Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Провинция Юлинг, Денбар 12 страница




«Yu Huang» развернулся и медленно пошел прочь. Под его ногами содрогалась земля. Веревки упали, и пехотинцы показали пленникам, что те могут расходиться. Всего несколько человек обернулись, чтобы посмотреть на флагшток. Но на их крик повернулись и остальные. Ли Винн на мгновение отвлекся от толпы, чтобы посмотреть, что же их так возбудило.

Во время речи Мастера Нона был поднят флаг Конфедерации. Но это был не старый флаг, в эмблемах произошли некоторые изменения. Старинная катана была заменена мечом явно китайского происхождения, а рука, протягивающаяся из-за границы треугольника, стала более тонкой, несомненно азиатской. Новая эмблема символизировала начало финальной стадии Синь Шена. Ли Винн ощутил прилив гордости. И гордость эту вызывал простой факт, оспорить который не мог никто из присутствующих.

Впервые за тридцать лет над миром Сен-Ива развевался флаг Капелланской Конфедерации.

Небесный Дворец
Зи-Джин-Ченг (Запретный Город), Сиань
Сообщество Сианя, Капелланская Конфедерация

Февраля 3061 г.

Тишина царила в дворцовом кабинете Сунь-Цзы, и тишину эту нарушало только тихое гудение аппарата очистки воды в огромном аквариуме и шелест переворачиваемых страниц. Пока Талон Чжань просматривал секретные документы, Сунь-Цзы сидел в кресле, положив локти на стол и сцепив пальцы. Он внимательно рассматривал длинные, остро заточенные ногти на трех пальцах. Точно такие же ногти были у его отца. Над курильницей поднимался легкий дымок – сегодня в кабинете царил аромат вишни. Легкая улыбка касалась губ Первого Лорда, когда он смотрел на то, как Талон Чжань, устроившись на единственном в комнате стуле, изучает отчеты.



Талон дочитал последнюю страницу отчета, выпрямился и глубоко вздохнул. Он положил бумаги на колени, потер подбородок, и глаза его засияли ярче обычного.

– Я весь год думал, что наша цель – полная дискредитация Сент-Ивского Союза. Военные маневры. Ваш тур по пограничным мирам в рамках движения Синь Шен. Фальшивые отчеты о сражениях, которые получала Кэндайс. – Чжань пожал плечами. – Однако вам удалось ввести в заблуждение не только противника, но и меня. Если бы вы предупредили меня о своих планах, я мог бы действовать лучше.

«Или совершить ошибку», – подумал Сунь-Цзы и произнес вслух:

– Как по-вашему, Талон, сколько человек могут хранить тайну? – И, не дожидаясь ответа, ответил сам: – Один. Если подключить еще кого-нибудь, возникает необходимость обсуждать, а следовательно, повышается вероятность утечки информации. И тайна почти наверняка будет раскрыта, потому что множество людей сохранить ее не в силах.

Утвердительно кивнув в знак понимания, Талон Чжань кинул быстрый взгляд на секретные документы.

– Могу я спросить: и как давно вы это планировали?

– Со времени созыва конференции Звездной Лиги в 3058 году. Я все решил после беседы с Катриной Штайнер-Дэвион. – Сунь-Цзы улыбнулся. – Я медленно подбирал все, что мне понадобилось бы. Бумаги, с которыми вы только что ознакомились, подготовлены мной лично и хранились в моем личном хранилище. Это единственный экземпляр моих заметок, данных о совещаниях и отчетов. Они – единственное доказательство существования операции «Тиан-е-ронг Шау-тао». А как вы сами знаете, в марте прошлого года мы перешли в фазу активных действий.

– Операция «Бархатная перчатка», – перевел Талон, и в его голосе явственно прозвучало восхищение. – Жесткость под видимостью спокойствия. Но в 3058 году? – Он покачал головой. – Похоже, на этот раз Маскировка справилась со своей задачей.

