Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Провинция Юлинг, Денбар 4 страница




– Номер один, это номер четыре, «Raven» свободен, – послышался во встроенном наушнике нейрошлема Фитцджеральда шепот стажера Растехт, пилота «Jenner’а». Ей было сложно скрыть волнение. «Raven» проскользнул мимо нее и теперь мог угрожать флангу кадетов. Единственный выстрел из «Catapult’ы» мог мгновенно уничтожить любого из членов их команды. – Я преследую его.

Фитц опустил нижнюю челюсть, активизируя переговорник.

– Номер три, иду на перехват, – сказал он, направляя своего «Blackjack’a» на восток. «Перехват «Raven’а» спасет положение и укрепит мои позиции».

Мечты о личной победе оказались недолгими, так как командир звена, Даниэль Сингх, приказала ему отступать.

– Отставить, номер три. Оставайтесь на месте. – Ее голос был твердым и уверенным. – Мы почти окружили «Snake». Просто держите «JagerMech’а» подальше от нас, не дайте ему приблизиться. Номер четыре, перехватите «Raven’а».

На экране показался быстро приближающийся с восточного фланга «Raven», преследуемый не столь быстроходным «Jenner’ом». Это была напряженная гонка, а «Blackjack» находился прямо на их пути. Если Растехт его упустит, то Фитц узнает об этом первым.



Прошу разрешения вступить в бой с «JagerMech’ом», – произнес Фитц. Если бы он только мог переместиться наболее удобную позицию, он поразил хотя бы одного вражеского меха.

– Отставить, номер три. Оставайтесь между нами и «Raven’ом».

«Нан-рен фу-куан! Чтоб ты сдохла!» Фитцджеральд стиснул зубы, когда в его меха вонзились снаряды мелкокалиберной автоматической пушки. Он переключил основной монитор на ночное видение, но изображение улучшилось очень незначительно. «JagerMech» бежал слишком быстро и не пользовался энергетическим оружием, которое повысило бы температуру корпуса, и датчики Фитца не успевали фиксировать противника. Проклиная тепловые волны, исходящие от его меха, Фитц одновременно выстрелил из обоих больших лазеров. Ему повезло: один из потоков энергии прошел сквозь сосны и попал в правый бок «JagerMech’а». Сработала сигнализация, предупреждающая о перегреве «Blackjack’a». Это могло привести к выходу из строя двигателя. Фитц отключил сигнализацию, задыхаясь от раскаленного воздуха. Тем не менее он был доволен, что в конце концов поразил противника.

Правда, ущерб, нанесенный «JagerMech’у», оказался не слишком значительным. Тяжелый мех просто отступил из зоны обстрела, выпустив на прощанье залп снарядов из автоматической пушки. Фитцджеральд чуть было не бросился за ним и лишь нечеловеческим усилием воли остался на месте, чтобы не нарушать приказа.

– «Raven» выведен из строя.

Растехт прокричала свое сообщение по общему каналу связи, и тут же изображение «Raven’а» исчезло с монитора «Blackjack’a». Последние ее слова были заглушены более спокойным голосом Даниэль:

– «Snake» уничтожена. – Опережая просьбу Фитца, она добавила: – Номера три и четыре, вы направляетесь для уничтожения «JagerMech’а».

Фитцджеральд направил «Blackjack’a» вперед, чтобы быстрее добраться до цели. Победа кадетов при таком раскладе была довольно очевидна. Теперь настало время заявить о себе.

Казалось, никто не заметил молчания Фитцджеральда, когда четверо кадетов возвращались с полигона. Все, кроме него, были в хорошем расположении духа, потому что выиграли без потерь. Уже во второй раз они применяли одну и ту же тактику, которая приводила к победе. Даниэль Сингх была в особенно хорошем настроении, и не без оснований. Мало того, что победа была одержана под ее командованием, она произвела решающие выстрелы, поразившие «Snake» и «Catapult’у». Фрея Растехт заработала очки, уничтожив «Raven’а», а четвертый кадет, Камерон Ли, принимал участие в уничтожении «Snake» и «Catapult’ы» вместе с Даниэль.

