Позитивизм: становление и эволюция — Мегаобучалка
Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Позитивизм: становление и эволюция




Цель изучения темы: Сформировать представление о позитивизме – философском направлении, возникшем в начале XIX века, его основных принципах, этапах развития, исторической судьбе.

Основные вопросы темы: Общая характеристика позитивизма. Этапы развития позитивизма, его связь с развитием науки. Классический позитивизм. Эмпириокритицизм. Логический эмпиризм. Критический рационализм К. Поппера.

 

Позитивизм (от лат. positivus – положительный) – направление в философии, возникшее в Европе в первой половине XIX века. Позитивизм имеет длительную историю (вплоть до нашего времени) и очень широкий социальный и духовный контекст. Истоки позитивизма можно обнаружить еще в античности, когда возникает дифференциация научного знания. При этом свое место в культуре занимают науки, каждая из которых исследует отдельную сторону действительности. Их называют частными, специальными, а также положительными науками (имея в виду то, что они дают реальное знание о мире). Эти науки отделяются, дистанцируются, осознают свой статус и специфику по отношению к метафизике (в терминологии, восходящей к Аристотелю) или первой философии (как называл он ее сам). Суть проблемы была зафиксирована уже Гиппократом: «Иные… находят, что нельзя понять врачебного искусства, не зная, что такое человек; это должен знать тот, кто хочет правильно пользовать людей. Подобные речи имеют в виду философию в том роде, как поучал Эмпедокл и другие, писавшие о природе, что такое есть человек, как он возник и как части его приложены одна к другой. Я же думаю, что все в таком роде написанное или сказанное… менее относится к области врачебного искусства. Я предполагаю наоборот, что верное знание природы можно приобрести только основываясь на врачебной науке». Непосредственные предтечи позитивизма - Дж. Локк, А. Даламбер, И. Кант. Кёнигсбергский мыслитель, исследовавший вопрос о том «Как возможна метафизика как наука», обращается для ответа на него к математике и теоретической физике, которые заведомо научным статусом обладают.



Непосредственное становление позитивизма связано с бурным развитием науки в эпоху Нового времени, ее практическими приложениями и превращением в социальный институт. На этом фоне в глазах многих ученых метафизика выглядела вращающейся в кругу одних и тех же проблем без продвижения в их решении. Тем более, что к этому времени естественные науки заявили свой протест против натурфилософии (философии природы), умозрительным способом пытавшейся решать проблемы физики, химии, биологии и т.д. Позитивизм прошел длительную эволюцию, включающую три этапа:

1) классический позитивизм (О. Конт, Дж. Ст. Милль, Г. Спенсер);

2) эмпириокритицизм (Р. Авенариус, Э. Мах);

3) неопозитивизм (более содержательные названия – логический позитивизм, логический эмпиризм) – М. Шлик, Р. Карнап, О. Нейрат.

Позитивизм (в форме логического эмпиризма) исчерпал себя в середине ХХ века. Но как умонастроение, мировоззренческая и методологическая позиция он сохраняется в духовной жизни общества и сегодня. По отношению к философии науки последних десятилетий ХХ века (начала XXI века) нередко используется термин «постпозитивизм». Это подчеркивает преемственность современной философии науки с классическим позитивизмом (который является первой дисциплинарно организованной формой философии науки).

Родоначальник классического позитивизма – О. Конт (1798-1857), имевший математическое образование; многие другие лидеры и сторонники позитивизма были также «выходцами» из области т.н. точного знания. Самое значительное сочинение О. Конта в области философии науки – шеститомный «Курс позитивной философии». Краткое изложение его философских идей – работа «Дух позитивной философии».

О. Конт противопоставляет науку религии и метафизике. Это следует из его закона трёх стадий развития человеческого духа: теологическая, метафизическая, позитивная. Человечество, находясь на первой стадии развития, все явления действительности объясняет на основе религиозных представлений. Вторая стадия – объяснение явлений метафизическими сущностями, принципами. Третья стадия – объяснение явлений на основе научного знания (им предлагается следующая классификация наук: математика, астрономия, физика, химия, биология, социология, этика; теологии и метафизике здесь места нет). Каждая последующая стадия отрицает предыдущую. Позитивная стадия (научная) – окончательная. Философия понимается как методология науки. Ученые (научная элита) образуют особую касту, которая контролирует властные структуры, обеспечивает высокий уровень образования и нравственный климат общества.

