Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Физиократия за пределами Франции





Физиократы нашли многочисленных последователей за пределами Франции. Особенно много было их в Германии, в которой наиболее замечательными физиократами были Шлеттвейн, советник маркграфа баденского Карла-Фридриха Фюрстенау, Шпрингер, в особенности же Мовильон и швейцарец Изелин. Самым замечательным представителем немецкого физиократизма считается маркграф Карл-Фридрих, написавший «Abrégé de l’economie politique» (1772) и сделавший попытку реформы налогов в духе системы: в нескольких деревнях он, вместо всех прежних налогов, ввёл «единый налог» (impôt unique) в виде 1/5 «чистого дохода» (produit net) от произведений почвы; но этого частного опыта, продолжавшегося более двадцати лет (1770—1792), он не обобщил. Как теоретики, немецкие физиократы ничего не прибавили к учению своих французских собратьев. В Германии ещё в XIX веке встречались сторонники физиократии: например, в 1819 г. Шмальц во втором издании своей «Энциклопедии камеральных наук» продолжает называть себя физиократом. Противниками физиократов среди немцев выступили Юстус Мёзер (который, как защитник старины, вооружился и против учения А. Смита), И. Мозер, Дом и Штрелин.

Путь для физиократии в Италии расчистил Бандини, главными же сторонниками её были Дельфико, Негри, Фиорентино, Дженнаро («Annona», 1783), Саркиани («Intorno al sistema delle pubbl. imposizione», 1791). Отчасти новое учение повлияло и на некоторых итальянских меркантилистов, как то: Паолетти, Филанджиери, Бриганти, д’Арко и Менготти, тогда как в лице Верри оно встретило сильного критика. В практическом отношении влияние доктрины сказалось на реформах Леопольда Тосканского. Физиократы нашли последователей также и в Швеции. Из двух политических партий (шляп и шапок), боровшихся здесь за власть в середине ΧVΙΙΙ в., одна (шапки) стояла на стороне преимущественного покровительства сельскому хозяйству. С конца 50-х годов в шведской литературе велась оживленная полемика о мерах, которые могли бы содействовать развитию земледелия и хлебной торговли. По этому вопросу и по вопросу о мерах к увеличению роста народонаселения шведские публицисты стали прислушиваться к тому, что писалось во Франции. Под влиянием «Друга людей» Шеффер в 1759 г. написал «Мысли о влиянии нравов на количество населения», которыми начинается проповедь в Швеции физиократических идей. Через несколько лет Олаф Рунеберг, «шведский Гурне», издал сочинение « Undersökning om vara näringar äro Komma till en mot folkstoken svarande höjd», в котором выставил положение, что свободная конкуренция есть жизненный принцип торговли. Самым замечательным шведским физиократом был Хидениус, автор мемуара о причинах эмиграции и мерах к её прекращению, рассуждения об «источнике бедности государства» и др. сочинений, изданных в шестидесятых годах XVIII в. У Хидениуса были многочисленные последователи, из которых наиболее замечательны Брункман и Вестерман (Лилиенкранц).



В Польше почва для распространения физиократических идей была подготовлена тем, что земледелие было там почти единственным занятием населения и ещё в XVI веке между поляками были сторонники свободной торговли хлебом. С другой стороны, знатные поляки в XVIII в. очень охотно сближались с представителями французской философской и научной мысли (например, графа Хрептовича Мирабо лично рекомендовал маркграфу баденскому, а Дюпон де Немур прямо причислял к «экономистам»). Бодо и Дюпон де Немур сами одно время жили в Польше и были близки к некоторым магнатским домам. Главными представителями физиократии в Польше были: краковский профессор естественного права Антон Поплавский, ортодоксальный физиократ, автор «Собрания некоторых политических материй» (1774); виленский профессор того же предмета Иероним Стройновский, уже испытавший на себе влияние А. Смита, как это явствует из его «Учения о естественном и политическом праве и о политической экономии» (1785); политический деятель конца XVIII в. Валериан Стройновский, самый известный среди польских физиократов, написавший «Ekonomika powszechna krajowa» (1816). Физиократия оказала в Польше значительное влияние на некоторых политических реформаторов второй половины XVIII в. — например на Сташица и Коллонтая — и на многочисленных, большей частью анонимных авторов брошюр о крестьянском вопросе и о других злобах дня падавшей Речи Посполитой.

