Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Жизненный алгоритм становления личности 5 страница




И соответственно Жизнь требует ото всякого, кто желает состояться в качестве человека, осознанно произвольной власти над настроением (эмоционально-смысловым строем — потоком эмоций, эмоциональным фоном, соотносимым со смыслом), над настройкой алгоритмики психики, над настройкой алгоритмики физиологии вещественного тела и биополей организма, как носителя психики. А навыки такой настройки наиболее легко и естественно приобретаются в детстве в сопереживании вместе со взрослыми жизни трав и цветов, жучков на лугу под солнцем, котёнка или щенка, а также в философских диалогах со взрослыми на «запре­дельные» темы, к чему так склонны большинство детей с начала «ре­че­вого» периода их жизни, и особенно в возрасте от 3 до 7 лет.

Кроме того, в возрасте от 7 до 13 — 14 лет необходимо преодолеть власть инстинкта самосохранения и подняться над ним. А главное — должен совершиться и переход от «Я-центричного» мировоззрения к Богоначальному мировоззрению триединства материи-инфор­ма­ции-мhры и к выработке поведения на его основе, что также требует произвольного владения навыками настройки организма и его биополевой системы, дабы произвольно входить в режимы, способные поддерживать процесс эффективного мышления и психической деятельности в целом.

Начало же полового созревания (в смысле завершения развёртывания системы органов продолжения рода и сопутствующего пробуждения половых инстинктов) подросток должен встречать с пониманием происходящего с его телом и психикой, осознанно раз­личая в себе не только психическую деятельность на основе Богоначального мировоззрения при человечном строе психики, но и отклонения от этого идеала и в себе самом, и в окружающих: как уже свершившиеся, так и упреждающие предзнаменования надвигающегося разрушения психической деятельности при человечном строе психики под воздействием внутренних при­чин и внешних факторов.

Именно на этом всём основывается способность человека к самообладанию, как к преимущественно заблаговременному принятию мер к тому, чтобы неизменно быть в Жизни человеком, жизнь и деятельность которого всегда протекает в русле Божиего Промысла.



И всё, что должно произойти в процессе становления психики в возрасте от 7 до 13 — 14 лет, требует диалоговой согласованности:

· Различения, даваемого Богом непосредственно каждому человеку,

· осознанного внимания самого субъекта, которое в большей или меньшей мере подвластно воле каждого человека, начиная с некоторого возраста.

Чтобы пояснить соотношение Различения и внимания приведём такой пример. Мотор автомобиля может работать на полных оборотах, но если диски муфты сцепления не прижаты друг к другу вследствие неисправности либо по желанию водителя, то мощность мотора не дойдёт до колес, и автомобиль будет стоять на месте либо катиться под уклон, если он снят с тормозов.

В соотношении, подобном взаимодействию дисков автомобильной муфты сцепления, находятся Различение от Бога и внимание субъекта как в процессе собственно личностного развития человека, так и в процессе его деятельности в русле Божиего Промысла.

То, что даётся в Различении Богом, для человека является внешним изначальным фактором, который должен подвигать его его волю к личностному развитию, а также к какой-то осмысленной деятельности. Но человек может быть невнимателен к тому, что возникает в его сознании в моменты озарения Различением, потому, что его внимание увлечёно чем-то иным и неподвластно его воле, либо потому, что он сам своею волей сосредоточил внимание на чём-то ещё и не внемлет ничему иному. И соответственно при таком соотношении Различения и внимания не может быть ни какого бы то ни было личностного развития, ни деятельности в русле Божиего Промысла. Более того:

С момента появления сознательной составляющей интеллекта невнимательное отношение человека к Различению и к тому, что даётся ему Богом в Различении, представляет уже опасность для самого человека[334].