– Маскировка снабжала меня информацией, которую я у них запрашивал, но всегда под надуманным поводом, не отражающим моих реальных целей. – Сунь-Цзы пренебрежительно махнул рукой в сторону кипы бумаг, лежащих на коленях у Талона. – Кстати, если внимательно просмотрите эту груду, то найдете и несколько собственных отчетов, которые вы предоставляли мне два года назад.

Талон Чжань некоторое время смотрел в окно, собираясь с мыслями. Наконец, кинув еще один взгляд на документы, которые ему позволили прочесть, он снова посмотрел на канцлера.

– Но Пикинеры Черного Ветра... Откуда в вас была уверенность, что они перейдут границу?

– Ну, этого вы в отчетах не найдете, дорогой мой Чжань. – Сунь-Цзы откинулся в кресле, сцепил пальцы перед собой и улыбнулся. – Но, уж поскольку вы давно вовлечены в эту операцию, я вам скажу. Меня обманули.

– Вас обманули? – недоверчиво переспросил Чжань.

– Я намеревался использовать в качестве приманки Казаков Индикасса. – Глаза Сунь-Цзы угрожающе блеснули. «И я добился бы успеха, если бы тетушка не предприняла мер предосторожности», – со злобой подумал он. – Но мне пришлось пустить в ход один из ранее отвергнутых планов. У меня был глубоко законспирированный агент, внедренный в ряды противника много лет назад. В речи на Гэй-Фу содержался ключ, приказывающий агенту действовать. Поэтому я точно знал, куда мне лететь с Хустейнга.

Канцлер наклонился вперед и нажал кнопку, скрытую под столешницей. Дверь в приемную отворилась, и в комнату вошла атлетически сложенная женщина в форме Конфедерации.

– Уважаемый Талон Чжань, разрешите представить вам: чжун шао Дакин, впоследствии майор Смитсон, командир Второго батальона Пикинеров Черного Ветра.

Талон Чжань утратил дар речи. Наконец он собрался с силами и произнес:

– Мы уже встречались, канцлер. Я допрашивал майора – прошу прощения, чжун шао, – когда она была доставлена на Сиань. Должен признать, играла она свою роль очень убедительно.

– Ши-фен ган-ксие, сан джианг-джун Чжань, – на безупречном китайском поблагодарила генерала Дакин.

Сунь-Цзы кивком позволил ей уйти, и она покинула кабинет.

– Ее основная задача заключалась в том, чтобы привлечь внимание Кэндайс своей ненавистью к Конфедерации, – пояснил Сунь-Цзы. – К сожалению, этого не случилось. – «Из-за не в меру бдительного полковника Пикинеров», – про себя подумал Сунь-Цзы и забарабанил пальцами по подлокотнику кресла. – Я все это вам рассказываю, Талон, потому что передаю ее в ваше распоряжение.

– Простите? – переспросил Чжань, скорее заинтригованный, чем удивленный. – В мое распоряжение?

Сунь-Цзы кивнул:

– Да, в ваше распоряжение. Саша считает, что ее нельзя использовать как агента без полного изменения внешности. Это слишком рискованно. Однако я хочу, чтобы вы придумали, как нам внедрить ее в прежнее соединение. А если вы найдете иное использование личности Смитсон, действуйте как сочтете нужным.

– Здесь лишь краткое изложение, канцлер. – Чжань хлопнул ладонью по стопке бумаг, лежащей у него на коленях. – Вы ознакомите с ними своих советников?

– Нет, еще не пришло время. Саша знает только то, что должна знать в связи с чжун шао Дакин. И разумеется, Маскировка продолжит пропагандистскую кампанию на мирах Сент-Ива. Ион Раш, закончив курс физиотерапии, узнает столько, сколько ему нужно будет знать как командующему Домами Воинов. И объем этой информации предстоит определить вам.

Сунь-Цзы устремил тяжелый взгляд на генерала и добавил:

– Вы занимаете пост стратегического координатора и можете ознакомиться со всеми документами. «Тот, чьи генералы обладают способностями и не спорят со своим сюзереном, одержит победу», – процитировал он «Искусство войны». – Настало время вам принять на себя ответственность за все военные вопросы, а я посвящу себя дипломатическим усилиям. Я спрашиваю вас: справитесь ли вы со столь ответственной задачей?

