Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Десять тезисов методологии градостроительства




Сегодня облик европейских городов определяют не архитекторы, инженеры, градостроители, гео­графы или экономисты, но все жители этих городов, интересы которых представляют из­бранные горожанами политики. Я бы хотел обо­значить десять тезисов методологии градострои­тельства, которые можно вывести из опыта политических реалий Барселоны.

Город как политический феномен

Город является политическим феноменом, и как таковой всегда несет определенную идеологию и тесно связан с политической практикой. В Бар­селоне последовательная трансформация горо­да стала возможной благодаря единой идеоло­гии и преемственным программам, последовательно осуществлявшимся тремя со­циалистическими мэрами города: Сера, Марагаллом и Клосом, и их сотрудниками.

Город как территория сообществ

Эта политическая и градостроительная идеоло­гия основана на радикальном утверждении: го­род - необходимая физическая территория для развития когерентных сообществ. Это не место отдельного человека, а место людей, вместе со­ставляющих сообщество. Такое определение го­рода резко контрастируете утверждением одно­го известного британского политика о том, что «не существует такой вещи, как общество», а есть лишь отдельные люди и государство. Именно во взаимодействии отдельных людей идеи сплета­ются в единую ткань постоянно расширяющегося информационного поля. Город предлагает самые полные гарантии производства этой информа­ции, доступа к плодам этой информации и реали­зации основанных на этой информации социаль­но-политических программ. Без этих трех факторов цивилизация просто невозможна.

В последнее время стали раздаваться голоса энтузиастов новых технологий, утверждающих, что в будущем традиционный город уступит место телекоммуникационным сетевым сообществам, которые образуют города без физической терри­тории. Это антропологический и экологический абсурд, за которым стоят вполне определенные политические идеи. Этот тезис продвигают те, кто не желает отдать приоритет коллективу и стоит за приватизацию общественных территорий.



Противоречия и случайность как факторы информации

Говоря, что город обеспечивает нас незамени­мыми факторами информации, я имею в виду плодотворный эффект противоречий и элемен­тов случайности. Прогресс цивилизации возмо­жен только как результат столкновения интере­сов отдельных групп и различных устремлений при продуктивном вмешательстве случая: толь­ко таким образом происходит переход от родоплеменного уклада к цивилизующему единству города.

Город - центр плодотворных противоречий, ко­торые можно разрешить, только если признать их противоречиями и начать рассматривать их в связи с конфликтами, имеющими более универ­сальную природу. Я считаю, что в урбанизме Афинской Хартии была допущена серьезная ошибка, заключавшаяся в попытке исключить присущие городу противоречия, вместо того что­бы разрешить их, перейдя на новый диалектичес­кий уровень. Городские скоростные магистрали, Семь принципов градостроительства Ле Корбю­зье, функциональное зонирование, осевые цент­ры, большие торговые зоны - все это не решило социальных проблем, но зато нанесло непопра­вимый ущерб характеру и функциональной орга­низации многих европейских городов.

Общественное пространство в городе

Развивая идею о том, что город - физическая территория для современного развития связан­ных между собой сообществ горожан, мы долж­ны признать, что в физическом отношении город - сумма его общественных пространств (цвет­ная таблица 5). Общественное пространство и есть город: в этом заключается один из основ­ных принципов урбанистической теории трех мэ­ров-социалистов Барселоны.

Чтобы успешно выполнять свое назначение, городское пространство должно решить две про­блемы: идентичности и читаемости.

Идентичность

Идентичность общественного пространства свя­зана с физической и социальной идентичностью окружающей его территории. Такая идентич­ность принадлежит сообществу меньшего мас­штаба, чем городское сообщество в целом. Поэтому, чтобы культивировать и создавать аутентичные коллективные идентичности, следует по. город не как глобальную унитарную систему, но как ряд относительно автономных систем. В случае реконструкции границами их автономных систем можно считать границы исторически сложившихся районов.

