Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Биографические сведения. Зигмунд Фрейд (1856–1939) — австрийский психиатр и психолог (еврей по на­циональности)




Зигмунд Фрейд (1856–1939) — австрийский психиатр и психолог (еврей по на­циональности). Окончил медицинский факультет Венского университе­та; несколько лет работал в физиологической лаборатории, занимаясь проблемами физиологии высшей нервной деятельности и невропатоло­гии. В 1881 г. получил степень доктора медицины. В 1886г. занялся меди­цинской практикой. Проходил стажировку во французских клиниках — сначала под руководством Ж.-М. Шарко, а затем под руководством И. Бернхейма, широко применявшими гипноз для лечения неврозов. Кон­цепция «психической травмы» Шарко1 и гипноз как метод лечения в тече­ние долгого времени были основой врачебной деятельности Фрейда.

К середине 1890-х гг. сформировалась собственная концепция Фрейда и основанный на ней метод лечения, получивший название «психоанализ». Согласно этой концепции существуют такие неврозы, причиной которых являются не органические повреждения и не «пси­хические травмы», а возникшие в период раннего детства и вытеснен­ные в подсознание сильные влечения, и прежде всего сексуальное — либидо. Позднее к понятию либидо у Фрейда добавляется понятие аг­рессивного (деструктивного) влечения.

Постепенно свои открытия и выводы, сделанные в психиатрии на базе изучения больных неврозом, Фрейд распространяет на все обще­ство, применяя метод психоанализа при исследовании различных соци­альных проблем. При этом он вышел на уровень культурологических и философских обобщений, хотя сам не считал себя философом.

В 1938 г., после аншлюса Австрии фашистской Германией, Фрейд переехал в Лондон, где на следующий год умер.

Основные труды. «Толкование сновидений» (1899),«Литератур­ное творчество и ожившее сновидение» (1907), «Леонардо да Винчи. Воспоминания детства» (1910), «Тотем и табу» (1913), «Моисей и Ми­келанджело» (1914), «Гёте: воспоминания детства в вымысле и реаль­ности» (1917), «По ту сторону принципа удовольствия» (1920),«Пси­хология масс и анализ человеческого Я» (1921), «"Я" и "Оно"» (1923), «Будущее одной иллюзии» (1927), «Достоевский и отцеубийство» (1928), «Недовольство культурой» (1930), «Человек Моисей и монотеи­стическая религия» (1939).



Философские воззрения. Учение о бессознательном. До Фрей­да сфера психического отождествлялась только со сферой сознатель-

1 Концепция «психической травмы» Шарко не была популярна среди тогдашних психиатров: в это время господствовали «позитивистские» воззрения на природу созна­ния, согласно которым все болезни психики стремились объяснить чисто физиологичес­кими причинами, например неврозы трактовались как результат опухоли мозга.

ного. Поэтому одним из важнейших его достижений можно считать введение в область научного рассмотрения понятия «бессознатель­ного»(в более поздних работах Фрейд называет его «Оно»). С точки зрения Фрейда, бессознательное стоит за множеством наших действий, и, прежде всего, за такими, как фантазии, сны, оговорки, за забытыми впе­чатлениями (вытесненными из сферы сознательного).

Первым шагом к пониманию бессознательного стал для Фрейда анализ сновидений, когда сознательное «Я» наименее активно, а значит, деятельность бессознательного проявляется особенно свободно. В снах Фрейд различал два основных слоя. Первый из них — это явное, открытое содержание, именно его пересказывает человек, увидевший сон. Но за ним стоит второй — скрытый — слой, представляющий под­линное содержание сна, и его правильное понимание требует специ­альных усилий, применение метода психоанализа. Это связано с тем, что наше сознательное «Я» устанавливает цензуру на целый ряд жела­ний и влечений, поэтому, проявляясь во сне, эти желания и влечения обретают причудливую, символическую, зашифрованную форму.

Человеческая психика хранит в себе следы всех событий, всех же­ланий человека, которые он имел за свою жизнь. Однако на поверхно­сти психики, в сознании, остаются далеко не все. Напротив, большая часть их уходит, а точнее, вытесняется в область подсознания. Там ока­зываются все желания и влечения, которые не прошли «цензуру» на­шего «Я», т.е. оказались несовместимыми с этическими требованиями, которые человек осваивает в процессе своей социализации1. Наиболее активно социализация протекает в детстве и юности, и именно в этот период происходит особенно сильное и «массированное» вытеснение в область подсознательного различных произвольных импульсов и по­буждений, идущих от инстинктов самосохранения, продолжения рода и т.п. Особое место среди них занимает сексуальное влечение (либидо), которое общество оценивает как постыдное и греховное2. Поэтому та-

1 Социализация — усвоение норм и правил поведения в обществе (социуме).

