Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ФОЛЬКЛОР — ЗЕРКАЛО СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ, СОЗДАВШЕГО ЕГО ЭТНОСА




 

Если отнести к виду фольклора и характерное приветствие, то из него можно почерпнуть немало сведений о прошлом народа. Якутяне при виде незнакомца кидались навстречу с приветствием - просьбой: «Кэпсээ, тугу биллинг» (Расскажи, что узнал нового) или бросят короткое эвенкийское «Улгучэкэл!» (Расскажи), что в якутской кальке выходило как «Кэпсээ» и по-пашенному «Капсэ!». Это не приветствие, а вопиющий крик информационного голода от издревле заточенности в безлюдьи. Оно изобличает россказни о якобы наличии в истории Якутии таких фактов как приход беженцев от хуннско-тюрко-монгольской тысячелетней резни и вынужденности прятаться столетиями от какого-то «Кыргыс уйэтэ». Вынужденность прятаться от внешних имперских и внутренних кыргысовых войн вызвала бы иное приветствие, чем беспечное «Кэпсиэ». Люди прятались бы как затравленные звери, и не выскакивали бы навстречу первому встречному с нетерпеливым возгласом: «кэпсиэ!» Об этом говорит горький пример всех натерпевшихся от войн

Северный олень

/* */ Изобличают необоснованность версий о якобы присутствии не эстафетных, а прямых контактов древней Якутии с воюющей степью и сказки как якутов, так и всех малочисленных Якутии. В тех сказках единственно только о зверях, птицах, рыбах и природных явлениях, нет ни капельки о социальных отношениях и власти классовых обществ. А познание классовых страстей и алчности к богатству - неизлечимее наркомании. Беженцы от алчных войн хунно-тюрко-монгольских каганатов и ханств и в Якутии бы не позабыли страсти и алчность социального строя войн. Тоску по оставленному ими в степях социальному строю, подобно оякученным старожилым русским, они непременно бы выразили в пересказах прежних сказок о ханах, каганах, принцах, купцах, полководцах, войнах, трофеях и богатствах. А у якутов и якутян нет и представления о сказках подобного сюжета. У них, бедных, и слова-то нет о понятии «золото», ради которого древние тюрки, хунны и монголы воевали тысячелетия. Дошедший через десяток рук до якутов, тюрский язык потерял по дороге слово «золото» - «алтын». Поздние, узнав об этой прорехе своего «тюркского» якутского, пополнили недостаток, окрасив серебро «кумуч» в белый и красный цвета: «Уpунг кэмус» - «серебро», «кыhыл кэмус» - «золото». Сколько проведено подобных «ремонтов» тюркского, доставшегося через не ахти знатоков языка, никем ещё не подсчитано. А встречаются уверяющие будто бы якутский язык является сохранителем самого чистого и древнейшего вида тюркского языка.



Бедный якутский язык не дополучил через эстафетчиков не только понятие о золоте, ради которого воевали древние степняки, «отсталые» эстафетчики языка до якутов не донесли даже понятия о ханах и каганах. Кое-как долетевшая до Якутии, как затухающие звуки горного эха, острейшая степная притча о черных ханах (Хара Хаан) не была понята якутами. Последние не поняли и смысл эпитета «чёрный» (хара), и царский титул «хаан». Ту притчу о чёрном злом царе - хане они превратили в простой рассказ о рядовом человеке по имени Харах-хаан, где «харах» - «глаза», а «-хаан» - уменьшительно-ласкающий аффикс.

Далее слух о Чингисхане, облетевший всю планету, не дошёл до якутов в своём прямом значении. А якутоведение твердит будто предки якутов переселились в Якутию во II веке нашей эры. О том, что Чингисхан представляет имя исторической личности и он имел царский титул «хан», якуты (потомки якобы тюрков и монголов) и представления не имели. А о своём вожде Тыгыне всё же не забыли. От слова «чингис» они взяли не сторону личного имени правителя, а лишь его нарицательное значение «чьнгыс» - «суровый». Добавив к «хаан» в значении «кровь», они получили выражение «Чынгыс хаантан ыйаахтаах» - «роком суровой крови».