Читаемость

Не сомневаюсь, что за эти идеи многие так на­зываемые урбанисты-новаторы обвинят меня в консерватизме, реакционности и отсталости. Но я настаиваю на том, что у города есть особый язык, которого очень трудно избежать. Дело не в том, чтобы воспроизводить бульвары Османа, или принятую в девятнадцатом веке сетку улиц, или барочные площади, или парки Ленотра. Дело в том, чтобы проанализировать, чем, на­пример, определяются центростремительные качества этих площадей, в чем состоят много­функциональные возможности застроенных магазинчиками улиц, какие факторы способст­вовали формированию наиболее распростра­ненных типологий. И еще дело в том, чтобы осо­знавать, что отказ от этих канонов приводит к смерти города [и ведет] к появлению бросовых пространств окраин и пригородов, огромных торговых центров на границах города, городских скоростных магистралей, расположенных на большом расстоянии от городского ядра универ­ситетских городков, и так далее.

Архитектурные проекты против генеральных планов

Вышеизложенные соображения приводят нас к другому важному выводу, примененному в Бар­селоне: урбанистические инструменты реконст­рукции и расширения города не могут быть огра­ничены нормативными и количественными генеральными планами. Необходимо идти даль­ше и разрабатывать конкретные формы город­ской ткани. Другими словами, вместо того, что­бы пользоваться генеральным планом как единственным инструментом, необходимо под­ходить к реконструкции города более детально, создавая (и утверждая) серии проектов отдель­ных фрагментов городской среды. Задача в том, чтобы заменить урбанизм архитектурой. Необхо­димо проектировать общественное пространст­во то есть, город, как архитектуру - участок за участком, район за районом. Генеральный план может быть очень полезен как схема намере­ний, но он не будет эффективен, если он не явля­ется суммой таких проектов, и не будет, кроме того,

основывали разложение городов, отсутствие у них физической и социальной цельности, их распад на отдельные гетто и прокладывали путь криминальной спекуляции незастроенной зем­лей. Мало того, они имитировали участие в раз­работке планов самих горожан, чьи критерии не могут быть логически распространены за преде­лы отдельных микрорайонов.

Связь локальных центров

При контроле над городом на основе серий про­ектов, а не единообразных генпланов возникает возможность придать характеру города целост­ность, связать между собой его центры. Это один из способов преодолеть острые социальные различия между историческим центром и пери­ферией.

Мне известно, что в последние несколько лет раздавалось много голосов в защиту распылен­ного, неформального города периферий как же­лательного и предвидимого будущего современ­ного города. Vilie eclatde, terrain vague. Такая позиция кажется мне глубоко ошибочной.

Окраинные районы были построены не для то­го, чтобы удовлетворить пожелания тех, кто в них живет. Они появились по двум причинам: чтобы служить интересам капитала, вложенного в общественное или частное строительство, и чтобы продвигать консервативную политику. Они эксплуатируют стоимость участков за преде­лами отведенной под застройку зоны и отделяют от основного контингента городских жителей те социальные группы и виды деятельности, кото­рые доминирующие классы считают проблема­тичными.

Урбанисты, придерживающиеся модели пери­ферии, по-видимому, не осознают, что они дела­ют только одно - ставят себя на сторону рыноч­ных спекулянтов, не отягощая себя никакими этическими соображениями. Как говорят некото­рые неолиберальные политики, место политичес­ких соображений занял рынок, не учитывающий экономический и социальный ущерб, который ис­пытывает периферия и даже пригород - другими словами, рынок без культуры и без политики.

Архитектурное качество между службой обществу и революционным пророчеством

Ни одно градостроительное предложение не имеет смысла, если оно не основывается на ка­честве архитектуры. Это трудный вопрос. Чтобы культурное усилив, она должна быть актом уст­ремленного в будущею новаторства, а не следо­вать установившейся практике. Хорошая архи­тектура не может не быть пророчеством, находящимся в конфликте со своим временем. С одной стороны, необходимость служить людям здесь и сейчас, а с другой - направленное про­тив истеблишмента пророчество: такова трудная дилемма, которую должна разрешать хорошая архитектура.

