Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Философские воззрения. Кглавной идее своего учения, которую потом развивал на протяжении всей своей жизни




Кглавной идее своего учения, которую потом развивал на протяжении всей своей жизни, Федоров пришел уже в 1851г. Суть ее состоит в том, что в основе эволюционного развития природы, космоса заложено стремление к порождению разума. И в ра­зумных существах (людях) природа достигает осознания самой себя2, приходит к самоуправлению. После этого одной из основных задач ста­новится восстановление всего того, что ранее было разрушено из-за прежней слепоты и неразумности. Это восстановление разрушенного и сознательная регуляция дальнейших природных процессов, а значит, и целенаправленное преобразование космоса есть задача, стоящая перед человечеством, то «общее дело«, которое оно призвано совершить3.

В увеличении власти человека над природой важнейшую роль игра­ет развитие науки и техники. И вторая половина XIX в. давала множе­ство подтверждений этому сциентистскому умонастроению. Особо важ­ными для Федорова были факты, говорящие о возможности человека воздействовать на стихийные силы. Например, его очень обрадовало со­общение из США об экспериментах по использованию артиллерии для борьбы с градом. Эта информация была важна для него еще и потому, что здесь оружие войны и разрушения использовалось в мирных целях.

1 При жизни Федоров опубликовал лишь несколько статей, данное собрание сочине­ний представляет собой в основном систематизацию его заметок и конспектов с ком­ментариями его учеников.

2Эта идея Федорова близка соответствующей идее Гегеля — не известно, был ли Федоров в это время знаком с работами Гегеля, но скорее здесь можно говорить об об­ращении как Гегеля, так и Федорова к общим источникам — христианской философии раннего периода (гностицизму, патристике).

3 В этом подход Федорова принципиально отличен от гегелевского, так как у Гегеля Абсолютная идея после постижения своей сущности более никаких задач не решает, и ее развитие прекращается.

Но Федоров — религиозный мыслитель: для него природа, мир, чело­век — это творения Божьи. Именно Бог вложил в природу законы эво­люционного развития, приводящие к появлению разумных существ1, именно поэтому можно говорить, что Бог создал человека по своему об­разу и подобию. И у Федорова эта идея получает еще одну новую интер­претацию: Бог действует в мире в первую очередь через человека2, имен­но поэтому задачей человека становится творчество. Например, в сфере искусства это означает переход от подражания природе — «искусства подобий» — к «творчеству жизни» («теургическая эстетика»).



Центральной мыслью учения Федорова является следующая. Если в христианском вероучении именно Бог является творцом рая, будет осуществлять воскресение умерших и т.п., то, по Федорову, решение всех этих проблем выпадает человеку.

Двигаясь по своему пути развития, человек приходит не только ко все большей власти над силами природы, но и к переустройству чело­веческого организма. Главное зло по отношению к человеку, совершае­мое слепой природой, Федоров видел в смерти, и одна из важнейших задач состоит в победе над ней. Причем речь шла здесь не только о достижении бессмертия ныне живущими, но и о «воскрешении отцов», т.е. уже умерших людей. Для этого, как считал Федоров, необходимо будет каким-то образом собрать все те атомы и молекулы, из которых состояли эти тела. С другой стороны, воскрешение мыслилось им как восстановление предков по той наследственной информации, которую человек передал своим потомкам: сын воскрешает отца как бы «из себя», отец — своего отца и т.д. вплоть до первочеловека.

Апокалипсическое3 завершение человеческой истории Федоров считал всего лишь одним из возможных вариантов, причем худшим, но его может избегнуть просветленное человечество. Федорова не устраи­вает и утвердившаяся в христианстве идея личного спасения (т.е. об­ретения рая отдельными индивидами), и он настаивает на необходимо­сти всеобщего спасения4. При этом Царство Небесное должно быть заложено на земле благодаря разумной деятельности людей.

1 По сути дела здесь имеет место своеобразный вариант деизма, обогащенного эво­люционной теорией Дарвина.

2 Здесь прослеживается связь с православным учением о том, что после вочеловечи­вания Бога (Христа) задачей человечества становится обожение (уподобление Богу).

