Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

системный кризис познавательной технологии ренессансной науки




Во второй половине XX в. стал складываться третий тип рациональности, так называемый “постнеклассический тип рациональности”, соответствующий “постнеклассической науке” (см. об этом: [Проблемы, 1992]). Характерные черты постнеклассической науки выделены В.С.Степиным (см.: [Степин, 1992а, с.10—14]), это: проблемно ориентированные формы исследовательской деятельности, комплексные программы, междисциплинарные исследования системных объектов, появление идей синергетики (теории саморазвивающихся систем). Для постнеклассической науки характерно также ясное осознание пре- делов научного познания (кризис ренессансного идеала объективного знания), что дополнительно обусловливает человекоразмерность научного знания (см. об этом: [Курашов, 1995б, 1999]).

Проблемы синергетики (главным образом работы И. Пригожина и его школы) тесно переплетены с теорией хаоса (см., напр., [Кратгфилд, 1987]), теорией катастроф (см., напр., [Арнольд, 1990]), а также математическими методами решения нелинейных уравнений в целом.

Синергетика (теория самоорганизации) имеет своим предметом открытые термодинамические системы, описываемые нелинейными уравнениями. Основные понятия синергетики и смежных областей:

Диссипация — рассеяние энергии в окружающую среду;

Диссипативная система (структура) — система (структура) в неравновесном состоянии с минимумом производства энтропии ввиду постоянного энергообмена с окружающей средой, динамика которой необратима во времени (в противоположность консервативным системам, динамика которых обратима во времени). Примеры — живая клетка, химическая реакция Белоусова—Жаботинского.

Аттракторы — наиболее устойчивые состояния системы, к которым система естественно стремится в своем поведении.

Точка бифуркации — момент экстремальной потери устойчивости системы, когда происходит “критический выбор” между альтернативными равновероятными путями развития системы. В точке бифуркации любые микроизменения (внешние, например, сознательное или неосознанное воздействие человека; внутренние — случайные флуктуации) приводят к макропоследствиям — изменению “судьбы” всей системы.



Бифуркация — процесс в точке бифуркации и после него, когда система асимптотически стремится к тому или иному аттрактору.

Фракталы — в синергетике понятиям «фрактал» и «фрактальность» даются разные определения. Одно из определений: фракталы – это хаотические аттракторы; фракталы имеют место в ограниченных пространством системах, например атмосфере, когда расходящиеся траектории с некоторого момента обязательно будут сходиться (необходимость), появление же фрактала — случайность.

Хаос — 1) простейший смысл — разупорядоченность, несогласованность; 2) система с короткодействующим характером взаимодействия между элементами; 3) случайность в поведении систем, от которой нельзя избавиться, собирая больше информации о системе (т.е. имеется в виду неразрывность онтологического и гносеологического статуса понятия “хаос”).

Таким образом, из самого перечня понятий можно заключить, что в открытых нелинейных диссипативных системах возможны сингулярности (точки бифуркации), после которых эволюция системы непредсказуема.

В закрытых системах (предмет классической равновесной термодинамики) микроизменения в системе всегда усредняются в ансамбле элементов и не изменяют “траектории” системы в направлении возрастания энтропии (движения к равновесному состоянию). В диссипативных открытых системах всегда имеется элемент хаоса (бифуркации), и микроизменения могут привести к макроизменениям системы (движение к тому или иному аттрактору).

Идеи синергетики сейчас распространяются не только на объекты естественных наук (неорганические “неживые” и органические “живые” системы), но и на социальные системы. Здесь можно высказать мнение и о продуктивности этих идей для традиционной проблемы роли личности в истории. Очевидно, эта роль может быть велика в точках бифуркации социальных систем — от малых групп типа семьи до общества в целом (например, феномен Б.Ельцина и события у Белого дома в Москве).

Полезно привести в данном случае замечания Джеймса Крагтфилда и соавторов: “Огромная сила науки заключена в ее способности устанавливать связь между причиной и следствием...

До недавнего времени было мало оснований сомневаться в том, что в принципе можно достичь точной предсказуемости. Считалось, что для этого необходимо только собрать и обработать достаточное количество информации.

