Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Предательство матерью сына




Молодой человек получает от родителей поздравление с помолвкой. Почерком матери:

"Дорогой мальчик, какая чудесная новость. Отец и я радуемся твоему счастью. Мы уже давно мечтали, чтобы ты женился, ибо хорошая жена — это лучший дар небес мужчине. Она помогает ему развить в себе все лучшие качества и подавить пороки".

В конце письма почерком отца:

"Мать пошла за маркой. Оставайся холостяком, дурень!"

Анекдот

Покусимся на «святое». Есть такая женская поговорка: "Мать выращивает сына для другой женщины". Разберемся, в чем тут дело.

Мать чаще всего воспитывает мальчика в духе: «Ты же мужчина, ты должен…» Должен заботиться о женщине. О детях. Должен обеспечивать их. Должен любить. Должен доверять. Должен быть благородным, то есть заботиться о детях, даже не своих. Должен оставлять женщине квартиру и имущество при разводе. Должен… Должен… Должен… И ребенок верит любимой мамочке. Он же должен стать Настоящим мужчиной! И он очень гордится, когда он сделает что-нибудь для нее, и его так назовут.

И почти никогда мать не учит сына думать о собственных интересах. Напротив, когда он возьмет конфетку, его ругают и бьют по рукам, «кто из тебя вырастет». И при конфликте с девочкой, даже если она не права, а он прав, наказывают его, «ты же мужчина, ты должен уступить». И никогда не учит руководствоваться здравым смыслом при оценке своих и чужих действий. Папа-подкаблучник (если он вообще есть, если его еще не выбросили из его квартиры за барьер свиданий раз в месяц под надзором судебного пристава) вторит эхом маме и грозит карающим ремнем, если сынок усомнится в маминых словах, и папа будет отвлечен от футбольного матча на ТВ экране ее возмущенным визгом. Таким образом, сын воспитывается неспособным мыслить категорией собственных интересов слепым и удобным в управлении орудием женщины-хозяйки. Которую он должен считать высшим существом и служить ее функциональным придатком. Сына готовят не в вожаки, а в низкоранговые.



То есть мать, зная о том, что ее сына будет использовать другая женщина, априори готовит его как предмет потребления для другой, даже незнакомой пока женщины и в ее интересах. То есть, женская корпоративная солидарность ставится матерью априори выше интересов своего собственного ребенка. Мать предает своего сына (знать об опасности, которая угрожает ребенку и не предупредить его, а наоборот, подставить под удар — что может быть чудовищней?!).

Почему так происходит? Причины две:

 

1. Из-за простой круговой поруки, сродни уголовной. Если мать откроет глаза сыну на женские методы управления мужчинами и воспитает в духе борьбы за его собственные интересы, то сама потеряет львиную долю рычагов управления над ним. Проще воспитать его рабом, а потом договориться с новой владелицей о совместной эксплуатации. Кроме того, как она сможет управлять на глазах сына его отцом, если объяснит сыну суть женских методов управления? Сплошные неудобства.

 

2. Женщины могут быть на самом деле искренне убеждены, что мужчина может быть счастлив, только будучи потребляемым, находясь в подчиненном состоянии. Очень удобная позиция, нейтрализует инстинкт защиты потомства и совесть, если она есть, что для женщин явление уникальное. И матери считают, что они правильно воспитывают своих сыновей. Бывают, правда, задним числом редкие ситуации, которые «специалисты-психологи», обслуживающие матриархальную культуру семейной эксплуатации мужчин, трактуют как ревность матери. Это — когда до матери начинает доходить вся глубина ее предательства, когда она видит, как посторонняя тетка имеет ее ребенка с особым цинизмом. Она пытается вмешаться в отношения, но уже поздно. Сын уже зомбирован и подчинен не ей. И уж совсем редки случаи, когда мать пытается объяснить сыну истинную суть женских игр с мужчинами. Гораздо чаще матери неприятно видеть, что ее сын освободился из-под женской власти: «с тобой так тяжело, ты совсем неуправляем, тебе нужно снова жениться». И даже после того, как женщина при разводе ограбит ее сына, сделает его несчастным и сломает его жизнь, мать мужчины все равно будет поддерживать с ней отношения. А при случае попытается снова подставить сына под ее удар.

 

И уж в совсем уникальных случаях матери учат сыновей жить прежде всего собственными интересами, даже в отношениях с женщинами.