2 Такое отношение к сексу как к греху характерно, прежде всего, для европейской культуры. Христианство унаследовало отношение к сексу как греху от иудаизма. Един­ственное оправдание занятий сексом видели в стремлении иметь детей. Сексуальное же наслаждение, даже в законном браке, считалось чем-то, хотя и допустимым, но не же­лательным. Сексуальные связи вне брака осуждались. Отсюда целибат (обет безбра­чия) для всего католического духовенства, высокая оценка целомудрия, подкрепляемая идеей непорочного зачатия Девы Марии, девственности Христа и т.д. В результате на Западе секс на столетия стал закрытой темой, не обсуждаемой в приличном обществе. В Новое время, когда власть церкви значительно снизилась, любовная тематика в искус­стве стала занимать все большее место, причем изложение ее становилось все более «раскованным» и эротичным. Но первым, кто осмелился начать научные исследования в этой сфере, был Фрейд.

кого рода влечения вытесняются из области сознательного «Я» в об­ласть подсознания; при этом они заменяются (сублимируются) чем-то более «пристойным» с точки зрения общества. Отсюда «невинные», на первый взгляд, образы, посещающие нас во время сновидений, интер­претировались Фрейдом как символы «постыдных» эротических вле­чений. Специфическими видами сублимации он считал религию и ис­кусство.

По Фрейду, либидо имеет место уже у ребенка. Обнаружение дет­ской сексуальности и эротизма стало еще одним шокирующим обще­ство открытием Фрейда1. Он считал, что рождение ребенка, т.е. пере­ход от единства с материнским организмом к самостоятельному суще­ствованию, есть психическая травма. И мать, являющаяся источником удовольствия (например, пищи — при кормлении грудью), становится первым объектом эротического влечения. В возрасте 3—5 лет у маль­чиков формируется «Эдипов2 комплекс»: желание овладеть своей ма­терью (как сексуальной партнершей) и стремление убить своего отца — «конкурента» в этом отношении3. Страх перед наказанием со стороны отца (комплекс кастрации) приводит к вытеснению соответ­ствующего влечения и его частичной замене. Поскольку ребенок не может избавиться от отца, то мальчик отождествляет себя с ним, пере­нимая тем самым черты мужского поведения и систему моральных запретов и предписаний, которые формируют его личность.

Как полагал Фрейд, когда-то на ранней стадии развития человече­ства (еще в человеческом стаде) сыновья действительно убивали сво­их отцов и завладевали своими матерями. После этого они раскаялись в совершенном, пережили чувство стыда и страха, и на место отца по­ставили тотем, которому стали поклоняться. Так люди обрели Бога, за­меняющего отца. В результате в каждом мужчине — их потомке — имеется теперь не только сам «Эдипов комплекс», но и чувство вины и раскаяния по отношению к отцу, а в культуре появился Бог, у которого ищут защиты, но которого боятся4.

Структура психики. В развитии представлений Фрейда о струк­туре личности четко выделяются два этапа. На раннем этапе в психи-

1 Дети традиционно считались кем-то вроде бесполых ангелочков.

2 Название произошло от имени героя древнегреческой мифологии Эдипа, который случайно убил своего отца и женился на своей матери, не зная, что это его настоящие родители. Узнав об этом, он сам себя наказал (ослепил).

3 Аналогично у девочек вырабатывается «комплекс Электры» — с переменой ролей отца и матери. Название произошло от имени героини древнегреческой мифологии, ко­торая отомстила матери за убийство отца.

4 Фрейд не верил в Бога, т.е. был атеистом.

ке человека выделяются три основных составляющих: бессознатель­ное, предсознание, сознание (схема 163).

Схема 163. Структура психики: «первая топика»

Бессознательное «прихожая» ==> Предсознание «холл» ==> Сознание «гостиная»
В принципе не осознается и не вербализуется   Потенциально вербализуемо и осознаваемо   Актуально вербализовано и осознано

К 1920 г. у Фрейда формируется представление об иной структуре человеческой психики, в ней выделяются следующие области.