3 «Апокалипсис, или Откровение Иоанна Богослова» — последняя книга Библии; в ней рассказывается о том, как наступит Конец света и Страшный суд, на котором Бог окончательно решит судьбу каждого человека: одних определив навечно в рай, а дру­гих — в ад.

4 Идея всеобщего спасения была популярна в раннем христианстве, в частности ее отстаивал Ориген.

Схема 196. Федоров: истоки и влияние

* Эти влияния можно предположить, но нельзя доказать.

Важнейшая особенность человека состоит в том, что он не только разумное, но и нравственное существо. Федоров закладывает основы новой морали: он призывает к отказу не только от эгоизма (жизни для себя), но и от альтруизма (жизни для других), поскольку альтруизм од­них обязательно влечет эгоизм других. Он предлагает свою этическую «формулу»: жить «не для себя и не для других, а со всеми и для всех».

Судьба учения. Идеи Федорова легли в основу особого направле­ния в русской философии — «русского космизма» (Соловьев, Циолков­ский, Вернадский, Чижевский и т.д.), кроме того, они оказали влияние на Толстого, Бердяева, Булгакова, Федотова и многих других.

Соловьев B.C.

Биографические сведения. Владимир Сергеевич Со­ловьев (1853—1900) — поэт, публицист и крупнейший русский философ XIX в. Его отец — крупнейший русский историк С.М. Соловьев. B.C. Соловьев окончил в 1873 г. историко-филологи­ческий факультет Московского университета, после которого еще год учился в Московской духовной академии. В 1874 г. защитил магистер­скую диссертацию «Кризис западной философии. Против позитивис­тов», после чего работал доцентом кафедры философии Московского университета. В 1875—1876 гг. жил в Лондоне, изучая в библиотеках в основном мистическую литературу. Вернувшись в Россию, продол­жал преподавать в Московском университете, в 1877 г. переехал в Петербург, где работал в Ученом комитете Министерства народного просвещения и преподавал в Петербургском университете и на Выс­ших женских курсах. В 1880 г. защитил докторскую диссертацию «Критика отвлеченных начал». В 1881 г., после убийства народоволь­цами Александра II, Соловьев выступил с публичной лекцией, где, осу­див цареубийц, призвал Александра IIIпомиловать их — исходя из идеалов христианской нравственности. После этого Соловьев ушел в отставку и занимался в основном публицистической деятельностью.

Основные труды. «Философские начала цельного знания» (1877); «Духовные основы жизни» (1882—1884); «Великий спор и христианская политика» (1883); «История и будущность теократии» (1886); «Три речи в память Достоевского» (1881 —1882); «Россия и Вселенская церковь» (1889 г., на французском языке); цикл статей «Национальный вопрос в России» (1883—1891); «Оправдание Добра» (1894—1895); «Три разговора» (1899—1900).

Философские воззрения. Учение Соловьева можно охарактери­зовать как объективный идеализмс элементами пантеизма. На его философские воззрения большое влияние оказала склонность к мис­тике и личный мистический опыт, несколько раз в жизни у него были

видения Софии — Премудрости Божьей и Вечной женственности. Об­раз Софии, получая различную интерпретацию в разные периоды1, все­гда играл ключевую роль в его философском учении.

Философская концепция Соловьева получила название «филосо­фия всеединства»,для правильного понимания которой необходимо учитывать, что в ее основе лежит представление о единстве и цельнос­ти мира (бытия в целом). Важнейшей составляющей бытия является человечество. Представляя собой цельный и отдельный организм, оно является субъектом не только исторического, но и космического про­цесса, и смысл его существования состоит в выполнении своего все­ленского предназначения — в служении Добру, установлении нрав­ственного порядка.

Сущее и бытие. Исходное первоначало бытия, по Соловьеву, это Сущее, Бог или Абсолют, причем трактуется это первоначало в духе неоплатонизма и каббалы как положительное Ничто.