Когда я собирал материал для этой книги, я задавал разным женщинам вопрос: «Почему мать предает сына, воспитывая его как предмет потребления для посторонней женщины?» Вот типичные ответы. «Я об этом не задумывалась», «Сложный вопрос» (уходы от ответа). «Так и должно быть», «Так заведено богом», «Только так мужчина будет счастлив» (попытка заткнуть голос совести). «Женщины — солидарны между собой», «Я ведь тоже женщина, как мне тогда самой им управлять?» (попытки честно объяснить). «А некоторые сестры объединяются с матерями и помогают братьям и сыновьям не быть употребленными» (уникальный ответ, хватайте такую женщину, женитесь и не отпускайте от себя никогда). Но самое примечательное, что во всех случаях (более сотни), когда я задавал этот вопрос, ни одна из женщин не возразила мне по существу. А этот факт говорит о том, что предательство собственного ребенка всегда является осознанным, спланированным и хладнокровно осуществленным.

ВНИМАНИЕ! Не задавайте этот вопрос знакомым женщинам. Они поймут, что вы умный, следовательно, опасны и станут отсекать вас от своих подконтрольных мужчин. А также формировать о вас негативное общественное мнение. И вообще, избегайте без острой необходимости обсуждать со знакомыми женщинами темы, затронутые в этой книге. Безопаснее это делать с незнакомыми.

 

Вот как описывает это явление женщина, понимающая проблему предательства матерью интересов сына: «Пообщалась перед праздниками с подругой. Её сын учится пока еще во 2-м классе. Там нет еще, конечно, никаких романтических отношений между мальчиками и девочками. Вероятно, это нечто «предшествующее». Но как это тяжело Женьке! Он все время жалуется: "Что им от меня нужно?!" Потому что эти мелкие язвы все время его достают. Я уж не знаю, как там они дразнятся, что говорят, каким образом выводят его из терпения, но это ему очень трудно терпеть. И он может дать сдачи. Не словом. А делом. Дать дневником по голове. По портфелю ногой ударить. Дернуть за косу. И все такое прочее. А потом, когда мама приходит в класс, её обступает человек пять обиженных принцесс с ясными глазками, которые рассказывают ей, какой грубый и злой у её мальчик:

— Ну почему он всегда считает, что его все обижают?

— А почему Женя такой злой? Откуда у него столько злости?? — наивно так вопрошает малюсенькая Лиля, невинно глядя ей в глаза.

Потом мама начинает как-то пытаться это выяснить, изначально вставая на позицию девочек. Бедных слабых девочек. Заставляет Женьку просить прощения, обещать больше не драться… И Жене многократно объяснять, КАК нужно обращаться с девочками, пытаясь привить ему бережное, заботливое отношение. "Они — слабые, а ты — должен их защищать, но ни в коем случае не обижать". Но он эту банальность уже не воспринимает, потому что видит, что никакие они не слабые. Вовсе. Их злые языки очень много причиняют ему неприятностей. Конечно, проще всего разозлить парня, а потом придти и нажаловаться его мамаше. И на следующий день опять его дразнить, зная, что он НЕ ИМЕЕТ ПРАВА тебя тронуть, а то ведь опять выйдет плохим и виноватым… Короче, подруга просит совета… А я ничего не могу посоветовать — кроме того, чтобы отпустить ситуацию и встать на место Женьки, вместо того — чтоб вставать на место чужих детей. Но молчу — потому что не уверена — совет правильный ли… Ведь учить сына защищать себя — не менее важно, чем учить уважать других и не применять силу рук по каждому поводу и без повода.»

 

Среди моих знакомых есть один парень… И его мать, которая души в нем не чает. Он на четвертом курсе института. Скромный, добрый, отзывчивый, заботливый, делает все, что скажет любимая мама, заботится о ней. И она заботится о нем. Саша, ты не ешь это, ты лучше съешь то… Саша, одень шарфик… И Саша ест то, что мама сказала и одевает шарфик… И у него еще не было женщин. И в компьютере у него вместо жесткого порно прилизанные фотографии стандартизированных красоток на фоне фантастических пейзажей… Он не представляет себе ни женщин, ни отношения с ними.

Мне кажется, я обладаю даром прорицателя. Увидит его в нужное время в нужном месте некая прожженная и все испытавшая особа, мимоходом приберет к рукам, психологически подомнет, окончательно обезличит, привяжет ребенком от любовника и будет доить и отжимать всю жизнь, до его конца. А сердце «любящей» матери будет спокойно, она будет умиляться, что сынуля под присмотром…

Идиллия…

Школа

Пытливый мальчишеский ум начинает работать, едва мальчишка проснется, и работает до тех пор, пока не начинается первый урок.