«Оно»(Ид) — сфера бессознательного, наполненная различными вытесненными из области сознательного («Я») желаниями и влечени­ями, главное место среди которых занимают сексуальные. Это амо­ральное и эгоистическое начало в человеке. Господствует в нем «принцип удовольствия».

«Сверх-Я»(Супер-Эго) — сфера моральных и поведенческих ус­тановок и запретов, налагаемых обществом на своих членов, это сфера долга и совести, внутренний цензор, которые формируются за счет пе­реноса «внутрь» различных внешних авторитетов (например, авторите­та отца). «Сверх-Я» формируется к пяти годам, когда у ребенка появля­ется чувство вины и стыда. «Сверх-Я» «перехватывает» агрессивные и сексуальные импульсы, идущие из «Оно», трансформируя их в угрызе­ния совести из-за несоответствия этих стремлений требованиям авто­ритетов.

• «Я» (Эго) — сфера сознательного, находящаяся «между двух ог­ней»: с одной стороны, на нее давит «Оно», а с другой — «Сверх-Я». Именно «Я» направляет импульсы, идущие из «Оно» в приемлемые для общества рамки, позволяет их реализовывать цивилизованным путем. Если же это не удается, то тогда и возникают различные неврозы — как у личности, так и всего общества в целом. Для фрейдизма харак­терна трактовка социальных катаклизмов (войн, революций и т.п.) как проявлений общественных неврозов. Постижение с помощью психо­анализа тайн «Оно» позволяет «Я» взять над ним вверх, усмирить его. Отсюда лозунг Фрейда: «Там, где было «Оно», должно стать «Я»!»

Если в «Оно» господствовал «принцип удовольствия», то в «Я» име­ет место «принцип реальности».

Схема 164. Структура психики: «вторая топика»

«Оно», «Я» и «Сверх-Я» понимается Фрейдом не только как результат личного опыта человека, но и как «архаическое наследие индивида» от предков. Свое проявление они находят как в «комплексах» индивидов, так и на социальном уровне в религиях, искусстве и социальных чувствах.

Учение об Эросе и Танатосе. В основе человеческой природы, по Фрейду, лежит ряд «влечений», «энергий» или инстинктов. Суть этих «влечений» и их источник остаются у Фрейда неопределенными, и он сам пишет о них как о «мифических существах»1. В определенном смысле эти фрейдовские понятия близки к таким фундаментальным понятиям философии жизни, как «воля к жизни» (Шопенгауэр), «воля к власти» (Ницше), «жизненный порыв» (Бергсон). В своих работах (написанных после 1920 г.) Фрейд среди всех этих влечений в каче­стве основных выделил два: инстинкт жизни (влечение Эроса) и ин­стинкт смерти (влечение Танатоса)2.

Таблица 97 Эрос и Танатос

  Эрос Танатос
Характер конструктивный деструктивный
Выражает волю к жизни и любви волю к смерти и агрессивность
Ведет к и развитию созиданию разрушению, убийству и самоубийству
Цель развитие органической жизни возвращение людей и всего живого к неорганическому состоянию

1 Это напоминает ситуацию с Ньютоном: тот позаимствовал из мистицизма, опери­ровавшего понятиями типа «сила симпатии и антипатии», и ввел в физику понятие «сила» (в частности, «сила притяжения» и «сила отталкивания»), но при этом Ньютон откровенно признал, что не понимает и не может объяснить природу этих сил.

2 Эрос — бог любви, а Танатос — бог смерти в древнегреческой мифологии.

Понятия «влечение Эроса» и «влечение Танатоса» Фрейд применял не только к отдельным людям, но и к целым обществам и культурам, классифицируя их по доминирующему в них влечению.

Судьба учения. Постановка и исследование проблемы бессозна­тельного и сексуальных влечений, открытие явления сублимации, сама разработка основ метода психоанализа и многое другое являются бе­зусловной заслугой Фрейда. И хотя многие центральные идеи самого Фрейда (учение об «Эдиповом комплексе», архаическом убийстве отца, о доминировании сексуальных влечений и т.п.) были позднее отверг­нуты даже фрейдистами, тем не менее Фрейд оказал колоссальное вли­яние на развитие не только современной психологии, но философии и культуры Запада в целом.