 

Настройка чекана

/* */ Данное выражение применялось при подчеркивании неумолимости судьбы. Сами переселенцы из степей так бы не извратили память своего национального героя. Это опять вопиющее свидетельство о том, что из якутов никто никогда не имел в древности ни личных контактов, ни прямых родственных связей со степью. Иначе бы подобный вопиющий ляпсус был бы вовремя исправлен.

При попытках доказать древние массовые переселения через непроходимые преграды природных стихий, наиболее основательные из западных исследователей в качестве самого веского аргумента выставляли практические пути и методы преодоления тех преград. Так, Р.Амундсен самолично прошёл насквозь побережье Ледовитого океана, Тур Хейердал на древнем плоту один проплыл от Южной Америки до о. Пасхи. Искатели переселений предков якутов также могли бы продемонстрировать переселение скотовода с одними коровами и лошадьми от южных степей до Туймаады через абсолютно бестравную тайгу шириной в несколько тысяч верст, не пользуясь сегодняшними средствами и методами. Однако за подобный риск не взялся даже верхоленец А.П.Окладников. Он, как уроженец тех мест, знал, что такой переход не осуществим практически. Явно он знал как во время второй мировой войны из вилюйского Сунтара перегнали по сухопутью до Качуга косяк якутских лошадей, отправляемых на фронт. Для того перегона были мобилизованы усилия многих и многих колхозов и заготовительных учреждений, а также современный флот Якутии и Иркутской области. Там заготовляли сено, брикетировали в прессованные пачки и с мешками овса - заранее перебрасывали на баржах на зимовья, расположенные на всём пути перегона. По слухам, из тех лошадей вынесли перегон не очень многие. Это был случайный практический опыт переселения через ту бестравную тайгу со скотом. Древним, необладавшим ни той техникой, ни организационной мощью заготовок кормов, тот перегон был неосуществим. Сделав из того факта свой молчаливый вывод, А.П.Окладников тропическую со львами и верблюдами прародину якутов из Персидского залива перенес... в верхоленский Усть-Кут с вечной мерзлотой. И такой компромисс обрадовал сторонников «южной прародины», ибо Усть-Кут - всё же был «южнее» Туймаады. Однако, похожее на «переселение» из комнаты в комнату внутри одной квартиры, передвижение со скотом из Усть-Кута до Туймаадывсё же оставалось неосуществимым, ибо путь оставался тем же, как и перегон армейских лошадей из Сунтара в Качуг.

В книге «Якуты» В.Л.Серошевский в качестве «неопровержимого» доказательства древнего переселения с «юга» на Туймааду привёл легенду о якобы преодолении вышеописанного пути при помощи проплыва одного единственного Эллэя на плоту. При этом, зная, что даже современным пароходам нелегко пройти через Ленские Щеки «Пьяный бык», В.Л.Серошевский не отважился пустить вниз по Лене Эллэевый плот со скотом. Скот себе заставил Эллэя добыть у местного Омогоя. Короче, В.Л.Серошевский «преодолел» проблему перегона скота через бестравную тайгу недопустимым для якутоведения способом. Ведь, якутов «переселили» для отказа им в способности самим изобретать оригинальное самое северное скотоводство. Говоря иначе, выставление предков якутов пришельцами извне было хитрой приманкой для отнятия от якутского народа чести изобретения скотоводства полюса холода и передачи этого приоритета более «умным» воякам степи и превращения северян в этаких пустоголовых заимствователей и подражателей одних чужих изобретений вплоть до методов выживания в экстремальностях Севера... Такое стремление отчетливее всего видно в подделке древнейшей местной легенды об Эллэе или Эр Соготохе. Спуск этого «небожителя» сверху на Землю подделыцики превратили в спуск с верховий Лены вниз по течению. Подобную ловкую подделку могли проделать только до тонкостей знающие якутский язык. Спуск Эллэя вниз по Лене подделыцики превратили в этакий культурный десант иноземцев-южан для отнятия у северян всех их культурных достижений и передачи их «умным» южанам.