– Обещаю, Ваша Небесная Мудрость, – убежденно произнес Чжань. Уважение к замыслам канцлера выходило за все возможные границы. – Сент-Ивский Союз ляжет к вашим ногам.

– Учитывая усилия, которых требует обстановка в области Хаоса?

На мгновение Талон задумался, но потом кивнул:

– Да, даже учитывая область Хаоса. На данный момент почти все спорные территории находятся под нашим контролем, за исключением нескольких мелких миров. Конечно, если я не смогу в полной мере поддержать наши войска в области Хаоса, им придется тяжело, однако захват Сен-Ивского Союза имеет для нас более важное значение.

Сунь-Цзы кивнул. Лицо его стало очень серьезным.

– А что насчет Вэй? – спросил он, вспомнив о самом беспокойном мире спорных территорий. – Лорд Маркус Бакстер требует крови, и мне он понадобится на Сент-Иве.

Чжань скривился в усмешке.

– И я не могу упрекать его в этом. Потерять полный батальон Кавалерии без единого выстрела... – Он задумчиво покачал головой. – Но мы никогда не рассчитывали на то, что защитники планеты смогут раскрыть не в меру нервного агента. Ужасные события. Мы потеряем там хороших людей.

– Изолируйте этот мир в случае необходимости, – приказал Сунь-Цзы. Он видел голографический отчет с Вэя. «Ни один капелланец не должен умирать такой смертью, – подумал он, но потом быстро поправил себя: – Ни один настоящий капелланец». – Пошлите туда наемников и регулярные войска, в лояльности которых у вас есть сомнения. Если они справятся с проблемой, отлично. Если нет, позаботьтесь о том, чтобы их вооружение не пропало.

– Мне не нравится терять людей таким образом.

– Никому не нравится терять людей, дорогой Чжань, – жестко сказал Сунь-Цзы. – Помните, каждый, кто погиб на Вэе или в Сент-Ивском Союзе, является истинным капелланцем. Сыном или дочерью нашего государства, пусть даже и заблуждающимся в данный момент.

Чжань почтительно склонил голову:

– Разумеется, канцлер. Я именно это и имел в виду.

Глубоко вдохнув ароматизированный вишневым ароматом воздух и насладившись восхитительным ощущением в легких, Сунь-Цзы подумал про себя: «Однако вам следует тщательно следить за соотношением сил. Я хочу победить Сент-Ив, а не уничтожить его».

Легкий стук в дверь прервал разговор.

– Войдите, – разрешил Сунь-Цзы.

В кабинет вошел Коммандос Смерти, почти заслонив своим мускулистым телом весь дверной проем.

– Канцлер, представитель Сент-Ива просит аудиенции. Он ожидает в тронном зале.

Сунь-Цзы догадывался, о чем хочет поговорить представитель Кэндайс. Однако он пришел на три дня позже, чем его ожидали.

– Скажите ему, что я не сторонник формальностей, и приведите его прямо сюда, – приказал он.

Отсалютовав, Коммандос Смерти вышел. Талон тоже попытался подняться, но канцлер жестом остановил его.

– Нет, Чжань, останьтесь. Это будет вам интересно. Займемся дипломатическими усилиями, о которых я уже говорил. Подайте-ка мне бумаги.

– Если таково ваше желание, то я, конечно, останусь, – сказал Талон, с поклоном подавая Сунь-Цзы бумаги.

– Ах, как жаль, что на Вэе у нас нет ни одного подходящего агента, – задумчиво произнес Сунь-Цзы, глядя на дверь. – Сейчас бы я нашел ему интересное применение.

Сопровождение Коммандос Смерти заставило представителя Сент-Ива, Джонатана Ксиам Ху, понервничать, если не сказать больше. Точно рассчитанное оскорбление, неуважение к титулу и привилегиям полномочного посла. Капелланцы никогда не считали Сент-Ивский Союз как независимое государство, несмотря на то что остальные Великие Дома давно признали его суверенитет. Вот почему представителю Союза на Сиане не было позволено иметь здание посольства в столице Конфедерации и приходилось мириться с таким знаком неуважения, как военный конвой.