Гарри Зелцер. Закон Фроста.

Вот воспоминания мужчин, как их «воспитывали» в детстве. Авторская орфография и пунктуация сохранены.

«Я помню случай в яслях, когда сильная крупная девочка постоянно обижала слабого мальчика, а я защитил его, я ее укусил. Воспитательница меня же и наказала — привязала к шее веревку и заставила ползать на четвереньках перед всей группой. Было несправедливо, поэтому очень обидно. За что?! Я ведь защитил слабого. Родителям я ничего не рассказал, боялся, что тоже накажут.»

«А еще был такой случай. Мальчик, который лучше всех учился и был активен, был назначен командиром октябрятской звездочки (была такая военизированная идеологизированная организация юных ленинцев при коммунистическом режиме). Но одна девочка устроила дворцовый переворот, подговорив подруг и договорилась с классной руководительницей. Единственным аргументом было: «мы не хотим, чтобы нами командовал мальчик». Учительница женщина пошла на поводу у девочек и назначила интриганку вместо способного мальчика. Мальчику же была нанесена психологическая травма, в результате которой он всю жизнь избегал руководящей работы. Девочка же, когда выросла, сделала успешную карьеру.»

«Уже в девятом классе в школе на занятиях по строевой подготовке на репетициях парада строем марширующих одноклассников командовали девочки. Мальчики к этому возрасту уже были так закомплексованы, что смущались и командовать не могли. А девочки — уверенно руководили».

«Помню, на уроке биологии наша училка сказала, что женский пол умнее мужского. Я начал протестовать, но она и все бабы начали орать и бесноваться, доказывая "научную"(!) точку зрения. Дело было в 10 классе, когда на уроках в школе преобладающим является женское население. В общем, "ЗА НЕЗНАНИЕ ПРЕДМЕТА" (прошу обратить на это внимание!) мне во всеуслышание и ко всеобщему смеху была поставлена «2»! И где здесь справедливость??????»

«И еще. 10 класс, урок литературы, роман "Война и Мир". Помнится, есть в романе эпизод, где Наташа Ростова изменила Болконскому с Анатолем. Училка, «почему-то» незамужняя, всячески ее оправдывала, говоря, ах, бедная Наташа, ведь Болконский на войне, а она осталась одна и была так одинока! Это на войне, дорогая «учительница», где «сильный» пол кости кладет, защищая всяких Наташ. Ну а тяжело, оказывается, Наташе, какой-то там Болконский не в счет, все равно «мужлан». Я помню, я тогда горячо протестовал, но это оказалось тщетным. Кстати, эта училка ставила пятерки исключительно девкам, как бы я не старался.»

«Класс, этак шестой, не помню уж точно. Сижу со своим дружбаном за партой, идёт урок истории. Позади нас за партой две подруги, которым на эту историю начхать, развлекаются, тыкая острыми концами шариковых ручек нам в спину. Моего дружбана Саню это достало и он «наябедничал» училке. Она ему отвечает: "Этого не может быть, что бы девочки…и т. д. и т. п." ВЕСЬ КЛАСС!!! хором, подтверждает ей, что это явление имеет место быть. На что она заявляет: "Я всё равно не поверю, что девочки…и т. д. и т. п." Урок окончился, следующим было черчение. Упоённые безнаказанностью подруги продолжили свои грязные забавы. Та, что сидела за мной, фамилию её помню до сих пор — Балбукова, решила несколько усовершенствовать сей увлекательный процесс в меру своего небольшого разумения, поменяв шариковую ручку на циркуль. Ткнула меня в спину. Попала в позвоночник в какое-то нехорошее место. Вспышка боли была такой, что её не сравнить даже с острой зубной болью. В общем, я с воплем подскочил, развернулся и двинул ей в челюсть. И хорошо так двинул, челюсть сломалась и сотрясение мозга сотряслось, хотя мне непонятно, как можно сотрясти то, чего нет? Какие-то точки там нашли на рентгеновском снимке её микроцефального черепа.

Дальше было следствие во главе с директором и дамы в погонах от деткомнаты милиции, с работы вызвали родителей, допросили весь класс, который подтвердил мои слова, но несмотря на такое количество свидетельских показаний и мою правоту я был приговорён к постановке на учёт в милиции и с позором разжалован и выброшен после публичной проработки из рядов Ленинюгенда.»