 

 

Pin It

Река Далдын. Лето. Якутия. Фото Виктора Солодухина

/* */ Так, поддельного Эллэя заставляют учить северян-омогоевцев даже основам их собственного язычества и его обрядам. Выходило так, будто северяне-омогоевцы были такими пустоголовыми дикарями, что не имели даже простейшего язычества, т.е. ставили их равными зверям и животным. Согласно тем «культурным» урокам поддельного Эллэя, выходило так, что омогоевцы до этого не додумались до обработки бересты, изготовления из этого материала посуды и жилища и вообще не имели ни утвари, ни посуды, ни орудий труда. Подобное открытое превращение людей целого региона в бездумных обезьян в литературе окрещивают этаким выдвижением «культурного героя».

Самого того «культурного героя» подделыцики легенды выставили отнюдь не героем. Для отнятия у него исходного ореола божественности небесного человека, его превратили в бродягу-идиота, пустившегося вплавь по всей Лене на одной лишь коряге. Во многих вариантах серии подделок его превратили в родича таких, которые не понимают зеркальное отражение водной поверхности. Выходит, «родичи» поддельного Эллэя по разуму были ниже животных, ибо последние изображенное на воде никогда не ищут в самой воде. Из самих якутян ещё не перевелись гордящиеся подобной подделкой-поклепом.

Г.В.Ксенофонтов в книге «Ураанхай-сахалар» первым из якутоведов отметил ту подделку. Только он зря приписал авторство подделки одним «пришлым», явно имея в виду миссионеров-конкурентов по религии. Им, разумеется, небезынтересно было очернить главнейшую идеологическую опору якутского язычества - легенду о северных Адаме и Еве, т. е. легенду об Эллэе и омогоевской дочери. Через ту легенду якуты получали ореол полубогов-потомков небожителя и дочери Земли. С другой стороны, в противовес библейской версии, легенда о северных Адаме и Еве отсутствует сотворение божие как в создании самих северных Адама и Евы, так и людей на Земле - всё в той легенде выставлено как результат естественного размножения. Православие долго не могло мириться с подобной местной идеологией. Однако, к чести местной церкви, надо отметить, что она даже в подобных случаях действовала умно и уважительно к своему идеологическому сопернику. По всей видимости, она подделку на легенду об Эллэе и Омогое поручила художественной самодеятельности самих якутских активистов-«реформаторов». Ради осовременивания своей культуры и выведения своего язычества от «отсталости», по инструкциям миссионеров, на мой взгляд, именно они потрудились над созданием огромной серии подделок древнейшей легенды об Эллэе и Омогое. И сегодняшние «реформаторы» якутского язычества не столь уж строги в деле сохранения в первозданной самобытности своей религии. Поэтому подделыцики-«реформаторы» легенд об Эллэе и Омогое явно не сочли своё «осовременивание» под потребу православия легенд об Эллэе и Омогое большим грехом перед самобытностью своего язычества. Судя по размаху количества тех подделок, была, видимо, развернута целая компания массовой самодеятельности по тому делу.

О том, что подделка была проведена при поддакивании каких-то властных структур, указывает соревновательная гласность подделок. Все они чуть ли не хором отвечают невнятно на три неизменных вопроса царской администрации: «Откуда переселились предки якутов?», «Почему оставили свою прародину?», «Каким маршрутом они шли к Туймааде?».

 

 

Изготовление изделий из бивня мамонта

/* */ Далее следуют переработки легенды почти по единому плану. По стилю речи и ответам, исполнителями подделки были активисты-«реформаторы» из самих якутов. Возможно, имел место казенный план-циркуляр, ибо во всех улусах варианты слишком уж одинаковы.

Основной целью заказчиков подделки легенды об Эллэе и Омогое, разумеется, было безболезненное обезвреивание главной идеологической опоры местного язычества и преврашение его в будничную байку. В тех целях подделку нашпиговали сибирскими байками о дураках и всевозможными простонародными казачьими гаданиями о том, из какой части Орды могли переселиться ранние якуты.