Физиократы в России

Чистых представителей физиократической теории в России не было, но влияние прикладных выводов их учения сказалось в первой половине царствования Екатерины II. Идеи физиократов распространялись у нас при помощи французской просветительной литературы: Екатерина могла познакомиться с ними из Вольтера и Энциклопедии. В Наказе отголоском этих идей является возвеличение земледелия над промышленностью и торговлей и взгляд на свободу торговли. Но и тут уже эти мнения обставлены оговорками и ограничениями. Тем не менее, с первых годов царствования Екатерины уничтожаются привилегии, данные фабрикам в прежнее время, уничтожаются монополии на заведение фабрик того или другого рода, в том числе и казенных, отменяются льготы от разных повинностей; наконец, манифестом 17-го марта 1775 г. устанавливается принцип свободной конкуренции, уничтожается концессионный порядок устройства промышленных заведений и система специальных сборов с фабрик и заводов. В тот же период издается сравнительно более льготный для ввоза тариф 1766 г. Наконец, интерес окружающих императрицу лиц к физиократическим учениям выражается в создании — по образцу европейских учреждений, основанных сторонниками физиократов, — Вольного экономического общества (1765). На вопрос, поставленный Обществом по желанию императрицы для соискания премии, — о собственности крестьян, прислано было несколько ответов, написанных в духе физиократов, и эти ответы были одобрены Обществом. При участии кн. Д. А. Голицына, русского посла в Париже, переписывавшегося в 60-х годах с Екатериной по крестьянскому вопросу, выписан был даже рекомендованный Дидро представитель школы физиократов, Мерсье де ла Ривьер, неприятно поразивший императрицу своим самомнением и слишком высоким представлением о той роли, которую он готовил себе в России в качестве законодателя. После 8-месячного пребывания в Петербурге (1767—68) он был отослан назад во Францию, и с этих пор начинается быстрое охлаждение Екатерины к физиократам. В своей частной переписке она жалуется (середина 70-х годов), что «экономисты» её осаждают навязчивыми советами, называет их «дурачьем» и «крикунами» и не упускает случая посмеяться над ними. «Я не сторонница запрещений, — говорит она теперь, — но полагаю, что некоторые из них введены с целью устранения неудобств и было бы неблагоразумно и опрометчиво до них касаться». Она возражает против полной свободы хлебной торговли и даже против отмены внутренних городских сборов, последовавшей при имп. Елизавете. В 80-х годах политика Екатерины относительно торговли и промышленности окончательно изменяется в духе, противоположном принципам физиократов. В русском обществе идеи физиократов как известное политико-экономическое учение не имели сколько-нибудь заметного влияния: занятое политическими и философскими идеями, оно мало обращало внимания на политическую экономию. Когда такой интерес явился в начале XIX в., в политической экономии уже господствовали идеи Адама Смита, которые и проникли в Россию. [6]

Заключение

Важной заслугой физиократов было то, что они первыми попытались вывести прирост богатства из процесса производства, а не обращения. Однако их взгляды были все же односторонними. Дальнейшее развитие экономической науки показало, что неверно связывать рост богатства общества только с земледелием. Важную роль даже в XVIII веке, не говоря уже о более позднем времени, играли в сознании богатства и другие отрасли народного хозяйства, особенно промышленность и торговля.

Физиократы первые имели цельное представление о социальной науке в полном смысле этого слова, они первые утверждали, что социальным лицам и правительствам остаётся только понять их, чтобы сообразовать с ними своё поведение.
Физиократам принадлежит заслуга перенесения вопроса о происхождении прибавочной стоимости из сферы обращения в сферу непосредственного производства. Этим самым они заложили основу для научного анализа капиталистического производства.
Теория физиократов базировалась на учении об эквивалентности обмена. В тесной связи с этим учением развивалась и их теория денег и критика меркантилизма.
Кенэ утверждал, что товары вступают в обращение с заранее данной ценой. Наличие у товаров цены до их продажи Кенэ объяснял главными причинами, которые лежат в основе рыночных цен товаров, это - «их редкость или изобилие и более или менее сильная конкуренция продавцов и покупателей». Учение об эквивалентности обмена логически было связано с воззрением на производство как источник стоимости. Однако тезис о наличии у товаров заранее данной цены до вступления их в процесс обращения не нашел у Кенэ подлинно научного объяснения, так как он отождествлял стоимость с издержками производства. Хотя у Кенэ отсутствовала рациональная теория стоимости, тем не менее, его учение об эквивалентности обмена являлось важной составной частью системы физиократов.

