Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Совместное самосознание у людей




 

§672. Исходный уровень самосознания наших далёких предков, тот, с которым они вступили на порог человеческого развития, выражается формулой: "Я – Эго". Для его дальнейшего развития требовалось решить триединую задачу.

Во-первых, необходимо было оторвать осознающее Я наших предков от их вожделеющего Эго. В Эго нет никакого иного содержания, кроме узкого круга животных потребностей. Поэтому если их осознающее Я так и продолжало бы, подобно нитке за иголкой, бегать за своим Эго, то оно так никогда и не смогло бы проявить себя в своей самостоятельности.

Во-вторых. Необходимо было найти способ, посредством которого наши предки могли бы наполнить своё осознающее Я новым содержанием, качественно отличным от содержания их вожделеющего Эго. Без обретения такого содержания их осознающее Я так и продолжало бы оставаться лишь отражением своего вожделеющего Эго. И только в случае его обретения оно получало возможность для проявления своей самостоятельности в положительной форме.

В-третьих. Для того чтобы их осознающее Я могло воспользоваться своим собственным содержанием, ему требовалось войти в состояние противоположности к самому себе. Только так оно могло научиться осознавать своё собственное наполнение и работать с ним. Без образования данной противоположности оно продолжало бы оставаться лишь одной из сторон вожделеющего самосознания: Я – Эго. И лишь войдя в противоположность к самому себе, оно создавало необходимое средство для своего превращения в подлинно свободное самосознание: Я – Я.

 

§673. Но за счёт чего можно было решить такую триединую задачу? Внутри вожделеющего самосознания наших далёких предков для этого не было никакой базы.

 

 

На одной его стороне находилось их Эго, которое кроме первозданных форм животной жизни (жрать, пить, спариваться) ничего более предложить не могло. На другой его стороне находилось их осознающее Я, которое потенциально было способно на многое, но на тот момент оно ещё оставалось пустым, не имеющим своего собственного содержания. Поэтому ни самостоятельно оторваться от своего Эго, ни самостоятельно войти в состояние противоположности к самому себе оно ещё не могло. Следовательно, решение данных задач могло состояться только за счёт привлечения каких-то внешних средств и условий.



§674. Требуемая противоположность осознающего Я самому себе образовывалась не внутри самосознания каждого из наших далёких предков отдельно, а через объединение их осознающих Я в одно общее самосознание. Схематически это выглядело следующим образом. Два индивида образовывали путём объединения своих Я одно общее самосознание на двоих. При этом каждому из них доставалась функция только одной стороны самосознания: Я – Я. Осознающее Я первого индивида брало на себя функцию той его стороны, которая призвана ставить задачи, а осознающему Я другого индивида доставалась функция той стороны, которая призвана выполнять их. В результате образовывалось одно совместное самосознание на двоих, стороны которого оказывались расположенными в разных индивидах: один – командует, другой – исполняет.

Реальной основой, позволившей сформировать такую форму самосознания, стал коллективный образ жизни наших предков с уже существующей там противоположностью самосознания особей. Приходящаяся на долю вожака функция лидера сообщества стала наполняться тем положительным содержанием, что он своим осознающим Я осуществлял постановку задач для своих рядовых сородичей, которые, в свою очередь, воспринимали и исполняли своим осознающим Я поставленные перед ними задачи. Тем самым образовывалось единое совместное самосознание, вбирающее в себя осознающие Я всех членов сообщества. Одной его стороной было повелевающее Я вожака, другой – исполняющие его повеления Я рядовых членов.

§675. Вожделеющее Эго у каждого индивида своё собственное, единичное. Оно слито со своим телом и эгоистично. (Отсюда происходят такие житейские правила: "На вкус и цвет товарищей нет" и т.п.) Но осознающее Я представляет собой лишь идеальное отражение своего Эго, поэтому оно у всех наших предков было одинаковым. У всех оно: а) было уже относительно свободным от связи со своим телом и б) ещё оставалось пустым, не имеющим своего собственного содержания. Состоявшееся объединение многих таких осознающих Я в одно общее самосознание являлось поэтому вполне корректной по своему элементному составу конструкцией, поскольку осознающее Я одного индивида ничем не отличалось от осознающего Я всех других.