Схема 165. Фрейд: истоки и влияние

Неофрейдизм

В 1929—1930 гг. начал развиваться неофрейдизм,по­лучивший особое распространение в США. Его наибо­лее выдающиеся представители: К. Хорни, Г.С. Салливан, Э. Фромм. Иногда подлинным началом неофрейдизма считается выход в свет в 1941 г. книги Фромма «Бегство от свободы».

Неофрейдисты отказались от идеи Фрейда о господстве в бессозна­тельном биологического начала и, в частности, сексуальных влечений Они полагали, что на жизнь индивида и общества, а также формирова­ние неврозов гораздо большее влияние оказывают социальные и куль­турные факторы. Каждая культура обладает собственным «идеологи­ческим стержнем», и именно он оказывает решающее воздействие на воспитание детей и формы поведения взрослых. Поэтому основным объектом исследования у неофрейдистов стали межличностные отно­шения.

Неофрейдизм не является целостным учением, различные его пред­ставители существенно расходятся друг с другом во многих важных вопросах, связанных с трактовкой природы человеческой личности. Наиболее значимыми для философии являются идеи и выводы в уче­нии Фромма.

Фромм (Fromm)

Биографические сведения. Эрих Фромм (1900— 1980)— немецко-американский философ и психоана­литик, виднейший представитель неофрейдизма. Родил­ся в Германии. Окончил Гейдельбергский университет, где научал социологию. С психоанализом познакомился в Берлинском психоана­литическом институте, работая там в качестве сотрудника Института социальных исследований. После прихода к власти фашистов в 1933 г. эмигрировал в США, затем работал в Мексике (1949—1974) в создан­ном им институте психоанализа. С середины 1970-х гг. жил в Швейца­рии.

Основные труды. «Бегство от свободы» (1941), «Человек для са­мого себя» (1947), «Забытый язык» (1951), «Здоровое общество» (1955), «Антология человеческой деструктивности» (1973), «Иметь или быть?» (1976).

Философские воззрения. Фромм считал, что в процессе истори­ческого развития человек утратил свою биологическую «первую» при­роду1. Взамен нее возникла «вторая», где решающую роль играют соци-

1 Сексуальные инстинкты являются биологическими и как таковые утрачены чело­веком. Так, Фромм обосновывает свое несогласие с Фрейдом по вопросу о влиянии ли­бидо и других влечений на психику человека.

альные связи и отношения. В основе этой «второй природы» (единой для всех людей) лежат не какие-то постоянные качества, а исходные и неразрешимые противоречия — экзистенциальные дихотомии1.

Таблица 98. Экзистенциальные дихотомии

Человек является частью приро­ды, и как таковой он подчинен ее законам и не в состоянии их изменить. Человек постоянно выходит за пределы природы, создает свой собственный «рукотворный» мир второй природы (культуры).
Человек отделен от мирового целого, лишен гармонии с миром и потому бездомен. Человек стремится к гармонии с миром (возвращению домой) и потому постоян­но создает все новые формы соотнесен­ности с миром, которые никогда не бы­вают окончательными.
Человек конечен и смертен. Зная о своей конечности и смертности, человек утверждает вечные ценности и идеалы, пытаясь реализовать себя за свой недолгий век.
Человек одинок, осознает свое отличие от других людей. Человек стремится к солидарности с другими людьми, в том числе прошлых и будущих поколений.

Экзистенциальные дихотомии не устранимы, каждый человек дает на них ответ всем своим существом. Природа человека проявляется в этом ответе, который может рассматриваться как осмысленное отно­шение человека к миру. В качестве таких ответов Фромм рассматри­вает как позитивные (стремление к свободе, истине, справедливости и т.д.), так н негативные (ненависть, садизм, конформизм, нарциссизм2 и т.д.). Эти характерные для человека черты не являются биологичес­кими инстинктами, Фромм называет их «укорененными в характере страстями».

1 Дихотомия — в буквальном переводе «деление на два». Деление объема любого понятия на две взаимоисключающие части всегда означает, что в рамках исходного де­лимого понятия мы получили два противоречивых понятия. Например, дихотомически поделив понятие «предмет», мы можем получить понятия «белый предмет» и «не белый предмет» или «круглый предмет» и «не круглый предмет» и т.д.