Фитц не заработал ничего.

«JagerMech» не подпустил его близко, а когда была уничтожена «Catapult», он отвлекся и «JagerMech» исчез из его поля зрения. Поняв это слишком поздно, он осознал, что еще минута – и противник мог бы его уничтожить.

Камерон открыл дверь кафетерия и пропустил остальных. Их сразу же окутал смешанный аромат выпечки и чистящих средств, которыми протирают столы. Фитцджеральд так задумался, что едва заметил, что Камерон подбадривающе похлопал его по плечу, проходя мимо. Разговоры в кафетерии на мгновение прекратились, когда четверо водителей-стажеров вошли в зал. Товарищи по оружию смотрели на них кто с нескрываемой завистью, а кто с безразличием. Беседы продолжились, а четверка, взяв подносы с едой, уселась за один столик.

– Я действительно думала, что отвлекла «Catapult’у», – сказала Даниэль, слегка перекусив. – «Catapult’ы» обычно не укомплектованы большими лазерами. Неварр задал неплохую задачку. Но я с ней справилась. Хотя я уверена, что каждый из нас сделал бы так же. Тем не менее, когда слышишь сигнал попадания ракеты и знаешь, что это «Arrow-4», волей-неволей напрягаешься.

Фитцджеральд подцепил немного риса и цыпленка терияки, делая это скорее для того, чтобы не участвовать в разговоре. Фрея рассказывала, как она преследовала «Raven’а», а Камерон был, по его словам, поражен мощностью меха «Snake».

– Если бы Фитц не держал «JagerMech’а» на расстоянии, мы бы так легко не справились, – сказал он.

Его поддержала Даниэль. Фитц улыбнулся и кивнул, хотя в душе все же сожалел, что упустил вражеского меха.

Уничтожение противника не являлось основной целью тренировок. На самом деле физическое уничтожение вообще мало что значило. Очки присуждались за тактически оправданные передвижения, а обязанности кадетов распределялись так, чтобы каждый имел приблизительно одинаковую возможность поразить противника. Однако никто не мог бы сказать точно, что приготовит Неварр. Командир всегда по своему усмотрению добавлял либо вычитал очки у кадетов. Система очков была придумана для того, чтобы выбрать из восьми двух лучших. Для себя Неварр решил, что наибольшее количество очков вовсе не означает обязательный выбор стажера. Однако он признавал, что это довольно существенный момент, которым нельзя пренебрегать. И наличие хороших показателей уничтожения противника играло на руку стажеру.

Водителей мехов всегда судили именно по ним, разве не так?

Дропшип «Жемчужина Истинной Мудрости»
Космический порт Харлока
Сообщество Сианя, Капелланская Конфедерация

Сентября 3060 г.

Лишь легкое покачивание свидетельствовало о том, что «Жемчужина Истинной Мудрости» приземлилась на Харлоке. Космический корабль такого типа требовал большой посадочной площадки, но зато приземлялся и взлетал почти незаметно. Тем не менее неопытному пилоту никогда не удалось бы так мягко посадить двух с половиной тысячетонный корабль. Для человека невнимательного или не очень чувствительного к перепадам давления посадка вообще могла остаться незамеченной до того момента, пока не начались маневры торможения.

Но Сунь-Цзы все заметил. Сидя за металлическим столом со стеклянной столешницей, он ожидал приземления в личном кабинете, чтобы иметь возможность проверить мастерство пилота. Он всегда проверял умения и навыки окружавших его людей. Навык выживания вошел в его плоть и кровь после двадцати одного года, проведенного в Небесном Дворце до того, как он стал канцлером. Он ощутил легкий толчок и заметил небольшое колебание поверхности легкого сливового вина, налитого в изящный бокал из небьющегося стекла.