Таким образом, неспособность осознающего Я каждого отдельного индивида образовать внутреннюю противоположность в самом себе нашла своё разрешение через образование внешней противоположности между ними, воплотившейся в форму совместного самосознания. Стороны такого самосознания оказались разделёнными между осознающими Я разных индивидов. Та сторона, которая призвана формулировать задачи, доставалась одному субъекту – вожаку, впоследствии – вождю общины, а та сторона самосознания, которая призвана выполнять их, доставалась всем его сородичам – рядовым членам общины.

§676. Что давала форма совместного самосознания?

Во-первых, осознающее Я каждого индивида отрывалось от своего Эго. Рядовые члены общины действовали теперь не под диктовку своего Эго, а по команде вождя. А это значит, что между их вожделеющим Эго и их осознающим Я стояло теперь Я вождя. В свою очередь, осознающее Я вождя ещё оставалось привязанным к своему Эго, но само оно его уже не обслуживало. Вождя обеспечивали всем необходимым рядовые члены общины, которыми он повелевал. А это значит, что между его осознающим Я и его вожделеющим Эго также стояло теперь Я других членов общины.

Благодаря совместному самосознанию осознающее Я наших предков освобождалось от безраздельной зависимости от своего вожделеющего Эго. Но достигалось это за счёт того, что оно попадало в новую зависимость – от осознающего Я другого индивида. В результате произошло разделение наших предков на две неравные по своему положению группы. Те из них, на долю которых доставалась функция повелителей, становились господами. А те, на долю которых выпадала функция исполнителей, превращались в слуг, рабов.

Причём распределение данных ролей соответствовало результатам вышеописанной борьбы животных за утверждение самостоятельности своего Я. Тот, у кого в ходе борьбы за лидерство осознающее Я оказывалось сильнее вожделеющего Эго, становился достойным того, чтобы повелевать. А тем, у кого осознающее Я оказывалось более привязанным к своему Эго, более зависимым от него, доставалась роль исполнителей его повелений.

 

§677. Во-вторых. Форма совместного самосознания служила нашим предкам наглядным примером того, как должно работать свободное самосознание каждого из них. В лице её реальных участников – господ и слуг – она наглядным образом демонстрировала: а) разделение сторон самосознания, б) функцию каждой стороны самосознания в отдельности, в) приведение данных функций к своему единству. И не просто демонстрировала, но и делала всех наших предков её активными участниками, в ходе чего они на практике осваивали все фрагменты деятельности своего собственного свободного самосознания.

На примере повелений своего вождя общинники находили зримый образ того, как должна работать та сторона их собственного самосознания, которая призвана ставить задачи. Исполняя команды вождя, они на собственном примере находили проявление того, как должна работать та сторона их самосознания, которая призвана исполнять поставленные задачи. Достижение единства обеих сторон совместного самосознания зависело как от реальности поставленных господином задач, так и от исполнительской дисциплины тех, кому приходилось их выполнять. Различные варианты расхождения между ними, недовольство и критика сторон в адрес друг друга, а также те последствия, к которым приводят такие расхождения, – всё это наглядно демонстрировала нашим предкам установившаяся между ними форма совместного самосознания.

Это очень важный пункт нашего изложения! Дело в том, что сегодня все эти фрагменты деятельности нашего самосознания представляются нам настолько привычными и само собой разумеющимися, что у нас не возникает даже намёка на вопрос: откуда всё это взялось? Сознание наших далёких предков представляло собой чистый лист. Их осознающее Я, на основе которого у них формировалось свободное самосознание, первоначально было пусто. В нём не было ни повелевающей, ни исполнительской стороны, ни навыков приведения этих сторон к единству. Всему этому они учились благодаря установившейся форме совместного самосознания с присущей ей наглядностью действия персонажей-сторон.

Для того чтобы научиться выполнять все функции своего свободного самосознания, каждому человеку необходимо было прежде увидеть и отработать их на практике. До того как обрести способность выполнять какое-то действие мысленно, или, как мы выражаемся, "в уме", необходимо увидеть его в реальной форме его проявления. Отнюдь не обязательно, чтобы оно предстало перед нами в своём исчерпывающем развитии, достаточно познакомиться с его принципом. Но сначала этот принцип должен предстать перед нами в своей внешней, чувственно данной форме! Только через созерцание его внешности данное действие попадает в наше сознание (становится идеальным содержанием нашего Я), благодаря чему мы делаемся в дальнейшем способными полагать его мысленно.