Дело не только в том, что с такого рода двоякой невнимательности начинается разрыв религии как осознаваемо осмысленной связи души всякого человека и Бога, и что невнимательность к Различению — выражение неуважения человека к непосредственно Божией заботе о нём персонально; дело в том, что вследствие такого рода невнимательности — в мировоззрении человека накапливаются не упорядоченные, разрозненные пары «это — не это», составляющие которых не связаны как должно быть с составляющими всех остальных пар «это — не это», включённых в мозаику мировоззрения ранее. Соответственно, если Богом в Различении предоставляется доступ к той или иной объективной информации, а человек относится к этому процессу без должного внимания, то калейдоскопичность его мировоззрения и построенного на его основе миропонимания нарастает. По мере того, как степень калейдоскопичности нарастает, мировоззрение и миропонимание оказываются всё более и более не пригодными к тому, чтобы на их основе человек мог моделировать многовариантное течение Жизни и осознанно выбирать наилучший (в его нравственно обусловленном миропонимании) вариант своего соучастия в течении событий Жизни[335].

Но возможен и иной не менее печальный вариант извращённого отношения к Различению. Внимание человека может улавливать то, что даётся ему Свыше в Различении, однако нравственно обусловленное нежелание выявить и переосмыслить свою истинную нравственность подчас даже под очень жёстким давлением «ответной» информации, приходящей по обратным связям, и наращивание мысленного древа на основе «Я-центрич­но­го» мировоззрения может привести его преждевременной смерти или в дурдом.

Это — ответ на вопрос, почему такой умный Ф.Ницше и некоторые другие выдающиеся интеллектуалы кончили жизнь сумасшедшими, а многие выдающиеся деятели науки и искусств и их ближайшие родственники как в прошлом, так и в современности обращались хотя бы к эпизодической помощи невропатологов и психиатров[336]. Кроме того многие в попытке избавиться от нравственно неприятных им проблем при нежелании изменить свою нравственность, пытались и пытаются “стереть” данную им Свыше в Различение «первичную» и «оперативную» информацию, при­бегая к различным дурманам, в том числе и к наиболее распространённому и одному из самых разрушительных из них — алкоголю. В результате многие из них закончили свой жизненный путь преждевременно по отношению к ресурсу организма, а к моменту смерти под воздействием дурманов достигали почти полного распада личности.

И чтобы ничего подобного не происходило в жизни человека, для него с раннего детства должно быть естественным и нормальным обращать внимание на то, что даётся в Различении, и осмыслять даваемое, включая его в своё мировоззрение и миропонимание.

Такое нормальное взаимодействие компонент троицы «Разли­че­ние от Бога Þ внимание самого человека Þ интеллект» может обеспечиваться «само собой» сложившейся алгоритмикой диалоговых отношений сознания и бессознательных уровней психики при её нормальном развитии. Сложившись, такое взаимодействие может быть осознано человеком уже в детстве либо в более старшем возрасте. Но «само собой», естественно и непринуждённо оно может сложиться только в процессе удовлетворения в диалоге со взрослыми интереса ребёнка к «запредельной» тематике философско-богословского характера.

Если в силу каких-то причин нормальное взаимодействие компонент троицы «Различение от Бога Þ внимание самого челове­ка Þ интеллект» не складывается «само собой», то никогда не поздно обратить осознанное внимание и разум ребёнка[337] к этой троице, что позволит поддержать извне естественный процесс формирования в его психике правильной и работоспособной диалоговой связи сознательного и бессознательного уровней. Но всё же в возрасте от 4 до 7 лет есть период, когда ребёнок в наибольшей степени готов к осознанию в себе троицы «Различение от Бога Þ внимание самого человека Þ интеллект» и воспроизводству в себе нормального характера взаимодействия её компонент, что является внутренним источником осознанно осмысленной жизни человека в религии Бога, который есть.

Кроме того, что в возрасте 3 — 7 лет ребенок должен научиться чувствовать Жизнь и научиться мыслить, в возрасте от трёх лет и старше, по мере развития составляющей интеллекта уровня сознания, по мере развития мировоззрения и миропонимания, пробуждается и начинает проявляться в деятельности человека его воля.