Сущее у Соловьева не тождественно бытию (в отличие от пантеиз­ма), не является бытие и результатом эманации Сущего (как это имело место в неоплатонизме). Сущее как бы находится вне бытия, но при этом бытие есть проявление Сущего (этот подход несколько напоми­нает различие между сущностью и существованием у Фомы Аквинско­го, но не вполне совпадает с ним).

Сущее и познание. Сущее невозможно постичь рациональными методами с помощью разума, не постижимо оно также для воли или чувства, поскольку каждый из этих способов познания позволяет нам открыть для себя только какую-то грань Абсолюта. Абсолют как целое постигается только с помощью интеллектуальной интуиции — во внутреннем опыте человека.

Внутренний опыт трактуется Соловьевым как всегда цельный и конкретный. Именно в мистических актах внутреннего опыта осуще­ствляется некое «схватывание» или «интуитивное постижение» конк­ретной целостности бесконечного содержания внутреннего опыта в его всеединстве. Такой акт всегда есть постижение своей собственной личности, но наше индивидуальное «я» есть конкретное проявление сверхчеловеческого Абсолюта. И именно поэтому погружение в бес­конечную глубину собственного «я» ведет нас к истинному знанию и о

1 На представления Соловьева о Софии большое влияние оказало учение Я. Бме. А.Ф. Лосев выделял у Соловьева десять аспектов понятия Софии: абсолютный, богоче­ловеческий, космологический, антропологический, универсально-феминистический, эсте­тически-теоретический, интимно-романтический, национально-русский и эсхатологи­ческий.

себе, и об Абсолюте1. При этом имеет место совпадение субъекта и объекта познания2, познающего и познаваемого, т.е. подлинное все­единство.

Однако то, что мы восприняли этим путем в состоянии вдохновения, благодаря вере, может быть в дальнейшем осмыслено рациональными методами, с помощью разума.

Так, например, внешний мир, существующий в нашем сознании как «представление»3, открывается нам как множество элементов (атомов-сил, или монад), как «совокупность множества элементарных сущнос­тей или причин, вечных и неизменных, составляющих последние осно­вания всякой реальности, из которых всякие предметы, всякие явления, всякое реальное бытие слагается и на которые это реальное бытие может разлагаться. Сами же эти элементы, будучи вечными и неизмен­ными, неразложимы и неделимы»4. Но поскольку это представление о мире возникает в индивидуальном человеческом сознании под влияни­ем Абсолюта, то естественно предполагать, что такая множественность присуща самому Абсолюту.

Схема 197. Индивидуальное «я» и Абсолют

Сущее как всеединство. Атомы-силы далеко не «механически» воздействуют на сознание человека (на субъект познания), порождая в нем представления. Это происходит потому, что они сами обладают

1 В этом аспекте учение Соловьева напоминает адвайта-веданту, чань-буддизм, суф­физм, а также учение Экхарта.

2 Здесь Соловьев как бы следует Ницше, видевшего в разделении субъекта и объек­та главный порок всей послесократовской философии. Но в этом же он выступает как предшественник целого ряда идей феноменологии, экзистенциализма, постмодернизма и других современных учений.

3 В этом Соловьев следует Шопенгауэру.

4 Соловьев B.C. Чтения о Богочеловечестве // Соловьев B.C. Сочинения. В 2 т. М, 1989. С. 50.

неким внутренним стремлением (динамической силой) к воздействию, и, действуя на субъектов, они сами воспринимают это действие, имеют некоторое представление об окружающей среде и, следовательно, обла­дают сознанием. Таким образом, они не просто обезличенные силы, они есть существа1.

Сущность каждого такого существа (его характер) есть идея, име­ющая как внутреннее осуществление — субъективная идея, так и внешнее — объективная идея (находящая выражение во внешнем от­ношении к другим существам). При этом под идеями Соловьев имеет в виду нечто, близкое к обычным понятиям (аналогично тому, как это было у Платона). Между идеями-понятиями существуют обычные ло­гические отношения, в том числе отношение подчинения, или родо-ви­довое2. Так возникает пирамида идей, аналогичная платоновской (см. схему 23). Вершиной этой пирамиды является идея безусловного бла­га или любви.