Например, чтобы научить детей считать "в уме", их сначала учат выполнять это действие на реальных предметах: на яблоках, на палочках, на счётах и т.д. Освоив счёт на таких наглядных примерах, дети в итоге становятся способными складывать и умножать мысленно. То же самое относится и к процедуре формирования самосознания в целом. Чтобы каждый человек смог развить внутреннюю деятельную форму своего свободного самосознания, ему требуется сначала увидеть все её конструктивные элементы в их внешнем проявлении. И не только увидеть, но и опробовать на деле. Форма совместного самосознания как раз и даёт такую возможность всем людям.

§678. В-третьих, форма совместного самосознания служила всеобщей матрицей, показывающей, как работает самосознание любого человека. Одно дело – иметь своё собственное самосознание, и совсем другое – иметь представление о том, как работает самосознание других людей. Всё то, что происходит в сознании другого человека, формально недоступно для нас. Голова человека не прозрачна, и в этом смысле она ничем не отличается от головы животного: всё те же глаза, уши, нос. Но действуют люди далеко не так, как животные. Так вот, именно благодаря тому, что общество на протяжении многих тысячелетий развивалось в условиях существования совместного самосознания, а также тому, что каждый человек в процессе своего индивидуального развития тоже проходит через эту форму (воспитатели и воспитанники, учителя и ученики), позволяет нам сегодня знать, как в принципе работает сознания всех других людей.

Используя язык программистов, мы можем сказать, что самосознание людей – это "операционная система", которая обеспечивает работу всех конкретных программ нашего сознания. Благодаря тому, что все мы прошли в своём развитии через форму совместного самосознания, мы знаем, что эта "операционная система" имеет универсальный характер, что у всех других людей она такая же, как и у каждого из нас.

§679. Форма совместного самосознания являлась, однако, только средством, с помощью которого осознающее Я каждого человека высвобождалось из-под власти своего Эго. Она создавала только возможность для проявления осознающего Я в его положительной свободе. Но для того, чтобы такая свобода действительно состоялась, требовалось наполнить его (осознающее Я) качественно новым содержанием, отличным от содержания их видового Эго. Вот эта содержательная основа развития свободного самосознания наших предков создавалась за счёт овладения ими орудийной деятельностью.

§680. Освобождение рук от функций поддержания тела являлось лишь предварительным условием для становления орудийной деятельности. (Передвигаясь на четвереньках, ничего нового не освоишь.) От природы ни руки наших предков, ни их осознающее идеальное Я не были приспособлены к выполнению каких-либо новых действий, выходящих за рамки их животной жизни. А это значит, что всем способам применения орудий труда, всем правилам и навыкам выполнения ими хотя бы простейших движений надо было где-то учиться. Мало было только взять в руки палку, требовалось ещё найти пример того, как ею следовало действовать.

§681. Таким поставщиком примеров по использованию орудий труда являлась сама природа. Она в обилии поставляла сознанию наших предков различные способы целенаправленного воздействия на окружающую среду. Дятел клювом разрабатывает древесную шахту. Вороны раскалывают орехи. Бобры зубами срезают деревья и строят из них плотины. Птицы вьют гнёзда. Грызуны роют норы и прячут в них запасы. Травоядные животные рогами и копытами отбиваются от хищников. Хищники клыками и когтями распарывают тела своих жертв. Лианы обвивают стволы деревьев. И т.д. Живой мир – это всегда открытая энциклопедия образцов (примеров) воздействия на природу.

Когда особь одного вида подражает особям другого вида, она делает нечто отличное от своего видового Эго. При этом реализуется та же самая закономерность, которую мы иллюстрировали на примере обучения детей счёту. Прежде чем сделать какой-либо приём орудийной деятельности идеальным достоянием сознания человека, его требовалось сначала увидеть во внешней, реальной форме его проявления. Только благодаря акту его созерцания, данный приём попадал в сферу представления наших предков и в дальнейшем мог выступать уже как сознательно полагаемый ими.

Практика применения нашими предками орудий развивалась на первых порах на основе их подражания действиям других животных, а также новообретённым навыкам своих соплеменников. За счёт подражания человеческое Я обучалось тому, чего в его собственной животной природе не значилось. Благодаря применению орудий осознающее Я наших предков стало накапливать своё собственное содержание, отличное от содержания их Эго.

