Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Антидиалектичность “диалектического” материализма




Предисловие

Диалектика и отношение к ней — весьма значимая тема, поскольку история всего ХХ века, прежде всего прочего, — выражение попыток разрешения проблем жизни национальных обществ и человечества в целом на основе философии, получившей название «диалекти­чес­кий материализм». И пока этот опыт не будет переосмыслен соответственно его истинной сути и роли в истории человечества, унаследованные от прошлого ошибки философской науки, а равно и ошибки пренебрежения необходимостью взращивания в людях навыков праведного осмысления Жизни — будут семенами неизбежных бедствий, поскольку соответственно тому, как мы осмысляем Жизнь, — так мы и ведём себя в ней, неизбежно пожиная сторицею плоды дел как наших собственных, так и предков, передавая неизбежность наследования жатвы наших посевов потомкам.


 

 

ЧАСТЬ I

(Вспомогательная)

 

Ревизия и итоги


 

Из истории вопроса

В наши дни большинство старшего поколения воспитаны так, чтобы (не что, а чтобы) при слове «диалектика» их воротило с души, они старались бы перевести разговор на другую тему, старались бы «заткнуть глотку» говорящему или покинуть место разговора; а при невозможности всего этого — тихо подремать до конца “политбеседы”.

Но представители старшего поколения, если их «напрячь», всё же способны вспомнить формулировки трёх законов диалектики, хотя: хороши эти формулировки либо плохи? для чего и как пользоваться ими так называемому «простому человеку» в повседневной жизни? либо следует пользоваться иными — лучшими — формулировками? — они и под пыткой в своём большинстве не скажут.



Соответственно этому опыту якобы никчёмности диалектики, выработанному старшими поколениями, молодёжь, выросшая в эпоху после краха системы насаждения марксизма в СССР, воспитана ещё “лучше”: в своём большинстве она даже поверхностно не знает смысла слова «диалектика».

На незнание такого рода можно было бы признать право, если бы не одно обстоятельство: слишком многие ныне живущие не задумываются об их личностной культуре осмысления Жизни, вследствие чего по существу пытаются каждый в одиночку пройти весь путь «от обезьяны до человека». Но в самом начале этого пути они застревают в паутине создаваемой ими же суеты и погибают, поскольку, игнорируя прошлый опыт человечества, автоматически воспроизводят в своей жизни заблуждения и ошибки прошлых поколений, усугубляя тем самым жизненные обстоятельства как для самих себя, так и для последующих поколений.

Как это ни печально, но даже если смерть приходит к людям в глубокой старости, то всё равно застаёт большинство из них в самом начале этого пути: либо спящими, либо блуждающими в «трёх соснах»…

Таковы промежуточные итоги попытки переустройства жизни общества на основе философии так называемого «диалекти­чес­кого материализма», основоположником которой был К.Маркс (1818 — 1883), чьё имя дало название определённой, как многим кажется новой для своего времени, доктрине переустройства жизни общества. Хотя слова «марксизм», «марк­си­сты» вошли в употребление ещё при его жизни, однако сам Маркс говорил, что он — не «марксист».

Отрицание им своей личной принадлежности к «марксизму» можно понимать по-разному:

· и как прямое указание основоположника на то, что марксисты в их большинстве не освоили тех методов выявления научной истины и «методов конспирации»[1], которыми владел сам К.Маркс (а тем более не превзошли его во владении ими), и потому оказались недостойны жизненных идеалов общества без паразитизма меньшинства на жизни большинства (в марксизме называемого коммунизмом), впервые постав­ленных якобы «на научную основу их великим и гениальным учителем»;

· и как прямое указание на то, что самому К.Марксу были чужды идеалы искоренения эксплуатации человека человеком, провозглашённые в марксистской доктрине, которая в действительности преследовала и преследует прямо противоположные цели, вследствие чего приверженные ей «марксисты» достойны и самого «мар­ксиз­ма», и презрительного отношения к ним их наставника на путь самообмана.