Невероятно мускулистый воин подвел Ксиам Ху к совершенно обычной двери, которая ничем не отличалась от остальных, и сделал приглашающий жест. Дипломат помедлил, одернул костюм, прижал к себе атташе-кейс. Однако воин не уходил. Он просто стоял в дверях и ухмылялся. Кровь бросилась в лицо Ксиам Ху. Ему пришлось протискиваться в кабинет, изо всех сил втягивая живот, чтобы не коснуться Коммандос Смерти.

Кабинет был обставлен просто, но в безупречном капелланском стиле. Вся мебель была выполнена из розового дерева. На стенах висели несколько черно-белых рисунков в изящных рамках, воздух благоухал вишней. Если бы не двое мужчин, сидевших прямо перед ним, Ксиан Ху чувствовал бы себя здесь вполне комфортно.

Сунь-Цзы сидел за столом, уперевшись в него локтями и сцепив пальцы перед собой. На стене за ним висела каллиграфическая надпись в рамке. Перевести ее можно было бы так: «Я начинаю войну только тогда, когда полностью готов к ней». Канцлер молча смотрел на дипломата, причем взгляд его был направлен куда-то в сторону. Прочесть мысли и чувства Сунь-Цзы по его лицу никому еще не удавалось. В кабинете помимо кресла канцлера стоял всего один стул, и он был занят Талоном Чжанем. Генерал сидел с таким же непроницаемым лицом, как и его повелитель.

Решив не поддаваться запугиванию, Ксиам Ху остановился в дверном проеме, сцепив руки за спиной, как солдат. Он ожидал, что ему предложат сесть или хотя бы официально приветствуют как дипломата иностранного государства. Он пять раз хлопнул себя атташе-кейсом по ногам, прежде чем Сунь-Цзы произнес первое слово.

– Вы хотели видеть меня, господин Ксиам Ху, – раздраженно сказал Сунь-Цзы. – А говорить вы, в конце концов, собираетесь?

Настолько сухим и официальным был тон канцлера, что у Ксиам Ху пересохло в горле. Чтобы справиться с собой, он расцепил руки и теперь держал атташе-кейс перед собой. Он вытащил большой конверт и положил его на стол канцлера.

– Это официальное изложение жалобы герцогини Ляо, – сказал он, стараясь говорить как можно более официально, – а также реакция каждого из государств – членов Звездной Лиги. Результаты стали известны в течение месяца: четыре за, два против. Герцогиня полагает, что официальные документы должны быть доставлены вам как Первому Лорду.

Сунь-Цзы не протянул руки, чтобы взять конверт. Он смотрел на дипломата с выражением смертельной скуки на лице, а когда заговорил, в его голосе явно слышалось издевательство:

– Это все, Ксиам Ху? Или Кэндайс велела передать еще что-нибудь?

– Нет, это не все, – ответил посол, изо всех сил пытаясь сохранить спокойствие и не дать Сунь-Цзы возможности использовать его горячность для того, чтобы создать Сент-Иву дополнительные трудности. – Герцогиня Ляо, правительница Сент-Ивского Союза, – он решил назвать свою повелительницу всеми официальными титулами, на случай, если Сунь-Цзы забыл, что имеет дело с независимым государством, членом Звездной Лиги, – передает вам свой официальный протест против действий Конфедерации на Денбаре, а также против прибытия войск Конфедерации на ряд пограничных миров. Оккупационные войска носят цвета Капелланской Конфедерации, Первый Лорд, а отнюдь не Звездной Лиги.

Взглянув на генерала Чжаня, Сунь-Цзы кивнул, разрешая ему говорить.

