Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Позволить энергии набрать силу и проявиться




Как я уже сказал, несмотря на то, что многие семейные системы похожи друг на друга, полезно помнить об уникальности каждой. Судьбы двух клиентов могут казаться практически идентичными, но в ходе расстановки один сразу находит себе место в семье, и остальных это глубоко трогает, с другим клиентом ничего подобного не происходит, и расстановка не приводит к настоящему исцелению. Такое случается по разным причинам. Например, может быть так, что важные для семьи факты не были озвучены и осознаны, или клиент разными способами избегает решения проблемы. В большинстве случаев терапевту приходится с этим мириться. Конечно, сам терапевт играет немаловажную роль. Он может уметь вмешиваться и легко распутывать переплетения одного вида, в то время как с другими переплетениями ему справляться сложнее.

Чтобы дать энергии возможность проявиться, например, позволить любви или ярости выйти на поверхность, терапевту важно уметь ждать и вмешиваться только тогда, когда это нужно, не раньше, Он должен быть терпеливым, не форсировать ситуацию и всегда быть готовым отказаться от всего, что до этого знал.

Для любых движений есть свое время. Может быть, клиенту необходимо постоять перед родителями без движений и без слов, прежде чем он почувствует внутренний импульс. Ожидание может дать больше, чем те или иные действия, но это должно быть разумное ожидание. Терапевт должен быть центрирован, внимателен, готов к действию в любой момент. Если в течение долгого времени ничего не происходит, терапевту необходимо уметь чувствовать, что энергия закончилась и сессию нужно остановить. Способность быть в контакте с энергией очень важна для такого рода работы, и вместе с тем знание законов порядка дает ясность и направление.

Оба стиля работы — и классические «Семейные расстановки», и «Движения души» — обладают своими преимуществами и недостатками. Слишком частое использование разрешающих фраз может стать поверхностным и превратиться в определенный стереотип, в то время как фраза, введенная в сессию в подходящий момент, ведет к большей осознанности и исцелению. Когда же мы позволяем заместителям спонтанно двигаться, они могут погрузиться по-настоящему глубоко, но смысл происходящего может так и остаться неясным, если его не подкрепить разрешающей фразой.



Нет сомнений, что из двух стилей «Движения души» вызывает больше вопросов и сомнений даже среди семейных терапевтов. Возможно, потому, что сам Хеллингер, творческий гений, автор обоих методов, практикуя «Движения души», любит быть загадочным и неопределенным

 


 

Часть IV.

Роль медитации в семейных расстановках

 

В этом разделе я рассказываю о том, как можно совместить Семейные расстановки с медитацией, о том, как медитация может помочь более глубокому пониманию семейной динамики, пониманию себя и коллективного бессознательного, связывающего нас друг с другом. Мой личный опыт проведения семейных расстановок показывает, что не терапевтический метод или особая техника действительно помогает людям, а степень осознанности терапевта, управляющего процессом. Поскольку медитация в основном направлена на самопознание, то ее помощь состоит в том, чтобы помочь терапевту, а также клиенту, стать как можно более осознанным.

 

Глава 22

Искусство медитации

 

В этой главе я расскажу о том, что такое медитация, и как она может помочь в проведении семейных расстановок и терапии вообще.

Традиционно слово «медитация» употребляют для того, чтобы:

· во-первых, обозначить метод, который помогает человеку заглянуть в свой внутренний мир и исследовать его реальность. В этом контексте слово обозначает специальную технику, которую используют, чтобы наблюдать за работой ума и достигать осознанности, выходящей за пределы это;

· во-вторых, обозначить просветленное состояние сознания, состояние, в котором мышление прекращается и наступают тишина, покой и безмятежность. Это состояние называется по-разному. Монахи дзэн говорят о нем как о состоянии «не-ума» или, более выразительно, — о состоянии «оглушительной тишины». Индийские мистики называют его «самадхи» или «мокша». Христиане говорят: «мир в душе», «внутренний покой, в котором приходит понимание».

Два определения тесно связаны между собой, поскольку цель медитации как метода, в конечном счете, — достичь непрекращающегося состояния медитации.

В этой главе я использую понятие медитации как метода, который помогает людям проникать в глубины своего внутреннего мира, что в свою очередь ведет их к расслаблению и внутренней тишине. Возможно, здесь нужно упомянуть о том, что я в течение двадцати восьми лет исследовал различные виды ме-дитационных техник, в основном под руководством индийского мистика Ошо, и использовал их в своей работе, соединяя с большим количеством различных терапевтических методов.

Медитируя, так же как и делая расстановки, мы пытаемся осознать в себе что-то более глубокое, чем мысли, желания и надежды. Мистики называют это «что-то» нашим внутренним существом, сутью, высшим «Я», духом или божественным началом. Хеллин-гер называет это «душой». На самом деле, название не имеет значения, поскольку в любом случае это явление не поддается никакому описанию и настолько индивидуально, что бессмысленно пытаться определить его в каких-либо терминах. Я предпочитаю выражение «внутреннее существо», поскольку мне кажется, что оно меньше всего связано с разного рода концепциями или идеями.