Исторически реально справедливо — т.е. подтверждено историей — и то, и другое.

* * *

В работах ВП СССР уже неоднократно указывалось на два обстоятельства, неотъемлемо свойственные марксизму:

ПЕРВОЕ. Никчёмность в повседневной жизни философии, в которой «основной вопрос философии» поставлен как «вопрос об отношении сознания к бытию, мышления к материи, природе, рассматриваемый с двух сторон: во-первых, что является первичным — дух или природа[2], материя или сознание — и во-вторых, как относится знание о мире к самому миру, или, иначе, соответствует ли сознание бытию, способно ли оно верно отражать мир» (“Философский словарь” под ред. академика И.Т.Фролова, Москва, «Политиздат», 1981 г., стр. 266).

Действительно, безо всяких интеллектуальных ухищрений и логических доказательств большинству интуитивно ясно следующее:

· вне зависимости от ответа на первую составляющую вопроса: «первичен дух (т.е. Бог), природа — порождение духа (Бога) вторична»; либо «первична природа — сознание человеческое вторично», — изменить объективно имеющуюся данность бытия человек не в силах. А ответ на вопрос, какое из двух мнений соответствует объективной истине? — лежит вне области доказательств средствами какой-либо логики, чему подтверждение тысячелетний нескончаемый спор логических философских школ “научного” матери­ализма и оккультизма — “научного” идеализма.

· по второй составляющей «основного вопроса» марксистско-ленинской философии также безо всяких логических ухищрений большинству интуитивно ясно, что знание о Мире может и соответствовать самому Миру, а может и не соответствовать ему. В тех случаях, когда люди действуют на основе знания, соответствующего Миру, их деятельность успешна; если действуют на основе знаний или лжезнаний (иллюзор­ных представлений), не соответствующих жизненным обстоятельствам, то их деятельность достигает результатов, худших, чем предполагалось перед её началом, вплоть до того, что терпит полный крах, и это может повлечь за собой большие человеческие жертвы и природные катаклизмы.

И соответственно, только философия, способная давать ответы на вопросы в реальной жизни: будут ли результаты деятельности хуже, чем хочется перед её началом? либо будут не хуже (т.е. будут в точности такими, как предполагается, или даже лучше), чем хочется перед её началом? — обладает действительной практической значимостью в повседневной жизни большинства.

Иными словами, основной вопрос практически полезной мудрости — это вопрос о предсказуемости последствий с детальностью, достаточной для ведения деятельности людьми (включая и управление обстоятельствами) как в одиночку, так и коллективно в реально складывающихся жизненных обстоятельствах[3].

Аналогичные воззрения на основной вопрос жизненно полезной философии как на вопрос о предсказуемости последствий человеческой деятельности высказывались и при жизни основоположников марксизма. Так английский этнограф XIX в. Э.Б.Тай­лор — современник К.Маркса и Ф.Энгельса (1820 — 1895) — высказался о «философии истории в обширном смысле, как об объяснении прошедших и предсказании будущих явлений в мировой жизни человека на основании общих законов»[4]. Известно и ещё более раннее аналогичное по смыслу высказывание Наполеона Бонапарта: «Предвидеть — значит управлять».

И это — единственно здравая постановка основного вопроса философии, которая прослеживается на протяжении всей истории нынешней цивилизации как минимум в форме неувядаемого практического интереса к возможностям предвидеть будущее на уровне от лично бытового до всеобщечеловеческого, с целью избрания наилучшего поведения в настоящем и обозримой перспективе. А соответственно ей:

Методология познания Объективной реальности, позволяющая переработать множество разрозненных частных фактов в единство подтверждаемых Жизнью мнений о течении и перспективах любого из процессов во Вселенной, включая и развитие человеческого общества, — единственно полезная философия, ввиду единственности Объективной реальности и многогранности одной и той же Истины, общей для всех обитателей Вселенной.