Архитектура как проект города

В конце я хочу сказать еще об одной архитектур­ной проблеме. Очевидно, что в наши дни налицо огромный разрыв в качестве архитектурной продукции. С одной стороны, мы видим очень ог­раниченное количество творений крупных архи­текторов, которые публикуют в журналах и пока­зывают на выставках. С другой стороны - переизбыток реальной архитектуры, которую строят в наших жутких пригородах, вдоль курорт­ных побережий, вдоль шоссе, в наших торговых центрах. Очень плохой архитектуры, худшей в ис­тории, разрушающей города и ландшафты.

У этого явления много причин, но наиболее очевидные из них - уникальные типологии вы­дающихся проектов и коммерциализация рядо­вой архитектуры. Великие проекты «башен из слоновой кости» больше не способны порождать методологические и стилистические модели, и в результате большая часть рядовой архитектуры не может выправиться хотя бы за счет подража­ния качественным образцам.

Ясно, что сейчас мы не в том положении, чтобы призывать к созданию академических моделей, как это происходило в истории всех стилей. Ве­роятно, единственное, что мы можем сделать, это установить правило, относящееся скорее к методологии, чем к стилистике: архитектура должна в первую очередь учитывать форму горо­да и ландшафта и участвовать в создании их новой конфигурации. Это было бы хорошим ин­струментом создания нового порядка, в проти­воположность самодовольному совершенству хорошей архитектуры и бескультурью рядовой архитектуры.

 

Сохранить и усовершенствовать существующие объекты инфраструктуры

Район Диагональ-Бесос сравнительно невелик, но включает в себя такие важные объекты ин­фраструктуры города, как станция очистки сточ­ных вод, мусоросжигательный завод и электро­станция. Эти сооружения придают району отчетливо индустриальный характер. Электро­станция с ее видимыми издалека трубами - одно из наиболее примечательных зданий в округе. Весь район можно сравнить с чердаком. Чердак есть в каждом доме, и никто не будет отрицать его полезность в качестве места, где можно хра­нить всякий хлам, но в то же время никому из нас не придет в голову показывать его гостям. В любом городе есть электростанции и очистные сооружения, но специфика Барселоны заключа­ется в том, что здесь они оказались сосредоточе­ны на одном участке, и что еще хуже, этот участок отнял у города ценнейшие 2 км побережья.

Поэтому многие горожане и большинство поли­тиков ратовали за вывод этих сооружений в дру­гое место. Станция водоочистки распространяла зловоние и препятствовала продолжению оси Авениды Диагональ к морю, за которое ратова­ли многие жители города. Мусоросжигательный завод, по мнению значительной части горожан, следовало вообще снести. Одним из оснований было загрязнение атмосферы, другим - удруча­ющее впечатление, оказываемое его видом на людей, въезжающих в Барселону по прибрежно­му шоссе с северо-востока.

Многие также задавались вопросом о том, по­чему электростанция должна находиться прямо на побережье - ведь для нее можно было бы найти и другое место. Опоры и провода линий высоковольтных электропередач тоже портили вид и были потенциально опасны, препятствуя регенерации реки. Электрические кабели были уведены под землю только вдоль улицы Прим(рис. 3 Е)- косметическая мера, предпринятая в связи с Олимпиадой 1992 года.

Преобладающее мнение о необходимости вы­вода сооружений городской инфраструктуры из района Диагональ-Бесос в течение некоторого времени мешало городской администрации при­нять какое-либо решение. Только с образовани­ем Барселонского регионального планировоч­ного агентства (БР) в 1994 году начались работы по модернизации систем жизнеобеспечения го­рода. Два года спустя агентство подготовило до­кумент «Городская инфраструктура и системы жизнеобеспечения», содержащий анализ и пер­вые предложения по реконструкции района Диа­гональ-Бесос. Этот документ был удостоен Спе­циальной европейской премии за городское планирование 1997-1998 годов (Premio Especial Europeo de Urbanismo 1997-1998).

План БР содержал два предложения, касаю­щихся инфраструктуры. Первое - модернизиро­вать существующие сооружения и привести их в соответствие с современными требованиями го­рода. Второе - провести модернизацию таким образом, чтобы сооружения не мешали превра­щению района в эффективное, высококачест­венное общественное пространство.