3 То есть самовлюбленность, самолюбование. Термин происходит от имени героя Древнегреческой мифологии Нарцисса. Этот прекрасный юноша отверг влюбленную в него нимфу и был наказан богами тем, что, увидев свое отражение в воде, влюбился в самого себя.

Характер же человека Фроммом определяется как «относительно стабильная система всех неинстинктивных стремлений, через которые человек соотносится с природным и человеческим миром»4. Характер заменяет у человека инстинкты, он формируется в процессе социали­зации и оказывает значительно больше влияния на поведение челове­ка, нежели такие унаследованные психофизиологические свойства, как, например, темперамент. Поэтому, станет ли человек альтруистом или садистом, зависит не от того, сангвиник он или меланхолик, а от того, какой характер у него выработался, т.е. какие страсти укоренились в его характере. В ситуациях, требующих решения, человек благодаря своему характеру автоматически или «инстинктивно» выдает типич­ное для себя поведение (скупец будет копить деньги, мот — проматы­вать их и т.п.).

Человек — социальное существо, он живет в обществе, принадлежа к какому-то роду, племени, этносу, клану, классу и т.п. Каждое такое общество вырабатывает в своих членах ряд специфических качеств, необходимых для сохранения и нормальной жизнедеятельности этого общества. Первичная социализация происходит в семье — «психиче­ском агенте общества». Нормы и правила поведения, усвоенные в ран­нем детстве, позднее даже не осознаются индивидом. Поэтому, в каком бы обществе человек ни вырос (пусть даже это диктатура или тотали­тарное общество), большинство людей воспринимает царящие в нем законы и правила как нормальные, естественные и положительные.

Каждая историческая эпоха вырабатывает свой «социальный харак­тер». Так, например, современное индустриальное общество требует дис­циплины, порядка, пунктуальности, поэтому у членов этого общества выра­батываются соответствующие качества. Но это произошло за счет утра­ты открытости, непосредственности, спонтанности, которые имели место у людей более ранней эпохи (до промышленной революции). В индустри­альную эпоху люди начинают превращаться в автоматы и становятся все более опасными как для самих себя, так и для природы в целом.

Судьба учения. Идеи Фромма получили широкую известность в кругах политиков, социологов, художественной интеллигенции, но не оказали серьезного влияния на кого-либо из философов.

Юнг (Jung)

Биографические сведения. Карл Густав Юнг (1875—1961) — швейцарский психолог и психиатр. Окончил медицинский факультет Базельского университета, затем ра­ботал в психиатрической клинике в Цюрихе, позднее начал препода-

1 Цит. по: «Новая философская энциклопедия». В 4 т. М., 2001. Т. 4. С. 277.

вать психологию в Цюрихском университете. В 1902 г. защитил док­торскую диссертацию «О психологии и патологии так называемых ок­культных феноменов». В 1907 г. он познакомился с 3. Фрейдом и стал активным приверженцем и пропагандистом психоанализа. Юнг был избран первым президентом Международной психоаналитической ас­социации1 и главным редактором журнала этой ассоциации (1909— 1913). В 1913 г. произошел разрыв Юнга с Фрейдом (причиной были как личные конфликты, так и теоретические расхождения).

В 1916 г. Юнг организует свой «Психологический клуб». Начиная с 1920 г. он много путешествовал с целью проверки своих представле­ний о сути человеческой психики2. Разработанное им учение о коллек­тивном бессознательном легло в основу «комплексной», или аналити­ческой, психологии3,получившей широкое распространение среди европейских и американских психологов. В 1933 г. была создана юн­гианская ассоциация (Международное психотерапевтическое обще­ство) во главе с Юнгом, а в 1948 г. под Цюрихом — первый «Институт К.Г. Юнга», в настоящее время действует еще несколько таких инсти­тутов.

В поисках подтверждения своего учения Юнг обращался к различ­ным мистическим и оккультным учениям, большое внимание уделял восточным религиозно-философским концепциям, в последние два де­сятилетия его особо интересовали гностицизм и алхимия. Поэтому не удивительно, что его идеи получили широкое распространение не толь­ко среди психологов, но и представителей других наук. Более того, они стали широко известны и далеким от науки людям, и Юнг приобрел у них репутацию «гуру»4.

Как и Фрейд, Юнг разрабатывал свое учение на основе эмпириче­ского опыта, полученного им при лечении больных, а затем вышел на уровень культурологических и философских обобщений.