Поскольку в толпо-“элитарном” обществе процесс воспитания детей носит порочный и извращённый характер, то возрастная граница между периодом преимущественно безвольной жизни и началом периода достаточно успешного волевого самообладания пролегает в жизни разных людей в разном возрасте: от 6 — 7 лет до пожилого возраста и глубокой старости, а в ряде случаев так и не завершившийся безвольный период жизни индивида обрывает смерть.

Сказанное необходимо пояснить, поскольку различие в поведении человека между проявлениями воли и проявлениями разнородного безволия носят внутренний психологический характер, вследствие чего одни и те же по внешней видимости действия разных людей или действия одного и того же человека в разное время могут быть и выражением воли, и выражением его разнородного безволия.

Воля всегда действует с уровня сознания и выражает себя в осознанном избрании определённых целей деятельности и в осуществлении подвластных сознанию действий, направленных на достижение осознанно избранных целей, а также проявляется в осознанном осуществлении действий, направленных на недопущение осуществления осознанно отвергаемых целей; с бессознательных уровней психики действуют соответствующие им собственные автоматизмы и наваждения извне. При этом:

Под «волей» в самом общем смысле этого слова в данном контексте мы понимаем способность индивида подчинять достижению осознаваемых им целей[338]разного рода ресурсы, обстоятельства и течение событий, т.е. способность управлять ими (иначе говоря, воля — осознаваемая индивидом целенаправленность его разного рода способностей).

Объектами приложения личностной воли могут быть: прежде всего — сам субъект (его биополе и тело), а также — окружающие его объекты и другие субъекты. Сила воли проявляется как способность осознанно-целесообразно преодолевать самого себя и обстоятельства как внешние, так и внутренние по отношению к алгоритмике психики человека. Соответственно, в дополняющем рассмотрении вопроса о «личностной воле», если стать но позиции какого-то другого субъекта, — его воля может проявляться и как способность не подчиняться (противостоять) давлению обстоятельств (уклоняться от них), включая и давление первого волевого субъекта и иных волевых субъектов.

Но свобода воли особи биологического вида «Человек разумный» недостижима вне человечного строя психики, в котором даруемая Богом Любовь, будучи совокупностью совершенства, освобождает психику от привязанностей и их диктата, вследствие чего воля и обретает свободу, будучи поддерживаема Промыслом Божьим, а в проявлениях силы воли как способности осознанно-целесообразно преодолевать самого себя и обстоятельства не возникает необходимости.

Безволие — неспособность к волевым действиям в указанном ранее смысле.

Разновидности безволия: безусловная подчинённость поведения инстинктам; не внемлющее ничему упрямство запрограммированного и действующего автономно биоробота; одержимость биоробота, дистанционно управляемого экстрасенсорно каким-то иным субъектом, или биоробота, увлечённого или подмятого каким-то эгрегором. Воля проявляется в том, что, осознавая неуместность отработки алгоритмов поведения во «внутреннем» или «внешнем» мире, человек способен не поддаться им.

Соответственно невольник — субъект, не обладающий волевыми качествами либо вообще, либо утративший их на более или менее продолжительное время в результате каких-то его субъективных (внутренних) причин или под воздействием каких-то внешних обстоятельств[339].

Но приводят ли к успеху волевые проявления субъекта в процессе достижения им целей либо же нет, это — другой вопрос. Иными словами, эффективность воли обусловлена навыками управления по полной функции[340], соответственно мере освоения носителем воли[341] этих навыков. В вопросе же наличия воли как таковой безотносительно к оценкам её эффективности в приложении к тем или иным явлениями значимо проявление субъектом в жизни такого рода способности к подчинению ресурсов достижению осознаваемых им целей (в том числе и других субъектов, расцениваемых им субъективно в качестве ресурсов, либо объективно оказавшихся в складывающихся вокруг них обстоятельствах ресурсами[342] того или иного рода).