«Когда то еще во втором классе такое произошло. — Давно это было но то помню. Как то на переменке кто то что то натворил. По этому поводу учительница собрала весь класс после уроков и стала выяснять. Мне тогда как раз надо пораньше уйти было. Несколько раз порывался сказать, да не решался. Грозно учительша была настроена. Никто не признавался. И тогда учительница скомандовала: "Девочки могут идти". Послышался ропот: " А чего девкам можно. Они что лучше нас" "Да, девочки лучше вас" резко продекламировала учительница. Тут меня подбило. Встаю и говорю. что мол так и так надо уйти пораньше, опаздываю. Посмотрела учительша на меня грозно и нахамила. Сиди мол и помалкивай, а то не так опоздаешь. Тут меня взорвало. Схватил портфель и несмотря на ругань и подвохи выбежал на улицу. Там меня девчонки одноклассницы дружно осмеивали. Какие то гадости в мою сторону злословили. Я пробежал мимо них как сквозь строй. И долго потом эту обиду помнил.»

«Теперь расскажу о своём детском садике. Смутно помню те времена, но эту особенность моего воспитания не забывал никогда. Моя воспитательница была тридцатилетней женщиной. Точнее, что-то в этом роде. По крайней мере, её дочке, приходившей после школы к нам в садик, было не более семи-восьми лет. Самым страшным наказанием в нашей группе — было следующее: провинившийся мальчик (девочек так не наказывали) на весь тихий час абсолютно голым ставился на широченный подоконник, лицом на улицу. Детский садик располагался на первом этаже дома, стоящего вторым от угла с центральной улицей города. Руки надо было держать за спиной. Провинившемуся приходилось стоять все два часа дневного сна… Более мягкое наказание для хулигана — это спать с воспитательницей. Даже дети понимали, что таким образом предотвращалась возможность сорвать тихий час всей группе. Только вот спать надо было голеньким. И никто (!) никогда (!) не рассказал родителям, что был наказан таким образом. Воспитательница мастерски научила скрытничать и обманывать, обещая, что не расскажет маме о наказании, если будешь, типа, хорошо себя вести после сна. Кстати, в постельку к воспитательнице попадали и девочки… Что могу сказать. Подробностей особо не помню, но чётко вспоминаю, что меня страшило и влекло это «наказание». У воспитательницы были очень нежные руки. Всегда чуть влажные. Она гладила по спинке, а потом подкладывала одну ладонь себе вниз живота, продолжая убаюкивать другой рукой… Я совершенно не понимал, что происходило, но был уверен, что родителям нельзя это рассказывать. Может, я боялся дополнительного наказания за плохое поведение, а может, понимал, что в кроватке с «тётей» совершаются нестандартные действия.»

«На уроках математики учительница делала ошибки при доказательствах теорем, потом долго и тупо искала их методом сравнения своего конспекта и того, что переписала из него на доску. Я не выдерживал и желая помочь, говорил ей, где она ошиблась. А она ненавидела меня и мстила, придираясь к оформлению и ставя за правильно решенные контрольные четверки. Девочки зубрилки имели у нее пятерки, хотя не понимали математику вовсе. На экзамене она хотела меня добить, но я улучил момент и пошел отвечать билет учителю мужчине, который у нас не преподавал. Помню кислое выражение ее морды, когда он наивно сообщил ей, что поставил мне пять и что у меня очень хороший уровень. Потом мне все это надоело, и я перевелся в физико-математическую школу, там и учителей мужчин было больше, и женщины были умнее.»

«А в старших классах мальчишек, поведение которых не укладывалось в насаждавшийся стандарт, а также тех, с воспитанием которых не справлялись, наши педагогини ничуть не стесняясь называли "этим отребьем" (так они «любили» детей). Да и в младших классах можно было слышать многое в том же духе, просто подзабылось уже.»

«Средняя школа уже тогда представляла собой очевидное засилье каких-то злобных теток, многие из которых относились к мальчикам с нескрываемой нелюбовью и я не знаю, чему бы я научился, если бы не наличие более благоприятной среды за пределами школы. Что тут скажешь? Женское воспитание — внушение страха, женское преподавание — начетничество и педантизм. И, что примечательно, именно они всегда точно знали, что будет «по-мужски», а что — "не по-мужски". Меня до сих пор мутит, когда слышу такое от женщин.»