Такую точку зрения круто изменило поразительное открытие: простые детерминированные системы с малым числом компонент могут порождать случайное поведение, причем эта случайность имеет принципиальный характер — от нее нельзя избавиться, собирая больше информации. Порождаемую таким образом случайность стали называть хаосом” [Крагтфилд, 1987, с.16].

Существенно также заключение в этой работе: “Хаос бросает новый вызов сторонникам редукционизма, которые считают, что для изучения системы ее нужно разбить на части и изучать каждую часть. Эта точка зрения удерживается в науке благодаря тому, что очень много систем, для которых поведение в целом действительно складывается из поведения частей (таких систем, строго говоря, совсем нет. — В.К.), однако хаос показывает нам, что система может иметь сложное поведение вследствие простого нелинейного взаимодействия всего нескольких компонент” [Крагтфилд, 1987, с.28].

В отношении синергетики как наиболее характерной особенности постнеклассической науки В.С.Степин пишет: “Саморазвивающиеся системы характеризуются синергетическими эффектами, принципиальной открытостью и необратимостью процессов. Взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний. Включаясь во взаимодействие, человек уже имеет дело не с жесткими предметами и свойствами, а со своеобразным “созвездием возможностей”. Перед ним в процессе деятельности каждый раз возникает проблема выбора некоторой линии развития из множества возможных путей эволюции системы. Причем сам этот выбор необратим и чаще всего не может быть однозначно просчитан. Поэтому в деятельности с саморазвивающимися “синергетическими” системами, особенно в их практическом, технико-технологическом освоении, особую роль начинают играть знания запретов на некоторые стратегии взаимодействия, потенциально содержащие в себе катастрофические последствия.

Все эти особенности сложных исторически развивающихся систем требуют новых идеалов и норм исследовательской деятельности, новой методологии их познания (судя по контексту — на основании рефлексии постнеклассического типа рациональности. — В.К.)” [Степин, 1992а, с.11—12].

При обсуждении вопросов познания мира с точки зрения синергетики напрашивается прямая аналогия: наши знания о микромире ограничены по причине внесения макровозмущений в микросистемы, а наши знания о синергических макросистемах ограничены тем, что неконтролируемые микроизменения могут приводить к макропоследствиям — изменениям “судьбы” всей системы. Высказываются мнения, что такие системы мы все же можем описать конечной теоретической системой, если укажем для той или иной системы все возможные аттракторы. Но дело в том, что для многих сложных систем мы не можем выявить все возможные аттракторы априори.

Стоит сказать и о том, что синергетика в настоящее время стала модным направлением. Это обусловливает процесс расширения сфер ее применения во многих областях знания, что имеет как положительный, так и отрицательный характер в зависимости от того, насколько обосновано применение идей синергетики в соответствующей новой области ее приложения.

Кроме того, следует высказать и ряд скептических соображений об обоснованности основных положений синергетики. Здесь существенно отметить, что, как и все научные теории, теория самоорганизации (синергетика) в своих основах не может избежать опоры на метафизические понятия. Таковым является центральное понятие — самоорганизация. Так, можно равным образом утверждать и то, что имеет место именно самоорганизация, и то, что наблюдаемая так называемая самоорганизация обусловлена внешним организующим Началом, а не внутренними свойствами системы. Ни доказать, ни опровергнуть эти положения невозможно. Второе метафизическое понятие теории самоорганизации — флуктуация, так же в смысле неопределенности природы явлений, называемых флуктуациями. С одной стороны, мы можем придавать флуктуациям онтологический статус случайности, с другой — утверждать, что этот статус случайности обусловлен ограниченностью наших познавательных возможностей необходимого. В последнем случае можно утверждать: всякая флуктуация, вызвавшая в точке бифуркации эволюцию системы к соответствующему аттрактору, необходима, а не случайна, и соответственно реальной альтернативы данному аттрактору в точке бифуркации системы не было. Иными словами, можно утверждать, вопреки основным постулатам теории самоорганизации, что и точка бифуркации, и аттрактор есть просто точки необходимых и предопределенных состояний системы. Налицо метафизичность и антиномичность основных теоретических положений синергетики, и мы вправе сомневаться как в реальности самоорганизации (т.е. эволюции системы от простого к сложному без внешнего организующего Начала), так и в возможности обосновать многовариантность будущего в рамках концепций синергетики.

 





Читайте также:





Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)