Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Состояние сельского хозяйства




 

В течение всего XIX в. сельское хозяйство оставалось ведущей отраслью хозяйства России: в начале века в нем была занята подавляющая часть жителей страны — 94% и в конце века — 87%. Уровень развития сельского хозяйства определял, таким образом, благосостояние почти всех россиян.

Категории крестьян

Важнейшими категориями крестьянства в первой половине XIX в. были крестьяне помещичьи, государственные и удельные.

Удельные крестьяне принадлежали членам царской семьи. Их численность составляла около 2 млн. человек. Подавляющее их большинство находилось на оброке, который в 1830 г. был заменен поземельным сбором. Кроме того, они платили подушную подать.

Государственные крестьяне, составлявшие около 9 млн. душ мужского пола, были феодально-зависимыми от государства. Большинство государственных крестьян было на оброке, они также платили подушную подать. Для улучшения положения государственных крестьян в 1837 —1841 гг. под руководством министра государственных имуществ графа П.Д. Киселева была проведена реформа управления государственными крестьянами. Были несколько расширены крестьянские наделы, так что в среднем на одну мужскую душу пришлось около 5 га, крестьянам были разрешены аренда государственных земель, кредиты в банке. Были разработаны условия переселения для желающих осваивать новые земли — прежде всего южные и восточные окраины империи, созданы система крестьянского самоуправления, сеть школ и медицинских пунктов. Крестьян стали учить лучшим приемам ведения сельского хозяйства, информировали о новых улучшенных породах скота и растениях.



Государственные крестьяне более активно, чем раньше, стали покупать землю (хотя они имели это право наряду с купцами и мещанами с 1801 г.), и накануне 1861 г. в России было 300 тыс. крестьян—частных земельных собственников. В целом положение государственных крестьян было более благополучно, чем помещичьих.

Помещичьи крестьяне составляли наиболее многочисленную часть крестьянства — примерно 11 млн. душ мужского пола, число их на протяжении первой половины XIX в. практически не менялось. Основными элементами крепортного хозяйства продолжали оставаться хозяйство барское и крестьянское. Соотношение барской и крестьянской земель в разных областях страны было разным, но в среднем колебалось от 1:1 до 3:1 соответственно.

Крестьянские повинности

Ведущей организационной единицей крестьянского хозяйства выступала крестьянская семья — тягло, на которое возлагались различные повинности. В тягло записывали мужчин в возрасте от 17 до 55 лет и женщин — от замужества до 50 лет. И крестьяне, и помещики были заинтересованы в том, чтобы тягла были примерно одинаковыми по своей производительной силе: так проще было распределить повинности. Выполнение повинностей зависело от обеспеченности крестьянского хозяйства скотом, инвентарем, рабочей силой и землей. Крестьянская земля находилась в общем пользовании крестьянской общины и распределялась между хозяйствами на уравнительных условиях по количеству в хозяйстве тяглых душ.

Важнейшими видами крестьянских повинностей были барщина, преобладавшая в черноземных губерниях, и оброк, более распространенный в нечерноземном центре. Барщинное и оброчное хозяйства имели свою специфику.

Экономический смысл барщинного хозяйства заключался прежде всего в том, что крестьяне гарантированно обеспечивали барское хозяйство бесплатными рабочими руками. Крестьяне были заняты на барщине в среднем четыре—пять дней в неделю (по стране в среднем от трех до семи дней). Эволюция барщинной системы хозяйства шла по пути расширения барской и сокращения размеров собственно крестьянской запашки. Размеры земельных наделов крестьян составляли 3 га на крестьянскую душу, в оброчных имениях — 5 га. В первой половине XIX в. в барщинных хозяйствах стала распространяться месячина — полная ликвидация крестьянской запашки и перевод крестьян на натуральную месячную плату. Степень хозяйственной самостоятельности крестьян на барщине была значительно ниже, чем крестьян на оброке.