Станция водоочистки, крупнейшая в окрестно­стях Барселоны, безнадежно устарела и нужда­лась в срочной замене на новую установку, ко­торая обеспечила бы первичную очистку и последующую биологическую обработку сточных вод и имела бы площади для переработки со­бранного осадка. Однако перенести станцию в другое место было невозможно, поскольку ее расположение было обусловлено структурой го­родской канализации. У города не было иного выбора, кроме как сохранить станцию на том же месте. Оставалось только модернизировать ее технологически и архитектурно - т.е. надстроить над ней новый уровень, где могло бы размес­титься общественное пространство, служащее продолжением Авениды Диагональ к морю.

Новое городское пространство

Изменения в инфраструктуре района Диагональ- Бесос: были необходимы, но сами по себе недостаточны. Перемещение существующих объектов оказалось нереальным со стратегической точки зрения - потенциальные выгоды от их перенесения не выдержали тщательного анализа. Иди. то сохранение этой инфраструктуры в существующем виде также не имело смысла, несмотря на преимущества в этом условии район мог рассчитывать на новую роль в городе, достойную его центрального мес­тоположения. Барселона владеет только семью километрами береговой полосы, и всем было очевидно, что город не может отвести почти треть своего берега исключительно под объекты инфраструктуры. Вывод напрашивался один: хо­тя предприятия инфраструктуры должны оста­ваться на месте, их необходимо перепроектиро­вать таким образом, чтобы создать высококачественное городское пространство.

Это пространство должно было стать «новым» в двух смыслах. Прежде всего, буквально - по­скольку урбанизация должна была коснуться этого района впервые. Но, кроме того, еще и в концептуальном смысле - как первое наглядное подтверждение способности города создать бла­гоустроенные и современные пространства для жизни на месте деградировавших промышлен­ных территорий.

Однако инфраструктура занимала большую часть земли, а оставшиеся свободными участки, как бы они ни были хороши сами по себе, все же не могли составить полноценную приморскую общественно-рекреационную зону. Эту голово­ломку можно было разрешить только одним спо­собом: отвоевать дополнительную площадь у моря. Эта новая земля позволила бы создать не­прерывную береговую полосу и освоить ее, оста­вив инфраструктуру в глубине.

Потребовалось проработать несколько воз­можных схем, чтобы окончательно установить новую границу земли и моря так, чтобы она вы­держивала приливы и отливы и при этом обес­печивала необходимую дополнительную пло­щадь побережья. Первым этапом было определение места новой пристани для яхт, Ма­рины. Муниципалитет Сант-Адриа, на террито­рию которого приходится половина реконструи­руемого района, решил, что такая пристань является принципиально важной частью проек­та реабилитации. Когда Барселонское регио­нальное агентство подключилось к работе над проектом, муниципалитет Сант-Адриа уже распо­лагал планом новой пристани поистине титани­ческого масштаба - более 2000 швартовных мест должен был прикрывать мол, уходящий в море до отметки 20-метровой глубины. Такой проект изуродовал бы естественный ландшафт, резко исказив линию побережья. Подход БР был иным. Поскольку наша группа была не в силах убедить политиков в том, что строительство при­стани в принципе плохая идея, мы попытались сократить ее размеры с учетом соображений окупаемости (до менее 800 швартовных мест) и вписать большую ее часть в существующую бе­реговую линию. В результате появилась нынеш­няя Марина, гармонирующая с ландшафтом, Эс­планадой и Авенидой Диагональ.

Участок вокруг Форума был расширен тремя искусственными полуостровами. Один располо­жен к юго-востоку от русла канал Орта (на нем предполагается построить Морской зоопарк), а еще два - по сторонам от Марины, между кана­лом Орта и рекой Бесос.