В тесной связи с соображениями о цене товаров находились те выводы, которые делал Кенэ об отношении обмена, торговли к процессу создания стоимости. Кенэ считал, что «обмен, в действительности, ничего не производит», что «покупки уравновешиваются с обеих сторон таким образом, что их обоюдное действие сводится к обмену ценности на равную ценность».

Кенэ рассматривал деньги как бесплодное само по себе богатство и видел их пользу лишь в том, что они служат в качестве орудия для продажи и покупок, для уплаты доходов и налогов. Поэтому он отрицательно относился к извлечению монеты из сферы обращения и накоплению, поскольку это не будет содействовать «постоянному воспроизводству богатств государства».

Говоря о величине денежных запасов землевладельческой нации, Кенэ считает, что они отнюдь не должны превышать чистый продукт или годовой доход с земельных участков. По его мнению, внимание правительства должно быть приковано не к деньгам, а к изобилию и продажной ценности произведений земли, в чем и заключается подлинное могущество и благоденствие нации.

Из учения физиократов об эквивалентности обмена и о деньгах следовала необходимость, в отличие от устаревших догм меркантилизма, искать более эффективные методы обогащения страны и прежде всего, обратиться к сфере материального производства - преимущественно к земледельческому производству.

Физиократам принадлежит заслуга перенесения вопроса о происхождении прибавочной стоимости из сферы обращения в сферу непосредственного производства. Этим самым они заложили основу для научного анализа капиталистического производства.

Физиократы под стоимостью отнюдь не понимали овеществленный человеческий труд. Они видели в стоимости лишь определенную массу вещества, порождаемого землей и трудом, а также различные видоизменения этого вещества. Такой взгляд на стоимость предопределил характер анализа у физиократов проблемы прибавочной стоимости.
Физиократы видели в прибавочной стоимости (по их терминологии - «чистый продукт») избыток земледельческого продукта над продуктами, затраченными в процессе производства. Однако, наряду с натуралистической трактовкой прибавочной стоимости («чистого продукта») как дара природы, физиократы рассматривала прибавочную стоимость и с точки зрения ее стоимостного выражения. Дело в установлению понятия минимум - заработной платы, тяготеющего к цене необходимых жизненных средств, физиократы оказались в состоянии рассматривать стоимость рабочей силы как определенную, строго фиксированную величину.

При всей ошибочности трактовки стоимости вообще и недостатках в объяснении минимума заработной платы выводы физиократов по вопросу о происхождении «чистого продукта» оказались в своей абстрактно-теоретической постановке правильными. Объективно бессознательно для самих физиократов, у них шла речь о разности между стоимостью, создаваемой трудом в результате применения рабочей силы, и стоимостью самой рабочей силы. В пределах земледельческого производства физиократы, при всем наличии указанных недостатков в их теории, правильно, в общем, анализировали вопрос о генезисе прибавочной стоимости.

В тесной связи с воззрением физиократов на категорию прибавочной стоимости находился их взгляд на сельскохозяйственный труд. Физиократы исходили из соображений, что земледельческий труд в качестве единственной формы полезного, конкретного труда создает прибавочную стоимость, которая для них существовала лишь в форме земельной ренты. Физиократы исходили из правильного положения о том, что производителен только такой труд, который создает прибавочную стоимость. Но вместе с тем физиократы приписывали образование прибавочной стоимости лишь одной производственной сфере капитала - земледелию, земельную же ренту они трактовали как единственную форму прибавочной стоимости. Физиократам была известна, таким образом, прибавочная стоимость в виде единственной конкретной формы - в виде земельной ренты, которая им представлялась как всеобщая форма прибавочной стоимости.

Физиократы полагали, что в промышленности работник лишь видоизменяет форму вещества, которая дается ему земледелием. Что же касается количества этого вещества, то, по их мнению, в промышленности оно отнюдь не возрастает, а остается неизменным.
Физиократы утверждали, что работник в промышленности присоединяет к веществу добавочную стоимость. Присоединение этой добавочной стоимости в промышленности физиократы мыслили себе не в процессе труда, а в виде присоединения издержек производства труда работника, т. е. в виде присоединения стоимости потребляемых работником жизненных средств, количество которых предопределяется минимумом выплачиваемой ему заработной платы.

Что же касается прибыли на капитал, то эта категория для них вообще не существовала. Прибыль, по мнению физиократов, представляет собой своеобразную, более высокую заработную плату и потребляется капиталистами как доход. Прибыль ничем принципиально не отличается от заработной платы. Прибыль капиталиста в равной степени, как минимум заработной платы, получаемой обыкновенным работником, входит в издержки производства.