Да, неплохая посадка, если принять во внимание все обстоятельства. Сунь-Цзы поднял бокал за способности своего пилота, но лишь пригубил вино. Совсем чуть-чуть, чтобы ощутить приятный вкус напитка, но не почувствовать желания выпить больше. Всего в меру. Всему свое время. Своего рода упражнение в умеренности, как те незначительные ритуалы, которые заполняли его день.

Терпение.

Именно его не хватало Бакстеру. Бросив из полуприкрытых век пристальный взгляд на полковника Бакстера, Сунь-Цзы заметил, что гостю не совсем комфортно. Маркус Бакстер, который был значительно старше Сунь-Цзы, сидел в удобном кресле, перед которым стоял столик. Кресло выглядело достаточно удобным, чтобы провести в нем несколько часов, однако высокая деревянная спинка вынуждала сидящего слегка наклоняться к столу. Новый Лорд-полковник теребил ленты своей униформы, поправлял полы кителя. Он явно нервничал. Темные с проседью волосы, словно высеченные из камня лица и парадная форма говорили о том, что этому человеку несвойственны бессмысленные действия.

Канцлер не думал, что нетерпение Бакстера вызвано нервозностью или неудобством кресла – ведь Бакстер был джанши, воином. И подобно псу, выращенному для охоты, он бы хотел в данный момент быть там, где можно было бы использовать его умения в управлении мехом, а не заниматься политическими маневрами, добиваясь почестей. Однако размещение кавалерии на Харлоке требовало присутствия и недавно провозглашенного Лорда.

– Побеждает тот, кто умеет ждать, – пробормотал Сунь-Цзы. Это было одно из его любимых изречений.

Бакстер поднял глаза:

– Вы что-то сказали, канцлер Ляо?

Сунь-Цзы слегка улыбнулся:

– Если удар ястреба сразу убивает жертву, это значит, что он правильно выбрал момент для атаки.

Бакстер улыбнулся, выглядя повеселевшим, но в то же время озадаченным.

– Вы начали цитировать Джерома Блейка, канцлер Ляо, или мне показалось?

Сунь-Цзы нахмурился.

– Мудрость черпается из разных источников, хотя «Слово Блейка» пытается убедить нас в обратном, – сказал он не совсем уверенно, так как не знал, пошутил ли Бакстер или нет. – Я пришлю вам экземпляр «Искусства войны».

– Да, да, – кивнул Бакстер. – «Наносите удар противнику так же стремительно, как ястреб поражает свою добычу. Ему удается переломить хребет жертве, потому что он умеет выжидать удобного для нападения момента». – Полковник развел руками. – Боюсь, моя цитата не совсем точна.

– Главное – суть, – расслабившись, улыбнулся Сунь-Цзы. – Я просто хотел объяснить вам пользу терпеливого ожидания.

Он подождал, когда Бакстер понимающе кивнет, а затем приглашающим жестом указал на бар, который был прикрыт на случай, если возникнет невесомость.

– Выпейте что-нибудь, Лорд Бакстер. У меня есть небольшое дело, требующее моего внимания, раз уж мы приземлились.

Канцлер нажал кнопку пульта, встроенного в стол. Сенсорная клавиатура пришла в действие, и Сунь-Цзы ввел несколько простых команд, запустивших программы запросов и записи. В углу стола загорелся небольшой красный огонек, свидетельствуя о том, что включилась голографическая камера.

– Архонтессе Катрине Штайнер-Дэвион, Лиранский Альянс от Первого Лорда Сунь-Цзы Ляо, – произнес канцлер, для соблюдения формальностей сделав паузу после своего титула, подчеркивая важность момента. А затем, придав своему голосу больше тепла и сердечности, произнес: – Я приветствую вас и весь ваш народ. – Общаясь с Катриной, знакомство с которой состоялась два года назад на Таркаде, он мог не использовать уловки и тактические ходы, с помощью которых влиял на других. Но, конечно, не все. – Я был чрезвычайно огорчен, получив ваше послание от десятого сентября, в котором вы высказали сильную озабоченность событиями, происходящими в Свободной Республике Тихонов.