Философия же диалектического материализма марксизма-ленинизма не принадлежит к классу такого рода философий, практически полезных в созидании жизненного лада.

ВТОРОЕ обстоятельство. Оно неоспоримо подтверждает первое. Политэкономия мар­ксизма метрологически несостоятельна, т.е. антинаучна: она оперирует такими аб­страк­ци­ями, как «необ­хо­димый продукт» и «при­ба­вочный продукт», «необхо­ди­мое» и «приба­воч­ное рабочее время». И беда верующих в неё не в том, что это якобы трудно понимаемые абстракции. Беда «марксис­тов», верующих в марксистскую политэкономию, состоит в том, что её надуманные абстракции невозможно однозначно связать с жизнью, с решением практических задач[5] макро- и микроэкономического управления и регулирования: если зайти на склад готовой продукции любого производства или подойти к конвейеру, то невозможно разграничить, где кончается «необ­хо­димый» продукт, а где начинается «прибавочный»; ни од­ни часы не покажут, когда завершилось «необходимое» рабочее время и началось «приба­воч­ное» рабочее время.

Это означает, что реальный бухгалтерский учёт и контроль за ведением хозяйства не могут быть связаны с марксисткой политэкономией ни на микро-, ни на макро- уровнях хозяйства общества.

Вследствие этого марксистская политэкономия (и, соответственно, марксизм в целом) практически никчемна, а по существу вредна в деле построения настоящего социализма и коммунизма («социализм — это учёт и контроль», — одно из афористичных определений, данных В.И.Лениным), поскольку порождает и культивирует у людей вздорные представления о ведении народного хозяйства.

Эти две неотъемлемые особенности марксизма привели к тому, что на его основе неосуществим переход к устройству жизни общества, в котором нет места паразитизму меньшинства на труде и жизни большинства и паразитизму всех их вместе на биосфере Земли, какой идеал ещё в домарксистские времена получил названия «комму­низм», «Царствие Божие на Земле».

«Коммунизм» в марксизме является всего лишь приманкой-дурилкой, предназначенной для того, чтобы создать в обществе массовку из числа приверженцев высоких идеалов, которой бы помыкали «маркси­с­ты»-эзоте­ристы[6]. К числу такого рода «эзотеристов» принадлежали если и не сам К.Маркс и Ф.Энгельс, то их опекуны и хозяева, которые реально действовали на основе иной философии и иной политэкономии, более работоспособных, нежели философия и политэкономия публичного марксизма для всех, но формализованных иначе[7].

* *
*

Хотя эти оценки высказывались в работах ВП СССР и ранее, но их необходимо привести в настоящей работе, поскольку они проистекают не столько из постановки нами основного вопроса философии как вопроса о многовариантной предсказуемости последствий деятельности с целью управляемого осуществления избранного наилучшего из числа выявленных возможных вариантов будущего, сколько сама такая постановка основного вопроса философии проистекает из иного ощущения Жизни, из иных субъективно-образных представлений о том, что названо «диалектикой Природы»; из иного понимания «субъективной диалектики», нежели всё то, что положено в основу диалектического материализма марксизма.

В рассмотрение же диалектичности Жизни как таковой и в рассмотрение извращений субъективно-образных представлений о ней и понимания диалектики на основе марксистского учения — мы в прошлом особо не вдавались, признавая при этом за диалектическим материализмом марксизма роль первой в истории нынешней глобальной цивилизации открытой всем методологической философии[8], включающей в себя вперемешку со всяким вздором и версию диалектики — пусть ущербную и извращённую, но всё же версию вполне работоспособного метода познания объективной истины и осмысления Жизни; версию, которая сама может быть переосмыслена и которую люди способны развивать по мере необходимости.

Именно вследствие этой опоры на метод познания истины и осмысления Жизни марксизм и смог вытеснить из культуры образованных слоёв общества в область преимущественно семинарского и академического образования новых поколений церковных иерархов цитатно-догмати­ческие философии церквей, уклоняющиеся от живого наставничества Духа Святого на всякую истину.