Принципиальным вопросом был поиск опти­мального решения для завершающего примор­ского участка Авениды Диагональ. Эта магист­раль длиной 10 километров проходит через весь город, однако ее продление до моря и устья реки Бесос в прошлом постоянно наталкивалось на проблемы. К 1974 году эта идея уже была забы­та - судя потому, что построенная в этом году станция водоочистки блокировала эту ось. Серда в своем «Плане Барселоны и прилегаю­щих территорий» (1861) зарезервировал место для большой площади и парка на пересечении улицы Прим и Авениды Диагональ, оставив ко­ридор для дорог и железнодорожных путей. В сложившихся обстоятельствах план Серды был уже неосуществим. Поэтому мы выдвинули идею большой приподнятой над землей платформы, которая позволяла создать выход к морю, избе­жав конфликтов из-за перераздела территории. «Эспланада» фигурировала в проекте с самого начала. Основная идея заключалась в том, что­бы эта покрывающая все конструкция одновре­менно служила бы связкой между всеми новы­ми объектами на территории.

Марины (4). Она перекрывает половину площа ди станции водоочистки, мягко понижаясь также в сторону Парка Аудиторий (5) и Купальной зоны (6). При этом она одинаково сложна как в плане, так и в разрезе. Мы сознательно стремились вы явить разновысотность накрытых платформой сооружений, чтобы придать ей сходство с естест венным ландшафтом. Платформа начинается на 5-метровой отметке у пересечения Диаго­наль/Прим и поднимается до 18-метровой от­метки над станцией водоочистки. Человек, иду­щий по Диагонали в сторону порта, преодолевает пологий подъем в 4,5%. Отсюда он видит только мостовую и силуэт большой Сол­нечной батареи (7) с восточной стороны. Цент­ральная часть эспланады расположена над самой высокой точкой станции водоочистки. Именно здесь пешеход впервые вступает с морем в ви­зуальный контакт. Отсюда он может продолжить приближение к морю по одному из трех направ­лений: через Парк Аудиторий к Купальной зоне; через проход под Солнечной батареей к Марине; по Обходной пристани Марины к пляжам на се­веро-востоке (8).

Мы никогда не стремились превратить Эспла­наду в подобие площади - ни по размеру, ни по планировке. Это открытое общественное прост­ранство - своеобразный утес, спускающийся к Марине - не привязано к какой-либо конкрет­ной функции. Сегодня здесь проводится Форум, завтра здесь с тем же успехом может располо­житься ярмарка или цирк. Это место, где обита­тели города соприкасаются с морем. Платформа твердая и имеет выраженно городской харак­тер. На ней нет монументов, только скульптура, напоминающая о трущобном поселке Камп дела Бота и массовых казнях после Испанской граж­данской войны. Здесь также установлены две большие солнечные батареи, вырабатывающие электричество и дающие тень.

Новый столичный центр

В Барселоне и ее окрестностях реализуется но­вая модель «столичного региона». В ее рамках осуществляются различные интермуниципаль­ные проекты, которые по своей природе и раз­маху являются столичными. Прочтение Барсело­ны как «столичного региона» получило новый импульс в связи с проектом регенерации реки Бесос и еще двух зон, которые к настоящему мо­менту приобрели принципиальное значение: района Гран-Виа-Сур на границе между Барсе­лоной и Оспиталетом и района Диагональ-Бесос на границе Барселоны и Сант-Адриа.

Район Диагональ-Бесос всегда считался бросо-

ПГ.М адмлвй ТРППИТОПИРЙ TDVLL106. Относительно

ра ла каталана и ли мина (микрирстип и па- селением в 10 ООО человек, занимающий пло­щадь в 26 кварталов) - быстро превратились в гетто, изолированное от остального города.

Положение района на границе между двумя муниципальными образованиями дополнитель- но усугубляло эту ситуацию. Беднейшая часть района находится в Сант-Адриа, пригороде, рас

городской среды в этом районе под­ключились Городской совет Барселоны и каталонское правительство.

Первые попытки реабилитации района пред­принимались еще в 1980-х годах. Среди осуще­ствленных проектов - Гражданский центр, пост роенный по проекту бюро Miralles-Pinos, и чудесный парк, спланированный Pinon-Viaplana. Однако проблемы района были слишком серьез ными, чтобы их можно было решить с помощью парков. В конце концов, Гарлем всегда грани­чил с Центральным парком Нью-Йорка, но это не мешало ему оставаться гетто.