Он умышленно не назвал это государство Сообществом Тихонова, поскольку это название ассоциировалось для него с Хэнсом Дэвионом и Четвертой Войной за Наследие.

– И хотя я скорее ожидал подобных упреков от вашей сестры, Ивонны, которая, как я надеюсь, все еще сидит на троне Нового Авалона, ваши, – Сунь-Цзы сделал паузу, и несмотря на то, что выражение его лица не изменилось, глаза улыбались, – собственнические интересы мне также понятны.

Сунь-Цзы выдержал долгую паузу, чтобы дать Катрине время остыть после напоминания о том, что она все же правит не всем Федеративным Содружеством, что должно было вызвать у архонтессы приступ настоящей ярости. Он выключил камеру и позволил себе небольшой глоток сливового вина, затем расправил широкие шелковые рукава своего одеяния.

Он продолжал:

– А теперь позвольте мне официально заверить вас, что Конфедерация не имеет никакого отношения к Освободительному движению Тихонова и тем более не оказывает этому движению никакой поддержки, якобы рассчитывая на возвращение Старого Мира Тихонова в свой состав. Несмотря на то что до 3025 года он входил в состав Конфедерации, в данный момент это ничего не значит. Наши усилия требуются в другом месте. Итак, если вам нужен совет действующего Первого Лорда Звездной Лиги – обращайте на Освободительное движение Тихонова не больше внимания, чем на любое другое повстанческое движение, которые возникают в Содружестве повсюду. – Это мой ответ, Катрина, на вашу завуалированную просьбу перестать поддерживать Освободительное движение и вообще не вмешиваться в дела Тихонова. В данный момент я занят другими делами и не могу постоянно контролировать Тихонов, и, на мой взгляд, эта не совсем стабильная ситуация на руку нам обоим. – Сунь-Цзы был уверен, что она поверит ему и оставит все как есть, если он, конечно, сам в ближайшее время не посягнет на планеты Тихонова. Эта уверенность также усиливалась тем, что на Таркаде у них уже был неформальный разговор на эту тему, в котором им удалось достичь взаимопонимания.

Каждой безупречно построенной дипломатической фразой Сунь-Цзы хотел напомнить Катрине о своей силе и могуществе, пусть это и поставит под вопрос хоть и не твердое, но все же уважение, завоеванное им на Таркаде.

– А теперь перейду к делу, требующему моего непосредственного участия, архонтесса, и заранее прошу у вас прощения. Я знаю, что вы сможете использовать инциденты на Тихонове к собственной пользе. В конце концов, именно ваш благородный отец заявлял, что Федеративное Содружество, – Сунь-Цзы слегка улыбнулся и процитировал по памяти, – «призвано поддерживать политическую свободу и обеспечивать право каждой личности определять собственную судьбу».

Закончив эту фразу, Сунь-Цзы нажал на кнопку под стеклом, останавливающую запись. Катрина Штайнер-Дэвион, если она, конечно, не швырнула что-нибудь в экран, не стала бы слушать точные цитаты Хэнса Дэвиона, напрямую обвинявшие ее. Но хуже всего было то, что Сунь-Цзы, как Первый Лорд, мог бы обнародовать эти цитаты и использовать их в интересах Капелланской Конфедерации. Сама по себе идея была неплоха.

Лорд-полковник Бакстер, все это время хранивший молчание, восхищенно кивнул. Конечно, он предпочел бы поле сражения политической борьбе, но понимал и уважал красивую игру, которую вел Сунь-Цзы.

– Достаточно, чтобы заставить ее задуматься, – сказал Бакстер. Он налил себе приличную порцию из бутылки «Тимбукского темного». – Задуматься настолько, чтобы она не рискнула помешать вашим планам.

