Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ФУЛЛЕР Ричард Бакминстер




(1895—1983) — инженер по образованию, занял место в истории дизайна как смелый экспериментатор, чьи прогностические разработки 1930-х годов оказали заметное влияние на развитие формообразования как в архитектуре, так и в промышленном дизайне.

В отличие от Н. Бель Геддза, создавшего огромное количество фантастических, но так и не реализованных эскизов, Ф. в довоенный период выполнил лишь несколько разработок, исполненных хотя и в единичных экземплярах, но в натуре. К ним относятся дом из элементов заводского изготовления «Даймэкшн» (1927) и обтекаемый автомобиль того же названия (1932). При абсолютно различном образном решении оба объекта объединяет высокая степень функциональности, технологичность изготовления, нестандартность конструктивного решения. Отдельные образные черты дома «Даймэкшн» можно найти в постройках, открывающих в архитектуре путь стилю «хай-тек» — домах X. lily-литца или Ч. Имза. «Аэродинамическая» машина, привносящая в автомобильное формообразование образ подводной лодки или дирижабля, также получила развитие (в значительно более субъективной форме) в творчестве X. Эрла и его последователей.

Возможно, подобное использование лишь внешних, образных характеристик разработок Ф. и послужило причиной того, что сам он в дальнейшем к проектированию промышленных изделий не возвращался (хотя в своих книгах проблемам дизайна уделял большое внимание). В архитектуре же он сконцентрировался на идее так называемых «геодезических» куполов — зданий со сферическим покрытием из стандартных линейных элементов.

Работы Б. Фуллера: о — Дон «Даймэкшн-1», 1927; б — концепт-кар «Даймэкшн-Ш», 1950-е

ХАДИД Заха — уроженка Багдада, выпускница математического факультета Американского университета в Бейруте, продолжившая учебу в Лондоне в знаменитой школе Архитектурной ассоциации, где теперь сама преподает, участница неоавангардистского объединения лондонских архитекторов ОМА, один из самых нестандартных мастеров современной проектной культуры.



б

ш: t

Проекты X. отличает безудержная фантазия и такой пластический радикализм, что их редко решаются реализовать, поэтому на ее счету очень мало построек, несколько интерьеров и дизайн-выставок, но она выиграла не один архитектурный конкурс и ее работы охотно печатают специальные журналы мира.

X. в высшей степени восточная женщина. Если представить себе любимые художниками XIX века сцены гарема — с заломи, завешанными коврами, с горами подушек — получится пространство, очень похожее на то, которое она предлагает. Пространство, в котором нет стен, а есть только диваны и ширмы, не разделенное архитектурой, а соединенное пуфиками, подушками и лежаками. В ее графике, которой X. во многом обязана своей известностью, чувствуется сходство с каллиграфией сур Корана, когда про каждую линию не совсем понятно, какой букве она принадлежит, а порой даже — какой строке, когда все в целом больше похоже на изысканное переплетение кружев, чем на текст, и воздействовать должно не словами и не строками, а целиком — как тавро.

Свою восточную по происхождению интуицию телесности и пространства X. переводит в образы техногенного мира, достигая сильнейшей притягательности именно для западного менталитета. Это архитектоника мира, в котором границы — скорее фигуры соединения, чем разделения. Это пространство неопределенных аналогий, оно кажется родственным и сюрреализму, и пластике компьютерной сети, щупальцам неясно откуда исходящих и случайно скрутившихся в узел связей, который распадается через секунду, приходя к ощущению новой децентрализованной глобальности. Крайне забавно обнаружить под всем этим концепт гарема.

Сама X. описывает свою архитектуру как выражение чувства движения, «контролируемого взрыва», образующего интересные линии, маршруты и объемы в динамичных формах. В своих экспериментах с видео, цифровыми и физическими моделями она демонстрирует интерес к инженерии скоростных шоссе и соединению архитектуры, ландшафта и геологии в естественные и искусственно сконструированные системы. Она включает топологию города в свои здания, осуществляя рискованные эксперименты на практике и являя пример визуально жестких архитектурно-дизайнерских исследований в процессе и в результате.

Заха Хадид: пространственный эксперимент «Ледяной шторм». Лондон, 2003

ХОЛЛЯЙН Ханс (1934) - выдающийся представитель венской архитектурной школы, подарившей миру венский «Сецессион».

X. удостоен высшей государственной премии Австрии в области искусства, руководит институтом дизайна в Венской академии прикладного искусства, является профессором архитектурного отделения Академии художеств в Дюссельдорфе, почетным членом Американского института архитекторов, лауреат Прицкеровской премии.

Работа X. весьма разнообразна: он проектирует и строит здания и интерьеры музеев, культурных центров, магазинов, художественных галерей, туристских бюро и одновременно с успехом выступает в роли сценографа, декоратора, дизайнера, свободного художника; ставит спектакли, проектирует мебель, посуду, светильники, предметы декоративно-прикладного искусства, оформляет художественные экспозиции.

Высокое качество работы X. связано с его фундаментальной художественной подготовкой в школе прикладного искусства и Академии художеств в Вене, а также стажировками на архитектурных отделениях Иллиной-сского технологического института в Чикаго и Калифорнийского университета в Беркли, в мастерских у Л. Мис ван дер Роэ, Ф.Л. Райта и Р. Нейтры.

Основные произведения X. находятся за пределами Австрии, в том числе признанные выдающимися муниципальный Художественный музей в городе Мёнхенгладбах (Германия, 1972—1983) и Музей современного искусства во Франкфурте (1982—1990).

ХРИСТО (Христо Явашев, 1935) -

американский художник, минималист, один из мастеров ленд-арта.

Родился в Габрово, в Болгарии, с 1952 по 1956 годы посещал Софийскую академию изящных искусств, в

1956 году переехал жить в Прагу, в

1957 году учился в Венской академии изящных искусств, в 1958 переехал в Париж, в 1964-м выбрал постоянным местом жительства Нью-Йорк. С 1958 начинают появляться первые законченные работы X.: в 1962 он строит стену из бензиновых бочек, перекрывшую парижскую улицу Висконти; на выставке в Касселе в 1968 «Документ-4» показывает «5 600 кубических метров упаковки»; в 1969 упаковывает тканью «Небольшой залив, окруженный побережьем» в Австралии; в 1972 перекрывает тканью «Долину Кюртен» в Колорадо, США; в 1980-1983 «окружает» надувными баллонами острова в бухте Бискейна, Майами, США; ставит «Зонтики» параллельно в Японии и Калифорнии в 1985—1991 годах. Особенность творчества X. заключается в непосредственной крупномасштабной работе с разнообразными пространствами, разными средами, в которые он вносит новые характеристики, добиваясь нового, часто непредвиденного качества, открывая неведомую доселе реальность. Премьера «спектакля» для автомобилистов «Зонтики», в котором на протяжении 20 км участка шоссе в Японии были установлены синие, а на 25 км шоссе в Калифорнии — желтые зонтики, была назначена на октябрь 1991 года. «Спектакль» продлился три месяца под открытым небом, затем продолжился в документах, фильмах, выставках, книгах, что и стало завершением цикла демонстрации этого произведения.

X. Холляйн: Хаас Хауз, интерьер. Вена, 1990 Христа Я: «Занавешенная долина». Колорадо. 1970—1972





Читайте также:





Читайте также:

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.003 сек.)