Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Основные идеи политического, социально–экономического развития Беларуси




Политический компонент белорусской государственной идеологии закреплен в Основном Законе " Конституции нашего государства, принятой народом. В ней дан ясный ответ на вопрос, какое общество мы строим. Республика Беларусь "это унитарное демократическое социальное правовое государство».

В государственном строительстве наш народ четко высказался за президентскую форму правления с эффективной системой власти.

В Основном Законе мы сформулировали свое видение, свою идеологию общественного блага. Такой подход раскрыт в статье 2, где выражен фактически новый взгляд на сущность и назначение государства. Уместно процитировать эту статью полностью: "Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью общества и государства" (то есть мы живем во имя человека и для блага человека.). Далее в этой же статье. "Государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности. Гражданин в свою очередь ответствен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией". Взаимная обязанность. Мы создаем государство, в котором на деле реализуются принципы

народовластия, воплощаются общечеловеческие идеалы и нравственные

ориентиры, обеспечивается преемственность национальных традиций,

сохранены и приумножаются фундаментальные ценности духовной веры,

семьи, коллектива.

Единство нашего общества цементируется взаимодействием трех основных

общественных сил. Наше гражданское общество опирается на Советы

депутатов недавно избранные, профсоюзы и молодежную мощную

организацию и ее союзников. Вот три основные опоры нашего общества,

которые призваны обеспечить связь народа с органами власти, вовлекая

граждан в активное государственное строительство вместе с другими

участниками политического процесса и осуществляя контроль за теми

структурами власти, которые имеют много этой власти и распоряжаются

материальными ресурсами.



Важнейшая составляющая часть нашей государственной идеологии —

теория белорусской модели социально–экономического развития. Она

предполагает формирование социально ориентированной, многоукладной

рыночной экономики с равноправным функционированием государственной

и частной собственности. И обязательным, я бы здесь подчеркнул,

наличием и превалированием из этих идей рынка идеи конкуренции.

Белорусский экономический уклад на деле доказал свою жизненность. Мы

первые (и пока единственные) среди стран СНГ превзошли уровень

промышленного производства 1990 года. Не разрушили, а нарастили свой

научно–производственный потенциал. Создали основу для устойчивого и

динамичного развития на перспективу.

Для нашей модели развития характерен высокий уровень социальной

защищенности, который создается каждодневным трудом, усилиями всех

работающих, гуманным отношением к человеку как главной ценности в нашей стране.

Социально–экономическая составляющая белорусской модели развития

достаточно полно раскрыта в Программе социально–экономического

развития нашей страны на текущее пятилетие.

Беларусь — наш общий родной дом, и каждому в нем должно быть тепло и

уютно. Всех нас объединяет благородная цель — сильная и процветающая

Беларусь. В заключение первого раздела остановлюсь на одном немаловажном

вопросе.

Мы привыкли к тому, что у марксизма три составные части, и изложены

они в трудах основоположников.

А где, в какой книге можно прочитать все о белорусской

государственной идеологии? Где учебник белорусской государственной

идеологии? Я много размышлял над этим. Проще всего было бы издать какую–то

книгу, скажем, Президента и предписать ее изучение в качестве

главного источника мудрости. Тем более есть свежий пример — уже на

белорусском языке, и это хорошо, издана книга "Рухнама" руководителя

Туркменистана, в которой есть все: и история туркмен, и руководство,

как вести хозяйство, как принимать роды и так далее. Но Беларусь–то

располагается в Европе. И то, что нормально, что такая книга у

туркмен есть, то нам не может быть присуще, мы не можем перенять

этот опыт вот таким образом. Мне предлагались многие книги в виде сборника высказываний и статей,

всего того, что я определял, говорил, писал. Но они были мною

отвергнуты. И не только потому, что они были плохо предложены.

Потому что это не будет воспринято. Собрание сочинений мы уже проходили. Но как же быть? Я говорю об учебнике по нашей идеологии. Сегодня идеи, мысли и взгляды, составляющие белорусскую

государственную идеологию "разбросаны" по разным источникам: в политических документах (в том числе предвыборных программах и

посланиях Президента, решениях Всебелорусского народного собрания,

Программах социально–экономического развития), в правовых актах

(Конституция, законы, декреты) и других документах. Свести все воедино, вычленить то, что касается нашей белорусской идеологии, безусловно, надо. Это задача ученых, учебных и

исследовательских заведений. Уже давно должны были быть и программы,

и учебные пособия, глубоко и доступно раскрывающие тему

государственной идеологии. Об этом в своем докладе я еще скажу. Но еще раз хочу подчеркнуть — мы говорим об основных идеях политического и социально–экономического развития Беларуси. То есть

об основных направлениях нашей идеологии. Мы говорим о тех

краеугольных камнях, которые должны лежать в основе нашей идеологии.