В нашей обычной жизни, даже бодрствуя, мы редко помним о своем внутреннем существе. Нас слишком занимают внешний мир и дела, которые нам предстоит сделать, люди, с которыми мы должны встретиться, наши настроение, чувства, идеи, отношения и то, во что мы верим. Иными словами, мы поглощены происходящими событиями, постоянно о чем-то думаем и что-то переживаем.

Мы забываем о том, кто стоит за всем этим, о том, кто все это осознает, о том, кто наблюдает за тем, что происходит. Наблюдать мы можем не только за внешним миром, но и за собственными реакциями, за своими чувствами.

Например, есть разница между тем, когда вы говорите: «Я злюсь», и тем, чтобы сказать: «Я понимаю, что во мне растет гнев». На первый взгляд эти утверждения мало чем отличаются, но переживаются они по-разному. Медитация имеет отношение к этой разнице, к этому небольшому промежутку. Она помогает нам осознавать нашу способность наблюдать за событиями, соединяет нас с нашим внутренним свидетелем. Мистики всех стран и эпох утверждали, что тот, кто внутри нас наблюдает за происходящим и ни во что не вовлекается, и есть тот, кем мы на самом деле являемся.

Ошо сделал медитацию более доступной, более понятной, утверждая, что в основе всех медитационных практик лежит наблюдение. В своем комментарии к древнейшему индийскому тексту Вигьяна Бхайрава Тантры, содержащему более ста восьми различных техник, Ошо постоянно говорит о тонком, скрытом, но всеохватывающем состоянии осознанности.

Это похоже на кино: мы сидим и смотрим фильм. На экране сменяют друг друга разные эпизоды. Если фильм снят хорошо, то мы отождествляемся с одним или несколькими героями. Мы плачем, смеемся, с замиранием сердца следим за тем, как герой справляется с опасностями, и вздыхаем с облегчением, когда все заканчивается хорошо.

В то же самое время какая-то часть нашего сознания помнит о том, что это всего лишь фильм, что мы сидим в уютном кресле в кинотеатре и наблюдаем за событиями, придуманными специально для того, чтобы нас развлечь. События фильма, по большому счету, не имеют к нам никакого отношения. В тот момент, когда мы вспоминаем, что на самом деле не участвуем в картине, мы расслабляемся. Но когда фильм вновь увлекает нас, мы напрягаемся, начинаем переживать так, как будто сами являемся героями фильма.

Медитация точно так же дает нам это понимание: что бы с нами ни случалось, какие бы чувства мы ни испытывали, всегда есть тот, кто сидит себе спокойно в кресле и наблюдает за разворачивающейся драмой нашей жизни. С ним никогда ничего не происходит. Все случается только с действующими персонажами фильма.

В действительности в каждом из нас есть обе части: и тот, кто играет, и тот, кто наблюдает. Наблюдатель — это наша глубинная реальность, но большинству из нас не хватает медитативной осознанности, чтобы проникнуть в свой внутренний мир глубоко, поэтому чаще мы отождествляемся с тем, кто разыгрывает драму.

Принятие себя, любовь к себе — одно из важнейших качеств, которое мы приобретаем, знакомясь со своим внутренним существом. Встречаясь с собой, мы вдруг осознаем, что покой и счастье, к которому мы так стремимся во внешнем мире, всегда были и есть неотъемлемая часть нас самих. Неожиданно любые сомнения в себе, любая критика и осуждение исчезают. Мы принимаем себя такими, какие мы есть. Мы можем сказать жизни «да», не пытаясь что-либо изменить или улучшить.

Семейные расстановки похожи на медитацию в том, что с помощью этого метода мы пытаемся осознать и принять реальность как таковую, не ту, какую бы мы хотели, а ту, которая есть. Хеллингер очень точно назвал одну из своих книг «Признавая то, что есть». То же самое предлагает медитация: мы заглядываем в себя, видим то, что там есть, и говорим этому «да».

На моих семинарах я иногда даю участникам упражнение, которое помогает им ощутить, что значит сказать себе и своей жизни «да». Эта простая, но эффективная техника была разработана Сагарприей Делонг Миллер, американским психотерапевтом, которая много лет исследовала возможность объединить терапию с медитацией.

В упражнении мы просим участников ходить по комнате и, прислушиваясь к желаниям своего тела, совершать любые движения, которые идут изнутри. Мы также предлагаем им говорить вслух следующее: «Если я скажу телу «да», то...» и заканчивать предложение в соответствии с желаниями тела. Например, человек двигается по комнате с поднятой вверх рукой и говорит: «Если я скажу телу "да", то моя рука поднимется». Другой участник бегает по комнате и вслух произносит: «Если я скажу телу "да", то оно будет бегать по комнате», и так далее.

Участник каждый раз комментирует то, что спонтанно делает его тело, и таким образом учится наблюдать за собой, при этом обращая внимание на любые изменения своего внутреннего состояния. Через некоторое время мы просим их в двух-трех словах сказать о том, что с ними происходит. Обычно люди говорят о позитивном опыте расширения, расслабления, радости, прилива сил и энергии.