На третьей стадии действует закон подчинения воображения наблюдению. Согласно этому закону наука не может и не должна ставить вопросы о причинах явлений, а только о том, как они происходят. Феноменальная реальность – вот на что должна быть ориентирована наука. На основе мира явлений, которые фиксируются наблюдателем, строится теоретическое знание о мире (воображение). Научное знание, пишет О. Конт, зависит от «прямого или косвенного соответствия с наблюдаемыми явлениями. Чистое воображение теряет безвозвратно свое былое первенство в области мысли и неизбежно подчиняется наблюдению». При этом обнаруживаются законы мира явлений, на основе которых человек может предвидеть будущий ход событий.

Классический позитивизм ориентировался на образ науки, созданный в Новое время, – в его основе находилась классическая механика. В середине XIX века этот образ постепенно разрушается. Новые открытия, новые теории не вписываются в рамки классической рациональности (неевклидова геометрия, учение об эволюции живых организмов, клеточная теория в биологии, теория электромагнитных явлений и др.). Реакцией на это стало появление второй формы позитивизма, получившей название эмпириокритицизм (философия критического опыта). Сам термин был введен Р. Авенариусом (1843-1896). Его основные сочинения – «Критика чистого опыта», «Человеческое понятие о мире». Продолжатель – Э. Мах (1838-1916). Основные сочинения: «Механика. Историко-критический очерк ее развития», «Анализ ощущений», «Познание и заблуждение».

Для эмпириокритицизма важное значение имеет понятие опыта. В него входят чувственные впечатления субъекта (ощущения, восприятия и т.д.). Они являются жизненными реакциями на среду и выражаются в языке. На основе опыта строится научное знание. Образцом выступает физика, т.к. ее «понятия всегда можно мысленно проследить до чувственных элементов, из которых они построены» (Э. Мах). Но для этого опыт должен быть подвергнут критике, т.е. очищен от всяческих незаконных привнесений в него, имеющих субъективный характер. Это: фантазии, оценки, метафизические понятия, верования и т.п. В познании должны концентрироваться только данные опыта. Задачей познающего субъекта является устранение из опыта всего, что искажает действительность. И на этой основе – её описание. Антиметафизичность – характерная черта эмпириокритицизма. Вот характерные слова Э. Маха: «Область трансцендентного мне недоступна,… её обитатели ни малейшим образом не возбуждают моей любознательности».

Важным принципом эмпириокритицизма является т.н. экономия мышления. По Авенариусу «экономия сообщения и понимания составляет сущность науки». Критерий совершенства науки, по Маху, это «экономия». Отсюда следует, что предпочтение надо отдавать теориям, которые наиболее просто описывают эмпирический базис, т.е. сферу чувственных образов субъекта. В методологии познания также необходимо стремиться к экономии мышления, т.е. выбору таких познавательных процедур, реализация которых предполагает наименьшие интеллектуальные усилия.

Эмпириокритицизм стал популярным в конце XIX – начале ХХ века, в связи с революцией в науке (открытия электрона, радиоактивности и др.). Многие ученые обратились к нему, полагая, что это и есть новейшая философия естествознания. Среди них был и А. Эйнштейн, который через некоторое время отказался от этой философской доктрины. Причина в том, что эмпириокритицизм не ответил на вызов времени: теоретизация, в частности математизация, физики вступила в противоречие с эмпиризмом, характерным для данной философской доктрины.

В 20-е годы ХХ века на смену эмпириокритицизму приходит неопозитивизм (логический эмпиризм). Его становление происходило в Австрии, Венском университете, где работали ученые, философы, составившие неформальное объединение – т.н. Венский кружок. Он существовал до начала второй мировой войны, когда его члены вынуждены были покинуть Австрию, оккупированную нацистской Германией. Но философские идеи Венского кружка не исчезли, они модифицировались, переместились в англо-язычные страны. Основные идеи логического эмпиризма выражены во многих работах, в частности, в журнале «Познание». Исходный тезис логического эмпиризма – возможность выявления эмпирического уровня научного знания и нейтральность (чистота) эмпирического языка науки.