 

В наше время процесс обучения подрастающих поколений также основан на их подражании действиям взрослых. Это уже после того, как человек получит воспитание и образование и у него полностью разовьётся самосознание, он становится способным совершенствовать старые и изобретать новые орудия труда. Но начинают подростки всегда с того, что осваивают те орудия и приёмы действия ими, которые уже созданы человечеством.

§682. Являясь изначально средством добывания продуктов пропитания и защиты, орудия становились по совместительству и инструментами познания этого мира. Даже самые примитивные из них несут в себе, помимо своих прямых функций, также и косвенные. Они выполняют роль зонда, щупа, лупы, линейки, скальпеля и т.д. Благодаря орудийной деятельности люди расширяли поле своего чувственного контакта с природой, поле изучения логики вещей в природе, поле съёма информации о ней. Практика применения орудий позволила им больше видеть, больше слышать, больше осязать. Тем самым орудийная деятельность стала давать нашим предкам такие результаты, к которым они вовсе не стремились, – знания о мире.

Приобретаемые в ходе орудийной деятельности знания о мире являлись, по существу, её побочным продуктом. Но они не отбрасывались в сторону, а откладывались в сознании наших предков, расширяя его содержание. Орудийная деятельность и производимые в ходе неё знания взаимно дополняли друг друга. Сознательное Я наших предков строило свою деятельность на основе уже имеющихся у него знаний. А сам процесс деятельности, в свою очередь, приносил ему новые знания (§269).

 

Рассуждая сегодня о движущих силах антропогенеза, как правило, в первую очередь задаются вопросом: почему наши далёкие предки взяли в руки палку? Но сам по себе этот вопрос представляет мало интереса. Они могли взять её в силу случая, помноженного на древесно-наземный образ их жизни. Значительно больший интерес представляет вопрос: почему, взяв в руки палку, они затем так и не выбросили её? А произошло это потому, что орудия труда позволяли нашим предкам не только проявлять своё Я отличным от Эго образом, но и наполнять его соответствующим ему содержанием – знаниями. Палка, следовательно, осталась в руках наших предков потому, что она давала не только "хлеб" их телу, но и приносила знания их идеальному Я, на базе которого развивалось их свободное самосознание. Если бы отдача от применения палки ограничивалась только "хлебом", то самосознание наших предков не поднялось бы выше, чем у остальных животных.

§683. Появление такого собственного наполнения позволило осознающему Я каждого индивида войти в противоположность к самому себе и на этой основе развиваться далее в качестве свободного (от Эго) самосознания: Я – Я.

При совместной форме самосознания господин и раб необходимо зависимы друг от друга: один повелевает, другой исполняет. Господин самостоятельно формулирует все свои повеления (команды), отталкиваясь от своего Эго. Раб, наоборот, несамостоятелен в выборе своих действий, он вынужден исполнять повеления господина. Но в ходе исполнения чужих команд собственное Я раба имеет некоторый простор для проявления своей свободы. Раб не только механически выполняет повеления своего господина, но и самостоятельно обдумывает их, планирует свои действия, учитывает внешние условия и т.д. Тем самым его Я входит в состояние противоположности к самому себе и учится работать как свободное самосознание: Я – Я. Оно привыкает вести диалог с самим собой: ставить себе задачи, критиковать их, вносить в них изменения и выполнять их.

То же самое происходит и с самосознанием господина. В системе отношений совместного самосознания он призван повелевать рабами. Но по ходу этого ему в той или иной степени приходится и исполнять свои повеления. Поэтому его осознающее Я также входит в противоположность к самому себе и учится работать как свободное в себе самосознание. Оно не только формулирует задачи, но и критикует их, корректирует и отчасти выполняет.

§684. Вот такое вхождение осознающего Я каждого из наших предков в противоположность к самому себе в условиях сохранения их внешней зависимости друг от друга (господин – раб) позволило развиваться их свободному самосознанию. Человеческий язык и мышление являются собственными средствами деятельности свободного самосознания людей. Посредством языка и мышления оно (самосознание) действует как внутри самого себя, так и вовне, при общении людей друг с другом. Язык и мышление были созданы самим свободным самосознанием и в его целях.

Совершенствование орудий труда, создание духовных произведений (наскальная живопись, мифы, ритуалы), формирование и развитие общественных институтов представляют собой уже практические результаты положительной деятельности свободного самосознания наших предков.