Однако злоумышленно нелепая, никчёмная для практической деятельности постановка основного вопроса философии в марксизме явилась средством, отвращающим на протяжении более чем столетия подавляющее большинство тех, кто сталкивается с марксизмом, от освоения методологии познания, без чего невозможно совершенствование ни культуры осмысленной жизни вообще, ни культуры и методологии познания истины людьми как основы осмысленной жизни.

Кроме того формулировки законов диалектики построены в нём так, что все, кто идут к осмыслению Жизни через марксизм, не осмысляя при этом и сам марксизм как одну из составляющих Жизни, — а таких было большинство среди получавших образование в СССР — обретают в своей психике алгоритмику[9] саморазрушения всякой их деятельности, что обрекает на бесплодие все без исключения попытки общества созидать на основе марксизма так называемое «светлое будущее». В этом выразилась имитационно-провока­ци­онная суть марксизма.

Соответственно имитационно-провокационный характер марксизма открывает возможность порассуждать о том, как сложилась бы история философии не возникни марксизм: иными словами, не воспрепятствовал ли он тому, чтобы достаточно совершенная методологическая философия стала достоянием общества раньше, чем это происходит ныне исторически реально; либо наоборот появление марксизма ускорило процесс становления публичной (т.е. открытой для освоения всеми) методологической философии, развивающейся «от противного», т.е. выявляя и преодолевая ущербность и извращённость марксизма в целом и его философии, в частности.

Если признавать, что Вседержитель не ошибается, вследствие чего история всегда и везде свершается наилучшим возможнымпри реальных нравах и выражающей их этике людей, составляющих общество, образом, то остается сделать один вывод: при тех нравах и этике, которые были свойственны всем без исключениям людям в эпоху становления марксизма, он ускорил процесс обретения человечеством общедоступной методологической философии методом «от противного»: т.е. под давлением обстоятельств, а не в свободном творчестве, выражающем Любовь к Жизни, к людям, исходящую из глубин души самих же людей. И соответственно хозяевам марксизма, затеявшим этот имитационно-провокационный проект для того, чтобы придать новые — светские — формы Библейской доктрине порабощения всех, остается только вспомнить по отношению к себе слова Мефистофеля из “Фауста” И.В.Гёте, ставшие эпиграфом к роману М.А.Бул­га­кова “Мастер и Маргарита”:

«Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо»… — по причине неподвластности ей ключевых обстоятельств в Жизни[ВП СССР3] .

Теперь можно перейти собственно к вопросу о диалектике и рассмотреть её извращения в философии диалектического материализма марксизма-ленинизма.


 

Антидиалектичность “диалектического” материализма

Уже упоминавшийся “Философский словарь” под редакцией академика И.Т.Фролова понятие «диалектика» изъясняет так:

«ДИАЛЕКТИКА (греч. dialegomal — веду беседу, рассуждаю) — наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Научному пониманию диалектики предшествовала долгая история, и само понятие диалектика возникло в ходе переработки и даже преодоления первоначального смысла термина. (…) Первоначально этим термином (dialektike techne — искусство диалектики) обозначались: 1) способность вести спор посредством вопросов и ответов; 2) искус­ство классификации понятий, разделения вещей на роды и виды. (…) Вершиной в развитии домарксистской диалектики была идеалистическая диалектика Гегеля. Гегель «впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т.е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития (Маркс К., Энгельс Ф., т. 20, с. 23)[10]. В отличие от абстрактных определений рассудка диалектика, по Гегелю, есть такой переход одного определения в другое, в котором обнаруживается, что эти определения односторонни и ограничены, т.е. содержат отрицания самих себя. Поэтому диалектика есть, согласно Гегелю, «движущая душа всякого научного развертывания мысли и представляет собой единственный принцип, который вносит в содержание науки имманентную связь[11] и необходимость[12]…». (…)» (цитированный ранее “Философский словарь”, стр. 93, 94).