Упадок Ла Мины был результатом ее изоляции от остального города. План реконструкции пред­лагал четкие меры для преодоления этой изоля­ции: организацию прямого доступа со стороны кольцевых автодорог, прокладку двух новых ав­тострад, идущих в направлении с востока на за­пад (продолжение улиц Ллулл и Таулат, пересе­кающих реку по новому мосту), замену старых промышленных складов на 1100 новых жилых квартир с обслуживающими предприятиями, размещение поблизости Университетского кам­пуса и создание нового бульвара, пересекающего центр района и кампус по направлению к Ма­рине. Итогом этих мероприятий должно стать превращение района Ла Мина в место, привле­кательное для постоянного проживания и вклю­ченное в зону «столичного региона» Барселоны.

Экологическое содержание плана реконструкции

Одной из главных задач плана реконструкции было создание «экологически дружественной» урбанистической модели. Это было весьма не­просто, принимая во внимание запущенное со­стояние территории и расположенные на ней объекты инфраструктуры. Кроме того, архитекто­рам сложно было решить, как именно встроить в свои программы экологические требования

- Прекращении сброса ливневой канализации в море путем устройства сушильной установки, способной обрабатывать 170 метрических тонн в день. Согенератор этой установки сможет вы­рабатывать примерно 25 МВт электроэнергии;

- Использовании жара от сжигания городских отходов для системы центрального отопления и охлаждения. Такая система будет поставлять го­рячую и холодную воду для отопления/охлажде­ния в объеме 400 ООО м3, что сократит потреб­ление энергии на 32% и выбросы С02 на 52%;

- Использовании метана, получаемого в эко- парке, для производства электроэнергии;

- Строительстве солнечной электростанции, со­стоящей из 1600 кварцевых панелей и выраба­тывающей 1,3 МВт энергии. В год такая станция будет вырабатывать примерно 1,6 ГВт - доста­точно для того, чтобы обеспечить электричест­вом 1000 жилищ.

Все перечисленные направления экологичес­кого раздела проекта соответствуют установ­кам, определенным в «Повестке 21» - утверж­денной концепции развития Барселоны.

Заключение

План реконструкции района Диагональ-Бесос создавался не только ради Форума Культур 2004 года. Тот же подход мы использовали в ходе подготовки Олимпиады 1992 года.

Истинная задача плана - решить насущные проблемы города. Форум закончился, но прост­ранство, в котором он проходил, будет служить городу еще долгое время. Форум Культур, подоб­но Олимпиаде-92 и Всемирным выставкам 1888 и 1929 годов, был использован как крупное со­бытие, способное катализировать широкое об­щественное согласие вокруг крупномасштабно­го градостроительного проекта и преодолеть политические препятствия, мешающие его осу­ществлению.

При этом необходимо помнить, что работа над целой группой объектов - таких, как Морской зоопарк, Университетский кампус, жилые дома в микрорайонах Ла Мина и Ла Каталана, - еще только начинается. Остановка этих инициатив может серьезно скомпрометировать наши наме­рения относительно района в целом.

Характерный для постиндустриальных городов «кластерный» эффект, чтобы соединить мозаику в единое целое. Эти части общего плана не на­рисованы одной рукой, а отражают авторский почерк целого ряда мастеров, использующих разные пространственно-визуальные языки. Примерами такого концептуального разделения авторства могут служить и комплекс Центра Конгрессов, состоящий из двух зданий, и само центральное пространство, сформированное тремя элементами: Эспланадой (Торрес-Марти- нез Лапена), Парком Аудиторий (Foreign Office Architects) и Купальной зоной (Гали).


4.3 Реконструкция делового района Defense в Париже

 

Программа реконструкции делового района Defense в Париже направлено на строительство новых офисных и жилых объектов, реконструкция существующих зданий, развитие транспортной инфраструктуры. Площадь участка составляет 31 га. Район , окруженный Сеной ,- один из наиболее плотно застроенных в Париже. В парижском городском пейзаже, ограниченном 37 метрами в высоту, деловой квартал Дефанс обращает на себя внимание издалека. Он появляется на горизонте подобно плотному лесу. Расположенный на так называемой Королевской оси, которая начинается от Лувра, проходит под Триумфальной аркой и продолжается далее на северо-запад, Дефанс кажется на первый взгляд ульем, где единственной задачей каждого обитателя является работа. На самом деле здесь есть и жилье и многочисленные торгово-досуговые центры, а главное Дефанс отнють не забыт туристами – включены во все основные ознакомительные маршруты по Парижу, этот островок современной архитектуры «самого красивого города» в мире стал по-настоящему популярным объектом показа. Рисунки 4.3