Основные труды. «Очерки ассоциативной психологии» (1906), «Психология Dementia Praecox» (1907), «Метаморфозы и символы ли­бидо» (1912), «Психологические типы» (1921), «Отношение между Я и бессознательным» (1928), «Проблемы души в наше время» (1931), «Психология и алхимия» (1944), «Символика духа» (1948), «Ответ Иову» (1952), «Комментарий к "Тайне Золотого Цветка"» (1929), «Пси­хологический комментарий к "Бардо Тходол"» (1935)».

1 Созданной им вместе с Фрейдом.

2 Он побывал в Алжире, Тунисе, Мексике, Кении, Индии, Цейлоне и т.д. 3 Сам Юнг называл свое учение также «глубинным психоанализом».

4 Гуру — наставник, учитель.

Философские воззрения.Критика Фрейда. Высоко оценивания идеи и достижения Фрейда в целом, Юнг был принципиально не согла­сен со сведением всех явлений культуры и сознания к физиологиче­ским факторам, в частности к сексуальным. Полагая, что Фрейд пере­оценивал роль сексуальности в жизни людей, Юнг считал необходи­мым «поставить сексуальность на место», считая сексуальные комплексы важными, но далеко не единственными: их значение не сто­ит преуменьшать, но не стоит и преувеличивать.

Учение о коллективном бессознательном. Базой для философ­ских и культурологических идей Юнга послужили его исследования в области глубинной психологии, и особенно разработанное им учение о коллективном бессознательном («Едином Духе», «Едином сознании»). Это некое психическое первоначало бытия, существующее наряду с физической реальностью1.

Человеческая психика понимается Юнгом как некая энергетиче­ская система, в которой постоянно взаимодействуют сознание — индивидуальное человеческое «я» («эго»), наполненное различными комплексами, и коллективное бессознательное, представляющая собой систему архетипов2.Эта система является общей для всех людей, это сверхличностный психический субстрат, присутствую­щий в каждом человеке и наследуемый им от предков3. И становле­ние индивидуального сознания есть процесс обособления личного «я» от коллективного бессознательного, т.е. родовой человеческой сущности.

Учение об архетипах. Архетипы, составляющие человеческую сущность, есть «автопортреты инстинктов», и они определяют схемы инстинктивного поведения, присущие всем людям. Реализуются архе­типы в образах' конкретной культуры и внутреннего опыта конкрет­ных людей, т.е. каждый раз по-разному. На самых ранних этапах разви­тия человечества они проявляются преимущественно в чувственно-образной форме; с ее спонтанными проявлениями имеет дело и современный человек, например во сне.

1 Такое понимание коллективного бессознательного у Юнга восходит к учению об исходной «Бездне» Сведенборга, учениям немецких романтиков и Шеллинга о Мировом духе и к учению о Мировой воле у Шопенгауэра и Ницше.

2 Сравнивая этот подход с фрейдовским (см. схему 164), мы видим, что юнговское понятие «коллективного бессознательного» имеет черты сходства как с понятием «Оно», так и «Сверх-Я», но ближе к последнему.

3 Своим априорным характером они напоминают кантовские категории.

Схема 166. Индивидуальное сознание и коллективное бессознательное

Однако природа архетипов остается не вполне понятной у Юнга. С одной стороны, эта система архетипов есть некая самостоятельная пси­хическая субстанция, присущая человечеству на любой стадии его раз­вития. С другой — она есть результат «архаического познания приро­ды», т.е. социальный опыт внешней и внутренней жизни, накопленный нашими предками и выраженный в символической форме, прежде всего в мифах и религиозных учениях (отсюда и интерес самого Юнга к этим учениям). К числу важнейших архетипов он относил такие, как «Вели­кая Мать» и «Великий Отец», «Персона» и «Тень», «Самость» и т.д.

