Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКИХ ДНЕЙ




Тем временем на «Авроре» завершились работы по ремонту крейсера и подготовке к переходу в действующий флот. Судовой комитет вместе с командованием корабля принимал все меры к тому, чтобы как можно качественнее закончить ремонт. Хозяйственное, добросовестное отношение команды к ставшему теперь своим кораблю характеризует, к примеру, рапорт председателя судового комитета Белышева командиру крейсера от 30 октября 1917 г. В нем сообщалось: «При осмотре комиссией по принятию работ выяснилось, что в левой кормовой кочегарке в котле № 22 все элементы были погнуты, а нижние три элемента текли. Ввиду вышеизложенного, просим г. капитана о замене в котле № 22 всех элементов новыми, а также проверить все самодействующие клапаны питания». 251

После устранения всех дефектов и проведения швартовных испытаний котлов и машин крейсер начал подготовку к переходу в Гельсингфорс в состав своей 2-й бригады крейсеров, где должны были состояться и ходовые испытания. 28 ноября крейсер «Аврора» с помощью ледоколов отошел от стенки, развернулся и взял курс на Гельсингфорс. Это был его первый поход под красным флагом.

В Гельсингфорсе крейсер пробыл около 20 дней. На корабле шла нормальная боевая подготовка. Необходимо было отработать все боевые расписания, поскольку за год пребывания в Петрограде сменилось более ста человек команды. Кроме того, произошли изменения в командном составе «Авроры». Командиром крейсера по-прежнему был лейтенант Н. А. Эриксон, старшим офицером — лейтенант Б. Ф. Винтер (он же исполнял и должность старшего артиллерийского офицера), старшим штурманским офицером — мичман Л. А. Поленов, старшим минным офицером — мичман А. И. Осипов, ревизором — мичман П. П. Соколов, старшим судовым механиком — инженер-механик, капитан 2 ранга Ч. Ф. Малышевич, трюмным механиком — инженер-механик лейтенант А. Т. Буянов, младшим штурманским офицером — мичман В. П. Бук, вахтенными начальниками — мичман А. К. Плансон, мичман Л. А. Демин и мичман Н. С. Красильников, младшим врачом — коллежский регистратор М. В. Маслов. Всего на крейсере было 12 офицеров из 23, положенных по штату.



8 декабря крейсер выходил на испытания котлов, главных машин и вспомогательных механизмов. В комиссию по проведению испытаний входили представители бригадного и судового комитетов, инженер-механики крейсера и других кораблей бригады, представители Франко-Русского завода. Состав комиссии был определен распоряжением штаба 2-й бригады крейсеров и бригадного комитета и утвержден Центробалтом. Испытания выявили много недостатков, особенно в новых котлах системы Бельвиля — Долголенко, которые не обеспечивали требуемого давления пара. Если ремонт машин и был признан удовлетворительным, то относительно котлов комиссия решила провести весной новые испытания после того, как заводом будут приняты меры к увеличению поступления пара в машины 252.

22 декабря 2-я бригада крейсеров, в которую входили «Россия» (под флагом начальника бригады контр-адмирала С. Н. Дмитриева), «Аврора» и «Диана», снялась с якоря и направилась в Кронштадт. Плавание проходило в тяжелых гидрометеорологических условиях. Туман, снег, а за островом Гогланд — тяжелые льды затрудняли переход. Только к вечеру 27 декабря «Аврора» и «Диана», оставив крейсер «Россия» в Кронштадте, пришли с помощью ледокола «Ермак» в Петроград. «Аврора» встала на свое прежнее место у Адмиралтейского завода, а «Диана» — чуть ниже по течению. Петроградские обыватели удивлялись: «Ушла одна «Аврора», а вернулись две»,— настолько были похожи друг на друга эти крейсера. На «Авроре» сразу же начались работы по устранению дефектов в котлах и механизмах, выявленных на ходовых испытаниях. Одновременно с участием в ремонтных работах команда крейсера вновь приступила к выполнению задач по оказанию помощи Советскому правительству по борьбе с контрреволюцией в столице.

Присутствие в Петрограде боевого корабля с экипажем, преданным правительству большевиков, вызвало озлобление в стане контрреволюции. В канун нового 1918 г. была сделана попытка массового отравления экипажа крейсера, которая, благодаря своевременно оказанной медицинской помощи, к счастью, не удалась. 9 января 1918 г. судовой комитет «Авроры» получил предостережение от политического отдела Морского министерства:

Политический отдел в лице своих представителей предупреждает вас, что Бюро по борьбе с контрреволюцией задержало тайное письмо, редактированное в Калашниковой бирже. Из письма видно, что на ваше судно неизвестные лица собираются сделать покушение за крупную сумму денег. Ввиду этого, мы вменяем вам в обязанность со дня поступления сего заявления принять самые строгие меры, требуемые для бдительной охраны вашего судна. Всех лиц, пытающихся пройти на судно без удостоверения личности или заподозренных в каких-либо злонамеренных действиях, просим направлять в политический отдел при Верховной Морской Коллегии.