«Когда я учился в первом-втором классе, у нас практиковалось следующее.

Перед началом урока учеников выстраивали в две шеренги перед входом в класс: в одну мальчиков, в другую — девочек. Вернее наоборот: в первую девочек, потому что неизменно учитель говорил сначала: «Девочки, заходите!», и только когда все девочки зайдут, — «Мальчики, заходите!»

Та же ситуация, когда класс вставал, приветствуя учителя, — сначала: «Девочки, садитесь!» и только потом разрешали сесть мальчикам. Меня это всегда задевало до глубины души, и я отказывался понимать, почему так? Почему нельзя позволить всем сесть одновременно, а нужно намеренно унизить мальчиков, заставив их стоять дольше? Подставить их под град насмешек девочек.»

 

Мы привели здесь так много примеров, чтобы показать, насколько безобразна наша система совместного образования и насколько она пропитана женским сексизмом и мужененавистничеством. По сути это просто полигон для отработки девочками приемов доминирования и система подавления и уродования психики мальчиков.

Причины такого положения — засилье так называемого «гендерного подхода» к проблемам взаимоотношения полов. При таком подходе полы рассматриваются только как социальные группы. Биологические различия между мужчиной и женщиной — игнорируются либо подавляются. Преподавателям при их обучении в ВУЗах не объясняют различий между полами. Поэтому каждый преподаватель действует так, как ему кажется удобным, исходя из сиюминутных личных интересов и настроений. А зачастую, из личных эмоциональных мотивов. Мальчики больше шумят — учительница накажет мальчиков. Мальчики задают вопросы, на которые она не может ответить в силу своей некомпетентности — следовательно, мальчики плохие. У учительницы не сложилась личная жизнь — отыграется на мальчиках («все мужчины — козлы»). И так далее. Гендерный подход насаждается властью для унификации «человеческого материала» и облегчения управления населением. Однако, эффект облегчения достигается незначительный и кратковременный. А вот цена подобному безумию — деградация социума в целом и уродование психики детей.

Впрочем, в некоторых развитых странах начали осознавать катастрофические последствия унификации полов и возвращаются к раздельному обучению мальчиков и девочек.

Линии судьбы

Женщина пришла на спиритический сеанс поговорить с умершим мужем. Все получилось как надо, и в воздухе появился его призрак.

— Дорогой, как тебе на том свете?

— Да хорошо, все в порядке…

— Тебе там лучше, чем со мной?

— Да, там мне гораздо лучше…

Жена сглотнула слезу:

— Ты знаешь, я бы тоже очень хотела узнать как там в раю…

— В каком раю? Я в аду!

Анекдот

Твоя судьба целиком находится под твоей шляпой.

«Пшекруй»

Мы знаем, что мужчины отличаются друг от друга по ранговому потенциалу и примативности. Проследим жизненный путь четырех самых ярко выраженных характерных биологических типажей в современном мире.