Если в барщинном хозяйстве основной доход извлекался помещиком из обработки земли и собственно сельскохозяйственного производства, то экономический смысл оброчной системы был другим: доход извлекался из всей суммы хозяйственной деятельности крестьян, важнейшими из которых были отхожие промыслы (т.е. работа на мануфактурах, ремесленных артелях, фабриках), торговля и пр. Оброчные крестьяне, заплатив оброк (в разных губерниях сумма его колебалась в середине века от нескольких десятков до многих сотен рублей в год), могли по своему усмотрению распоряжаться остававшейся у них суммой. Они были более самостоятельны в своей хозяйственной деятельности, чем барщинные крестьяне; в среде оброчного крестьянства быстрее шли процессы имущественного расслоения, отдельные крестьяне оказались в состоянии скопить значительные капиталы, и именно оброчные крестьяне имели больше возможностей выкупиться на свободу. Бывали случаи, когда оброчные крестьяне были намного богаче своих помещиков.

Однако в целом и оброчное, и барщинное хозяйство не имели действительно значительных внутренних возможностей к росту. Все попытки их усовершенствования упирались в низкую производительность крепостного труда, низкий уровень квалификации крепостных, в невозможность их дальнейшего эффективного использования; подавляющая масса крепостных была совершенно не заинтересована в результатах своего труда. Отсутствие положительной динамики в развитии земледелия наглядно иллюстрирует урожайность: в начале XIX в. средняя урожайность зерновых составляла сам-3,5, а в середине века — сам-3,6.

Основным тормозом развития аграрного сектора, таким образом, была сама крепостная система.

В первой половине XIX в. стал подниматься вопрос об отмене крепостного права. Пришло понимание того, что крепостное право — это зло, и что отказ от него неизбежен.

Такая позиция была характерна для наиболее образованных людей страны. Подавляющее же большинство рядовых помещиков, опасаясь перемен к худшему и не желая потерять бесплатную рабочую силу, выступало резко против отмены крепостного права.

Тем не менее, на протяжении всей первой половины XIX в. государственная власть периодически издавала указы, направленные на смягчение крепостного состояния крестьян и ограничение дворянской монополии на землю. Первыми наиболее важными были указы от 1801 г., разрешающие купцам, мещанам и государственным крестьянам покупать в собственность незаселенные земли; дворянам же было запрещено продавать крепостных без земли. В 1803 г. был принят известный указ о свободных хлебопашцах, давший возможность помещикам освобождать своих крепостных за выкуп на обоюдовыгодных условиях — своего рода первая попытка мягкого освобождения крепостных крестьян. Она не увенчалась большим успехом — за первую половину века свободу получили лишь 1,5% от общего числа крепостных. В период с 1807 по 1819 гг. крепостное право было отменено в следующих районах Российской империи: Варшавском герцогстве, Эстляндской, Лифляндской, Кур-ляндской губерниях, где местное дворянство меньше противилось освобождению своих крестьян. В 1833 г. помещикам запретили продавать крестьян с публичного торга, в 1841 г. — продавать крестьян в розницу, в 1843 г. безземельным дворянам запретили покупать крестьян. В 1844 г. помещики получили право отпускать дворовых на волю без земли, в 1847 г. крепостным предоставили право выкупа на свободу с землей при продаже имения за долги помещика.

Реформа 1861 г. об отмене крепостного права

Наконец, в 1861 г. была проведена реформа — отмена крепостного права. Важнейшим положением реформы было упразднение личной зависимости крестьян. Бывшие крепостные теперь записывались в разряд свободных сельских обывателей, могли владеть и распоряжаться имуществом, в том числе и землей, получали свободу хозяйственной деятельности и передвижения. Наделение крестьян личной свободой было важнейшим достижением реформы.