– Естественно, – произнес Чжань таким тоном, словно говорил с малым, неразумным ребенком. – Естественно. Ведь войска действуют по распоряжению Сунь-Цзы Ляо как канцлера Конфедерации, а не Первого Лорда Звездной Лиги. Одно не исключает другого. – Он возвел руки к небу, демонстрируя полную беспомощность. – Но как вы можете обвинять войска Конфедерации в оккупации этих миров, уважаемый Ксиам Ху? Они отказались принять миротворческие войска Звездной Лиги, а это означает, что мы можем рассматривать их как потенциальную угрозу нашей нации.

– Ни один мир Конфедерации больше не будет страдать так, как Хустейнг, – добавил Сунь-Цзы.

Ксиам Ху попытался было возразить, но остановился. Чтобы успокоиться и собраться с мыслями, он сделал несколько глубоких вдохов. «Аккуратнее, – приказал он себе. – Нужно прислушаться к доводам здравого смысла».

– Батальон Пикинеров Черного Ветра был расформирован, как и обещала герцогиня Ляо. Она уполномочила меня начать переговоры о репарациях в пользу Конфедерации. Но вы не вправе ожидать от нас, что Сент-Ивский Союз полностью разоружит войска на границе перед лицом подобной провокации. Мы так просто не покоримся.

– Я понял, – спокойно сказал Сунь-Цзы, полуприкрыв глаза. – Вы не оставляете мне выбора.

– Я готов выслушать ваши доводы, Первый Лорд. Но если...

– Совсем не оставляете выбора, – перебил его Сунь-Цзы спокойным голосом, в котором слышались стальные нотки. – Кроме того, Денбар не единственный мир, на котором надо навести порядок и восстановить спокойствие.

Ксиам Ху поперхнулся и остановился на полуслове, проклиная себя за глупость. Как он мог попасться в такую ловушку? Он не мог поверить в то, что Сунь-Цзы Ляо так откровенно говорит об эскалации вооруженного конфликта.

– Вы не можете этого сделать, – наконец промолвил он, забыв о формальностях. – Наш народ этого не потерпит! Этого не потерпят государства – члены Звездной Лиги!

Вот теперь Сунь-Цзы наконец-то взял конверт, переданный ему дипломатом. Не обращая ни малейшего внимания на возмущенные крики Ксиам Ху, он медленно вскрыл конверт так, чтобы все видели, что кроме текста жалобы Кэндайс в нем лежит еще несколько документов.

– Вы так считаете, господин Ксиам Ху? Но они уже поддержали меня. Полагаю, четыре против двух – это результаты окончательного голосования.

Королевский дворец Тиан-Тан
Сент-Ив
Сент-Ивский Союз

Февраля 3061 г.

Кэндайс Ляо сидела за столом в залитой солнцем комнате в окружении широколиственных растений. Она не спеша потягивала утренний кофе, готовясь к разминке тай-чи. Несколько лет назад последний муж привил ей эту привычку, благодаря которой она сохраняла превосходную форму.

Она поставила чашку на белый металлический столик. Жестом Кэндайс предложила вошедшей в комнату Симоне Девон присесть напротив нее. Симона села, но в ее осанке чувствовалась явная напряженность. Кэндайс отметила это про себя и подумала, что разговор будет нелегким. Похоже, Симона не принесла хороших новостей. Впрочем, вот уже несколько недель, как Кэндайс ни от кого не получала хороших новостей.

– Симона, что вы думаете по поводу сложившейся ситуации? – спросила Кэндайс, откидывая со лба черные волосы. – Поскольку вы пришли без Каролины Сенг, я полагаю, она не присоединится к нам?

Симона кивнула.

– Она приносит свои извинения, герцогиня. Ей хотелось бы поговорить с вами позже. Поступили новые сообщения с Нашуара и Индикасса. Каролина хотела ознакомиться с ними до того, как беседовать с вами.

– И какие же новости? – спросила Кэндайс, почти уверенная в ответе собеседницы.

Симона Девон тряхнула непослушными волосами, спутавшимися после долгой бессонной ночи, проведенной за анализом военной ситуации.