«Великая Мать»(Анима) есть архетип женственности, связанный с эмоциональным началом, «Великий Отец»(Анимус) — архетип му­жественности, связанный с рациональным началом. Оба эти архетипа могут проявляться в различной степени как в женщинах, так и в муж-

Таблица 99. Анима и мужчины

Преобладание Анимы делает поведение женоподобным (нерешительным, нелогичным, капризным)
Гармонично развитая Анима позволяет успешно взаимодействовать с глубин­ными слоями психики

Таблица 100. Анимус и женщины

Преобладание Анимуса делает их поведение мужеподобным (агрессивным, самоуверенным и т.п.)
Гармонично развитый Анимус позволяет действовать разумно, целенаправленно

Персона— это совокупность социальных ролей, которые мы игра­ем в своей жизни, тех масок, которые носим в различных ситуациях, но даже совокупность этих масок не есть еще подлинное «я» человека. Тень— это «низший человек в нас», т.е. совокупность наших комп­лексов (в том числе сексуальных), страхов, инфантильных желаний и агрессивных влечений. Обычно человек не хочет признать за собой эти неприятные качества (осуждаемые во всех культурах), поэтому проецирует их на других людей. Устранить Тень невозможно, выдер­жать с ней встречу — очень трудно. Но единственный способ изба­виться от неврозов и страданий, связанных с Тенью, состоит в том, что­бы научиться принимать ее как данность, научиться сосуществовать с ней. И только это позволяет прекратить приписывание другим людям собственных негативных качеств.

Важнейший из архетипов, по Юнгу, — Самость.Это психологиче­ский образ Бога, центр всеобщей личности, всеобщая основа всякой индивидуальности. Именно к пониманию и непосредственному вос­приятию Самости стремятся адепты большинства восточных религи­озно-философских учений, отвлекаясь от собственной личности, свое­го индивидуального «я» в процессе медитации и йогической практи­ки. Постижение Самости происходит в состоянии самадхи. Этот процесс интеграции Самости, т.е. родового человеческого «Я», в инди­видуальное «я» (индивидуация) позволяет излечиваться от неврозов, разрешать внутренние противоречия и проблемы, позволяет человеку обрести внутреннюю целостность. Путь этот практически бесконе­чен, поэтому символом его может служить круг, вписанный в квад­рат1.

Трансформация архетипов. Архетипы обладают громадной, без­личной, но при этом эмоционально заряженной энергией; ощущая ее,

1 Круг, вписанный в квадрат, и квадрат, вписанный в круг, являются основными сим­волами буддийской мандалы.

люди относятся к архетипам со страхом и трепетом. Ее прорывы могут привести к колоссальным разрушениям, поэтому так важно научиться ее контролировать и направлять в должное русло. В прошлом энергия архетипов чаще всего трансформировалась в религиозные священные символы, которые и приоткрывали архетипы людям, и одновременно скрывали их подлинную сущность от людей (делая тем самым «пере­носимыми» контакты с ними). Страх перед громадной силой архети­пов заставлял людей на протяжении всей истории человечества разви­вать рациональное мышление, что особо характерно для западной ци­вилизации.

Трансформация архетипов играет важную роль в жизни как отдель­ных людей, так и всего человечества в целом. В прошлом она приводи­ла к созданию картин прекрасного, гармоничного символического кос­моса (буддийского, христианского и т.п.), в котором человек имел свое определенное место и потому мог относительно нормально существо­вать. Рациональный анализ религиозных верований («штурм священ­ных стен»), начавшийся с протестантизмом, привел к появлению без­божной материалистической цивилизации (с ее «символической ни­щетой»), оказавшейся беззащитной по отношению к неожиданным прорывам коллективного бессознательного. А это ведет на социаль­ном уровне к войнам, революциям, бунтам и другим актам насилия, а также к появлению тоталитарных идеологий, а на индивидуальном уровне — к психическим патологиям.

Однако Юнг вовсе не призывает к отказу от рациональности и без­думному копированию восточных учений и практик. Если в западной культуре недооценивается мир «Единого Духа» (коллективное бессоз­нательное), то в восточной — «мир сознательного». Поэтому каждая из этих культур однобока, стремиться же следует к гармоничному сли­янию обоих этих подходов.

Концепция «синхроничности». Еще одна интереснейшая концеп­ция Юнга — это его учение о синхроничности, введенная им для объяснения феномена ясновидения (возможности «видеть» и пере­живать индивидом явления, которые он не может воспринимать не­посредственно, например, события, происходящие на большом рассто­янии1).

Согласно Юнгу, между психикой человека и реальностью существу­ет особая связь — не причинная (каузальная), а смысловая, позволя-

1 В частности, Юнг при этом опирался на сообщения о видениях Сведенборга.