Но у Платона не было следующего: по Соловьеву, каждой идее со­ответствует отдельное существо (атом-сила, или монада). И эти суще­ства группируются между собой в соответствии с отношениями между их идеями-понятиями. При этом «низшие» существа (идеи-понятия которых подчиняются более «высоким» — родовым) выступают как бы в роли клеток в живом организме, а определенные их совокупности образуют как бы органы или «части тела», идеями-понятиями которых являются родовые понятия. В свою очередь, эти «органы» входят в со­став более сложного существа (организма). Для самого «высокого» существа — всего сложного и цельного организма, образованного из «органов» или «частей», его общим выражением (идеей-понятием) яв­ляется благо или любовь. И этим существом является христианский Бог, или Христос, а все бытие в целом оказывается его метафизическим организмом.

Каждый конкретный человек, или его «я», понимается при этом как отдельная «клетка» в составе организма, т.е. человечества, а само чело­вечество можно сопоставить с «органом» метафизического божествен­ного организма.

«Логос» и «София» выступают при этом как два аспекта Бога. Ло­гос — это активное, действующее начало единства, а София — это та

1 Во многом похожие на монады Лейбница, неслучайно и сам Соловьев временами использует для их названия термин «монады».

2 При таком отношении объем одного понятия (видового) полностью входит в объем другого понятия (родового). Например, понятие «студент» подчиняется понятию «чело­век», поскольку каждый студент является человеком, но не наоборот.

множественность, на которую действует сила единства и которая под воздействием этой силы становится реальным единством1.

Отсюда следует общее понимание Сущего (Бога, Абсолюта). У Со­ловьева оно трактуется как «Единое и все», как «вечное всеединое»,«единство во множественности».

Онтология и космология. Абсолют проявляет себя в природе, и при этом в действительности реализуются множество форм, которые в нем потенциально содержались как «многое в едином». Материя, при­рода оказываются той формой существования Сущего, без которой оно не может существовать (что принципиально отличается от христиан­ского учения о сотворении мира и, в частности, от учения Фомы Аквин­ского). Природа понимается как органическое тело Бога, любой самый несовершенный материальный объект содержит «искру Божества». Все возникшее множество форм существует в единстве, носителем и сосредоточением которого является душа мира — София. В более поздних работах Соловьев различает эти два понятия: Софию — Пре­мудрость Божью и Душу мира. Душа мира оказывается тогда соединя­ющим звеном между материальным миром и Богом.

Само возникновение множества объектов, разобщенных друг от друга, есть результат злоупотребления ими свободой, которой они об­ладали, существуя внутри единства (в Боге)1. И, впавшие «в грех инди­видуализации», они теперь страдают из-за отделения от Бога. Великое предназначение человечества состоит в том, чтобы объединить весь космос и вернуть природу Богу, соединиться с ним опять2.

Но для этого сначала необходимо объединиться самому человече­ству, достичь «богочеловеческого единства». Важным шагом на этом пути является, во-первых, объединение православной икатолической церкви и, во-вторых, создание всемирного государства.

Судьба учения. Соловьев оказал огромное влияние на все после­дующее развитие русской философии (Бердяева, Флоренского, Шесто­ва, Франка, братьев Трубецких и т.п.), а также в целом на культуру «се­ребряного века».

1 Такое понимание Софии характерно для Соловьева в работе «Чтения о богочело­вечестве». В других работах София получает иную трактовку.

2 Этот процесс индивидуализации, выхода многого из состава единого и, значит, отпа­дения от Бога, напоминает аналогичный процесс у Шеллинга (см. схему 132).

3 Эта идея Соловьева, несомненно, является развитием гностических идей, но, кроме того, она перекликается также с современной космогонической теорией «Большого взрыва» и основанной на ней гипотезе «пульсирующей Вселенной».

Схема 198. «Многое в едином» и «многое вне единого»

Схема 199. Стадии собирания «многого в единое»

Схема 200. Соловьев: истоки и влияние





Читайте также:





Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.022 сек.)