– Боюсь, ничего хорошего. Индикасс захвачен. Наши войска подавлены. Легкая Кавалерия Рубинского делает все, что в ее силах, чтобы помешать быстрой победе Конфедерации, но без поддержки Первого полка Казаков нет никакой надежды восстановить контроль над планетой. В Нашуаре... – Она покачала головой. – Нашуар на грани катастрофы. На планете находятся наши внутренние войска и Седьмой полк Федеративного Содружества. Оккупационные войска не могут рассчитывать на мирное разоружение. Сунь-Цзы наверняка пришлет подкрепление, причем очень скоро. И тот факт, что оккупационные войска принадлежат Лиранскому Альянсу, меня очень тревожит.

Кэндайс нахмурилась, взяла чашку и сделала небольшой глоток. Хоть что-то сладкое...

– Я надеялась, что эти соединения будут отозваны, когда Катрина заняла трон Нового Авалона.

«Не ожидала, что она перейдет на сторону Сунь-Цзы так быстро, – про себя подумала она. – Разве что Катрина надеется получить что-то от него в обмен на поддержку. Все это мало успокаивает».

– Пятый Лиранский полк настроен проштайнеровски, – сказала Девон. – Они всегда сопротивлялись слиянию двух государств. Я не думаю, что они присоединятся к войскам Федеративного Содружества, как Седьмой полк. Там уже были беспорядки.

– Я понимаю, Симона, в каком положении вы окажетесь, если войска Федеративного Содружества и Лиранского Альянса вступят в конфронтацию. – Кэндайс задумчиво сжала губы и поставила чашку на блюдечко. Легкий звон фарфора разнесся по комнате. – Подобная ситуация рушит карьеры и судьбы. Вы считаете, что мне следует перестать сопротивляться оккупации?

Симона Девон встала. Эта хрупкая женщина обладала стальным характером.

– Герцогиня, моя карьера не имеет никакого значения. Принц Виктор направил меня под ваше командование, и принцесса-архонтесса Катрина не отдавала мне никаких иных распоряжений. – Симона слегка расслабилась. – Но я отлично понимаю проблему, связанную с Нашуаром. Если вы продолжите сопротивляться оккупации Звездной Лиги, то, что произошло на Денбаре, будет повторяться снова и снова, пока ситуация окончательно не выйдет из-под контроля.

– Все и так повторяется, генерал, – сказала Кэндайс, глядя через стеклянную крышу на сапфирово-голубое небо Сент-Ива и пытаясь привести мысли в порядок. Какой восхитительный день и какая неприятная беседа! – Когда мой племянник установил военный контроль на Денбаре, он перешел границу дозволенного. Дороги назад для него нет. Если он вернет этот мир Сент-Ивскому Союзу, то потеряет лицо и престиж, а этого он не может себе позволить. Подобный поступок подорвет его планы по восстановлению границ Конфедерации. И его грубое обращение с моим представителем это доказывает.

Кэндайс посмотрела на Девон. В ней крепла решимость и четкое понимание того, что следует делать.

– Мы не должны отдавать эти миры Сунь-Цзы. Я знаю, что Каролина Сенг считает, что мне нужно уступить Денбар и другие миры, чтобы сохранить Индикасс. И тогда Звездная Лига может настоять на том, чтобы Сунь-Цзы пошел на эту сделку. Но он обязательно вернется. Захват двух сент-ивских миров поможет ему в следующий раз активнее продвигать капелланское единство.

– Тогда нам нужно выиграть время, – сказала Девон. – Сунь-Цзы найдет способ спровоцировать и использовать в своих интересах любые вооруженные инциденты. Мы должны тянуть время, чтобы Звездная Лига наконец-то обратила внимание на наше положение и решилась что-нибудь сделать.

Герцогиня закончила пить кофе и, поставив чашку на блюдце, отодвинула ее в сторону.

– Я получила кое-какие сведения от агентов, – сказала она. – К нам движутся несколько соединений наемников, в том числе группа Дабл-Ю, которую мне удалось увести из-под носа у Катрины. Кроме того, мы можем рассчитывать на Аркадианцев и Черных Кобр Бэрра.

Симона прикрыла глаза. Кэндайс знала, что ее генерал сейчас роется в своей фотографической памяти.