Гадание есть гадание: шарили по Западной Сибири, переселенца выставляли то татарином, то бурятом. Подделка явно была заказана после достаточного укрепления позиций христианизации края, т. е. в конце XVIII в. или в начале XIX в. В тот период общение чиновничества с Центром шло в основном по ленскому водному пути, и путь через Чону и Вилюй был забыт. Поэтому в подделке Эллэя пускают в путь лишь по Лене, выставляя как татарина или бурята. Более-менее сносных данных о пути продвижения и обитателях Южной Сибири заказчики явно не дали. И самодеятельные энтузиасты-подделщики плели - кто во что горазд. Поэтому из той подделки не получилось правдоподобного свидетельства о переселении якутов с юга. Да и цели такой не ставили заказчики подделки.

В своём первозданном виде та же легенда о северных Адаме и Еве легла в основу зарождения олонхо - эпоса о поисках дальней по крови невесты и защиты её от нежелаемых притязаний.

Проблема с изучением его непроста. И здесь придётся попутным образом чуть коснуться и этой проблемы, так как олонхо часто выставляется в качестве доказательства о якобы южном происхождении якутов. Изначальные олонхо были сюжетными копиями легенд о северных Адаме и Еве. В них Небесный Лыжник или Эллэй заменялся простым парнем Земли. Тот единственный персонаж отправляется искать себе невесту. После путевых мытарств, он находил себе невесту и повествование прерывалось. Те олонхо были прозаичны и лаконичны. После прихода русских их назвали «пешими» (сатыы) олонхо. Их не пели. Особенность «пеших» олонхо составляли: единственность персонажа, отсутствие социальных мотивов и ограниченность места действия. Те олонхо - порождения бесклассового внутри якутского общества.

На втором своём этапе, названном «конным», олонхо ни с того, ни с сего запело, говорить стал только стихотворно. Оно переменило и тему: меньше стало говорить о прежних безмятежных поисках невесты и заняло позу воинствующего борца за веру. При этом оно разделилось на две ветви, копирующие друг друга: на ветвь шаманских камланий и ветвь самого «конного» олонхо. Первую ветвь исполняли одни шаманы со своими помощниками «кутуруксутами», а вторую - певцы-олонхосуты. И камлание, и «конное» олонхо охотились на дьяволов-абаасы. В камлании стихотворно-запевная борьба с дьяволами сопровождалась артистическими и психологическими трюками. В роли единственного персонажа и борца выступал сам шаман. Аудиторию его составляли лечащиеся, просители тех или иных благ и зеваки.

Исполнители «конных» олонхо сами не делали никаких театральных трюков против абаасы. Вместо шамана против дьяволов они пускали, одетых в латы, богатырей. И в камланиях, и в олонхо местом действия были творчески переработанные библейские три мира, а противниками - самодеятельно созданные дьяволы из библии, русского и местного язычеств. Олонховские богатыри выставляли на передний план своих боевых коней, а шаманы называли своими лошадьми свои бубны, на Севере - высушенные лыжи в кожаной обтяжке, служившие и лыжами, и сигнальным средством.

 

Разделка рыбы

/* */ Откуда пошёл столь бурный антидьявольский бум в камлании и олонхо, а также в эпосах малочисленных, выводы напрашиваются сами по себе. Приход землепроходцев в латах и своеобразного чужого незнакомого театра в лице сеансов провославных священников явно оказались целой революцией, чутким на фольклор, самодеятельным активистам. Последние остаются столь же деятельными и сегодня. Переработка любой внешней информации извне, оказывается, была сильна и стремительна и ко времени прихода русских. Откликнувшиеся столь бурно на русский фактор почему молчали при факторах культуры и музыки завоевываемых (гуннами, тюрками, монголами), Китая, Тибета, Средней Азии, Индии, Кавказа и др., если предки якутов переселились из южных степей...

Не ответив на столь кричащие вопросы-факты, выдерганные из олонхо отрывистые сведения выставлялись как доказательство о приходе предков якутов не только с южных степей, но и из тропиков со львами. При этом в качестве льва выставляли слово «хахай» (Ытык Ха-хайдаан) от бурятского «гахай» - по-якутски «таай» - «брат или сестра по материнской линии». Вместе со словом «улигер» (по-якутски «улугэр») эти два бурятских слова явно занесены тунгусами, общавшимися с хамни-ганами - обуряченными двуязычными тунгусами.