ющая одновременно (синхронично) проявляться событиям и в дей­ствительном (физическом) мире, и в психике людей1. Юнг предполагал, что это происходит благодаря обращению ясновидцев к коллективно­му бессознательному, а оно, в свою очередь, имеет непосредственный доступ к самой сути физической реальности.

Причем для коллективного бессознательного пространство и время относительны, а архетипы как формы Мирового духа являются вечны­ми, т.е. вневременными2. Эти идеи использовались Юнгом для объяс­нения не только ясновидения, но и других самых различных парапси­хологических явлений, а также древней магии.

Схема 167. Природа синхроничности

Судьба учения. Учение Юнга сыграло значительную роль в разви­тии идеалистической философской антропологии и ряда течений со­временного мистицизма. Его концепция «коллективного бессознатель­ного» оказала большое влияние не только на психологов и философов, но и на культурологов, историков, этнографов, религиоведов, а также на художественную интеллигенцию Запада.

Учение о синхроничности во многом стало базой и для возрожден­ной в XX в. астрологии, поскольку позволяло логично объяснить, поче­му положение на небе звезд и планет, не имеющее никакой причинно-следственной связи с жизнью и судьбой людей, тем не менее может использоваться для предсказания человеческих судеб.

1 Эта юнговская синхроничность напоминает предустановленную гармонию Лейб­ница.

2 Здесь опять прослеживается влияние Сведенборга, который считал, что будущее уже состоялось. Возможно также, что на идею относительности времени у Юнга повли­яло учение Бергсона о субъективном времени, а на идею пространства и времени популярные (и часто неточные) изложения теории относительности Эйнштейна.

Схема 168. Юнг: истоки и влияние

Неотомизм (Neotomism)

Неотомизм — течение современной философии, базирующееся на философии Фомы Аквинского. В 1879 г. была опубликована энцикли­ка папы Льва XIII, в которой томизм был провозглашен официальной философской доктриной Ватикана. Центрами по развитию и пропаган­де томизма стал ряд католических институтов (Академия св. Фомы в Ватикане, Католический институт в Париже, университет Нотр-Дам в США и др.). При этом наряду с попытками сохранить томизм в неиз­менном виде (палеотомизм) неизбежно шла реконструкция и модерни­зация томизма, приведшая к появлению неотомизма.

Таблица 101 Крупнейшие представители неотомизма

Философы Годы жизни Страна
Этьен Жильсон (Gilson) 1884—1978 гг. Франция
Жак Маритен (Maritein) 1882—1973 гг. Франция
Эмерих Корет (Coreth) родился в 1919 г. Австрия
Карл Ранер (Rahner) 1904—1984 Германия
Кароль Войтыла (Wojtyla) (папа Иоанн Павел II) родился в 1920 г. римский папа — с 1978 г. Польша

Неотомизм впитал в себя многие идеи философии XIX—XX вв. (схема 170). Особенно активно процесс ассимиляции современных философских идей пошел после II Ватиканского собора (1962—1965), принявшего курс на обновление католицизма.

В настоящее время неотомизм является наиболее влиятельным и авторитетным философским течением в католицизме.

Философские воззрения. Онтология. В неотомизме (как и в то­мизме) сохраняется фундаментальный для христианства тезис о со­творении мира Богом из ничего. Как и Фома Аквинский, Жильсон и Маритен утверждали, что только в Боге имеет место совпадение сущ­ности и существования(экзистенции). Для всех объектов тварного мира их сущность (форма) предшествует существованию, находясь в уме Бога. Творя мир, Бог дарует им существование, наделяя мир соб­ственной экзистенциальной полнотой1. Каждый объект тварного мира

1 Этот акцент на проблеме экзистенции (существования) позволил ряду неотомис­тов говорить о специфическом «экзистенциализме» Аквината.

представляет собой соединение формы (сущности) и материи. Мате­рия при этом трактуется как сотворенное Богом совершенно пассив­ное начало, чистая возможность, которая становится действительнос­тью только при наличии формы.

Тварный мир обладает иерархической упорядоченностью (схема 168).

Схема 169. Иерархическая структура тварного мира

Гносеология. Высшая сущность бытия — Бог — является в прин­ципе непознаваемым. Но поскольку тварный мир — это творение Бога, то изучение этого мира позволяет человеку что-то узнать и о самом Творце.





Читайте также:


Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...

©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (506)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.031 сек.)