В другом словаре читаем:

«ДИАЛЕКТИКА [от греч. dialektike (techne) — искусство вести беседу, спор], философское учение о становлении и развитии бытия и познания и основанный на этом учении метод мышления. В истории философии выдвигались различные толкования диалектики: как учения о вечном становлении и изменчивости бытия (Гераклит); искусства диалога, достижения истины путем противоборства мнений (Сократ); метода расчленения и связывания понятий с целью постижения сверхчувственной (идеальной) сущности вещей (Платон); учения о совпадении (единстве) противоположностей (Николай Кузанский, Дж.Бруно); способа разрушения иллюзий человеческого разума, который, стремясь к цельному и абсолютному знанию, неминуемо запутывается в противоречиях (И.Кант); всеобщего метода постижения противоречий (внутренних импульсов) развития бытия, духа и истории (Г.В.Ф.Гегель); учения и метода, выдвигаемых в качестве основы познания действительности и её революционного преобразования (К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин). Диалектическая традиция в русской философии 19 — 20 вв. нашла воплощение в учениях В.С.Соловьева, П.А.Флоренского, С.Н.Булгакова, Н.А.Бер­дя­ева и Л.Шестова. В западной философии 20 в. диалектика преимущественно развивалась в русле неогегельянства, экзистенциализма, различных течений религиозной философии» (“Большой энциклопедический словарь”, компьютерная версия на компакт диске, 1999 — 2000 г.).

Естественно, что с точки зрения «мраксистов», диалектика и учение о ней своего расцвета достигли только в диалектическом материализме:

«ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ, философия марксизма-ленинизма; наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления; научное философское мировоззрение и общая методология познания объективного мира и революционного действия. (…) Диалектический материализм составляет органическое единство материализма и диалектики, исходит из того, что материя — единственная основа мира, сознание — свойство материи, признаёт всеобщую взаимосвязь предметов и явлений, движения и развитие мира как результат его внутренних противоречий. Центральная категория диалектического материализма — материя, способ её существования — движение, основные формы существования — пространство и время. Сущность диалектического понимания движения и развития объективного мира и познания выражают законы диалектического материализма, среди которых основные: единство и борьба противоположностей, переход количественных изменений в качественные, закон отрицания отрицания» (“Советский энциклопедический словарь”, Москва, 1986 г., стр. 388).

«ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОС­ТЕЙ, один из основных законов диалектики, раскрывающий источник самодвижения и развития объективного мира и познания. Основу всякого развития составляет противоречие — борьба (взаимодействие) противоположных, взаимоисключающих сторон и тенденций, находящихся вместе с тем во внутреннем единстве и взаимопроникновении. Единство противоположностей относительно, их борьба — абсолютна; единство фиксирует начальную стадию развития противоречия (непосред­ст­вен­ное единство противоположностей, их обособление), борьба раскрывает высший этап его развития — предельную заострённость противоположностей, разрешение противоречия, приводящее к качественному преобразованию объекта и возникновению нового противоречия» (“Советский энциклопедический словарь”, Москва, 1986 г., стр. 427).

«ПЕРЕХОД КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В КАЧЕСТВЕННЫЕ, один из основных законов диалектики, со­гласно которому изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количественных изменений достигает определённого предела. Закон носит объективный и всеобщий характер; он вскрывает наиболее общий механизм развития. Достигнув определённой пороговой величины (так называемой границы меры[13]), количественные изменения объекта приводят к перестройке его структуры, в результате чего образуется качественно новая система со своими закономерностями развития и структурой. Количественные и качественные изменения обуславливают друг дру­га; закон устанавливает и обратную зависимость: качественные изменения ведут к количественным изменениям. Процесс перехода одновременно прерывен и непрерывен: прерывность выступает в форме качественного скачка, непрерывность — в форме количественного изменения» (“Советский энциклопедический словарь”, Москва, 1986 г., стр. 988).