Таким образом, трактовка прибавочной стоимости у физиократов носила противоречивый характер. С одной стороны, они подходили к этой категории чисто натуралистически и видели в прибавочной стоимости продукт земной коры, дар природы. С другой стороны, они рассматривали ее, по существу, как порождение прибавочного труда наемных рабочих. Этот дуализм в трактовке физиократами проблемы прибавочной стоимости своими корнями уходит в смешение ими потребительной стоимости и стоимости. Как писал К. Маркс, ошибка физиократов происходила оттого, что они смешивали увеличение материи, которое благодаря естественному произрастанию и размножению отличает земледелие и скотоводство от мануфактуры с увеличением меновой стоимости.

Что же касается учения физиократов о производительном труде, то оно наглядно иллюстрирует положение К. Маркса о том, что определение понятия производительного труда меняется по мере того, как продвигается вперед анализ категории прибавочной стоимости.

Существенной заслугой физиократов является то, что они, в пределах буржуазного кругозора, дали анализ капитала. К. Маркс указывал, что учение физиократов о капитале делает их настоящими отцами современной политической экономии. В своих воззрениях на капитал физиократы уделяли исключительное внимание вещественным составным частям, на которые капитал распадается во время процесса труда. Игнорируя те общественные условия, в которых вещественные формы капитала - инструменты, сырье и т. д. -выступают в капиталистическом производстве, физиократы превращали капитал во внеисторическую категорию, присущую всем эпохам, всем временам и народам. Кроме анализа вещественных элементов, на которые распадается капитал в процессе труда, физиократы исследовали те формы капитала, которые он принимает в процессе обращения, - основной капитал н оборотный капитал, хотя терминология у них была еще иная.

Физиократы различали авансы первоначальные, для которых они брали десятилетний период оборота, и авансы ежегодные, для которых период оборота был годовой. Ежегодные авансы представляли собой издержки, производимые ежегодно на земледельческие работы. Что касается первоначальных авансов, то, в отличие от ежегодных, они составляли фонд земледельческого оборудования. Указанное различие между авансами первоначальными и ежегодными они применяли только к капиталу фермера, так как капитал, применяемый в земледелии, они считали единственной конкретной формой производительного капитала.

В основе теории основного и оборотного капитала физиократов лежало различие отдельных частей производительного капитала и их влияние на характер оборота. Различие между первоначальными и ежегодными авансами как между двумя элементами производительного капитала физиократы правильно сводили, базируясь на заимствованном из земледелия различии между ежегодным и многолетним оборотом, к различию способов, какими эти элементы входили в стоимость готового продукта, к различию способов их воспроизводства. Если стоимость ежегодных авансов возмещалась целиком в течение одного года, то стоимость первоначальных авансов возмещалась по частям, в течение времени, охватывающего десятилетний период.

Таким образом, физиократы, по существу, выдвинули теорию основного и оборотного капитала. Они правильно изображали различие между этими двумя видами капитала, как существующее лишь в пределах производительного капитала, хотя они и ошибочно считали лишь земледельческий капитал производительным капиталом. Так как у Кенэ различие между первоначальными и ежегодными авансами существует лишь в рамках производительного капитала, то Кенэ не причисляет деньги ни к первоначальным, ни к ежегодным авансам. Оба вида авансов как авансы для производства противостоят деньгам, а также находящимся на рынке товарам. [7]

 

 

Список используемых источников:

1) Физиократы: [сайт]

http://www.grandars.ru/student/ekonomicheskaya-teoriya/fiziokraty.html (Дата обращения 06.04.2014)

2) Франсуа Кенэ: [сайт]

https://ru.wikipedia.org/wiki/Кенэ,_Франсуа (Дата обращения 06.04.2014)

3) Франсуа Кенэ: [сайт]

http://www.grandars.ru/student/ekonomicheskaya-teoriya/fransua-kene.html (Дата обращения 06.04.2014)

4) Анн Роберт Жак Тюрго: [сайт]

https://ru.wikipedia.org/wiki/Тюрго,_Анн_Робер_Жак (Дата обращения 06.04.2014)

5) Анн Тюрго: [сайт]

http://www.grandars.ru/student/ekonomicheskaya-teoriya/ann-tyurgo.html (Дата обращения 06.04.2014)

6) Физиократия: [сайт]

http://fnpr.org.ru/histeconom/fiziokratiya/ (Дата обращения 06.04.2014)

7) Физиократы: [сайт]

http://www.referatbar.ru/referats/3FA0E-2.html (Дата обращения 06.04.2014)

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)