Сунь-Цзы тоже отпил сладкой, темной жидкости из своего бокала, потом отставил его в сторону и поклялся себе, что не прикоснется к нему до тех пор, пока Бакстер не покинет кабинет. Канцлер откинулся в кресле, сложил руки на животе и устремил взгляд на потолок.

– Меня никогда не беспокоило ее вмешательство, – признался он. – Тихонов – это долгая игра, которая ожидает своего времени. Я просто укрепил свои позиции. Вскоре Катрина сделает ответный ход. А пока она лишь мешает Ивонне, что очень хорошо для нас.

В кабинете повисла тишина. Сунь-Цзы расслабился, стараясь успокоиться и передохнуть, чтобы от переутомления не принять иррациональных или неверных решений, которые могут погубить его грандиозные планы. Пока все шло хорошо, но ведь когда-то придется заплатить по счетам. Очень скоро пути назад не будет. Вот тогда-то Бакстер и начнет нервничать и волноваться. Канцлер вздохнул и пристально посмотрел на своего гостя.

– Есть ли у вас какие-нибудь трудности, связанные с вашим недавним назначением? – спросил он.

Сделав еще один глоток из своего стакана, Бакстер покачал головой:

– Нет, канцлер Ляо. Мой полк Ночных Всадников приспособился к гарнизонной службе на Кайфэне очень быстро и легко. И пока они не получат приказа наступать на спорные территории, все будет спокойно. Я планирую наступление на Вэй, с вашего разрешения, конечно.

– Действуйте, – кивнул Сунь-Цзы. – спорные территории требуют слишком много сил, которые вскоре понадобятся нам в области Хаоса и в других мирах. – Он замолчал, глядя на недавно назначенного Лорда своей империи. – Скоро начнутся очень напряженные времена, полковник, и я должен быть уверен, что вы держите своих людей под контролем. Они должны быть под наблюдением до тех пор, пока их энергия не понадобится нам для достижения главной цели.

Бакстер мрачно улыбнулся.

– Не беспокойтесь, канцлер. Ночные Всадники добудут для вас Вэй, отдохнут, а потом с новыми силами бросятся на противника и переломят хребет добыче.

Космический порт Ксин Сингапур, Индикасс
Сент-Ивский Союз

Ничего интересного в Индикассе не было, однако Кассандра находила поездку через территорию космического порта Ксин Сингапур чрезвычайно занимательной. Легкая Кавалерия Рубинского, которую ее мать считала наиболее дисциплинированным полком из Казаков Корсакова, охраняла старую башню управления и административные строения. Расположившиеся на южном крае поля, прямо напротив новых строений, кавалерийские соединения были подключены к планетарной защитной сети, а рядом с их космическими кораблями располагалось два стратегически важных завода, которыми Кассандра восхищалась. Чтобы сделать эту поездку запоминающейся, полковник Рубинский постарался устроить подобие небольшой торжественной церемонии.

Сойдя с транспортного корабля, доставившего Кассандру и ее батальон на планету, Кассандра увидела первого меха Кавалерии Рубинского. Это была новая модификация «Cossack’а», окрашенная в красно-ржавый цвет и с эмблемой наемных войск на правом боку – русский казак мчался на коне по золотому полю, занеся саблю для последнего удара. «Cossack» был облегченным мехом. Его разработка завершилась совсем недавно, и выпускать «Cossack’ов» стали только в этом году на заводах «Церес Металз Индастриз» на Уорлоке. Вооружение Легкой Кавалерии новой моделью меха должно было способствовать усилению сил Сент-Ивского Союза, по крайней мере по мнению ее матери. Поэтому полковник Рубинский получил целое копье «Cossack’ов». Кассандра была уверена, что, в свою очередь, Легкая Кавалерия непременно отблагодарит Союз, поддержав его в трудную минуту.