Выводы:

Из проделанной мной работы, я могу сказать, что реконструкция - это одна из самых сложных работ в жизни архитектора! Вкусы, нравы, образ жизни меняется очень быстро, как мода, но сохранить ту часть культуры, которую нам оставили предки, которая была на тот момент времени актуальна, современна, красива и функциональна сейчас, конечно, не всегда рентабельна и даже, не побоюсь этого слова, красива для нашего взгляда. Но это не дает право уничтожать или консервировать ее. Все должно жить, как старики с ребятишками вместе и в миру.

Из курса лекций я узнала, что за последние 2 века было испробовано много методов и подходов к вопросу о старом и новом, и так и не пришли к единому мнению архитекторы всего мира. Это говорит о том, что вопрос безумно сложный. Одни предлагают все расчистить, как нигилист Базаров из « Отцы и дети », другие замирают от взгляда на старые сооружения. И тот и другой метод не выход. Нельзя разрушать и нельзя « вытирать пыль » с того, что уже отслужило свое.

 

 

«Музей»

Введение

 

Растущие количественные показатели деятельности художественных музеев - выставок, лекций, экскурсий - отражают и разнообразие ее аспектов. Современный музей стал не только хранилищем памятников материальной и духовной культуры, но и важным образовательным и просветительным центром, научно- исследовательским учреждением.

Значение музеев как общедоступного массового источника информации, их роль в идейном и эстетическом воспитании населения возрастает с каждым годом. Сейчас в стране функционируют 1850 музеев, наиболее часто посещаемые из которых - художественные музеи и галереи. Количество посетителей музеев искусств составляет 45 млн. человек - треть от общего числа посетителей всех музеев.

Определение музея «как здания для различных коллекций» или «места для исследований в науке и искусстве» отражает лишь отдельные стороны деятельности современных музеев. В практике строительства музеев выработаны определенные закономерности и принципы, ознакомление с которыми широкого круга специалистов музейного дела представляется важным.

Прежде всего музей не может быть универсальным. Очевидно, что от коллекции, величины города и ряда других условий зависит специфика архитектурной композиции музейного здании.

Большой комплекс факторов, влияющих на проектирование, включает климатические условия, национальные особенности, окружающую природу, масштаб города и т.п. Помимо технологических требований, именно эти черты во многом определяют архитектурные решения музеев.

Региональные особенности в архитектуре музеев имеют важное значение в создании комфортабельных условий для экспонирования и хранения экспонатов, в формировании конкретных, присущих именно этим условиям пространственных композиций. Художественная выразительность и идейно-воспитательные качества архитектуры будут более высокими, если в архитектуре музеев найдут свое место произведения монументального и декоративного искусства, национальный и местный колорит.

Главная особенность новых зданий музеев - их комплексность, динамичность и гибкость. Под комплексностью понимается объединение ряда функций в одном сооружении - тенденция, очень характерная для всей современной архитектуры. В музее размещаются не только собрания произведений, относящихся к двум-трем видам искусств, но также библиотека, лекционный и музыкальный залы и ряд других, зачастую архитектурно обособленных составляющих. Музей стремится вернуться к античному «музейному» - пристанищу всех муз, но в качественно новой трактовке.

Динамичность и гибкость композиции - два тесно связанных между собой определяющих требования к музеям. Динамичность также подразумевает многофункциональность, способность ответить быстро развивающимся требованиям, заранее предусмотреть возможность расширения здания. Гибкость обеспечивает разнообразие проводимых экспозиций, допускает изменение и планировочной организации, и функционального использования помещений.