Высокорангового высокопримативного мужчину, несостоявшегося вождя первобытного племени, его сильный самцовый иерархический инстинкт с детского возраста заставляет отвоевывать место наверху стадной иерархии. Генетический отец его был таким же, поэтому мальчик часто живет в неполной семье с одной матерью либо с матерью и отчимом вблизи социального дна. Этот ребенок может быть и из верхов. Его избаловали, и это преждевременно включило в нем инстинкт вожака. А заодно — гипертрофированный эгоизм. Поэтому мальчик в отсутствии явной семейной иерархии конфликтует с родителями. А также с учителями и милицией, требование которых инстинктивно воспринимает как покушение на его иерархический статус, вызов на поединок. Любые требования или внушения рефлекторно встречает совершенно искренним: «а пошел ты на…». В том числе, и вслух. Он искренне уверен, что никому и ничего не должен. Поэтому получить образование в системе, рассчитанной на усредненного ребенка, ему не удается. Это «трудный ребенок». Он с радостью участвует в подростковых бандах, имеющих естественную для него структуру и отношения первобытного стада. Там он — лидер. В его мужскую харизму влюбляются одноклассницы, и он этим пользуется как должным. С сексом у него никаких проблем. Сколько надо, столько и будет. К женщинам относится снисходительно и без иллюзий, как и положено вожаку: «баба есть баба, что с нее взять». Может и поколотить женщину, но она будет его только больше любить за это. Заработать достаточно денег он не может, так как работа в современном мире предполагает подчинение и организованность, а это не соответствует его инстинктивному самоощущению. Неквалифицированные работы, на которые он способен, оплачиваются плохо, что также ниже его инстинктивного статуса. Кроме того, он конфликтует на ровном месте с работодателем. Легальный бизнес тоже не для него, так как он агрессивен с подчиненными, конфликтует с партнерами и принимает решения, руководствуясь не разумом, а инстинктом. Попросту, он жертвует выгодой ради выпендрежа, и поэтому терпит убытки. В том случае, если, инстинкт не сделал его совсем асоциальным, он может криминальным путем сколотить незаконное состояние в период революций, войн и политической нестабильности. Но в последующей цивилизованной обстановке он его обязательно потеряет, так как контроль капитала — работа. А работать ему скучно. Ему хочется управлять людьми, манипулировать. Однако чем он старше, тем менее интересен людям как лидер. Инстинктивные программы тянут его назад, в родное первобытное стадо. Жажда удовольствий, несоответствие положения в реальном мире статусу вождя, которым он себя ощущает, и неспособность организовать себя для работы — все это делает его неадекватным, толкает его на преступный путь, к алкоголю и наркотикам. Во взрослом состоянии такой мужчина либо преступник на свободе, либо заключенный, либо алкоголик. Впрочем, потомство у него имеется обязательно. И не от одной женщины. Но оно — внебрачное либо отторгнуто у него при разводе. Оно принадлежит женщине и государству, а значит оно вне его иерархии. Поэтому он не особо им интересуется, как и положено первобытному вожаку. Женщины также находятся вне его иерархии, они принадлежат виртуальному вожаку — матриархальному государству. Высокоранговый высокопримативный самец четко ощущает это своим инстинктом вожака. Поэтому он находится в режиме охотника одиночки «вожак без стаи и тыла». И, разумеется, никакой ответственности за чужую стаю не чувствует. Это для него противоестественно. Как ни пытается социум избавиться от подобных самцов, они все равно успешно плодятся вблизи дна иерархической пирамиды.

Высокоранговый низкопримативный обучаем и активен одновременно, поэтому именно на нем держится цивилизация. Связано это с тем, что сбив в детстве его иерархические ранговые амбиции, его удается «воспитать», обучить, сделать управляемым, объяснить что можно, а что нельзя. Объяснить ему новые принципы построения стадной иерархии. Внушить ему, что в современном мире пробиваться наверх нужно не методом бития морды ближнему, а методом карьеры и зарабатывания денег. При этом он должен быть честным, выполнять законы, платить налоги и слушаться маму. Что он должен потом жениться и обеспечивать семью. Должен обществу. Должен родителям. Должен детям. Должен женщинам. Должен учителям. Должен. Должен. Должен. Должен. А ему никто ничего не должен. А самое главное, ему удается внушить, что женщина — высшее существо. Выше его по статусу. Другими словами, его можно опустить до уровня среднерангового, воображающего себя вожаком. Поэтому послушного и активного одновременно. Очень для всех удобный гражданин, этот высокоранговый низкопримативный, потому что всему верит и живет по правилам. Ведет активный образ жизни. Делает карьеру. Зарабатывает деньги. Покупает на них атрибутику, разрекламированную как атрибутика высокорангового самца. Золотые часы, дорогой сотовый телефон, дорогую престижную машину, виллу на берегу моря, яхту, красивых женщин. Обратим внимание, что женщин ему приходится все же покупать. Если в школе, пока его еще не удалось полностью «воспитать», то есть снизить ранг, в него еще влюблялись некоторые невзрачные одноклассницы, то в управляемого члена общества — не очень-то. В лучшем случае он был симпатичен и успел нагуляться до женитьбы. Представления его о женщинах — причудливый винегрет из слезливых восторгов поэтов, выдержек из Фрейда, впечатлений из реальной жизни, рассказов опытных ловеласов об их победах и иллюзий, которые ему внушили сами женщины. Поэтому он либо витает в облаках, либо когда какая-нибудь женщина разведет его на бабки или продинамит — мучается несоответствием винегрета его представлений о женщинах реальному миру, страдает, переживает и разочаровывается в жизни. Какая-нибудь женщина все же по молодости оценила его по достоинству, вышла замуж, родила от него одного ребенка, быстренько провела инверсию доминирования, подчинила и, как положено, потеряла к нему всякое уважение.