Вскоре на крейсере было получено письмо следующего содержания:

Товарищи!

Вчера, 4 января, в зале Калашниковой биржи на общем собрании была предложена премия за уничтожение судна «Аврора» в сумме сто тысяч (100000) рублей, 50000 — сразу, а остальные 50 000 — когда взорвет. Это было предложено шоферу, который сообщил мне; к сожалению, он не знает из них никого. Он поздно сообщил мне и все собрание разошлось. Ввиду этого, просим быть на страже, а то будет печально, если найдется негодяй, который согласится свою шкуру продать и всю трудовую массу.

Сочувствующий II съезду Советов рабочих и солдатских депутатов и Народным Комиссарам

С подлинным верно: Член Верховной Морской Коллегии
В. Ковальский

И все-таки 30 марта 1918 г. попытка взорвать революционный крейсер «адской машиной» состоялась. К счастью, взрыв был предотвращен. При разборке взрывателя мины были, однако, ранены старший офицер Б. Ф. Винтер, очень тяжело, и командир Н. А. Эриксон, легко. 253

Крейсер «Аврора» в Петрограде весной 1918 г.

Крейсер продолжал нести свою боевую службу по охране завоеваний социалистической революции. Все больше и больше отрядов вооруженных авроровцев сходили с корабля, чтобы принять участие в борьбе за власть Советов. К началу мая 1918 г. на крейсере осталось только 127 человек. А 29 июля «Аврора», как и многие другие корабли Балтийского флота, была переведена в Кронштадт для передачи на долговременное хранение.

Глава 13
ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

ФЛОТУ БЫТЬ

После победоносного завершения гражданской войны и отражения вооруженного вторжения иностранных интервентов советский народ приступил к восстановлению разрушенного народного хозяйства. Мировой империализм не оставил своей цели уничтожить первую Страну Советов, и молодой республике приходилось быть начеку. Выступая в декабре 1920 г. на VIII Всероссийском съезде Советов, В. И. Ленин говорил: «...кто забудет о постоянно грозящей нам опасности, которая не прекратится, пока существует мировой империализм,— кто забудет об этом, тот забудет о нашей трудовой республике». 254 Необходимо было принять все меры к укреплению обороноспособности страны, повышению мощи и боевой готовности ее вооруженных сил, в том числе и Военно-Морского Флота.

На Балтийском флоте, как и на других флотах, положение было крайне тяжелое. К 1921 г. на Балтике числилось 7 линейных кораблей, 8 крейсеров, 9 эсминцев типа «Новик», около 20 эскадренных миноносцев других типов. 9 подводных лодок типа «Барс», 2 канонерские лодки, несколько заградителей и вспомогательных судов общим водоизмещением около 350 тыс. т 255. Большая часть этих кораблей нуждалась в капитальном ремонте и модернизации, а также в значительном доукомплектовании личным составом. «В сумме это означало, что флота у нас нет» 256 ,— оценивал состояние морских сил М. В. Фрунзе. Чтобы поправить положение, Совет Труда и Обороны 23 октября 1920 г. принял написанное В. И. Лениным постановление: «Поручить Петроградскому Совдепу и специально Комитету Обороны Петрограда обратить особое внимание на ускорение работ по восстановлению Балтфлота...» 257. Это постановление и положило начало возрождению Балтийского флота. Специально созданная комиссия определила состав кораблей, подлежащих восстановлению и устаревших, которые решено было разобрать на металл. Вопрос о возрождении флота был рассмотрен и на X съезде РКП (б), проходившем с 8 по 16 марта 1921 г. В резолюции по военному вопросу съезд выделил специальный раздел «О Красном Флоте», в котором было записано: «Съезд считает необходимым, в соответствии с общим положением и материальными ресурсами Советской республики, принять меры к возрождению и укреплению Красного военного Флота» 258.

Большую роль в возрождении Балтийского флота сыграл Коммунистический Союз Молодежи, который 10 октября 1922 г. на своем V съезде взял шефство над Военно-Морским Флотом и посла-л лучших своих представителей на восстанавливаемые корабли. М. В. Фрунзе, оценивая роль шефства комсомола над флотом, писал: «Этот момент, безусловно, в жизни флота сыграл колоссальную роль. Только с этого времени стала возможна массовая живая созидательная работа. Тысячи комсомольского пополнения, образовавшие ядро нового флота, заложили тот фундамент, на основе которого стала возможной вся дальнейшая творческая деятельность» 259 .





Читайте также:




©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы


(0.004 сек.)