§685. Таким образом, формирование в общинах наших предков отношений совместного самосознания и овладение ими орудийной деятельностью позволило им:

а) вывести своё осознающее Я из-под власти Эго,

б) наполнить его собственным содержанием,

в) на его базе развивать свободное самосознание: Я – Я.

 

Наступление ледников и тяжёлые условия жизни, которые якобы стимулировали наших предков к овладению орудиями труда, – это неправомерная экстраполяция представлений современного человека на те далёкие времена. Наши первопредки изначально были дикими животными, и те условия, в которых они жили, их вполне устраивали. Уходя корнями в миллионную толщу лет своей животной жизни, они не знали никаких других стандартов благосостояния, и потому не испытывали дискомфорта и никуда не спешили.

Можно отчасти согласиться с тем, что ужесточение внешних условий жизни побуждало их действовать более инициативно, но сами по себе эти условия не могли заставить их применять орудия. Для перехода к орудийной деятельности требовалось давление на них неких внутренних механизмов их развития, которые мы и попытались раскрыть.

Ссылка марксистской философии на появление избыточного продукта как на причину, приведшую к образованию классов, сродни попытке выставить телегу впереди лошади и представить её в качестве локомотива. Причина установления отношений господства и рабства и овладения орудийной деятельностью со всеми вытекающими из них последствиями лежала в потребностях развития самосознания наших предков. Вот этот внутренний процесс и стал той движущей силой, которая вывела их из пучины первозданной животной жизни на путь духовного развития.

§686. Установление совместной формы самосознания обусловило разделение людей на две неравные по своему положению группы: а) на тех, кто повелевает – господ, и б) на тех, кто исполняет их повеления – слуг, рабов. Индивид с более сильным Я становился вождём общины. Его Я распространялось как абсолютная власть на всех других её членов. Причём в силу того, что существенным фактором жизни общины стало производство духовного содержания (знаний о мире и о самих себе), статус вождя как фигуры, выражающей всеобщее начало общины, стал закрепляться также и сакральным наполнением. Его персона наделялась священными свойствами и становилась предметом поклонения. Страх перед ним – норма. В случае неповиновения следует наказание. Но наказывает теперь не он сам, а его окружение.

§687. Поскольку отношения совместного самосознания создавали неравенство между людьми, постольку они внедрялись и поддерживались в обществе с помощью насилия: телесных наказаний и казней. В силу этого отношения совместного самосознания были названы историками отношениями внеэкономического принуждения. Но не следует думать, что здесь речь идёт только о классическом рабстве Древней Греции или Древнего Рима. Отношения внеэкономического принуждения существовали на всём протяжении истории человечества, вплоть до социальных революций нового и новейшего времени. Это и древнекитайский деспотизм, и египетское царство, и цивилизации Междуречья, и Крито-Микенский период ранней греческой истории; это и само классическое рабство Греции и Рима, это и феодальная зависимость в Средневековой Европе и Азии, это и крепостное право в России, это и патриархальное семейное рабство, которое процветало во всех странах мира, и т.д. Всё это были различные вырианты внеэкономической зависимости, обусловленные господством формы совместного самосознания.

Античное рабство, которое мы знаем на примере Древней Греции и Рима – это достаточно позднее изобретение человечества, относящееся к VIII-VII веку до н.э. Элементы такой разновидности формы совместного самосознания, основанной на превращении покорённых народов в рабов, были везде и всегда, но её тотальное господство имело место только в данных странах и в данный период. В большинстве других регионов мира преобладали различные формы феодальной организации общества, где на положении рабов находились преимущественно свои, а не чужие народы.

§688. Изначально наши предки представляли собой сообщество животных, способных в условиях коллективного образа жизни лишь к сдерживанию своим осознающим Я вожделений своего Эго. После установления отношений совместного самосознания и овладения орудийной деятельностью они стали представлять собой общество людей, проявляющих своё Я в его положительной свободе. И пусть эта свобода была ещё минимальной, важно то, что она уже была. На ступени животной жизни её не было и не могло быть в принципе!

 

Те немногие из числа комментаторов философии Гегеля, которые доходят до его учения о самосознании, объясняют суть установления отношений господства и рабства в том духе, что, становясь зависимым от другого человека, индивид сохраняет свою жизнь, но платит за это тем, что теряет свою свободу. До того момента, как стать зависимым, он якобы был свободен, а оказавшись в роли раба, он стал несвободен.