– Отличные соединения, причем все три. Группа Дабл-Ю очень хорошо оснащена и сможет оказать нам реальную помощь. А Кобры Бэрра до сих пор стараются загладить свою оплошность, которую они допустили в 3057 году.

– Я также приму все меры к усилению наших отрядов сопротивления, – добавила Кэндайс и подумала про себя: «Сунь-Цзы получит свои инциденты несмотря ни на что. Поэтому для нас будет лучше подготовиться как следует». – Старайтесь при любой возможности уклоняться от вооруженных столкновений, но тактические рейды в отношении запасов противника я позволяю.

– Позвольте мне сказать еще кое-что, герцогиня. Отзовите Кассандру с Сент-Лориса.

Глаза Кэндайс сузились.

– Судя по отчетам, которые я оттуда получаю, она все еще слишком импульсивна. – Герцогиня подняла руку, не давая Девон возразить. – Я знаю, что ее действия на Индикассе не привели ни к чему такому, что без этого не случилось бы. Но она сделала неправильный выбор и должна это понимать.

– Да, я согласна, – кивнула Симона. – Но я знаю Кассандру уже несколько лет, герцогиня. Я разговаривала с ней. Она живет по очень высоким стандартам. – Симона вздохнула. – Все мы совершаем ошибки в пылу битвы, Кэндайс. – Столь неформальное обращение объяснялось тем, что разговор пошел на личные темы. – Но именно на них мы и учимся. Кассандра все понимает, а сейчас она нам очень нужна.

Кэндайс не позволила личным чувствам отразиться на ее лице.

– Я слушаю вас, Симона. Что вы предлагаете?

– Поручите ей те тактические рейды, о которых вы говорили. Пошлите ее на Милос или Весталлас. Народу Союза будет приятно увидеть ее на границе, сражающейся вместе с Пикинерами Сент-Ива. Это вдохновит людей не меньше, чем гуманитарная поездка Куан Инь, с которой она отправилась на Денбар.

Герцогиня не смогла сдержать теплой улыбки, скользнувшей по ее губам.

– Да, всего за неделю до капелланского вторжения. Это серьезно обеспокоит моего племянника.

Симона кивнула, но со своего не свернула.

– Роль Кассандры не менее значительна, Кэндайс. Вы могли бы сделать из нее героя Ляо. Куан Инь, несмотря на очень важную и хорошо проделанную работу, никак не годится на роль героя войны. Молодого Квинтуса почти забыли, да это и к лучшему.

При упоминании о младшем сыне глаза Кэндайс затуманились. Действительно, наверное, лучше было, что Квинтуса забыли – ведь он сам к этому стремился и тщательно возводил вокруг себя мощные барьеры. И очень хорошо, что мы внимательно следим за Катриной.

Генерал Девон наклонилась вперед, упершись локтями на стол.

– Кай, конечно, настоящее совершенство. – Она вздохнула. – Но ведь сейчас его здесь нет. А наши с вами дни в кабине меха, увы, остались в прошлом.

– Говорите только за себя, генерал, – сказала Кэндайс с несколько преувеличенной гордостью. Однако к совету Симоны следовало отнестись серьезно. «Не слишком ли жестоко я обошлась с Кассандрой? Кай тоже совершил немало ошибок, прежде чем достичь совершенства. Несправедливо судить Кэсс по успехам Кая. Симона права, я сама совершала ошибки, куда более серьезные, чем поступок Кассандры на Индикассе», – подумала она, а вслух произнесла: – Хорошо, Симона. Я составлю соответствующий приказ.

Девон улыбнулась.

– Кассандра не подведет вас, герцогиня.

– Хочу сразу же сказать, что я не позволю ей подвести меня. – Лицо Кэндайс снова стало серьезным. – Нам нужно разработать верный план для того, чтобы сдержать наступление Сунь-Цзы. Нельзя позволить ему захватить еще хотя бы один мир.