Вычленить то, что есть, то, что уже сказано. Найти, прописать,

продумать то, что не сказано, и четко написать, что является основой

и основными направлениями нашей идеологии. Это наша наипервейшая

задача.

Тогда любой из нас, и особенно вас, будут понимать — вот она

идеология. Вот краеугольные камни идеологии. Вот второстепенные

направления. Вот основа — идеологические взгляды, которые мы будем

проповедовать, идя к нашей цели.

 

 

Часть вторая: СИСТЕМА ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

За прошедшие десятилетия вырисовались контуры белорусской государственной идеологи, отличные от той, которую мы имели во времена БССР. Но изменилась не только идеология. Коренным образом изменились условия проведения идеологической работы. Исчезла пронизывавшая все общественные слои, группы и коллективы партийная структура — основной инструмент идеологического воздействия на массы. Нет больше той системы "единомыслия", при

которой не только отрицание курса руководства, но даже публично

выраженное сомнение влекло ответственность вплоть до уголовной. В

30-е годы сотни тысяч, если не больше, людей поплатились свободой

(это меньше касается Беларуси), а то и жизни за вольные рассуждения,

анекдоты о господствующей идеологии. В этих условиях идеологическому

работнику было комфортно — ни споров тебе, ни дискуссий. Правда,

жизнь потом сурово за это наказала. Сотни тысяч тепличных агитаторов

и пропагандистов оказались совершенно неспособны к полемике в

условиях плюрализма.

Сегодня в Беларуси идеологическую работу надо вести в принципиально

иных условиях — свободы слова, свободы печати и тех сложностей и

трудностей, о которых я говорил вначале. В условиях, когда

территория страны свободно простреливается во всех направлениях

мощнейшими информационными потоками, в том числе и откровенно

враждебными, необходим другой, более высокий уровень

пропагандистского мастерства, знания жизни, реальных проблем людей,

умения доходить до сердца и ума человека и, конечно же, убежденность

и искренность. Нужна новая современная система идеологической

работы. Компактная, динамичная, эффективная. У нас идеологической

работой занято немало народа и структур, но составляют ли они

слаженную систему с четким управлением? Для ответа на этот вопрос

посмотрим, как работает наша "идеологическая вертикаль".

Вот я это все говорю и чувствую, что у многих в зале опять и опять

бурлит мысль: а зачем все это? может, без этого обойдемся? Десять

лет прожили, власть эффективно удерживаем, что–то делаем, стараемся

и так далее. Может быть, доживем, не много же осталось (я имею в

виду политической жизни), а там другие придут? Упаси Бог вас так думать.

Приведу последний пример. Никто никогда, даже я, зная хорошо Ирак,

не думали в начале войны, что иракцы продержатся до сегодняшнего

дня. И для американцев и так называемой оккупационной коалиции еще

неизвестно, чем закончится. Почему это произошло? Арабы, дай Бог им

жизни, не вояки (это не чеченцы). Помните, как они на Синайском

полуострове воевали? Как только 12 или сколько там часов — все

бросали и молились, а их брали голыми руками.

И посмотрите, что сделала государственная идеология. "Мы защищаем

свою землю, мы оккупантам не сдадимся, мы защитим нашего Саддама" —

вот на чем строилась идеология последних месяцев. Раздали 7,5

миллионов старых автоматов против современнейшего оружия, старые

танки, и иракцы держатся. Держатся, потому что они преданы своей

земле. Вот эта идеологическая, скажем прямо, обработка сегодня

спасает Ирак. Я не знаю, сколько продержится еще Ирак. Трудно будет этим

бедолагам, потому что они брошены нашим лицемерием, лицемерием

многих государств. Вы видите, как они реагируют на гуманитарную

помощь. Благо, что нас уважают и не отказались от помощи. А России

сказали: заберите свои палатки, они нам не нужны. Это намек на то,

что не палатками надо было помогать им.

Сильные государства могли и даже сейчас могут остановить эту войну.

Но все считают, что это не их касается, это не их война. Подумаешь,

там дети гибнут, но не наши же дети. Никто не понимает, что в

современном мире чужих войн не бывает, все они наши. Сегодня они за

2 тысячи километров от нас, а завтра крылом заденут Каспий через

Ирак, через Иран, выйдут на Россию, и мы будем втянуты в эту войну.

Мы открыто и четко, четче, чем любое другое иностранное государство,

выступили против войны в Ираке. Как иначе, если почти 100 процентов

населения нашего государства выступает категорически против войны.