Медитируя, мы испытываем подобные переживания. Например, практикуя буддийскую випассану, созданную несколько сот лет назад, мы просто сидим молча и прислушиваемся к своему дыханию, к ощущениям, возникающим в теле, а также к мыслям, появляющимся на небосклоне нашего сознания. Медитирующий отмечает все, что с ним происходит, наблюдает за ощущениями, чувствами, мыслями и через какое-то время погружается в состояние внутренней безмятежности, гармонии с жизнью и мира с самим собой.

Медитация нужна не для того, чтобы что-то изменить или исправить, она нужна для созерцания своего внутреннего существа. С ее помощью мы учимся наблюдать. В тот момент, когда нам удается попасть в состояние наблюдения, мы перестаем бороться с собой, с жизнью, с другими людьми. Именно поэтому многие мистики говорят, что для того, чтобы познать свою природу, нужно научиться расслабляться и не предпринимать никаких усилий.

Семейные расстановки помогают человеку увидеть взаимоотношения в его семье, научиться принимать свои корни и таким образом входить в контакт с универсальной жизненной силой. Ощущая благодарность к своим родителям, человек одновременно испытывает глубокое чувство принятия себя. Он настраивается на саму жизнь, соединяется с целым.

Узнавая, каким образом мы связаны со своей семьей, мы начинаем понимать многие мотивы своих поступков. Как только мы признаем реальность, становится доступным нечто особенное, мы начинаем познавать свое внутреннее существо, свою суть, вечную, не принадлежащую к поверхностным слоям нашей личности.

На самом деле, в такие моменты мы соприкасаемся со своей духовностью. Представьте себе на мгновение инвалида, у которого нет возможности делать и испытывать многое из того, на что способны обычные люди. Большинство здоровых людей считают, что такому человеку не повезло. Он и сам может так думать. Но если он полностью согласится со своей судьбой, он сможет стать сильнее и счастливее многих физически полноценных людей.

В каком-то смысле, до тех пор, пока мы отрицаем жизнь и сопротивляемся ей, мы похожи на инвалидов. Мы можем, например, думать, что лучше бы у нас было другое детство, или другие родители, или другие отношения с людьми. Повод для сожалений всегда найдется. Но, не принимая свою жизнь, мы себя в чем-то обкрадываем, потому что реальные события не изменить, а обращая внимание на плохое, мы забываем о хорошем. Принимая прошлое, мы учимся видеть его позитивные уроки.

С помощью медитации, так же как и с помощью расстановок, мы входим в контакт с чем-то большим, чем мы сами. Хеллингер называл это «высшей душой», я предпочитаю слово «существование». Как мне кажется, личностный рост и обретение зрелости — это процесс постепенной сонастройки с высшей силой и глубокого осознания, что мы с ней едины.

Применительно к семейной динамике это значит, что мы находим в своем сердце место для родителей и для всех остальных членов семьи, соглашаемся со всем, что было в прошлом, ничего не оценивая как хорошее или плохое или как бы то ни было еще.

Если у вас это получится, это будет вашим огромным личным достижением. Принять случившееся всегда непросто. Представьте, сколько нужно для этого душевных сил человеку, родителей которого убили? Он сможет перестать ненавидеть убийц только тогда, когда по-настоящему осознает, что согласиться с судьбой родителей — это единственный способ проявить к ним истинное почтение и уважение. В тот момент, когда он сможет это, он выйдет за пределы личной и коллективной совести.

Парадоксально, но человек, который хочет освободиться от оков совести, не сможет этого сделать.

Когда кто-то говорит: «Я хочу снять с себя бремя своей семьи», он попадает в ловушку. Чтобы на самом деле освободиться, нужно принять судьбу семьи и согласиться ее нести. Другими словами, человеку нужно отказаться от желания сбросить бремя и идти налегке. Как только мы с этим соглашаемся, в этот же самый момент прошлое теряет над нами власть, и мы чувствуем силу и блаженное чувство свободы.

Медитация предлагает нам тот же опыт. Приближаясь к центру своего существа и разотождествляясь с эго, мы испытываем то же чувство принятия себя. Желание что-либо изменить замещается чувством глубокого принятия всего, что нам дает жизнь.

Любое желание, включая и желание освободиться от бремени, — это барьер. Ото говорил, что «выход за пределы происходит непосредственно через переживание реальности, вы не можете этим управлять, вы просто приобретаете опыт, благодаря которому становитесь мудрее».

Нужно сказать, что регулярная практика медитации помогает нам учиться наблюдать за собой: за ощущениями тела, за мыслями и чувствами, за своими состояниями. Благодаря медитации мы становимся более чувствительными. Это в свою очередь помогает нам как заместителям точнее определять свои ощущения в ходе расстановки. В то же время практика наблюдения и разотождествления помогает и клиенту. Ему становится легче освободиться от семейных переплетений.

 


Глава 23





Читайте также:





Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)