Исключительно важным был вопрос о крестьянских наделах. Предполагалось, что в течение двух ближайших после реформы лет должны быть определены размеры наделов, которые крестьянам предстояло выкупить. Для выяснения этого все губернии Европейской России были поделены на группы по уровню плодородия земли. В итоге в губерниях с неплодородными землями наделы крестьян остались такими же, как до реформы, или стали даже больше — землю им «прирезали». В черноземных губерниях с плодородными почвами у крестьян «отрезали» часть земли. В среднем по Европейской России в пореформенный период на одну крестьянскую душу приходилось около 3 га.

Свой земельный надел крестьяне должны были выкупить у помещика. Величина выкупа равнялась денежной сумме, приносящей доход в размере прежней суммы оброка, как если бы эта сумма была бы положена в банк под 6% годовых (обычная для того времени ставка процента).

 

 

Лишь немногие из крестьян могли выкупить свой надел сразу, большинство же не имели достаточных капиталов. В этом случае крестьяне должны были выплатить помещику сразу только 20%, а далее посредником между крестьянами и помещиком становилось правительство, которое выплачивало помещику остальные 80% от выкупной суммы. Крестьяне же должны были выплачивать свой долг правительству в течение 49 лет.

До тех пор пока они не выкупали свой надел, они считались временнообязанными и выполняли определенные повинности на помещика: с барщинных крестьян требовалось отработать с надела в год 40 дней мужских и 30 женских, с оброчных — выплачивать с надела от 8 до 12 руб. серебром в год.

Характерно, что многие крестьяне не спешили с выкупом своих наделов и не стремились к переменам. Такое положение в стране не устраивало правительство и в 1881 г. было объявлено, что с 1883 г. выкуп становится обязательным, а временнообязанное состояние прекращается. В реальности наделы были выкуплены к 1895 г., а взимание с крестьян выкупных платежей в пользу правительства было прекращено уже в начале XX в., в 1905 г.

Реформа 1861 г. сыграла важную роль в первоначальном накоплении капитала: в результате ее в России был создан рынок наемного труда (4 млн. крестьян освободились без земли), а также выкупной операцией мобилизован капитал (крестьяне заплатили за землю к 1906 г. в три раза больше, чем земля стоила до реформы). Таким образом, реформа создала два необходимых условия для развития капиталистического производства.

Пореформенный период

В пореформенный период в стране в целом ускорилось развитие сельского хозяйства. В наибольшей степени это касалось частных, или, как их еще называли, владельческих земель. Частными владельцами выступали представители всех слоев российского общества, землю могли приобретать и иностранцы. Средний размер частного землевладения в России в конце XIX в. составлял 115 га на одно хозяйство (для сравнения: в Англии — 23 га, во Франции — 8 га, в США — 55 га).

В движении земельной собственности отмечалась основная тенденция: наиболее активно покупали землю крестьяне, а продавали — дворяне, за вторую половину XIX в. размер дворянского землевладения уменьшился почти в два раза. Это свидетельствовало о перестройке сельского хозяйства страны на капиталистический лад.

Для сельскохозяйственного производства, организованного на частных землях, было характерно стремление использовать наемную силу, применять усовершенствованные орудия и машины, удобрения, в том числе и искусственные, производить продукцию на рынок. Таким образом, в массе своей это были хозяйства, развивающиеся по фермерскому пути.

Однако частные земли составляли только четверть всех земель, участвующих в сельскохозяйственном производстве. Две четверти составляли общинные земли, принадлежащие не конкретному крестьянину, а крестьянской общине в целом: община выступала как коллективный собственник земли.

Роль общины в жизни крестьян укрепилась после отмены крепостного права. Без разрешения общины крестьянин не мог получить паспорт и уйти из деревни, не мог получить свой надел в собственность и свободно им распоряжаться. Община распределяла и перераспределяла землю между крестьянами, и основой ее политики было желание уравнительности, равных условий для всех: каждому должна была достаться часть хорошей, средней и неплодородной земли. Эго приводило к чересполосице — крестьянская семья могла владеть десятками крошечных кусочков в разных местах. Неизбежным итогом чересполосицы был принудительный севооборот: община диктовала крестьянину, какую культуру ему сеять на каком поле, определяла сроки посева и уборки урожая.