«ОТРИЦАНИЯ ОТРИЦАНИЯ ЗАКОН[14], один из основных законов диалектики, характеризующий направление, форму и результат процесса развития, единство в поступательности и преемственности в развитии, возникновение нового и относительной повторяемости некоторых моментов старого. Согласно отрицания отрицания закону, развитие осуществляется циклами, каждый из которых состоит из трёх стадий: исходное состояние объекта, его превращение в свою противоположность (отрицание), превращение этой противоположности в свою противоположность (отри­цание отрицания). Форма процесса развития имеет вид спи­рали: каждый цикл выступает как виток в развитии, а сама спираль — как цепь циклов. Действие закона полностью обнаруживается лишь в целостном, относительно завершённом процессе развития; на каждой отдельной стадии закон выступает обычно как тенденция (см. также Отрицание и Снятие[15])» (“Советский энциклопедический словарь”, Москва, 1986 г., стр. 951).

«(…) Диалектический материализм — решительный и непримиримый враг всяких представлений о сверхъестественных сущностях, в какие бы одежды ни наряжали их религия и идеалистическая философия. Природа развивается, достигая высших своих форм, включая жизнь и мыслящую материю, не из потусторонней силы, а по причинам, заложенным[16] в ней самой, в её законах. (…) Диалектический материализм — философская основа программы, стратегии и тактики, всей деятельности коммунистической партии» (выделено жирным при цитировании нами, поскольку это многое объясняет в истории краха российской государственности в 1917 г., и государственного краха СССР в 1991 г.; “Фило­соф­ский словарь”, стр. 97, 98).

Хотя приведённые цитаты из словарей 1980‑х гг. вторичны по отношению к текстам классиков диалектического материализма, но аналогичные формулировки с развёрнутыми пояснениями к ним и с критикой взглядов философов не-диалектиков и философов не-мате­ри­алистов (в марксистском смысле этих слов) содержатся и в работах классиков марксизма: “Анти-Дюринг”, “Диалектика природы” Ф.Энгельса, “Материализм и эмпириокритицизм”, “К вопросу о диалектике” В.И.Ленина.

Здесь следует обратить внимание на то, что изложение самим К.Марксом философии диалектического материализма фрагментарно рассыпано по всему множеству его работ, публиковавшихся на протяжении около сорока лет, в которых выражены его взгляды на решение, а также и на способы сокрытия каких-либо проблем жизни общества и людей в нём. И если названные здесь книги Ф.Энгельса и В.И.Ленина могут рассматриваться как своеобразные сводные учебники-энциклопедии собственно по философии диалектического материализма, то назвать такого рода книгу самого К.Маркса — затруднительно.

Но как видно даже из приведённых цитат, вопрос о диалектичности Жизни на протяжении всей памятной истории был в поле зрения европейской научной философии. Те или иные его грани становились предметом рассмотрения философов, и некоторые философы давали более или менее чёткие формулировки законов диалектики и издревле использовали по существу диалектические процедуры для поиска научной истины. И главное:

Когда первоначально термином «диалектика» (dialektike techne — искусство диалектики) обозначались: 1) способ­ность вести спор посредством вопросов и ответов; 2) ис­кус­ство классификации понятий, разделения вещей на роды и виды, то древние были ближе к полноте диалектичности мышления, нежели марксисты (это будет показано в последующих разделах настоящей работы).

Кроме того, здесь же необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что на протяжении всей письменной истории европейские народы, в культурной среде которых родился диалектический материализм, пользуются фонетической письменнос­тью.

Фонетическая письменность фиксирует звучание человечес­кой речи, а не поток образного мышления человека, выражаемого или скрываемого[17] в этой речи. Но в культуре человечества в целом есть и иные виды письменности, непосредственно фиксирующие поток образных представлений, на основе которых протекает образное мышление человека, только выражаемое им устной или письменной речи.