Мысли архитектора все чаще обращаются к поискам новых форм музеев. Устойчивое представление о музее как о храме искусств, сложившееся со времени Древней Греции, претерпевает значительные изменения. Некоторые авторы представляют музей в виде законченного автономного образования с комплексом экспозиционных залов, развитым фондохранилищем, реставрационными мастерскими, научно-исследовательским отделом и обслуживающими помещениями; другие трактуют музеи как органичную часть городского общественного центра с возможностью создания централизованных реставрационных мастерских, включения музея в комплекс учреждения информации.

В отечественной и зарубежной практике проектирования и строительства музеев наиболее выявлены изменения в характере функций современных зданий, отличных от традиционных «классических».

Разработка предложений по перспективным типам зданий художественных музеев учитывает опыт существующих музеев. Социологические исследования выявляют требования сотрудников и посетителей музеев. Учет запросов посетителей помогает создать модель современного музея. Определив основные направления развития музеев, оценив современные достижения и практику музееведения, можно идти дальше в реальном проектировании.

 

 

Общие положения проектирования музеев

1.1.Музеи предназначаются для собирания и комплектования памятников материальной и духовной культуры, их хранения, изучения и экспонирования.

Музеи принадлежат к особому типу научно-исследовательских и культурно-просветительных учреждений, осуществляющих многообразную деятельность предметным языком экспонатов.

1.2 .Профиль музея, функциональная специфика деятельности и коллекций, национальное своеобразие края , градостроительные особенности размещения являются основополагающими моментами в проектировании зданий музеев.

Каждый музей должен иметь индивидуальное архитектурно-художественное решение, определяемое конкретной коллекцией и формами деятельности. Особенность всех музеев - постоянный рост количества экспонатов, пополнение и обновление композиций. В соответствии с этим для музеев не может быть предложено нормирование аналогично объектам типового проектирования.

1.3.При открытии новых музеев или реконструкции существующих следует исходить из необходимости создания в регионе целостной взаимосвязанной музейно-выставочной системы, включающей музеи различных профилей, выставочные залы, памятники истории и культуры и способствующей наиболее эффективному и всестороннему показу истории, природы, общественного развития, искусства, а также современных достижений в социально-экономической и духовной жизни.

В этой связи представляется целесообразным создание централизованных фондохранилищ с лабораториями и мастерскими и преимущественное развитие сети специализированных музеев.

 

Классификация музеев

Классификация отражает отнесение музеев к определенному типу, профилю, статусу и категории.

Тип музея определяется характером общественного использования. По этому признаку музеи распределяются на три основных типа: научно-просветительские, научные и учебные.

Профиль музея определяется связью с определенной областью знаний, искусства или производства (или их совокупностью ).

Основные профильные группы музеев следующие: исторические, литературные, естественнонаучные, искусствоведческие и комплексные.

Внутри каждой группы происходит дальнейшая профилизаци я музеев, отражающая внутреннюю специализацию науки, искусства и производства.

Архитектурная типология представляется более общей, чем тематическое разнообразие музеев. С архитектурной точки зрения мемориальные музеи, например, имеют много общего вне зависимости от их профиля. С точки зрения архитектурного проектирования, они разделяются на здания с сохраняющейся мемориальностью обстановки, здания с дополнительными помещениями для поясняющей экспозиции, новые здания музеев.

Типологический ряд мемориальных музеев включает: музей-памятник, комплекс мемориальных сооружений, комплекс памятника с новым зданием для поясняющей экспозиции, диорамы и панорамы.

Среди исторических музеев особое место занимают военно-патриотические музеи. По своей тематической и архитектурной направленности они могут быть объединены в 6 групп: музеи Великой Отечественной войны; музеи героической защиты городов и мест, военно-исторических событий; интернационального сотрудничества; партизанской, народной и комсомольской славы; мемориальные; памятники-музеи.

Для архитектурной классификации военно-патриотических музеев 1 - 4- й групп существенное значение имеет комплексный характер экспозиции; развитый состав помещений, включающий зоны для постоянной экспозиции, временных выставок и лекций, фондохранилища, мастерские и лаборатории, административные, подсобные и хозяйственные помещения.

Исторические музеи подразделяются на три группы, характеризующие задачи архитектурного проектирования: новые здания и комплексы, сохраняемые (восстановленные) места и представляющие сочетание новых сооружений с существующими.





Читайте также:





Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.181 сек.)