Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Шрифт как выразительное средство




 

Каждое средство массовой информации сегодня имеет свои выразительные средства: в аудиовизуальных — видеоряд, звуки, в печатных — слово, цвет и изоб­ражение. Таким образом, крайне важно, к примеру, как это попытаемся сделать мы, всесторонне рассмотреть варианты эффективного транслирования медиакон-тентов.

______________________________________

95Эта проблематика получила развитие в сборнике «Современная журналистика: дискурс профес­сиональной культуры». — Ек., 2005.

96 Данная глава написана совместно с медиа-дизайнером Е.В. Олешко.

 

К примеру, особенное значение шрифта, этого важнейшего элемента оформления печатных СМИ, трудно переоценить. Он как «перевозчик смысла» несет в себе более половины информации. И не только содержание, но и сама структура, вид, рисунок гарнитуры ориентирует читателя на полосе или журнальной странице. И порой фор­ма начинает управлять содержанием. «При определении места искусства шрифта в эстетическом освоении действительности нужно исходить из специфики шрифта как визуальной системы знаков. Существование в качестве материального образа приближает его к прикладному искусству. Тот факт, что он вместе с тем выступает и в виде носителя мысли, сближает его со свободными искусствами, поскольку любое произведение искусства заключает в себе ассоциативный аспект. В извест­ном смысле, искусство шрифта можно сравнить с интегрирующим искусством теат­ра или музыки, поскольку и там и здесь исполнители, в целях эстетического воз­действия на реципиента, доносят до него заранее заданные комбинации вырази­тельных элементов»97.

Шрифт — основной носитель информации в печатном издании. А также, что важно, правильно подобранные и удобочитаемые шрифты в целом — показатель культуры издания. Информация, закодированная на любом носителе — это Знак.

Каждый знак прежде всего состоит из ряда признаков, единство которых и опи­сывает, характеризует его. Это, к примеру, «векторные точки», которые задают путь глазу при чтении (например — буква Н состоит из трёх пересекающихся линий: 2 па­раллелей и 1 перпендикуляра). Опознавание идет по сопоставлению знакомого об­лика буквы и её написания. Одинаковые зрительные впечатления вызывают одина­ковые раздражения в коре головного мозга, подобные впечатления, подобные и раз­дражения, а эти раздражения «проявляются», по мнению психологов, в сознании как переживания единства, подобия или контрастности.



Одним из примеров такой зависимости восприятия от объективных биологичес­ких законов нашего организма — это явление иррадиации (по-латыни — неправиль­ное излучение). Состоит оно в том, что светлые предметы на темном фоне кажутся более увеличенными против своих настоящих размеров и как бы захватывают часть темного фона. Светлая поверхность на темном фоне, вследствие несовершенства хрусталика, как бы раздвигается, кажется больше своих истинных геометрических размеров. За счет яркости цветов белый квадрат кажется значительно большим от­носительно черного квадрата. Именно за счёт этого и возникает эффект неосознан­ного выделения фотографий, жирных заголовков, очерченных линейками врезок, почти полностью залитых краской. Они кажутся нам гораздо больше.

В этом состоит главный и единственный принцип чтения — иллюзия знаков, которые накрепко связанны с символами в нашем сознании. И поэтому полноцвет­ные журналы проигрывают газетам. Пропадает эффект иррадиации, и глазу про­сто не за что зацепиться. Вот почему газеты как носитель информации ещё долго не умрут, хотя с приходом Интернета их в очередной раз пытаются похоронить.

Шрифт может оперировать и художественными образами. Ведь искусство шрифта всегда было сродни гравюре, живописи. Например, средневековые живо-

_____________________________________

97KanpA. Эстетика искусства шрифта. М., 1979. С. 11.

 

писцы часто включали в картину выполненные экзотическими шрифтами надпи­си, которые органично входили в общую структуру произведения. Следовательно, и в этом контексте можно говорить о развитии психологической культуры тех, кто имеет прямое отношение к формированию «лица» изданий. А сам рисунок, отпеча­ток гарнитуры может быть объектом искусства.

Шрифт позволяет вызывать вполне определенные ассоциации. К примеру, жирные буквы крупных кеглей давно стали традицией при создании заголовков. Размер в этом случае управляет вниманием читателя, ориентирует его на полосе. Обычно глаз движется по следующей схеме: залитые краской фотографии, жир­ные, крупные шапки заголовочного комплекса (вплоть до лида), заметные «икон­ки», крупные выделительные детали (вроде буквицы). Это описание только состав­ляющих взгляда на полосу, ещё до прочтения текста и осознания его смысла. Изда­лека и при большом приближении полоса выглядит как набор серых, черных областей и белых промежутков между ними. По большому счету, форму и вид лю­бого печатного СМИ формируют именно эти пробелы. Поэтому задача опытного дизайнера на этапе выбора и использования шрифта — создать максимально удо­бочитаемый и определенным образом организованный текст. Сочетая «напряжен­ные» куски текста и «расслабленные» полосы с гораздо более «жидкими», «свет­лыми» шрифтами.

Общих рекомендаций в таких случаях дать просто нельзя, все решают содер­жание конкретного материала и политика СМИ или общая культура и вкус ответ­ственного секретаря или дизайнера. Но зависимость шрифтового оформления от смысла текста, конечно, обязательно должна присутствовать. Странно бывает ви­деть тематические вкладки (молодежные, детские, спортивные, и т.д.), все отличие которых в небольшой заставке в углу страницы и «дикая», ломаная верстка. Шрифт сам по себе ещё ничего не меняет. «Теория стимулов» в таком тонком деле, как фирменный дизайн издания, не работает.