Данная точка зрения основана на неверном понимании свободы. В дикой природе свободы не существует. Только человек свободен, но и он до этого должен был дорасти, для чего человечеству потребовался длительный период развития в условиях существования отношений совместного самосознания.

Попадая в услужение к другому индивиду и повинуясь его воле, первобытный человек впервые начал обретать свободу, свободу от служения своему животному Эго, свободу от беспросветной заботы об утробе своей. Да, свобода раба ещё сильно ограничена. Да, она минимальна. Да, с точки зрения современного человека это – ещё вовсе никакая не свобода, а неволя чистейшей воды, и тем не менее это было уже именно началом человеческой свободы, её первыми ростками.

"Лучше быть такой-сякой, чем вообще никакой", – говорили женщины в былые времена, предпочитая состояние рабской зависимости от мужа состоянию неприкаянной свободы одинокого существования. Эта фраза более удачно передаёт смысл существования отношений господства и рабства в истории человечества. Вне таких отношений предок человека продолжал оставаться животным, и только вступив в них, он обретал начала своей человечности.

§689. Форма совместного самосознания создавала условия для развития индивидуального сознания людей, но при этом она ограничивала их внешнюю свободу. В силу наличия в ней такого противоречия она имела временный, преходящий характер. По мере развития свободного самосознания людей и создания в обществе условий для его реализации она должна была с необходимостью прийти к своему отрицанию. Но, как говорят в таких случаях, "быстро сказка сказывается, да не скоро дело делается". В реальном летоисчислении форма совместного самосознания господствовала на протяжении нескольких тысячелетий. Период её существования называется историей человечества.

 

§690. История.Интенсивная суть процесса развития человечества в эпоху существования отношений господства и рабства заключалась в том, что, с одной стороны, шло формирование свободного самосознания у всех людей, а с другой – в обществе шло создание условий для его реализации. То обстоятельство, что первые контуры отношений совместного самосознания возникли ещё в сообществах животных, не исчерпывало всего существа дела. Необходимо было, во-первых, перевести их в положительную форму (§672), во-вторых, распространить их прогрессивное действие на всю меру наличного бытия человечества, в-третьих, раскрыть весь содержащийся в них потенциал развития и воплотить его в реальность. Вот на всё это человечеству и потребовался период становления, называемый всемирной историей.

Как развивалась история человечества? Какую роль играли в ней те или иные народы? Эти вопросы должны рассматриваться в учении о понятии всемирной истории (философии истории). Здесь же мы должны указать лишь те её моменты, которые представляли собой вехи на пути развития самосознания людей.

§691. В период собирательства и охоты шло утверждение самой практики орудийной деятельности наших предков на всей пригодной для их проживания территории планеты. По мере завершения этого процесса произошёл переход от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству и, соответственно, от кочевого образа жизни – к осёдлому. Появление устойчивых земледельческих поселений создавало субстанциальную основу для развития интенсивной сути отношений совместного самосознания.

 

§692. Возникающие на базе соседских общин государственные образования представляли по своей структуре иерархическую пирамиду отношений господства и подчинения. На её вершине находились абсолютные властители – монархи: фараоны, цари, императоры, короли, султаны и т.д. Ступенью ниже располагались представители родовой аристократии: князья и бояре, герцоги и графы, эмиры и беи. Они, как правило, являлись правителями отдельных регионов страны. Далее шло дворянство, которое в основном формировалось из людей, проявивших заслуги перед Отечеством. Они наделялись землёй и непосредственно управляли проживавшим на ней людом.

Правящая династия, родовая аристократия, дворянство, а также духовенство, представляли собой высшие привилегированные сословия общества. Им противостояла масса зависимых от них простых людей: рабов, крестьян, крепостных, слуг, дворовых и т.д., которые составляли низшее, податное сословие. В них признавалось их человеческое начало, но их самосознание не признавалось равным самосознанию представителей высших сословий.

Стандарты господской жизни существенно отличались от стандартов рабской жизни: дворцы и хижины. Пышные одежды и головные уборы создавали образ господина, тогда как образ рабов оставался в своей простоте. По отношению к господам применялись возвышающие обращения: властелин, повелитель, господин, пан, сиятельство, благородие, превосходительство и другие. По отношению к рабам – уничижительные: раб, смерд, холоп, голубчик, братец, милейший, любезный, человек и т.д.