Новенький пуленепробиваемый седан Кассандры проделал часть пути с «Cossack’ом», затем его перехватил старый, но все еще весьма эффективный «Phoenix Hawk». И завершился путь с новеньким «Clint’ом». После километра пути она вышла из него, ознакомившись с техническими данными новой модели – вместо средних лазеров он был снабжен PPC и большими лазерами.

Она приблизилась к зданию, и два воина, одетые в традиционную форму казаков, отворили ей дверь и проводили внутрь.

Полковник Марко Рубинский встретил ее у дверей Центра стратегического планирования, который одновременно являлся и комнатой отдыха команды космического корабля.

– Майор Аллард-Ляо, – сказал он, соблюдая формальности.

Полковник слегка наклонил голову в знак приветствия, руки его были сложены за спиной. У Рубинского были седые волосы, отливающие серебром, и небольшая, аккуратно подстриженная бородка. Пристальные голубые глаза да и вся его фигура никак не говорили о том, что ему идет уже пятый десяток лет.

– Полковник, – поклонилась она, – я заметила что-то необычное при входе.

– Это старый казачий обычай. – Рубинский сердечно улыбнулся. Он говорил с сильным славянским акцентом, но это было даже приятно. – Гостя в лагерь всегда сопровождают хозяева.

Полковник провел ее через дверь, и они попали в комнату, располагающую к расслаблению и отдыху. Пульты управления и мониторы не горели. Вдоль стены стояло несколько диванов. Вокруг низкого стола были расставлены стулья. Войдя, Кассандра увидела двоих мужчин, удобно расположившихся за столом.

– Мой старший офицер, – сказал Рубинский, указывая на старшего мужчину с черными волосами и миндалевидными глазами. – Лейтенант-полковник Раймонд Ли Трен.

Офицеры встали. Трен подал Кассандре руку.

– Мой сын, Тамас, – продолжил Рубинский, представляя Кассандре молодого человека, очень похожего на самого полковника, но отличающегося большей мягкостью черт. – Капитан, Второй батальон.

Тамас поклонился, заложив одну руку за спину, а другую приложив к животу. Кассандра села, улыбнулась, а потом рассмеялась:

– Извините, но вы застали меня врасплох. Боюсь, я ожидала... – Она замолкла, внезапно почувствовав неловкость. Она ожидала, что, когда она войдет, все начнут обвинять ее в опасной ситуации. Вместо этого она обнаружила, что просто очарована этим милым человеком и его подчиненными.

– Что? – спросил Рубинский-старший, лукаво подняв бровь. – Ожидали, что мы начнем ругаться? Или сразу же начнем бунт?

Мужчины присели рядом с Кассандрой, и Тамас разлил по стаканам прозрачную жидкость. Над стаканами сразу же поднялся морозный дымок.

– Боюсь, именно этого я и ожидала, – призналась Кассандра, восстановив свое самообладание и уверенность. Хорошо ее встретили или нет, но ей предстояло взять ситуацию под контроль. – Напряжение на границе возрастает, и я должна скоординировать действия своего батальона и вашего полка.

– Водки? – предложил ей Тамас, пододвигая невысокий стакан прямо к ней. Кассандра подняла стакан.

– Прошу вас. – Она подождала, пока трое мужчин поднимут свои стаканы в знак приветствия, а затем одним глотком опустошила стакан. Ледяная водка обожгла ей горло, а потом теплом растеклась по животу. – Как... – попыталась спросить она, потом, откашлявшись, попыталась закончить: – Как обстоят дела с обороноспособностью Индикасса?

Полковник Рубинский кивнул Ли Трану, который не замедлил с ответом.

– Герцогиня Ляо отозвала наш Первый полк на Сент-Лорис, но Легкая Кавалерия и два батальона Внутренних Сил вместе с пешей милицией все же здесь. Более чем достаточно для охраны границ этого мира. – Подумав нескольких секунд, он добавил: – Даже для охраны стратегически важного завода «Церес Металз».

Кассандра припомнила, что завод «Церес Металз» производил несколько моделей бронированных военных машин. Очень важное для Сент-Ивского Союза предприятие. Неудивительно, что оно требует особой защиты.