Результатом такой организации земледелия на общинных землях были незаинтересованность крестьян в труде, низкое качество обработки почвы, низкая урожайность и товарность. Давая шанс слабым хозяйствам выжить — освобождая их на время от налогов, помогая в обработке полей, община сдерживала развитие потенциально сильных хозяйств. Тормозящая роль общины стала настолько очевидной в середине 90-х годов XIX в., что правительство приступило к работе по подготовке новой аграрной реформы, реализация которой в жизнь произошла уже в XX в.

 

Промышленное развитие

 

В первую четверть XIX в. темпы промышленного развития были низкими, и правительство России не проявляло большого внимания к этим вопросам.

Особенности развития в дореформенный период

Преобладала мелкая промышленность, представленная домашней промышленностью и ремеслом. Домашняя промышленность, т.е. обработка сырья, произведенного в своем хозяйстве, была более характерна для крестьянского хозяйства: льнопрядение, обработка шерсти, валяние сукна оставались типичными занятиями и мужчин и женщин в русских деревнях. Свое доминирующее значение домашняя промышленность сохраняла вплоть до середины XIX в. даже в наиболее развитых экономически районах страны — центральных. Ремесло было более присуще городам.

В первой половине XIX в. помещики широко практиковали отдачу в обучение городским ремесленникам своих крепостных, обыкновенно детей дворовых. Наибольшим успехом пользовались ремесла башмачное, портное, кулинарное, фельдшерское, кучерское, бронзовое, клавикордное. Обученные ремеслу крепостные приносили потом своему помещику значительный доход.

Уже в начале XIX в. существовала специализация центров мелкой промышленности: шелковое производство в Москве и в селах на восток от Москвы, обувщики — в Твери, кожевники — в Вологде.

Для мелкой промышленности был присущ экстенсивный характер труда. Таким был популярный на Севере ложечный промысел, совершенно гибельный для лесов: один ложкарь в поисках нужного ему «узорчатого» сырья надрубал за день более сотни деревьев, и если находил нужное, — брал лишь короткий брусок у корня.

В пореформенный период эти основные характеристики в развитии мелкой промышленности будут сохраняться, но в мелкой промышленности постепенно начнут развиваться капиталистические отношения.

Крупная промышленность начала века представлена мануфактурами, которых было около 2 тыс. Мануфактура работала прежде всего на высшие классы и казну, удовлетворяла спрос государства на железо, цветные металлы, пушки, ружья, снаряды, сукно, холст, парусное полотно, бумагу, канаты и веревки. Значительную часть продукции мануфактур потреблял город: шерсть, шелк, стекло, фаянс, фарфор, бумагу, сахар, соль, водку. Скромная часть мануфактурной продукции шла в деревню — соль, водка, платки и ленты, некоторые виды металлических изделий и металл в виде полуфабриката — для деревенских кузнецов.

В первой половине XIX в. было два ведущих центра крупной промышленности. Один из них — Урал, центр металлургии, дававший 4/5 всей металлопродукции, —становится и центром добывающей промышленности. Здесь с 20—30-х годов начата активная разработка месторождений драгоценных камней, устраиваются золотые, серебрянные и платиновые рудники. Динамика золотодобычи впечатляет: в 1829 г. добыли 1 пуд золота, в 1850 г. — 1000 пудов.

Другим центром российской промышленности был Московский регион, где была сконцентрирована обрабатывающая и текстильная промышленность.

 

Ярлык фирмы Бардыгиных

 

Роль Санкт-Петербурга как промышленного центра в начале века была невелика, однако она быстро возрастала. Именно под Санкт-Петербургом, на Александровской казенной текстильной мануфактуре в начале века были применены привезенные из Англии текстильные станки, положившие начало промышленному перевороту в России. Массовое же внедрение машин в производство и собственно начало промышленного переворота относятся к 30—40-м годам. Машины привозили из Англии, Германии, Бельгии. Тогда же, в начале века, приступили к налаживанию производства своих машин, правда, в очень небольших масштабах, поскольку импортные машины пользовались несоизмеримо большим спросом, чем отечественные: были дешевле и выше качеством. Тем не менее постепенно Санкт-Петербург становится центром российского машиностроения.