М. Шлик: «Ясно и, насколько мне известно, никем не оспаривается, что познание в повседневной жизни и в науке начинается с констатации фактов, и что протокольные предложения, в которых и происходит эта констатация, стоят в начале науки». Кроме того, необходим поиск возможностей выражения на языке наблюдения, т.н. феноменальном языке (языке, фиксирующем чувственный опыт человека) высказываний теоретического уровня научного знания. Процедура преобразования, перевода теоретических высказываний на язык наблюдения получила название верификации (от англ. verify – проверка). Целью логического эмпиризма является анализ научного знания, выраженного в языке в виде т.н. протокольных предложений. А также анализ терминов и высказываний, не имеющих чувственных коррелятов. Движение научного знания осуществляется как логический анализ элементарных высказываний («атомов»), из которых состоят сложные структуры научного знания (его «молекулярный» уровень). К научному знанию относятся предложения, высказанные на языке наблюдения (уровень эмпирических знаний), предложения теоретического уровня знаний, которые могут быть верифицированы, а также математика и логика.

Позитивизм на протяжении всей своей истории поставил многие важные мировоззренческие и методологические проблемы: соотношение религии, философии и науки, место науки в мире, социальные функции науки, связь эмпирического и теоретического уровней знания; специфика языка науки и т.д. Но выявились и его слабые места: антиметафизичность; ограничение предмета философии методологией научного познания и анализом языка науки; сциентизм; радикальный эмпиризм.

Большое значение для судьбы позитивизма имела деятельность К. Поппера (1902-1994). Он родился в Австрии, перед началом второй мировой войны эмигрировал, с 1945 года – в Англии, где занимался научной и преподавательской работой. Научные интересы К. Поппера – философия науки (Соч. - «Логика научного исследования», «Объективное знание. «Эволюционный подход») и социальная философия (Соч. - «Открытое общество и его враги», «Нищета историцизма»). Его учение – критический рационализм.

К. Поппер был близок к членам Венского кружка, хотя к нему не принадлежал. В области методологии науки он, как последователь линии логического эмпиризма, обращается к проблеме демаркации (разграничению научного и вненаучного знания). Для решения этого вопроса необходимо сопоставить теорию с опытом. Логический эмпиризм предлагал принцип верификации (верифицируемости).

К. Поппер дает основательный анализ и критику принципа верификации. Верифицируемость – относительное понятие. Знание, которое не верифицируется в настоящем времени, может быть верифицировано в будущем. Но пока это не произошло, вопрос о его научном статусе остается открытым. Тем самым из сферы научного знания устраняются высказывания о прошлом и будущем, высказывания, которые выходят за рамки настоящего и относятся к событиям, существующим лишь в возможности. Сильный удар по верификационизму наносит развитие самой науки: далеко не все теоретические конструкции допускают сведение к эмпирическому базису. Теория не связана однозначно, прямо и непосредственно с опытом. Отказаться от теоретического знания на этом основании – значит его существенно сузить, обеднить. Сама наука в лице субъектов её деятельности на это никогда не согласится. И, может быть, самое главное: даже те теоретические суждения, которые могут быть сведены к эмпирическому базису, не могут трактоваться как безусловно обладающие научным статусом. Дело в том, что чистого опыта не существует, его нет и быть не может. Опыт всегда теоретически нагружен. По словам Г.И. Рузавина, ученый смотрит на мир через «теоретические очки». Субъект познания имеет всегда историческое, культурное, социальное a priori – как индивидуальное, личностное, так и общественное. Поэтому, верификационизм как абсолютное требование не имеет необходимого кредита доверия у ученых.

В противоположность логическому эмпиризму, выдвигавшему принцип верификации (верифицируемости), К. Поппер предлагает принцип фальсификации (фальсифицируемости) теоретического содержания научного знания (от лат. falsifico – подделывать, делать ложным). Согласно этому принципу научный статус теоретического знания определяется не его сводимостью (возможностью сведения) к эмпирическому базису, не переводом содержания теоретического знания на язык наблюдения, а фальсификацией, т.е. опровержением (возможностью опровержения) теоретических конструкций знанием, имеющим фактуальный характер. Научный статус имеет такое знание, которое допускает столкновение с опытом возможность быть им опровергнутым. Научно то, что критикуемо. «Некоторую истину, - пишет К. Поппер, - я считаю эмпирической или научной только в том случае, если она может быть проверена опытом. Эти рассуждения приводят к мысли о том, что не верифицируемость, а фальсифицируемость системы должна считаться критерием демаркации…Для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом».

