Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ЯЗЫК И СТИЛЬ ПУБЛИЧНОГО ВЫСТУПЛЕНИЯ




 

Разумеется, оратору необходимо работать над своим языком. Речь оратора находится в центре внимания слушателей, они замечают любые неточности, ошибки, неудачные словоупотребления. Каждый оратор должен работать над культурой своей речи; слушатели, замечая ошибки в речи выступающего, сразу начинают ему меньше доверять.

Можно говорить о коммуникативных качествах речи оратора, то есть о таких признаках речи, которые обязательно должны быть присущи выступающему публично.

Е. Юнина и Г. Сагач выделяют такие коммуникативные качества речи оратора:

— правильность (владение нормами литературного языка);

— выразительность (коммуникативное качество речи, благодаря которому осуществляется воздействие на эмоции и чувства аудитории);

— ясность (качество речи, обеспечивающее адекватное понимание сказанного);

– точность (коммуникативное качество речи, проявляющееся в использовании слов в полном соответствии с их значением);

– краткость;

– уместность (соответствие слов и выражений целям и условиям общения, той или иной аудитории).

 

Если речь оратора может быть охарактеризована как имеющая перечисленные коммуникативные качества, то можно с большой долей уверенности сказать, что она будет эффективна.

Существуют также наблюдения над тем, каким требованиям должен удовлетворять язык публичного выступления.

Важнейшим требованием к языку публичного выступления является требование конкретности – слова и выражения должны быть конкретны. Что значит – конкретны?



П. Сопер дает следующие советы: говорите – не «шел», а «бежал», «ковылял», «плелся», «тащился», это вызовет образ. Поставьте вопрос так: «Как зародыш из почти незаметного и видимого только в микроскоп оплодотворенного яйца развивается в футболиста весом в двести фунтов?» Именно не в человека, а в футболиста!

Д. Карнеги учил своих слушателей: не собака, а пятнистый бульдог; не петух, а белый петух бантамской породы со сломанной ногой; не говорите «Филадельфия – крупный научный и медицинский центр», а говорите: «Здесь 150 больниц и 4института»; не говорите «Лютер был упрям», а говорите «Его пороли розгами по 15 раз в день».

О. Эрнст советует вместо существительных, где это можно, употреблять глаголы: вскрытие – вскрыть, обеспечение – обеспечить, достижения – достичь, улучшение – улучшить.

Следует стремиться к более коротким фразам, избегать многословия. П. Сопер писал: «Преодолеть многословие – все равно, что произвести прополку сада, где полезное растение не отличить от сорняков». Следует стараться убирать вводные фразы, избегать нескольких определений к одному существительному («скучный, утомительный вечер»), убирать преувеличения (я абсолютно убежден, нет и тени сомнения).

Следует также избегать штампов, стереотипов (факел свободы, хранители традиций, судьба распорядилась, с затаенным дыханием и др.).

По возможности старайтесь избегать слов, обозначающих привычные оценки (хорошо, плохо, великолепно, необыкновенно и др.). Конечно, без них трудно обойтись, но надо стараться разнообразить их.

Следует голосом, интонацией подчеркивать основную мысль. Делайте паузы до и после важных мыслей, а маловажные быстрее проговаривайте. Д. Карнеги предлагает специальное упражнение для развития этого навыка: произно-

 

сите «тридцать тысяч долларов» так, чтобы казалось, что это больше, чем «три миллиона».

Иностранные слова следует пояснять по ходу изложения, намеренно повторять их.

Немалую роль играют в речи оратора так называемые риторические фигуры – особые приемы речи, повышающие ее убедительность и силу воздействия.

Самой сильной и эффективной риторической фигурой считают риторический вопрос. Эффективность его в том, что он «ненавязчиво навязывает» некоторую идею. Особенно высока эффективность риторических вопросов в состоянии напряженного ожидания, когда аудитория возбуждена. Рассказывают такой случай из судебной практики адвоката Плевако: он защищал старушку, укравшую французскую булку. Прокурор заявил, что кража невелика, но это преступление, и оно подрывает основы закона империи. Плевако, обращаясь к присяжным заседателям, сказал: «Уважаемые господа присяжные! Не мне напоминать вам, сколько испытаний выпало на долю нашему государству и в скольких из них Россия вышла победительницей. Устоев Российской империи не смогли подорвать ни татаро-монгольское нашествие, ни нашествия шведов, турок, французов. Как вы думаете, вынесет ли Российская империя одну французскую булку?». Старушку оправдали.

К риторическим фигурам относится повтор – «учиться, учиться и еще раз учиться». А. Стешов полагает, что надо не менее четырех раз повторить мысль, чтобы она отразилась в сознании (с. 105). Повтор ведет к запоминанию (вспомним – «повторение – мать учения»); однако мы уже отмечали, что механический повтор мысли 4 раза увеличивает количество воспринявших и запомнивших в два раза. Это означает, что повтор должен быть видоизмененным, нельзя повторять мысль в одной и той же словесной форме.

Пример эффективного повтора в видоизмененной форме: мы должны изложить народу все факты; наш долг – дать народу полный отчет; народ должен все знать; надо сказать народу правду.

Анафора – риторическая фигура, которая предполагает одинаковое начало ряда фраз: нам надо выяснить..., нам надо установить..., нам надо сказать... и т. д.

Градация – расположение слов так, чтобы каждое последующее было выразительнее, сильнее предыдущего: он

 

не догадывался, не знал, не ведал, ему и в голову не могло это прийти.

Антитеза – риторический прием, заключающийся в противопоставлении внутри одной и той же фразы: государство пухнет – народ хиреет; граждане воруют – страна богатеет.

Перечислительный ряд: группа слов, представляющих собой перечисление и приводимых через запятую либо с помощью слов «во-первых», «во-вторых» и т. д. Для того, чтобы данный прием оказался эффективным риторическим средством, перечислительный ряд должен быть достаточно длинным – 4, 5, 6 членов и более; представление «много» у аудитории, как мы уже отмечали, начинается обычно после трех.

Аналогия тоже рассматривается как риторический прием: одно явление описывается по аналогии с другим, уже известным. К примеру, война в Афганистане описывается по аналогии с войной во Вьетнаме. Аналогия улучшает доступность рассуждения, но не усиливает его убедительности. Аналогия – не доказательство, «всякая аналогия хромает».

Гипербола – преувеличение (заведомое), например: Нет таких сил, которые заставили бы его свернуть с избранного им в жизни пути; я тысячу лет тебя не видел; миллион раз предупреждали агрессора, чтобы он не развязывал войну, и т. д.

Инверсия – изменение привычного порядка слов: никогда больше не будет раздаваться в коридорах этого здания детский крик.

Следует иметь в виду, что для русского языка обычно характерно такое распределение информативности в предложении: наиболее информативное слово обычно ставится в конце фразы, менее информативное – в начале. Середина фразы наименее информативна. Для придания тому или иному слову выразительности, таким образом, его следует поместить в конец фразы.

Все перечисленные риторические фигуры (а число их может быть увеличено, мы назвали лишь наиболее употребительные и эффективные) способствуют усилению воздействующей силы выступления, однако слишком большое число риторических фигур либо их однообразное применение способны дать обратный эффект, вызывают раздражение слушателей, в силу чего применять риторические фигуры следует с осторожностью.

 

 

Лекция 10





Читайте также:


©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы


(0.012 сек.)