В условиях существования отношений совместного самосознания в принципе невозможно было стать свободным, поскольку несвободны были все: и господа, и рабы, и паны, и слуги. Можно было перестать быть рабом и стать господином либо наоборот, но не свободным. Можно было стать также вольным, переселившись на ещё не освоенные земли, но и там постепенно утверждались отношения совместного самосознания. Во всех ситуациях человек оставался либо "родовитым", "благородным", либо "подлым", "простым". (В истории случались и победоносные восстания народных (крестьянских) масс, но и они в итоге заканчивались восстановлением неравных отношений господства и рабства.)

 

§693. В период господства натурального хозяйства продукты человеческого труда производились в своей природной форме. В хлебопашестве это было зерно. В садоводстве – фрукты, ягоды. В огородничестве – овощи, корнеплоды. В животноводстве – скотина, птица. Фураж – овёс, сено. Так как характер труда определялся такими натуральными формами продуктов, которые не изготавливались, а лишь выращивались, простор для развития свободного самосознания производителей был ограничен.

Дальнейший прогресс в деле развития самосознания шёл преимущественно через города. Ремесло и мануфактура позволяли мастерам и подмастерьям воплощать своё Я в искусственно создаваемых ими формах предметов. Например: подсвечник, платье, украшение, карета, шпага и т.д. В таких искусственно произведённых продуктах своего труда мастеровые люди находили реальное воплощение свободного творчества своего Я. Но и здесь на первых порах использовались преимущественно природные материалы и виды энергии – мускульная сила животных и самого человека, что также ограничивало возможности для проявления свободного самосознания.

Великие географические открытия и последовавшее за ними образование европейского и мирового рынка привели к переходу мануфактурного производства на промышленную основу. Промышленное производство, в свою очередь, вызвало изобретение новых орудий производства и предметов потребления, искусственных источников энергии и материалов. При промышленном производстве все звенья технологической цепи – от добычи сырья до продажи готовых изделий и от их потребления до утилизации отходов – стали ареной проявления творческой деятельности человеческого Я.

 

§694. Поскольку самосознание людей действует на основе знаний, то расширение возможностей для проявления свободы творчества человека потребовало развития всеобщего образования, а также науки. Используемое в учебниках истории выражение: "развитие производства потребовало развития науки и образования" надо понимать в том смысле, что развивающееся самосознание людей нуждалось в дальнейшем расширении арсеналов используемых ими знаний.

Благодаря промышленному производству, образованию и науке самосознание широких народных масс стало стремительно вырываться из тисков отношений господства и рабства. В своём творчестве рабочие и предприниматели всё более утверждали своё Я в его свободе. В развиваемых ими сферах деятельности они проявляли своё самосознание не только не хуже господ, но даже более эффективно. Опираясь на свои реальные дела, они могли заявить теперь о себе словами: "Я – специалист, я себе (своему Я, своим творческим возможностям) цену знаю".

 

§695. Рост возможностей для реализации свободного самосознания людей привёл в итоге к тому, что форма совместного самосознания стала стеснять общество. Долгое время она способствовала развитию сознания людей, но теперь стала противоречить тем результатам, которые были достигнуты при её содействии. Человечество в лице своих передовых стран пришло к необходимости перехода со ступени совместного самосознания на ступень всеобщего свободного самосознания. Соответственно, та психология людей и те отношения в обществе, которые соответствовали ступени совместного самосознания, должны были быть заменены новыми. Когда цель достигнута, тогда средство её достижения остаётся в прошлом.

 

Опубликованная Гегелем в 1807 г. работа "Феноменология духа" представляет собой начальный вариант изложения его системы. Для себя он называл её "путешествием за открытиями". Первым таким открытием в ней стало как раз учение о самосознании. Как и все остальные части его системы, оно также было изложено очень трудным языком. Но такая труднодоступная форма изложения была спасительной для самого Гегеля. Если бы смысл его учения о самосознании стал понятен его современникам, то он сам, скорее всего, подвергся бы жесточайшим преследованиям как со стороны церкви – за раскрытые им механизмы становления отношений совместного самосознания, так и со стороны государства – за указание на их преходящий характер. Похоже, что сам Гегель очень хорошо понимал эту нешутейную для себя угрозу, поэтому в "Энциклопедии философских наук" он изложил это учение ещё более кратко и ещё менее понятно.

 





Читайте также:





Читайте также:

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.019 сек.)