В выражении «Араат бай5ал» из олонхо многие старались увидеть свидетельство о пребывании предков якутов в Аральском море. Однако то море всегда называли «Арал», а не «Арат».

Упомянув об Арале, впечатлительное олонхо не могло обойти молчанием пески, солончаки, такыры, сайгаков, саксаулы. Ничего из того типично Аральского комплекса в олонхо нет. Зато Ледовитый океан «Муустаах бай5ал» обрисовывается с типично якутской картинностью. Следовательно, «Араат бай5ал» - непонятный звуковой балласт, занесенный эстафетами сагаязычий и уранхаеязычий. Олонхосуты применили то выражение «для солидности» таким же образом, как сегодня козыряют иностранными словами и выражениями, т.к. частота применения иностранных слов «повышает» авторитет «многознающего». Между тем слово «Араат» (Айраат, Ойраат) некогда было вторым названием уранхаев. Отсюда Уранхайский край в своё время называли и Ойротией, и Танну - Тува. Слово «бай5ал» у якутов сохранило нарицательное значение «глубокое», «бездонное», «много воды».

 

 

Pin It

Стремнина. Якутия. Фото Виктора Солодухина

/* */ В олонхо имеется и третий «бай5ал» - «огненный» с богатырём Огнедышащий (Уот Уhуутаакы). Любопытно, никто ещё не додумался применить его в качестве свидетельства о пребывании предков якутов в библейском аду у кипящих котлов со смолой. Отсюда - получается прелюбопытнейшим Подземное Царство олонхо, где поставлены рядом Ледовитый и Огненный океаны.

Небезынтересны сведения олонхо, и о социальном строе якутов. Там нет ни капельки силовых структур и карательных органов, т. е. власти. И таких называют потомками древних степных вояк «потрясателей мира».

Любопытна также музыка олонхо, собравшая в себе весь музыкальный фольклор народов Якутии. Это свидетельство об общности прошлого их всех. Междометия-выкрики, с которых начинается любая речь и песня в олонхо, делает олонхо абсолютно непохожим на эпосы, созданные вне Якутии, за исключением долганских, тунгусских и майаато-нганасанских.

 

УДК 947.156

ББК 63.3 (2Р5И

С61 Сомо5отто С.

Происхождение народа саха. - Якутск: НИПК «Саха-полиграфиздат», 1995. - 112 с.

ISBN 5-85259-095-9

© Николаев С.И. Сомо5отто, 1995

Николаев Семён Иванович ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАРОДА САХА

Сдано в набор 27.10.95. Подписано в печать 27.11.95.

Формат 70x108 1/32. Печать офсетная. Гарнитура литературная.

Усл.п.л. 4,9. Уч.-изд.л. 4,8. Тираж 3000 экз. Заказ № 207.

НИПК, "Сахаполиграфиздат" 677000, г. Якутск, ул. Кирова, 9,

 

© Сомоготто С.И.

© Сафонова В.Н.

 

http://www.yakutskhistory.net/%D1%81-%D0%B8-%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2-%D1%81%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D1%82%D1%82%D0%BE/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B0-%D1%81%D0%B0%D1%85%D0%B0-%D1%8F%D0%BA%D1%83%D1%82%D0%BE%D0%B2/





Читайте также:

Агенты и инструменты социального контроля
В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 15 мая 2012 г. N 543н г. Москва
В числе базисных механизмов реализации и функционирования социального государства было и остается право.
Василькова Ю.В. Методика и опыт работы социального педагога. – М.: Академия, 2001.
Веховски А. Диалоги дыхания: паттерны дыхания как паттерны социального взаимодействия
Вопрос: Ребята, расскажите, что вы знаете об азербайджанском фольклоре?
Генезис образования как социального явления
Глава 3 Роль принципов права в системе социального обеспечения
Дайте оценку последствий августовских событий для политического, социального, духовного развития российского общества.
Данные смежных дисциплин (археологические, лингвистические и фольклорные источники)






Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)