раз­личных стадиях судебного исследования. Так, в процессе предвари­тельного расследования и судебного следствия обращение к анало­гии вполне правомерно, здесь она выполняетэвристическую функ­цию служит стимулом к размышлениям, выступает логической основой построения версий.

Умозаключение по аналогии часто используется при производст­ве отдельных видов криминалистических экспертиз, ставящих зада­чу идентификации личности или материальных предметов: установ­ление личности по признакам внешности, по отпечаткам пальцев, по следам ног, зубов, рук и т.д.; исполнителя текста или подписи; уста­новление оружия по стреляным пулям и гильзам, а также инструмен­тов, орудий взлома, транспортных средств по их следам.

С логической стороны вывод эксперта в таких случаях идентифи­кации — это переход от знания об одном единичном предмете к знанию о другом,подобном предмете. Переносимым признаком в этом случае выступает либо знание о том, что, например, найденный след принадлежит конкретному лицу, либо знание о том, что взлом произведен определенным орудием или инструментов, либо вывод о


том, что след на грунте оставлен конкретным автомобилем, мото­циклом, подводой и т.д.

Обоснованность заключения эксперта-криминалиста определя­ется прежде всего правильностью оценки сходств и различий в срав­ниваемых объектах. Обнаружение сходствав устойчивых, повторя­ющихся признаках при случайном характере различий, а также вы­явлениекачественно неповторимой, индивидуальной зависимости между сходными признаками — таковы основные условия, выпол­нение которых обеспечивает обоснованный вывод по аналогии при производстве криминалистической экспертизы. Эти требования со­впадают с теми правилами, которые предъявляются логикой к умо­заключениям строгой аналогии.

В силу ряда причин выводы эксперта-криминалиста бывают про­блематичными. В отличие от достоверных выводов такие вероятные заключения, как и всякие иные предположения, не могут выполнять роль судебных доказательств. Но эти же вероятные заключения не­редко играют важную эвристическую роль, оказывая неоценимую услугу следствию в поисках истины: при построении версий и их проверке, выполнении оперативных действий и т.п.

Поскольку судья и следователь, оперативный работник и экс­перт-криминалист обращаются к умозаключению по аналогии, воз­никает необходимость практического усвоения основных особен­ностей, правил и структуры этого вида умозаключения, что поможет правильной оценке и использованию тех результатов, которые могут быть получены с его помощью.

контрольные вопросы

1 Дайте определение и приведите схемы умозаключений по аналогии.

2. Какие существуют виды аналогии по объекту и по степени обоснованности?

3. Какое применение находят умозаключения по аналогии в судебно-следствен-ной практике?

4. Каковы условия, обеспечивающие логическую состоятельность умозаключе­ний по аналогии?

5 В каких случаях умозаключение по аналогии несостоятельно?

Глава Х ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АРГУМЕНТАЦИИ

§ 1. Аргументация и доказательство

Аргументация. Цель познания в науке и практике — достиже­ние достоверного, объективно истинного знания для активного воз­действия на окружающий мир-установление объективной исти­ны — важная задача демократической системы правосудия. Досто­верное познание обеспечивает правильное применение закона, слу­жит гарантией вынесения справедливых решений.

Результаты научного и практического познания признаются ис­тинными, если они прошли тщательную и всестороннюю проверку. В простейших случаях, на ступени чувственного познания проверка суждений осуществляется непосредственным обращением к факти­ческому положению дел.

На ступени абстрактного мышления результаты процесса позна­ния проверяют главным образом сопоставлением полученных ре­зультатов с другими, ранее установленными суждениями. Процеду­ра проверки знаний в этом случае носит опосредованный характер:

истинность суждений устанавливается логическим способом — через посредство других суждений.

Такая опосредованная проверка суждений называетсяопера­цией обоснования, илиаргументацией. Обосновать какое-либо суж­дение означает привести другие, логически связанные с ним и под­тверждающие его суждения.

Выдержавшие логическую проверку суждения выполняют функ­цию убеждения и принимаются лицом, которому адресована выра­женная в них информация.

Убеждающее воздействие суждений в коммуникативном процес­се зависит не только от логического фактора — правильно постро­енного обоснования. Важная роль в аргументации принадлежит и внелогическим факторам: лингвистическому, риторическому, пси­хологическому и другим.

Таким образом, под аргументацией понимают операцию обо­снования каких-либо суждений, в которой наряду с логическими

п*





Читайте также:





Читайте также:

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)