Какую же я могу занять позицию? Это, во-первых. А во-вторых, мы

всегда были с иракцами, мы им продавали, а они у нас покупали, даже

в ущерб порой качеству, наши товары. Они к нам относились как к

своим друзьям. Почему мы их должны предать? В то же время мы не

нарушили международное право, ни один закон, ни одну резолюцию

Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Мы ничего не

делали вопреки тому, что было установлено ООН.

 

Но надо сказать и другое. Им ли сегодня упрекать в нарушениях

международных норм какие-то государства? Потому что они своими

актами, действиями в Югославии и Ираке вообще поставили себя вне

цивилизованных законов, вне цивилизованной морали.

Говоря об идеологии, надо иметь в виду, что наш народ не привык жить

сам за себя. Он привык, чтобы ему кто-то что-то дал, принес. Он

привык жить в социализме. Я не говорю, что он не привык работать.

Да, он работает. Но он считает, что многие функции, которыми должны

заниматься сами люди, следует выполнять государству. Но время, когда

государство выполняло такие функции, прошло. Все хотим быть

независимыми, суверенными. Но суверенитет, независимость дорого

стоят и надо чем-то поступиться.

Это тоже одно из направлений идеологии: людям надо преподносить, что

самая высокая и большая ценность — это то, что мы живем на своей

земле в условиях мира. И надо разворачиваться всем. Каждому надо

предпринимать усилия, чтобы накормить себя, свою семью и уберечь

общество, свое государство. Но и государство не должно дремать. Не надо думать, что сегодня вот идзе i добра, ну навошта гэта прапаганда, как это на Западе об идеологии часто говорят. Навошта

гэта iдэалогiя? Шприц купили — укололи, если больной. Не больной —

добра. Няма шпрыца — малинового варенья дадим, или ветки березовые

заварим, попьет отвар и выздоровеет. Нет, уважаемые мои. Не дай Бог,

нам переживать более сложные времена. Но человек должен закалять

себя и готовиться к худшему. Будет лучше — хорошо. Это обычная

жизненная идеология. Мы без идеологии не обойдемся. Мы должны воспитать свой народ и сами

быть убежденными в том, что это наша земля, наш народ, что мы здесь

веками, тысячелетиями жили. У нас своя вера. Что мы эту землю должны

защитить и отдать своим детям и внукам. Нынешнюю обстановку мы должны найти, прописать и нести это людям. Конечно, какая-то работа ведется. Но нет двух главных составляющих: первое — системы, второе — инициативы. Нет идеи. Практически все более-менее заметные шаги в идеологической сфере

предпринимаются по прямым поручениям президента или в ответ на мои

замечания.

К примеру. Мы издаем сборник "Политика". Его предназначение —

доведение до каждого сидящего здесь, вплоть до районного звена,

доверительной, конфиденциальной информации, раскрывающей, образно

говоря, "тайные пружины современной политики", мотивы многих решений

президента, вызывающих большой общественный резонанс, скрытые от

публики.

Зачастую решения основываются на информации спецслужб, которую в

газетах не опубликуешь. Председателю райисполкома, министру, другим

управленцам надо знать причины того или иного шага руководства

страны и людям же объяснить. В качестве постоянного канала передачи

доверительной информации из центра на места по моему прямому

указанию в 1999 году и был учрежден этот сборник.

Теперь скажите вы, для кого издается "Политика": стал ли он

изданием, раскрывающим глаза на "секреты политики"? Ждете ли вы

этого сборника, как когда–то мы ждали "красные" информационные

бюллетени ЦК КПСС? Ответ только один — не ждем!

Бюллетень "Политика" стала "мусорной корзиной", куда спецслужбы (по

разнарядке и бессистемно), Министерство иностранных дел, другие

органы сбрасывают свои материалы. Это сборник случайных и зачастую

общеизвестных материалов, ничего общего не имеющих с актуальными

проблемами текущей политики.

За три года двум главам Администрации президента — Мясниковичу и

Латыпову — я написал пять резолюций, и им должно быть стыдно за это

убожество. Только в этом году под жутким давлением президента

несколько номеров "Политики" вышли в новом формате и с более-менее

приличным содержанием. Но это опять же не то.

На это не надо жалеть денег. Это должен быть иллюстрированный

журнал. Там наглядно люди должны видеть не только таблицы и графики,

но конкретные фотографии. Что собой представляет та или иная

ситуация. Ну, докладывают же президенту, к примеру, последнюю карту

боевых действий в Ираке. Почему ее не опубликовать в этом журнале?