Чтение — это умение видеть на месте набора черных точек набор определён­ных звуков. Обучение детей азбуке — это классический пример коллективного бес­сознательного, причем формируемого специально. Едва научившись писать бук­вы, человек обретает великий дар овеществления слова. Такой способ письма чрез­вычайно интересен как всякое пограничное явление.

Фактор бессознательного важен и в контексте развития шрифтовой культуры СМИ. К примеру, компьютерный набор открыл для них неограниченные возмож­ности по использованию, применению, конверсии латинских гарнитур и ещё мно­гого другого. В этот период вырабатывались, зачастую интуитивно, черты «фир­менного» стиля изданий. Определившись с выбором, штатные дизайнеры, как пра­вило, ограничивались несколькими формальными визуальными приемами. Затем стало уже как-то и не принято подавать информацию иначе. Так, взрослый, уже выработав почерк, не способен повторить наивно-прекрасные каракули ребёнка. Обучение свою роль выполнило, осознаваемая в настоящем мысль перешла в сфе­ру бессознательного.

Таким образом, в выборе и использовании шрифтов сходятся многие созна­тельные и бессознательные параметры человеческой психики, составляя неразде­лимое целое. Причём нигде, пожалуй, так ярко не обнаруживается взаимосвязь

 

физиологических и психических явлений, тела и души, как в психологии эмоций. Эмоциональные переживания всегда сопровождаются более или менее глубокими изменениями деятельности нервной системы. К сожалению, главная задача шриф­тов — передавать все многообразие и оттенки человеческой речи— не выполняется. Для сегодняшнего оформления приняты два-три штампа в передаче смысловых оттенков.

Особенное место в создании эмоционального облика текста имеет такое поня­тие, как смысловая экспрессия. Само начертание порой говорит об определённой реакции, которую собирается вызвать у читателя создатель текста. Например — курсивное начертание как правило предполагает легкость, непринужденность. Не даром устную речь, цитаты дают таким шрифтом. Грамотный дизайнер с помощью умелого выбора гарнитур может придать нужный эмоциональный оттенок, создать определённый графический образ. В начале XX века активно велся поиск новых форм для выражения печатной речью всего многообразия устной интонации: игра самыми причудливыми гарнитурами, активизацией незапечатанного фона и упо­добления строки изображению.

Цвет, форма, фон, контраст, выделительные эффекты, подчёркивающие линей­ки и пробелы — всё это делает каждую букву отдельно звучащей. К сожалению, в сегодняшней повседневной деятельности мало уделяется места поиску новых форм воздействия на читателя. Все находки, как правило, относятся к рекламной сфере. Мы видим буквы изъеденные ржавчиной, вздутые как шары, отливающие метал­лом, светящиеся неоновым цветом, объемные и рельефные. Но, не на полосе набо­ра СМИ. А в отдельном «рекламном загоне», хотя, при сегодняшнем развитии тех­ники, журнальные варианты верстки и газетные методы оформления мало чем раз­личаются.

Современный дизайнер СМИ работает обычно с довольно небольшими куска­ми информации. Дозирование и яркие акценты — основное оружие современного специалиста. Поэтому выделительных приёмов обычно немного, они должны бро­саться в глаза издалека, сразу привлекая внимание на прилавке, но при этом ещё выполнять свою прямую задачу, вести читателя на полосе. Важно не только сде­лать издание узнаваемым с помощью специфических шрифтов, но и сохранить ме­тоды работы с ними. Во многих серьёзно озабоченных своим имиджем изданиях имеются «книги стилей», в которых собраны примеры оформительских приемов, характерных для этого издания. В том числе и со шрифтами.

Применительно к ним, можно сказать одно: запоминание происходит по впол­не определённым признакам. Самый известный из них — это «эффект слогана». Краткое, три-четыре слова, изречение, где главное вынесено в конец — порождает множество смыслов. Выделение из «общей массы» тела текста нескольких букв, набранных специфическим шрифтом, буквицы, зрительно выделяющиеся элемен­ты: «иконки», заставки. Яркие цвета (например, ярко-красный, кричащий желтый) заголовков на первых страницах. Все это «уже было». Но, чтобы лучше и правиль­ней понять, что и как делать, надо знать весь механизм действия таких приемов. Ведь у любого издания по большому счёту одна-единственная функция: быть про­данным. И это невозможно сделать без использования приемов привлечения и удер­жания внимания, без выделения из ряда похожих СМИ, без того, чтобы намертво

 

оставить свой образ в памяти читателя-потребителя. И здесь в рамках развития психологической, профессиональной культуры журналистов остро встает пробле­ма интеллектуальной собственности на разработки в данной сфере. Понятно, что скороспелые подделки или пиратски заимствованные гарнитуры такого богатства предложить не могут и берут бросовой ценой или давят гигантской практикой при­менения (называемой для оправдания коллегами модой на шрифты).

В повседневной жизни нам часто встречаются газеты, которые оформлены ин­тересней и по всем параметрам превосходят журналы. Есть книги, которые прият­но просто просматривать, даже не обращая внимания на смысл. В каждом из удач­но оформленных печатных СМИ талантливый дизайнер, типограф, верстальщик, оформитель проявляет себя как творческая личность и создает опровергающую все каноны скучного ремесла работу. Но пока, к сожалению, еще не наступило время, когда владельцев газет и журналов интересует не только скороспелая прибыль, но также и возможности формирования и развития как художественной, так и общей культуры работников масс-медиа и их читателей.





Читайте также:





Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)