Несмотря на начавшийся промышленный переворот, в середине XIX в. в стране по-прежнему преобладал ручной, а не машинный труд. Наиболее успешно развивались отрасли легкой промышленности — текстильная и пищевая. Все более отставала от мирового уровня черная металлургия. Развитие большинства отраслей промышленности сдерживалось существованием системы крепостного права и принудительным характером труда в народном хозяйстве.

Особенности развития в пореформенный период

Уже в первое десятилетие после реформы заметно ускорились темпы развития промышленности, но уровень ее по сравнению с западными странами оставался низким. Для быстрого роста не хватало многого: крупных капиталовложений, технической базы, достаточных кредитных ресурсов, сети дорог и хорошей системы связи, квалифицированных кадров. Развитие страны во второй половине века объективно способствовало устранению этих препятствий.

Железнодорожное строительство, особенно усилившееся с 70-х гг. XIX в., стимулировало быстрый рост всех отраслей крупной промышленности, в частности, черной металлургии и машиностроения. В промышленность активно вкладывались иностранные капиталы. В конце века по объему инвестиций на первом месте была Франция, далее следовали Великобритания, Германия и Бельгия. Иностранный капитал во многом определил развитие машиностроения, металлургической и электротехнической отраслей промышленности.

Быстро развивалась легкая промышленность, в которой было занято более половины всех рабочих. Тормозом на пути развития легкой и пищевой отраслей промышленности, как и раньше, был недостаточный спрос населения — низкий в условиях во многом еще натурального хозяйства. Ускорились темпы развития черной металлургии: в конце XIX в. Россия по выплавке чугуна занимала четвертое место в мире после США, Англии и Германии.

Темпы промышленного развития страны в пореформенный период были крайне неравномерны: подъемы сменялись замедленным развитием и кризисами. Так, конец 70-х годов был неудачным, но с конца 80-х начался промышленный подъем, продолжавшийся до конца 90-х. За десятилетие — с 1887 по 1897 гг. число промышленных предприятий увеличилось более чем на 25%, а количество рабочих — на 60%. В 1899 г. в стране начался экономический кризис, который более всего проявился в тяжелой промышленности: резко сократилось производство рельсов, паровозов, вагонов, остановилась почти половина всех домен и нефтяных скважин.

Неравномерным было и территориальное распределение промышленности: важнейшими районами с быстрым поступательным развитием были Санкт-Петербург (центр машиностроения) и Московский район (центр текстильной промышленности). Урал по-прежнему оставался крупным центром, но во второй половине века он переживал значительные трудности, вызванные отсталой технической базой и необеспеченностью рабочей силой. Были районы, практически неразвитые в промышленном отношении и выступавшие в роли поставщиков сырья, — прежде всего восточные и юго-восточные территории. Следует также иметь в виду, что примерно пятая часть всей промышленной продукции производилась в западной части империи — Польше, Прибалтике и Финляндии.

Итак, в конце XIX в. Россия имела высокие темпы промышленного развития, но по уровню его развития значительно отставала от передовых стран мира, которые по производству продукции на душу превосходили Россию более чем в десять раз. Машиностроение в России было слабо развито и промышленный переворот был далек от завершения.

 

Торговля

 

Внутренняя торговля. Формы ее организации

Внутренняя торговля в первой половине XIX в. развивалась медленно. Складывание рынка тормозилось низкой товарностью крестьянского хозяйства (даже в середине XIX в. доля крестьянского хлеба, поступающего на рынок, не превышала 10%); медленным формированием торгового класса (в середине века купцы составляли лишь около 1% населения, в конце века — 3,8%); национальной психологией (расчетливость, бережливость и умение сделать прибыль на торговых операциях не считались большой добродетелью). Необходимо также учесть и громадные просторы империи, плохое состояние дорог, а часто и полное их отсутствие. Тем не менее рост внутреннего рынка, хотя и медленный и преимущественно экстенсивный, имел место, и уже в середине XIX в. внутренняя торговля становится более важной для России, чем торговля внешняя: обороты внутренней торговли превышали обороты внешней торговли более чем в три раза.