Соответственно, если диалектичность Жизни — объективная данность, то в культуре народов с развитой образно-симво­ли­чес­кой письменностью неизбежно появление символа-иероглифа, указующего на диалектичность Жизни и как-то выражающего эту идею. Действительно, такой символ есть: это известный почти всем символ «Инь-Янь»:

[

В нём запечатлено всё, что нашло своё выражение в формулировках трёх законов диалектики диалектического материализма, а также и то, что выходит за пределы этих формулировок и не нашло в них никакого выражения, — в силу чего формулировки законов диалектики в марксистско-ленинской философии предстают как ущербные со всеми вытекающими из этого факта последствиями для практической деятельности на её основе.

Теперь попробуйте вообразить, что Вы не знаете таких созвучий, как «инь-янь» и его составляющих («инь» и «янь»), и прочитайте ниже следующий текст, в котором употребляется символ [, с которым связаны эти созвучия.

В [ есть противоположности во взаимопроникающем единстве, образующем круговую структуру [. Если вообразить, что «червячок» «Инь» живёт тем, что «отгрызает» хвостик у «червя­чка» «Янь», а тот в свою очередь живёт тем, что отгрызает хвостик у «чер­вячка» «Инь», и при этом оба они продвигаются на место, освобождающееся в круговой структуре [ в результате «от­гры­зания хвоста» соседа каждым из них, то образ [ станет подвижным, и в его пластике проявя­тся все три закона марксистской диалектики. В другом варианте, если свивать двужильный канат из разноцветных прядей, то это будет процессом спиральным, а в поперечном сечении этот канат будет представлять собой «Инь-Янь», особенно, если вовнутрь каждой из жил добавить сердечник цвета парной ей жилы.

При этом следует помнить, что [ — символ общекосмических микро- и макро- принципов бытия, которые наличествуют и проявляются во всём, т.е. во всех частностях бытия. И невозможно представить, чтобы хотя бы некоторые представители из числа многих поколений людей, рожденных и выросших в культуре, где этот символ существует на протяжении веков, в своём воображении не «играли» в разные «игры» с [, осмысляя эти «игры» как символические аналоги реальных явлений, с которыми они имеют дело каждодневно и в жизни природы, и в жизни общества.

И диалектический материализм (по крайней мере, в наши дни) действительно признаёт в учении об [ выражение диалектики в древней китайской философии[18]. Но диалектическая образность [ более жизненно глубока, чем какие бы то ни было словесные формулировки наиболее общих законов бытия и комментариев к ним потому, что:

· [ принадлежит к малочисленной группе символов, предельно обобщающих всё в системе образных представлений человека о мире (по крайней мере в случае, если человек осознаёт факт несения [ некоего смысла, а не воспринимает [ как затейливую, но бессмысленную каракулю);

· будучи связанным с языковыми способами выражения образного мышления, [ в скрытом виде содержит и оглашения, и умолчания;

· а граница между оглашениями и умолчаниями при раскрытии смысла образности символа в приложении к практическому разрешению жизненных незадач[19] (т.е. неопределённостей, проблем) задаётся всякий раз как самой незадачей, так и миропониманием того, кто с этой проблемой-незадачей имеет дело.

Если Вам удалось вообразить, что Вы не знаете таких слов «инь-янь», «инь» и «янь», то Вы смогли прочувствовать сами, что аналогов такому свойству символов-образов в культурах, воспроизводимых и развиваемых в преемственности поколений на основе подавляющего господства фонетической письменности, практически искоренившего символику и образность из всех областей жизни общества, — нет, поскольку:

Всякие словесные формулировки, в том числе и формулировки законов диалектики в марксизме, представляют собой выражение миропонимания авторов формулировок.

Соответственно все словесные формулировки, когда человек с ними сталкивается, нуждаются в переосмыслении с соображением всякий раз потому, что:

· в них неизбежно выражаются субъективные дефекты мировоззрения (субъек­тивно-образных представлений о Жизни) и культуры речи (точности и целесообразности словоупотребления) авторов словесных формулировок. В результате открывается возможность к тому, чтобы стать жертвой ошибок, а также и заведомой лжи авторов формулировок. Именно на эти обстоятельства указывает известный многим афоризм «мысль изречённая есть ложь».