– Что-нибудь еще? – спросила Кассандра. Тамас, разливая следующую порцию, сказал:

– Два дня назад нам сообщили, что Третий Пикинерский батальон Сент-Ива в пути. – Его акцент был, в отличие от отца, почти неслышен, но все равно звучал очень приятно. – Он был расположен в Индикассе до тех пор, пока не вошел в состав войск, осуществляющих операцию против клана Дымчатых Ягуаров. – Он сделал паузу, а потом спокойно добавил: – Я понимаю, что Пикинеры – это единственное соединение, которое в данный момент может направить для нашей поддержки Сент-Ив.

Наградив Тамаса улыбкой за тактичность, Кассандра кивнула.

– Я уверена, что Первый Уланский полк под командованием моего брата, который в данный момент ведет борьбу с кланами, справляется со своей задачей. Но тем не менее нам приходится обходиться без него, – сказала она, никогда не допускавшая мысли, что это может быть не так. – Кланы изо всех сил старались убить Кая, но у них ничего не получилось.

«Хотя в этот раз он впервые пробовал достать их в их собственном логове», – про себя подумала она.

По тому, как мужчины кивнули, Кассандра поняла, что часть ее уверенности передалась и им. Она слегка улыбнулась и сказала уже более уверенным тоном:

– Он всегда выбирается сухим из воды. Полковник Рубинский поднял запотевший стакан, в его голубых глазах появилась озабоченность.

– Выпьем же за то, чтобы это всегда было так. – Быстрым движением запястья он отправил содержимое стакана в рот. – Майор Аллард-Ляо, Легкая Кавалерия Рубинского в вашем полном распоряжении.

Кассандра присоединилась к тосту, а потом более тщательно рассмотрела помещение Легкой Кавалерии. Несмотря на некоторое предубеждение в отношении наемников, свойственное любому штатному офицеру, она подумала, что ей нравится, как здесь делаются дела, – никаких помпезных церемоний, никаких официальных бумаг, скрупулезно описывающих права и обязанности сторон, а всего лишь устный договор, основанный на взаимном уважении и доверии, скрепленный тостом.

Дропшип «Дайнву»
Прыжковая точка зенита, система Харлок
Сообщество Сианя, Капелланская Конфедерация

Сентября 3060 г.

Арис Сунь, наслаждаясь невесомостью, не спеша проплывал по одному из горизонтальных проходов дропшипа класса «Overlord», принадлежавшего Мастеру Дома Ти Ву Нону. Способный перевезти целый полк мехов Дома Воинов, сейчас корабль находился в распоряжении только командного состава. На спине прыгуна «Тао-Те» примостились два дропшипа класса «Union», на которых разместились все остальные. Арис и его команда путешествовали высшим классом на прыгуне «Лао-Цзы», при канцлере, так как выполняли охранные функции.

Подплывая к двери каюты Мастера Нона, Арис ухватился за один из ремней, висевших вдоль стен коридора, и пристегнулся. Трижды прозвучала сирена, извещавшая о скором переходе из системы Харлок в систему Хустейнга. Арис взглянул на сигнализацию так, словно она имела какое-то отношение к этому знаменательному событию.

Несмотря на то что «прыгун» выглядел очень внушительно, все тяжелое оружие, а также мехи перевозились на дропшипе немного позади прыжкового корабля. Во-первых, дропшип мог значительно быстрее добраться до планеты, а во-вторых, его грузоподъемность превышала грузоподъемность прыжкового корабля. Прыжковые корабли благодаря мощности двигателей Керни-Футиды могли за мгновение перенестись на тридцать световых лет. Используя солнечные паруса или, когда была такая возможность, получая микроволновый доступ к заряжающей системе, прыжковой корабль мог восстановить ресурсы к следующему прыжку в среднем дня за три, максимум за неделю. «Тао-те», то есть «Путь Силы», являлся новой моделью межзвездного прыжкового корабля. Он был оснащен литиевыми батареями, которые позволяли дважды прыгать, расходуя энергии столько же, сколько другим кораблям требовалось для одного прыжка. По мнению Ариса Суня, это был потрясающий прорыв в кораблестроении.