Хазлет, Нашуар
Сент-Ивский Союз

Морис Фитцджеральд занимался ремонтом своего танка в хазлетских механических мастерских. Он поднял глаза и увидел, что по ангару идет Даниэль Сингх. «Ищет кого-то», – подумал Фитц и продолжил работу. Вместе с механиком он ремонтировал прицел пушки, но краем глаза не переставал следить за своей бывшей напарницей. Даниэль рассеянно смотрела по сторонам, кого-то разыскивая, и тут ее взгляд остановился на Фитце. Она не смогла скрыть своего удивления. Одежда Фитца была в масле, руки по локоть в смазке. Он ничем не походил на бравого водителя меха, каким был когда-то.

Форма же Даниэль была тщательно вычищена и отглажена. Знаки различия показывали, что она уже получила повышение и стала командиром звена нашуарских внутренних войск.

– Фитц, – сказала она, останавливаясь перед его танком. – Ты весь в грязи.

– Посмотрел бы я на тебя, если бы тебе пришлось чинить миомерную мускулатуру твоего меха, – пожал плечами Фитц. Он передал инструменты механику и спустился к ней. «Она пришла не просто так, – подумал он. – Что-то затевается». – Подожди, пока я вымоюсь.

– Все еще занимаешься предсказаниями? – Хотя Даниэль и старалась говорить как можно более непринужденнее, в голосе ее все равно слышался интерес. – Что ж, на этот раз ты выиграл. Даю тебе пять минут.

Умывание заняло всего три. Переодеться Фитц не успел, но ладони и руки помыл довольно тщательно. Они с Даниэль двинулись через ангар к казармам Внутренних войск. В коридоре на них наткнулись два пилота мехов. Увидев в своей вотчине грязного танкиста, они не смогли скрыть удивления, но холодный взгляд Даниэль заставил их промолчать.

– Я еще не поблагодарила тебя, – сказала она, когда пилоты прошли мимо. – Без твоей помощи мой человек погиб бы в каньоне Солт-Ривер.

– Не бери в голову, – пожал плечами Фитц. – Ты не должна благодарить солдата за то, что он нарушил приказ, пусть даже ему крупно повезло.

– Я припомню твои слова, после того как ты встретишься с Неварром.

Неварр? Фитцджеральд припомнил холодную отповедь, выслушанную от командира во время их последней встречи. Неужели Неварр хочет поговорить с ним – ведь прошел уже месяц?

– Я надеюсь, не по поводу рейда лиранских войск? Мои Бродяги не отвечают за действия северного патруля.

Судя по всему, Сент-Ив испытывал отчаянную нужду во всех, кто умел управлять мехами. Фитц знал о том, что произошло: Седьмой полк потерял трех мехов и одного потеряли внутренние войска.

Даниэль искоса взглянула на него:

– Хм, я думаю, сейчас тебе ответят на все вопросы.

Расспросить ее подробнее Фитцу не удалось. Они остановились перед дверью и вошли в кабинет.

Неварр выглядел как обычно. В черной форме, он полусидел на краешке стола, сложив руки на груди.

– Сержант Фитцджеральд, – произнес он. – Рад видеть вас снова.

– Я тоже, сэр, – автоматически ответил Фитц, но дружелюбие командира показалось ему подозрительным. Он был уверен, что Неварр не стал бы его вызывать только для того, чтобы расспросить о его здоровье.

– Расслабься, Фитц, – сказал Неварр. – Я не собираюсь тебя терзать. Я хочу, чтобы ты вернулся в наше соединение.

Командир всегда говорил откровенно и без экивоков. Даниэль пододвинула себе стул и села.

– Сержант Манг получил серьезное ранение в инциденте с лиранскими войсками. В команде образовалась вакансия. – Она сделала паузу, а потом уставилась на Фитца непроницаемым взглядом. – В моем звене.

Фитцджеральд нахмурился, его черные брови буквально сошлись над переносицей.

– Я не подчинился приказу, а ты хочешь, чтобы я перешел в твое соединение? Не обижайся, Даниэль, но это самый плохой пример позитивного мышления, какой мне только доводилось видеть.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (371)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.051 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7