Однако, поскольку уровень сознания в психике каждого индивида алгоритмически взаимодействует с бессознательными уровнями психики, то и волевые действия оказываются так или иначе сопряженными с действиями безвольными, обусловленными «ав­то­матизмами» реагирования на стечение обстоятельств и тенденции в развитии ситуации «автопилота» бессознательных уров­ней психики.

При этом, в зависимости от достигнутого типа строя психики, в зависимости от полноты набора и иерархической упорядоченности нравственных мерил, от информационного обеспечения поведения в форме мировоззрения и миропонимания, а также и от информационного обеспечения в форме «паролей доступа» личности к информации и алгоритмике разнородных эгрегоров, алгоритмика бессознательных уровней психики может быть «по­слан­ником»-ретранслятором осознанно волевых действий, способным донести их далеко за пределы осознанного восприятия жизни вплоть до границ Мироздания (это одна из сторон того, что в сказках называется «могучий волшебник»); может быть фундаментом, обеспечивающим успешность волевых действий в области осознанного восприятия жизни Мироздания[343]; может про­тиводействовать (в том числе и будучи подвластна чуждой воле) успешности волевых действий, как не затрагивая сознания, так и подавляя сознание (а тем самым — и волю) или отсекая сознание и волю от процесса управления течением событий.

В жизни одного и того же человека всему этому может быть место как в разные возрастные периоды, так и в разных ситуациях в любом возрастном периоде — в зависимости от обстоятельств, в которых он находится, и в зависимости от его нравственно обусловленного осмысленного отношения к ним.

Соответственно недостаточная развитость мировоззрения и ми­ропонимания (их полноты, детальности, упорядоченности «еди­ниц учёта и хранения» информации), недостаточная развитость личностной культуры чувствования и мышления (включая и осознанно осмысленные целесообразные преобразования своих нравственности, мировоззрения и миропонимания на основе переосмысления Жизни), недостаточная развитость вещественных и биополевых структур организма[344] в любом возрасте исключают возможность волевых действий либо вообще, либо как-то подрезая и ограничивая их спектр[345].

Кроме того, — и это главное, что и отличает разум (интеллект) человека от разума животных[346], — воля человека обусловлена и открытой ему возможностью самому назначать себе пределы субъе­ктивно возможного и самому субъективно разграничивать возможное и невозможное, допустимое и недопустимое. И соответственно тому, что было сказано о роли нравственности в алгоритмике и структуре психики, воля человека в своих проявлениях всегда обусловлена нравственностью: «Разум отвечает истине и лжи, воля — добру и злу» <в обоих случаях субъективно понимаемым истине и лжи, добру и злу: наше уточнение при цитировании> (“Словарь” В.И.Даля, т. 1, стр. 238).

Причём изначально от первых моментов своего пробуждения воля человека не свободна, по какой причине люди в ряде обстоятельств нуждаются в силе воли для достижения успеха в их деятельности. Потребность в силе воли как раз и возникает тогда, когда человеку необходимо подчинить своей осознаваемой нравственности своё поведение вопреки разнородным «автоматизмам» бессознательных уровней его психики, вопреки наваждениям, просьбам и требованиям других людей, вопреки давлению природных и внутриобщественных обстоятельств.

И свобода воли особи биологического вида «Человек разумный» недостижима вне человечного строя психики, в котором даруемая Богом Любовь, будучи совокупностью совершенства, освобождает психику от привязанностей и их диктата, вследствие чего воля и обретает свободу, будучи поддерживаема Промыслом Божьим, а в проявлениях силы воли как способности осознанно-целесообразно преодолевать самого себя и обстоятельства не возникает необходимости. Соответственно, один из рубежей личностного становления — обретение свободы воли в даруемой Богом Любви.

Но в отличие от свободы воли, свободой осознанного выбора человек располагает всегда. Однако не всегда людям, не обретшим свободы воли, хватает силы воли для того, чтобы преодолеть диктат каких-то своих нравственно обусловленных привязанностей и выйти из-под власти алгоритмики бессознательных уровней психики и из-под власти тех или иных эгрегоров. В этом случае они следуют неправедному выбору, даже осознавая этот факт. Это соотношение, — с одной стороны, свободы осознанного выбора, и с другой стороны, недостаток силы не обретшей свободу воли, — находит своё предельное выражение в пословице: «И рад бы в рай, да грехи не пускают».