Он слегка нажал на кнопку звонка, расположенную рядом со стальной дверью, и, услышав еле слышное «Войдите» и звук открывающейся дистанционным пультом двери, проплыл внутрь.

– Командующий Арис Сунь для отчета прибыл, Мастер, – сказал он, пытаясь сохранить серьезный вид, барахтаясь и стараясь сохранить вертикальное положение, старательно держась за поручень, расположенный сзади.

Ти Ву Нон поглядел на него поверх документов, над которыми он работал: рапорты, отчеты.

– Пожалуйста, присядьте, Арис Сунь. – Он подождал, пока Арис вплывет в один из пустых стульев, и, опуская все предисловия, сказал: – Ваши обязанности изменяются.

Моргнув от удивления, Арис машинально кивнул.

– Желание Мастера Дома – закон, – сказал он, пытаясь скрыть свое разочарование. Вряд ли в обычных условиях Мастер изменил бы его функции – ведь он занимался настолько важным заданием, как охрана канцлера Ляо, и в данном случае изменение функций могло означать лишь полное устранение от этого задания. Его утешала лишь мысль о той чести, которой он удостоился, уже сопроводив канцлера на шести мирах.

– Нужны ли вам мои рекомендации по замещению охраны канцлера? – спросил Арис как можно более нейтральным тоном.

Мастер Нон покачал головой, отчего его волосы, взметнувшиеся вверх, так и остались в этом положении благодаря невесомости.

– Вы не поняли меня, я не отстраняю вас от охраны. Изменилось ваше назначение. Теперь вы отвечаете за охрану Изиды Марик. Канцлер Ляо более не ваша забота.

– Могу я спросить, почему меня перевели? – спросил Арис, тщательно подбирая слова. Задавать вопросы Мастеру было непросто – формулировки должны были отвечать самым строгим требованиям протокола. – Если я ранее допустил какую-то ошибку, то мне нужно это знать, чтобы исправить ситуацию и не допустить подобного в будущем.

Ти Ву Нон несколько секунд пристально смотрел на Ариса, и в его взгляде явно читалось предостережение. Но стоило ему заговорить, его тон рассеял все страхи Ариса.

– Нет, вы не допустили ошибки, Арис Сунь. Просто канцлер Ляо уже не нуждается в ваших услугах и доверяет вам заботу о своей невесте.

Арис чувствовал смесь облегчения и гордости от косвенной похвалы Ти Ву Нона. Мысль о том, что он может разочаровать Сунь-Цзы Ляо, сильно его беспокоила. Трижды прозвучала сирена, предупреждая пассажиров о скором гиперпространственном прыжке. Вой, хоть и приглушенный стальными дверьми, поглотил следующие его слова. Арис напрягся и попытался приготовиться к прыжку, хотя и понимал, что облегчить предстоящие несколько минут невозможно. Все было нормально, а уже в следующий момент всю комнату как будто вытянули. Это было настолько непонятно и мучительно для сознания, что Арис старался закрыть глаза и не раскрывать их, пока все не закончится. В переходный момент он, как ему казалось, мог чувствовать, как нервные импульсы маленькими электрическими разрядами пробегали по всей его нервной системе. Ощущение можно было сравнить с огнем, ползущим по бикфордову шнуру и в конечном итоге поджигающим взрывное устройство. И взрывом становилась реакция мышц. Наконец этот мучительный момент закончился, и все вернулось к нормальному состоянию.

Арис моргнул. Пытаясь стряхнуть неприятное ощущение, он поежился и потер руки, словно ему было зябко.

– Я изменю схему охраны и коды, Мастер, – сказал Арис.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (330)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.034 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7