Годам к 35–45 этот мужчина уже состоялся как профессионал, добился успеха и положения. Он стал уверен в себе. У него, возможно, уже есть подчиненные или даже свой бизнес, он научился руководить, то есть он восстановил подавленные «воспитанием» качества вожака и внешние признаки высокорангового. Его самооценка начинает повышаться и приходит во все большее противоречие с его реальной позицией в отношениях с женщинами. Прежде всего, он прозревает и видит, что жена его не то что даже не любит и не уважает его, а просто-напросто использует и морально прессует. Если его успех привел к появлению внешних признаков высокоранговости, то возле него тут же оказываются молодые женщины в режиме рекламной акции, что усиливает контраст и эффект от прозрения. Одновременно заявляют о себе застарелые комплексы, связанные с неудовлетворенностью иерархической составляющей полового инстинкта (говоря простым языком, он просто недогулял и недотрахался в молодости, нужно было учиться). Мужчина чувствует, что с этим недотрахом, то есть с эмоциональной недоразвитостью жить дальше просто невозможно. Наступает так называемый «кризис среднего возраста».

Противоречие между половой реализованностью среднерангового и самоощущением высокорангового требует устранения. Проще говоря, мужчина понимает, что его обманули, он достоин гораздо большего, чем имеет и начинает пытаться это большее получить. Гоняться за юбками, заводить молодых содержанок, пытаться создать новую семью и т. п. Схема — международная, присуща всем современным матриархальным культурам. Вспомним очень мудрый американский фильм «День сурка». В нем обыграна как раз эта тема. Главный герой, Фил Конорз обладающий хорошими, но не развившимися задатками, а потому закомплексованный и самоутверждающийся за счет принижения других, получает новую степень свободы. Первым делом он преодолевает различные наложенные социумом табу, пытается дотрахаться, самореализоваться. И лишь после того, как ликвидирует эмоциональную и связанную с ней духовную недоразвитость, становится по-настоящему гармоничной личностью. Кстати, очень точно показана игра самочного инстинкта главной героини. Как Фил ни пытался угодить героине, как ни совершенствовался, как ни ухаживал за ней, она ему отказывала в сексе до того момента, пока ее самочный инстинкт тупо не среагировал на его популярность как признак высокого ранга. Правда, в реальном матриархальном мире мужчина зачастую, сделав попытку начать новую жизнь, всего лишь наступает второй (а иногда и третий, и четвертый) раз на те же самые грабли. Новая женщина из режима рекламной акции очень быстро переходит в режим доминирования, превышает при доминировании болевой порог мужчины, и все повторяется по старой схеме. Дети, скандалы, развод, дележ имущества, отъем у мужчины детей, алименты. И заканчивается — инфарктом мужчины или алкоголизмом.

Часто новая женщина изначально рассматривает мужчину только в качестве источника дохода и только изображает чувства. В этом случае инстинкт сексуальной востребованности мужчины остается не удовлетворенным. Ни платная любовь проститутки, ни платная любовь жены не греет душу высокорангового мужчины. Вообще, мужчины при русском варианте матриархата в среднем живут на пару десятков лет меньше, чем женщины. Даже не доживают до пенсии. Связано это с тем, что и работа, и дом одновременно являются для мужчины сильнейшим источником стрессовых перегрузок. А единственным суррогатным способом снять стресс является некачественный алкоголь. Качественного — просто нет. Поэтому много мужчин теряют здоровье за бутылкой. Многие, переживая за рулем о семейной ссоре или не выспавшись из-за скандала, попадают в автокатастрофу. Гибнут от несчастных случаев на производстве. Многие умирают от инфаркта или кончают жизнь самоубийством. Путей много, а результат один.

Вообще, сбивать полностью в детстве ранговые амбиции — далеко не единственный способ воспитания и отнюдь не самый лучший. В английской классической школе при раздельном воспитании мальчиков и девочек ранговые амбиции, в том числе и «трудных» детей не столько сбиваются, сколько используются для того, чтобы развить в детях дух лидерства, инициативы, активную жизненную позицию. То есть подготовить в них включение инстинкта вожака. Послушание детей достигается больше за счет высокого авторитета и квалификации учителя, чем за счет унижения ребенка. Результат — налицо. Остров с ограниченными ресурсами на протяжении столетий является одной из самых могущественных держав мира. Страна сильна только если сильны ее мужчины. Впрочем, сегодня матриархат ведет к гибели и Великобританию тоже.