Своеволие в поведении ребёнка начинает проявляться по мере развития составляющей интеллекта уровня сознания, по мере развития мировоззрения и миропонимания, в результате чего ребёнок начинает осознанно ставить цели и осознанно действовать в направлении их осуществления.

Первоначально это хронологически близкие цели, которые достижимы если не одним усилием ребёнка, то достаточно короткой последовательностью действий его самого без помощи посторонних и без перерывов. Постепенно по мере развития мировоззрения и миропонимания, по мере того, как Жизнь подтверждает или опровергает возможности целеполагания и достижения избранных целей на основе сложившегося мировоззрения, миропонимания и нравственности, среди назначаемых целей появляются всё более хронологически удалённые от момента целеполагания, в том числе и такие которые не могут быть осуществлены при его жизни; появляются цели, требующие для своего осуществления сотрудничества как других людей, так и поддержки деятельности разнородными внесоциальными факторами; появляются цели, не осуществимые на основе уже освоенных знаний и навыков, осуществление которых требует целенаправленного творчества в освоении новых знаний и навыков, в развитии своей личностной культуры (нравственности, мировоззрения, миропонимания, алгоритмики психики в целом), творчества в развитии культуры (как овеществлённой, так и духовной) общества и человечества в целом.

Хотя не все люди в своём личностном развитии достигают осознания целей глобальной общецивилизационной значимости, и своеволие большинства, освоив некоторые — весьма ограниченные их «Я-центризмом» — области в названных пределах возможного, останавливается на достигнутых рубежах, — тем не менее подавляющее большинство в своём развитии доходит до тех рубежей, где их волевые действия наталкиваются на бессознательно «автома­ти­чес­кое» противодействие инстинктов. А иерархическая значимость инстинкта самосохранения и инстинктов продолжения рода в алгоритмике психики — один из факторов, определяющих тип строя психики (животный, зомби, демонический, человечный).

Соответственно этому перейдём к рассмотрению проблематики личностного становления, связанной с инстинктом самосохранения и инстинктивно обусловленной алгоритмикой стадно-стайно­го поведения, из под власти которых ребёнок при нормальном развитии должен выйти в возрасте от 7 до 13 лет. А проблематику, связанную с инстинктами продолжения рода, рассмотрим после этого.

Отступление:
Об инстинкте самосохранения,
стадно-стайном поведении и человечности

В животном мире инстинкт самосохранения управляет всей врождённой и приобретённой алгоритмикой реакции особи всякого вида на реальную опасность или видимость опасности. В животном мире все поведенческие программы, подчинённые инстинкту самосохранения, разделяются на два класса, которые можно именовать по наиболее ярко проявляющемуся в каждом из них действию:

· либо «УБЕЖАТЬ» (в том числе и спрятаться, замаскироваться на фоне окружающей обстановки, чтобы стать «невидимым» для опасности, а также и не входить в зону действия опасности, упреждающе учуяв её);

· либо «НАПАСТЬ САМОМУ».

Кроме того в животном мире части биологических видов свойственна стадность и стайность. Стадность-стайность в животном мире порождает определённое качество силы, перед которой не могут устоять даже самые свирепые и сильные одиночки как своего собственного, так и других видов: и те, для кого представители стадного вида — пища, и те, кто сам может быть пищей для стаи.

Русский язык делает различие: те, на кого охотятся, именуются стадом; те, кто охотится, именуются стаей. Хотя алгоритмика образования и того, и другого на основе объединения множества особей во многом сходна, но есть и разница, которая состоит прежде всего в том, что детёныши всегда пребывают в стаде, будучи под защитой его силы; а в охотах стаи участвуют только достаточно взрослые особи, самки же охраняют детёнышей вне охотящейся стаи. Но в любом из случаев вследствие порождения определённого качества силы алгоритмика стадно-стайного поведения сопряжена не только с алгоритмикой добывания пищи, но и с инстинктом самосохранения.