Для К. Поппера важное значение имеет проблема роста научного знания, его мысленный взор обращен не к статике, не к состоянию завершенного, готового знания, а к процессу его получения. Это момент новизны по отношению к логическому эмпиризму. К. Поппер отвергает индуктивизм как методологическую доктрину: теория не может быть индуктивным обобщением фактов. Предлагается проблемная концепция научного поиска. Познание – это не просто движение от опыта к теории, а переход от решения одной проблемы к другой, более полной и глубокой, чем исходная. К. Поппер поддерживает принцип фаллибилизма (от англ. Fallible – подверженный ошибкам, ненадежный): знание никогда не достигает состояния истинности. Нет и надежного критерия истины. Зато есть надежный критерий ложности теорий – их рассогласование с фактами. Истина – идеал, к которому стремится наука. Движение науки к истине осуществляется путем выдвижения к критической апробации гипотез.

В противоположность логическому эмпиризму К. Поппер проводит определенную реабилитацию (оправдание) философии. По крайней мере признается её эвристическая роль по отношению к реальной науке. «Вклад в рост научного знания, который может сделать теория, состоит из новых проблем, порождаемых ею». При этом сам К. Поппер строит систему мира, которая имеет философский характер: «Мы можем различить следующие три мира: во-первых, мир физических объектов или физических состояний; во-вторых, мир состояний сознания, мыслительных (ментальных) состояний; в-третьих, мир объективного содержания мышления, прежде всего содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства». Главный интерес для К. Поппера находится в третьем из отмеченных миров, мире объективированного знания.

Социальная философия К. Поппера – предмет специального рассмотрения в области социальной философии. Её объединяет с его философией науки дух критицизма, а именно: критическое отношение к застывшим формам общественного устройства. Теории подлежат критике – утверждает философия науки; формы общества, не имеющие открытого характера, требуют к себе критического отношения. Открытое общество, которое утверждается в современном мире, помимо своих экономических, социальных, политических, идеологических характеристик, пронизано, наполнено (или должно быть наполнено) особой субстанцией, в качестве которой выступает критика его устоев (как в науке – перманентная критика её теорий). В силу этого учение К. Поппера, несмотря на присутствие в нем эмпирической составляющей (решение проблемы демаркации за счет сопоставления теории с опытом) получило название – «критический рационализм». Представленность в нем идеи критики - очевидна. Критицизм, позиция критики принадлежат и науке, и общественной жизни. Термин «рациональное» выражает позицию отграничения сферы научной рациональности от иррационализма, псевдонауки, лженауки и т.п., противопоставление позиции К. Поппера эмпиризму неопозитивистов.

 

Контрольные вопросы и задания

1. В чем сущность позитивизма?

2. Каковы основные этапы развития позитивизма?

3. Как оценить позицию, согласно которой наука есть высшая форма развития человеческого духа?

4. Каково соотношение науки и религии, науки и философии с вашей точки зрения?

5. В чем состоит основная методологическая идея позитивизма?

6. Из каких реальных оснований исходят мировоззренческие и методологические принципы позитивизма?

7. Какое место занимает учение К. Поппера в современной философии науки?

8. Общее и особенное в логическом эмпиризме и критическом рационализме.

9. Как решается в критическом рационализме проблема демаркации научного и вненаучного знания?

10. В чем суть проблемной концепции научного поиска?

11. Дайте характеристику учения К. Поппера о трех мирах.

12. Почему учение К. Поппера носит название «критический рационализм»?

 

 

Тема 7

Постпозитивизм

Цель изучения темы: Показать эволюцию позитивистской философии науки в последние десятилетия ХХ века, отличие различных подходов в рамках постпозитивизма друг от друга и их общие отличия от неопозитивизма.

Основные вопросы темы: Отличия постпозитивизма от неопозитивизма (логического эмпиризма) – ориентация на анализ истории науки, преодоление демаркационизма, реабилитация философии, социально-культурные мотивы. Проблематика: теория научно-исследовательских программ (И. Лакатос), теория научных революций (Т. Кун), эпистемологический анархизм (П. Фейерабенд), тематический анализ науки (Дж. Холтон), неявное личностное знание (М. Полани).