Сексуальные проблемы этого мужчины не столько в недостатке секса как такового, сколько в отсутствии женской любви. Не в физиологической сексуальной неудовлетворенности, а в неудовлетворенности психологической. Неудовлетворенности инстинкта сексуальной востребованности. Попросту — недоласканности. Поэтому такой мужчина может влюбиться в парикмахершу, среагировав на ее прикосновения как на ласку. И явно предпочитает работниц эротических массажных салонов обычным проституткам.

Если такому мужчине попадается жена, которая вместо доминирования любит его и вместо эмоционального террора проводит эмоциональную поддержку, то возможности этого мужчины как добытчика максимальны по сравнению с любыми другими мужчинами. Умные женщины это понимают и борются со своей инстинктивной тягой к доминированию. Вместо того, чтобы устраивать мужчине ад в быту, такая умная женщина обеспечивает ему ощущение тыла и повышает сниженную «воспитанием» самооценку до уровня вожака. Тогда у мужчины включается инстинкт вожака, и он становится максимально активен и добычлив. Выигрывают в итоге все.

Низкоранговый высокопримативный мужчина в современном мире, как и в перврбытном — жалкое зрелище. Он точно также, как его высокоранговый собрат, пытается в детстве конфликтовать с учителями и участвовать в бандах. Однако в среде сверстников его не уважают, учителя его наказывают, но он ничего не может с этим сделать, так как он труслив и слаб духом. Девочки над ним смеются. Он сексуально озабочен, у него комплекс неполноценности. Учится он плохо. Он забит, а часто — озлоблен. Иногда такие подростки сбиваются в стаи и нападают скопом как стая шакалов. Тогда они особенно агрессивны. Он спивается или становится наркоманом раньше всех. Он — мелкий уголовник и озлобленный неудачник. «Шестерка». Подонок. Часто такими становятся и мужчины с неплохими задатками, не выдержавшие унижений системы государственного рабства, «армейской службы» и сломавшиеся. Его может прибрать к рукам женщина в устойчивом режиме доминирования для обеспечения своих детей от высокорангового высокопримативного любовника или бывшего мужа. Тогда она будет отбирать у него те небольшие деньги, которые он зарабатывает и использовать в домашнем хозяйстве в промежутках между его запоями. Впрочем, у него могут быть и собственные дети. Какая-нибудь молодая высокопримативная дуреха могла от него залететь по пьянке. Для ее инстинкта самки высокопримативный низкоранговый — лучше, чем любой низкопримативный. Тогда его стиль жизни — убегание от алиментов. Часто такой мужчина для того, чтобы иметь возможность самоутверждаться, становится милиционером или охранником.

Низкоранговый низкопримативный мужчина забит полностью при «воспитании», однако ни с кем не конфликтовал, всех слушался и сумел получить некоторое образование. Так как он лишен ранговых амбиций, выбиться в люди ему нелегко. Нет мотивации. И низка самооценка. Поэтому на работе он сносный, но вялый исполнитель на рядовой должности и маленькой зарплате. А в семье — «хороший семьянин». То есть слушается во всем жену и отдает ей все деньги. Он не посмеет с ней развестись. Будет терпеть ее издевательства, эмоциональный террор и отсутствие секса, как бы ни был превышен его болевой порог. Будет бояться признаться себе, что дети не от него, а от другого парня. В глубине души он понимает, что он — хороший, но его совершенно незаслуженно сломали и втоптали в дерьмо. И эта боль будет разъедать его изнутри годами. А боль и неудовлетворенность имеют свойство накапливаться. Выпустить пар с помощью алкоголя и проституток он боится. Впрочем, денег на проституток у него нет, все отобрала жена. А с экрана ТВ на него соблазнительно глядят голые красотки. И в один прекрасный момент его может переклинить. В нем соединится древний охотник, накопленная агрессия, унижение и сексуальная неудовлетворенность. Он возьмет кухонный нож и выйдет на ночную охоту. Или крыша съедет любым другим образом. А потом СМИ и обыватели будут долго удивляться, вот дескать, был тихий смирный и семейный, откуда что берется. Феминистки сделают вывод, что все мужчины — маньяки и убийцы. И на пике истерии будут продавливать закон о поголовной кастрации всех мальчиков до рождения. Ученые будут писать диссертации и искать ген преступности. А год от года, с усилением матриархата и развитием культуры сексуальной провокации, число маньяков и их жертв будет все расти, расти и расти.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (622)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.039 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7