У человека инстинктивная алгоритмика поведения способна порождать как стадность, так и стайность — в зависимости от обстоятельств. И в зависимости от обстоятельств инстинкт самосохранения, переключаясь с реакции типа «напасть самому» на реакцию типа «убежать», может быстро обращать уверенную в себе «стаю» «Homo Sapiens» в трусливое «стадо», а обратное переключение с «убежать» на «напасть самому» также быстро способно превращать трусливое «стадо» «Homo Sapiens» в беспощадную «стаю».

И стадность, и стайность в алгоритмике коллективного поведения «Homo Sapiens» порождается на основе нечеловечных типов строя психики (в том числе и в разного рода массовых уличных акциях социального протеста). При этом у вида «Homo Sapiens» инстинктивно обусловленная алгоритмика стадно-стайного поведения стирает личностное своеобразие каждого, кто охвачен ею, поддавшись чувству стадности-стайности.

Жизнь же человека такова, что во многих обстоятельствах он не в праве ни «убежать», ни «напасть сам», но в условиях реальной или мнимой опасности он обязан по Жизни исполнить возлагаемую на него Богом в Промысле миссию, доверяя свою жизнь и смерть непосредственно Богу и сохраняя на протяжении всей своей жизненной миссии личностное своеобразие; а в каких-то других обстоятельствах он обязан не входить в зону действия опасности, исполняя некую миссию в Промысле.

И соответственно исполнение миссии в русле Промысла требует не только владения знаниями и навыками, но и неподвластности инстинктам, в том числе и инстинкту самосохранения, потому, что под его властью нет места вере человека Богу, поскольку инстинктивно обусловленная алгоритмика самосохранения подавляет сознание человека, обрывая обоюдосторонне направленный диалог человека и Бога. Иными словами, инстинкт разрывает религию в клочья[347], а животная по её существу “вера” инстинкту самосохранения подменяет собой человечную веру Богу.

В человечной вере Богу нет места и стадно-стайному поведению, потому что у Бога с каждым человеком — свой разговор, в котором за человеком не признаётся право на занятие позиции: «А что я? Я — как все…», — ибо своеобразие каждой личности, предопределённое Богом, лежит в основе соборности людей. Это и отличает соборность и от стадности, и от стайности[348]; а занятие пози­ции: «А что я? Я — как все…», — представляет собой одну из форм выражения несостоятельности в качестве человека, отрёкающегося от личностного своеобразия самого себя, и представляет собой разновидность неверия Богу и отказа от живой религии.

И началу активизации инстинкта самосохранения соответствует одна из развилок в алгоритмике личностного становления, определяющая одну из составляющих мужского и женского типов психики.

В жизни многих биологических видов в животном мире Земли нормально, чтобы беременные самки или самки, кормящие и занятые воспитанием детенышей, находились бы в безопасности, и тем более — не вступали бы в «боевые столкновения» с представителями своего и других биологических видов; также нормально, чтобы непосредственную защиту самок и детёнышей от опасностей такого рода (главным образом внутрибиосферного происхождения) осуществляли самцы, не обременённые функциональной нагрузкой вынашивания и вскармливания потомства. И соответственно этим функциями в жизни биологического вида обоих полов настроены и инстинкты, включая и инстинкт самосохранения особей каждого пола.

Но в нормальной жизни человечества и каждого из людей не должно быть места многому из того, что свойственно животному миру, и прежде всего: человек не должен быть безусловно подвластен инстинктам. Однако инстинкты он несёт в себе генетически, будучи частью биосферы Земли, а преодоление власти инстинкта самосохранения над психикой человека неизбежно происходит соответственно функциональной нагрузке и особенностям инстинктивной алгоритмики поведения представителей каждого пола в жизни вида Человек разумный.