 

Постпозитивизм – общее название для обозначения концепций в области философии науки, пришедших на смену логическому эмпиризму. Постпозитивизм не представляет собой однородного философского течения, единой школы. Это название этапа в развитии философии науки, начало которого можно датировать рубежом 50-х – 60-х гг. Постпозитивизм – это совокупность методологических концепций, которые имеют общие черты, но и весьма активно критикуют друг друга.

Представители постпозитивизма: И. Лакатос (1922-1974), Т. Кун (1922-1995), М. Полани (1891-1976), П. Фейерабенд (1924-1994), Дж. Холтон (род. 1922) и др.

Основные сочинения: И. Лакатос. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. М., 1995; Т. Кун. Структура научных революций. М., 1975; М. Полани. Личностное знание. М., 1985; П. Фейерабенд. Избранные труды по методологии науки. М., 1968; С. Тулмин. Человеческое понимание. М., 1984; Дж. Холтон. Тематический анализ науки. М., 1981.

Логический эмпиризм ориентировался на уже полученное, готовое, выражение в знаковой форме знание. Образцом научности выступали теории математической физики. Всё научное знание должно обрести аксиоматическую или гипотетико-дедуктивную форму. Представители постпозитивизма объектом своего внимания сделали развитие знания, поэтому они обращаются к истории науки, к её динамике, а не к статике. Широко известны слова И. Лакатоса: «Философия науки без истории науки пуста; история науки без философии науки слепа».

В постпозитивизме происходит изменение проблематики методологических исследований: логический эмпиризм акцент делал на анализ структуры научного знания, постпозитивизм делает акцент на различные аспекты развития знания. Так, в работах неопозитивистов длительное время обсуждали вопросы об эмпирическом базисе науки, его языковом выражении и логической связи с теоретическим уровнем знания. Для представителей постпозитивизма эти вопросы не в центре внимания. Постпозитивизм признает, что в истории науки имеет место не плавное постепенное накопление знаний (отказ от кумулятивизма). История науки выглядит более драматически: в ней неизбежны научные революции, когда происходит пересмотр значительной части ранее признанного и обоснованного знания. Научная революция означает не только пересмотр теорий, но и фактов, методов, мировоззренческих и методологических принципов.

Для постпозитивизма характерен отказ от жестких оппозиций, разграничительных линий, имевших место в рамках неопозитивизма. Смягчается известное противопоставление эмпирического теоретическому знанию, фактов и теорий, контекста открытия контексту обоснования. Вместо противопоставления эмпирического знания, как надёжного, обоснованного, неизменного, теоретическому знанию, как ненадежному, необоснованному, изменчивому, постпозитивизм утверждает идею единства эмпирического и теоретического. Неопозитивизм – это разновидность эпистемологического фундаментализма, где резко отделяются факты науки, как надежный, устойчивый базис научного познания, от теорий, которые изменяются. В отличие от этого постпозитивизм отстаивает тезис о теоретической нагруженности фактов, о том, что факты строятся на основе теории, зависят от неё. Факты, устанавливаемые на основе одной теории, могут отличаться от фактов, открытых другой теорией. Хотя обе эти теории говорят об одной и той же предметной области.

Важно отличие постпозитивизма от неопозитивизма в отношении к проблеме демаркации. Как известно, неопозитивизм полагал, что возможно и необходимо провести четкую границу между наукой и ненаукой, в частности, философией (метафизикой). Этот тезис основывался на принципе верификации и требовал устранения метафизики из науки. Постпозитивизм отказывается видеть жесткие границы между наукой и философией. Он признает осмысленность философских положений и неустранимость их из науки. Такая ориентация была заложена К. Поппером, который был переходной фигурой от логического эмпиризма к постпозитивизму (эвристическое значение философии для науки, концепция трех миров). Выражением отмеченной позиции является включение Т. Куном в парадигму метафизических утверждений, включение их И. Лакатосом в состав жесткого ядра научно-исследовательской программы, призыв П. Фейерабенда к отказу видеть существенные различия между наукой и философией.

Принципиален для постпозитивизма его отказ от своеобразного глобализма в философии науки, обращение к анализу отдельных методологических проблем.