В первой половине века внутренняя торговля осуществлялась преимущественно в виде ярмарок, которые имелись в каждом сколь-нибудь крупном экономическом районе страны. Большинство ярмарок (около 4 тысяч) были мелкими; обороты 60 крупных ярмарок превышали миллионы рублей. Самой крупной была Нижегородская ярмарка, обороты которой были свыше 100 млн. руб. в год. У ярмарочной торговли, характерной для феодального способа производства, имелись существенные недостатки: частая порча товаров из-за невозможности обеспечить правильное хранение, потери времени продавца и покупателя, резкие колебания цен на одни и те же товары на разных ярмарках.

В течение XIX в. шло развитие другой, более прогрессивной формы торговли — магазинной. Значение ярмарочной торговли снижалось, шел перенос ярмарок на окраинные районы страны. Однако абсолютное число ярмарок неуклонно росло и в середине столетия составило 6 тыс., а в конце — 18 тыс.

Довольно интенсивно — по российским меркам — развивались и биржи, число которых к началу XX в. достигло 90. Руководство биржами было сосредоточено в Министерстве торговли и промышленности, за исключением фондового отдела Санкт-Петербургской биржи — он находился в ведении Министерства финансов.

Это свидетельствовало о том, что состояние внутреннего рынка менялось, хотя и медленно. В середине века в количественном отношении в стране продолжали господствовать натуральные отношения. Торговые связи между отдельными частями страны по-прежнему не были достаточно крепкими, что проявлялось прежде всего в значительных колебаниях хлебных цен в различных регионах империи: разница в ценах на хлеб в местах его производства и потребления была огромна и могла составлять 10 и более раз. В первой половине столетия на рынок ориентировались преимущественно помещики, в пореформенный период — фермеры.

Внешняя торговля. Торговая политика

В области внешней торговли государственная политика в XIX в. характеризовалась попеременной сменой протекционизма и фритредерства. Смена курса происходила раз в пять— десять лет. В целом в середине века исходили преимущественно из принципов фритредерства, а в начале и конце века — протекционизма. Преобладание политики протекционизма объяснялось не столько желанием защитить, оказать покровительство отечественному производителю, сколько соображениями фискального характера: устанавливая высокие ввозные тарифы, правительство желало увеличить доходность казны.

Соответственно официальному курсу менялись, таким образом, ввозные пошлины — от 15 до 200% и более.

Ведущим партнером по масштабам торговли с Россией традиционно была Англия. В первой половине XIX в. в структуре российского экспорта и импорта на ее долю приходилось 37 и 30% соответственно. Торговые отношения России с Англией не прерывались даже на время Крымской войны (1853 — 1856). Объявив российским товарам строгую блокаду, Англия, нуждаясь в них, тем не менее их ввозила на германских судах. На втором месте по объему торговли с Россией стояла Германия, на третьем — Франция, четвертое место занимал Китай.

 

Здание городской биржи в Нижнем Новгороде

 

Импорт России выглядел следующим образом. В первой половине XIX в. страна активно ввозила красители, сахар, вино. Важнейшей статьей ввоза были хлопок-сырец и чай (из Китая). Из Китая же везли жемчуг, шелк и хлопчатобумажные ткани; с середины века, однако, ткани ввозить перестали. В целом с Востока в Россию шли сырье и разнообразные предметы потребления, в том числе и предметы роскоши. С Запада также везли предметы потребления и, кроме того, машины и оборудование — на протяжении всего XIX в, эта статья ввоза все время возрастала.