· при попытке использовать чужие готовые формулировки другими людьми для разрешения ими своих жизненных проблем граница «оглашения — умолчания», объективно статистически свойственная формулировкам как конструкциям определённого языка, может не соответствовать требованиям незадачи к минимальному уровню миропонимания, объективно необходимому для её разрешения, вследствие чего объективно возникает потребность в иных словесных формулировках в ряде случаев доходящая до необходимости освоения и введения в культуру общества новых для него языковых средств[20].

В частности, одно из таких умолчаний, выводящее понимание символа [ за пределы формулировок законов диалектики в марксизме, проистекает из интерпретации черно-белого изображения [ как наложения друг на друга разноцветных изображений, в результате чего белый цвет в [ окажется синтезом семи основных цветов спектра — семи цветов радуги. Но формулировка закона диалектического материализма о «единстве и борьбе противоположностей» соответствует исключительно чёрно-белому случаю рассмотрения [, и в неё не укладываются семь цветов радуги, образующих белый цвет, взаимно дополняя друг друга[21], поскольку по отношению друг к другу все основные цвета спектра являются не взаимно противоположными, и каждый из них является только условно, а не абсолютно противоположным абсолютно чёрному[22].

Проистекает это обстоятельство из дефективности формулировки закона «единства и борьбы противоположностей» в диалектическом материализме с его «относительностью» единства противоположностей и «абсолютностью» их борьбы, поскольку противоположности — всегда парные. Если свойство парности так называемых «противоположностей» в системе не выявляется, т.е. их больше чем две, а система не сводится к иерархии отношений двойственности в каждой паре из них (а это и имеет место в интерпретации [ на основе семи основных цветов радуги и абсолютно чёрного цвета), то речь может идти только о единстве и взаимодействии «разнокачест­вен­ностей», объективно отличающихся друг от друга и, возможно, субъективно отличимых друг от друга человеком непосредственно, либо при помощи каких-то средств. Но единство выявленных в системе разнокачественностей при этом не обязано быть относительным, а их взаимодействие не обязано быть борьбой, тем более — абсолютной борьбой, если под абсолютизмом борьбы понимать борьбу до победы одной из противоположностей, в итоге борьбы начисто искореняющей другую противоположность.

Множество возможных отношений между объективными разнокачественностями шире, чем двоичный базовый набор марксизма (единство и борьба), вследствие чего притязания холопов диалектического материализма разрешить все проблемы общественного развития на его основе не только безосновательны, но влекут за собой лавину новых и усугубление прежних проблем.

Кроме того, борьба может завершиться и необратимым разрушением исходной системы без выхода её на новый виток спирали развития, на котором проявятся новые её качества. И при этом в марксизме ничего не говорится внятно об управлении как о процессе, о взаимопроникновении друг в друга процессов управления, поддерживаемых разными субъектами. А целенаправленно управ­ляемое разжигание противоречий в системе, определённо избранной в качестве противника (назначенной быть противником), и её якобы “само­разрушение” в результате управляемого доведения их борьбы, возведённой в абсолют, до «победного конца», в марксизме списывается по оглашению на «объек­тивный ход вещей», на «не­обходимость» и на «роль личности в истории», осуществляющую эту пресловутую якобы единственную необходимость, хотя её осуществлению предшествовала потенциально управляемая многовариантность возможностей, из которых можно было выбрать наиболее предпочтительный вариант и управлять течением событий в соответствии с ним.

Формулировка закона о переходе количественных изменений в качественные и качественных в количественные тоже поверхностна и расплывчата. В действительности:

Имеет место взаимная обусловленность качества количеством и порядком, и соответственно — количественные и порядковые изменения влекут за собой качественные изменения, а качественные изменения выражаются в количественных и порядковых[23].[ВП СССР4]

* * *





Читайте также:





Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы


(0.01 сек.)