Проблема отношения опыта и теории. Очевидна направленность на неё всего позитивизма: от закона подчинения воображения наблюдению к принципу верификации, фальсификационизму и его критике. Согласно И. Лакатосу с опытом должна сопоставляться не отдельная теория, а их совокупность, которую он называет научно-исследовательской программой (НИП). В теориях, которые её составляют, выделяется жесткое ядро. Факты, его не затрагивающие, но вступающие в конфликт с теориями, входящими в НИП, нейтрализуются. Способ нейтрализации – выдвижение вспомогательных гипотез, отказ от элементов теоретического содержания программы, находящимися за пределами её жесткого ядра. Тем самым формируется защитный пояс программы, обеспечивающий её динамику, которая не бесконечна. Тогда в дело вступают альтернативные или вновь построенные теории.

Проблема соотношения эволюции науки и научных революций подробно рассмотрена Т. Куном. Принципиальна его антикумулятивистская установка и построение на этой основе теории научных революций, включающей в себя не только эпистемологический и методологический моменты (теория и факты, парадигма, нормальная наука, кризис и революция в науке), но и социально-культурные аспекты бытия науки (научное сообщество, подготовка научных кадров, фактор веры в утверждении новой парадигмы, отношение к ней сообщества ученых).

Проблема структуры и динамики теоретического уровня научного знания (совместимость и соизмеримость научных теорий, их альтернативность – П. Фейерабенд). Место и роль методологического знания в развитии науки: эпистемологический анархизм П. Фейерабенда, принцип методологии – «Допустимо всё». Позиция, отвергающая претензии каких бы то ни было методологических схем (моделей, подходов) на диктат по отношению к реальной науке, на монопольное положение в философии науки.

В рамках постпозитивизма утверждается (вышеотмеченная у Т. Куна и П. Фейерабенда) обращенность философии науки к социально-культурному контексту функционирования науки, социальным и психологическим аспектам бытия науки. П. Фейерабенд – место и роль науки в современном мире, критика «шовинизма науки», идея её равноправия с другими видами духовной культуры (позиция, не тождественная антисциентизму, но преодолевающая сциентизм). Дж. Холтон – т.н. тематический анализ науки (где «тема» - не проблема научного исследования, а глубинная установка сознания учёного на реализацию в науке той или иной методологической позиции – симметрия, функциональность, гармония, атомизм, системность и т.д.).Тема ученого (в смысле Дж. Холтона) позволяет понять механизм рождения нового знания. Такое знание часто появляется в результате научных дискуссий. Вспышки разногласий в науке, по мнению Л. Лаудана, являются её центральной интеллектуальной задачей. Понять динамику науки без обращения к её ценностному измерению невозможно. Механизм функционирования научного знания, его трансляция, коммуникация – предмет внимания М. Полани (концепция неявного личностного знания). Роль конвенций, принимаемых учеными, по отношению к фактам, противоречащим научным теориям (И. Лакатос).

Многие отечественные специалисты в области философии науки утверждают исчерпанность возможностей постпозитивизма к концу ХХ века. Это так, если постпозитивизм понимать как локальную философскую школу, звено в эволюции форм позитивизма. Это так, если понимать постпозитивизм как реакцию (и только!) на неопозитивизм. Но это не так, если постпозитивизм выступает как этап в эволюции философии науки, как её состояние в последние десятилетия ХХ века. Проблематика постпозитивизма далеко не исчерпана. Более того, применительно к социальным и гуманитарным наукам она практически не разработана. Вопрос о возможностях и границах применения методологического арсенала постпозитивизма к этому кругу наук является актуальным. Отсутствие новой «большой», «глобальной» методологической концепции не может быть истолковано как недостаток, тем более как кризис позитивистской философии науки, а также философии науки в целом.

 

Контрольные вопросы и задания

1. Каковы отличия постпозитивизма от неопозитивизма?

2. Дайте характеристику теории научных революций Т. Куна, концепции научно-исследовательских программ И. Лакатоса.

3. В чем сущность методологического анархизма П. Фейерабенда?

4. Какую роль в науке играет неявное личностное знание?

5. Что объясняет тематический анализ науки Дж. Холтона?

6. В чем выражается внимание постпозитивизма к социально-культурным аспектам науки?

 

 

Тема 8





Читайте также:





Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.028 сек.)