Российский экспорт был ориентирован почти исключительно на западные страны и составлял 90% общей суммы экспорта. Доля российского экспорта на Восток была значительно скромнее — около 10%; везли сырье и промышленные изделия, стоимость которых давала 60 % общей стоимости экспорта..

На Запад шли корабельный лес, канаты, парусные полотна, лен, сало, кожи, пенька, щетина, меха, продукция животноводства, хлеб. Объемы хлебного экспорта увеличивались с каждым десятилетием: если в начале века хлеб составлял 5% от стоимости всего экспорта, то в середине века — уже 35%, а в конце века — 80%. В начале века Россия вывозила 1% от собранного урожая, в середине века — 5%, в конце — 20%.

Конкурентами России на мировом хлебном рынке в конце XIX в. были США, Австралия и Канада, но сколь-нибудь серьезно потеснить Россию они не смогли. Гораздо более негативно складывались отношения России с Германией. С 80-х годов XIX в. немцы стали защищать себя от русского хлеба, повышая ввозные пошлины: с 1880 по 1890 гг. они увеличились в пять раз. В ответ на это Россия ввела почти запретительные пошлины на ввозимые из Германии промышленные товары. В первой половине 90-х годов таможенная война между этими странами становится особенно напряженной.

В целом в структуре российского экспорта доля сельскохозяйственной продукции и промышленного сырья составляла 95% стоимости всего российского экспорта, а готовые изделия — около 5%. Степень участия России в мировой торговле на протяжении всего XIX в. оставалась практически неизменной: страна обеспечивала 4% мирового товарооборота.

 

Транспорт

 

Ведущие вилы транспорта

Исторически первым видом транспорта, имеющим экономическое значение, был водный. К началу XIX в. в стране имелось десять каналов, что было явно недостаточно для быстрого развития народного хозяйства. Начало пароходного сообщения в России относится к дореформенному периоду: первый пароход был построен в 1813 г., в 1843 г. была разрешена свобода пароходства по всем рекам, в середине века с стране имелось уже более 300 пароходов, а в 1895 в — 2539 пароходов.

Важнейшим видом транспорта был гужевой, который, однако, был мало удобен, так как время перевозок товаров по грунтовым дорогам ограничивалось почти исключительно зимой и летом; весна же и осень из-за распутицы на дорогах почти полностью исключались. Шоссейные дороги строились в России крайне медленно: в середине XIX в. их протяженность едва превышала 8 тыс. км, и были сосредоточены, главным образом, вокруг трех городов — Санкт-Петербурга, Москвы и Варшавы.

Железнодорожное строительство

Железнодорожное строительство началось в России в 30-е гг. В 1838 г. была построена первая в стране железная дорога, соединившая Санкт-Петербург и Царское Село и не имевшая большого экономического значения. В 1851 г. была построена дорога Москва — Петербург. В середине века протяженность железнодорожных линий составила около 1500 км (для сравнения: в Англии в 10 раз больше, а территория Англии была меньше территории Российской империи почти в 100 раз).

В 1857 г. было учреждено Главное акционерное общество для строительства железных дорог и намечены принципы железнодорожной политики. Важнейшей стратегической задачей становилось строительство тех дорог, которые должны были соединить хлебородные губернии с внутренними рынками. На следующем этапе следовало соединить дорогами производящие районы с портами, чтобы расширить возможности сбыта сельскохозяйственной продукции за границей. В 70-е годы была открыта сеть линий, соединившая Москву и черноземный центр. В 90-е годы особый размах приобрело железнодорожное строительство на окраинах империи — в Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке. Самые высокие темпы строительства железнодорожного полотна были отмечены в 1895—1900 гг., в это время Россия по этому показателю превосходила практически все другие страны мира. Однако по густоте сети она по-прежнему значительно отставала от передовых стран мира: в России на 1 тыс. км2 приходилось 1,5 км железнодорожных линий, в Англии — 106 км.

 

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (611)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.04 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7