Есть два естественных способа обеспечения безопасности:

· упреждающе чувствовать опасность и не входить в зону опасности даже, если в ней есть что-то манящее и привлекательное;

· входить в зону опасности и действовать в ней, преодолевая и подавляя опасность или уклоняясь от её поражающих факторов. Если это осуществить не получается, то остаётся либо покинуть зону действия опасности (что тоже не всегда удаётся осуществить), либо принять воздействие опасности на себя, что может привести и к гибели.

Также есть два уровня рассмотрения проявления обоих способов обеспечения безопасности: личностный и общественный. Начнём рассмотрение с личностного.

И тот и другой способ реакции на опасность может быть как бессознательно-автоматическим, так и осознанно целенаправленным, т.е. волевым. Но в культуре толпо-“элитарной” цивилизации, где подавляющее большинство населения живёт, не достигая в течение жизни человечного типа строя психики, оба способа обеспечения безопасности носят большей частью инстинктивно обусловленный характер и имеют свои культурные оболочки, маскирующие их инстинктивную суть атрибутами цивилизации, свойственными культуре. Но главное состоит в том, что они отождествляются с проявлениями «женственности» и «мужест­вен­но­сти», поскольку в жизни биологического вида первый из них более соответствует функциональной нагрузке самки, а второй более соответствует функциональной нагрузке самца. И действительно:

В личностном развитии девочек инстинктивно преобладает первое: упреждающе чувствовать опасность и не входить в её зону, даже не осознавая характера опасности. Эту реакцию на опасность, в случае её инстинктивной обусловленности, можно отнести к типу «убежать».

В жизни девочек период активизации инстинктивно обусловленной такого рода упреждающей реакции на опасность (не соприкасаться) соответствует тому периоду в жизни мальчиков, когда они буквально ищут приключений и опасностей, а то и создают их сами на пустом месте, что влечёт за собой неприятности как мелкие, так и крупные. Вследствие этого у взрослых складывается ощущение, что девочки взрослеют раньше мальчиков не только телесно, но и личностно-психологически, поскольку, пока мальчики приносят домой неприятности, обусловленные созданием и преодолением разнородных опасностей, — девочки становятся помощницами взрослым в делах житейских[349].

Из этой же упреждающей реакции на опасность типа «не соприкасаться» проистекает и склонность женщин к благоустройству и созданию уюта, как к одному из способов недопущения разнородных опасностей в зону её непосредственного обитания. Но эта же особенность алгоритмики женской психики, подчинённой инстинкту самосохранения, сдерживает женщину по принципу «волков бояться — в лес не ходить» и в творчестве: в истории нынешней глобальной цивилизации выдающиеся деятели искусств, науки, изобретатели в технике — большей частью мужчины, которые вторгаются в область неизвестного и потенциально опасного, в результате чего в культуре человечества появляется что-то новое, ранее ей не свойственное. Действительно:

В личностном развитии мальчиков инстинктивно преобладает вто­рое: входить в зону опасности и, действуя в ней, преодолевать и подавлять опасность или достигать каких-то целей, непосредственно с опасностью не связанных. Эту реакцию на опасность, в случае её инстинктивной обусловленности, можно отнести к типу «напасть самому».

И в толпо-“элитарном” обществе разнородное, и прежде всего научно-техническое творчество мужчин, действительно большей частью выражает инстинктивно обусловленную реакцию на опасность типа «напасть самому»: природная среда обитания — опасность; вся техносфера — средства защиты от природной среды обитания, либо средства нападения на неё[350].

Поэтому в толпо-“элитарной” цивилизации с количественным преобладанием в ней нечеловечных типов строя психики мужчинам нет особых причин городиться своими творческими достижениями, поскольку многие беды и проблемы человечества — сопутствующие их творческим достижениям эффекты, которые осуществились в жизни только потому, что мужчины в творческих порывах не чувствовали тех опасностей, которые они порождают своим творчеством для других людей, подчас во многих поколениях.





Читайте также:





Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.01 сек.)