Пусть люди наглядно увидят, где, какие части расположены, где какая

война идет, где кто наступает, какие колонны танков, вертолетов,

какие марки вертолетов, какие дивизии, части и так далее. Это же

надо вам для того, чтобы вы пошли к людям и что-то сказали. А может

быть что-то вычертили и показали. Но этого нет. Не дотягивает до моих требований еще одно важнейшее идеологическое издание — "Информационный бюллетень Администрации президента". Не

надо делать из него обычный журнал для повышения

общеобразовательного уровня.

Задача "Бюллетеня" — информационное сопровождение процесса

государственного управления на высшем уровне.

Проводит президент совещание по товарам критического импорта —

"Бюллетень" должен дать аналитическую подводку с раскрытием проблемы

(статьи министров, аналитиков, статистика), стенограмму совещания и

развернутые комментарии принятия решений: что, как и почему надо делать.

Вот тогда это издание и будет незаменимым источником самой

необходимой информации для наших управленцев.

Что, скажите, бумагу хорошую не можем купить и хороших фотографов

нанять, которые бы сделали иллюстрации? Все можем. У нас военные

могут нарисовать, начертить то, что вам не снилось. Там

талантливейшие люди. Задействуйте их, попросите, они вам бесплатно

сделают. Причина в инертности, нежелании работать. А это в системе

идеологической работы — пища. Вот мы систему создадим, а пищи для

нее нет. В том числе и жаренной, как ее часто называют. Ну что там

греха таить, она всегда нас интересует. Вас, прежде всего. И вам

хотелось бы ее иметь, чтобы в аудитории (я же был лектором и знаю),

сослаться на какой–то конфиденциальный источник и проинформировать

людей. Тогда этому источнику и этой информации будет много доверия,

люди ее запомнят. Но мы же этого не сделали. Надо сделать так, чтобы люди стремились размещать свой материал в бюллетене. А те службы или авторы, которые аналитику туда дают,

должны получать хорошие гонорары. Тогда это издание станет

незаменимым источником самой необходимой информации для наших

управленцев.

Если Администрация не справляется с элементарной задачей издания

двух журналов, то что говорить о других, более сложных вопросах

идеологической работы. Такое положение далее терпимо быть не может. Для коренного улучшения работы Администрации президента по руководству идеологической работой я даю срок до конца 2003 года.

Все должно быть отлажено и работать как часы. Отчетов писать не надо — по обстановке в нашем информационном пространстве я буду видеть, как идет работа.

Необходимые кадровые решения мною приняты: заместителем главы Администрации президента по идеологии стал Олег Витольдович Пролесковский, директор БелТА, человек изнутри знающий информационные технологии, человек системный, военный, в прошлом преподаватель. В его распоряжении весь научный и информационный ресурс страны — было бы только желание и умение применить его во благо Беларуси.

Надо, наконец, "поставить под ружье" Институт социально–политических исследований, огромный, по нашим масштабам, коллектив. Свое место в идеологической сфере должно занять еще одно "подначальное" Администрации заведение — Академия управления при президенте, которую два дня назад возглавил Станислав Никифорович Князев. Я с удивлением наблюдаю, как Академия стремится стать обычным вузом, как все готовить обычных студентов. Это ошибка. Ей предназначена особая, я бы сказал, уникальная роль.

Но с другой стороны, не надо в Академии учить всех. Особенно это

касается тех факультетов, на которых получают второе высшее

образование. Хотя и на все факультеты в целом надо выбирать самых

талантливых людей, неформальных лидеров, склонных к управлению,

принятию управленческих решений. Лидеры, харизматичные личности

должны там учиться. А у нас, что? Я приводил пример Службы безопасности президента,

сотрудники которой также обучаются в Академии управления. Они что

завтра управлять будут государством? Многие из них закончили

Академию и забыли об этом, как у нас говорят, "корки положили в

карман". Зачем они им? Они все с высшим образованием. Притом при

такой занятости эти сотрудники вообще не могут там учиться.

Понабирали, деньги тратим. Это же государственные деньги. Зачем вы

это делаете? Я бы мог назвать еще ряд примеров. Водители,

парикмахеры… Главное, что где–то там под аппаратом правительства

сидят, значит все, устроены в Академию. Что это за подходы такие?

Академия должна стать лидером в разработке, и главное, "запуске" в

учебный процесс государственной идеологии, ее политической,

социально-экономической и других составляющих.

А сейчас скажите мне — есть ли в Академии спецкурс по белорусской государственной идеологии? Его нет!

Учебное пособие или хотя бы методическая разработка по государственной идеологии? Их нет. Комментарии излишни!

Если в главном учебном заведении президента, где готовят госслужащих, не преподаются в системном виде даже основы государственной идеологии, то что говорить об обычных вузах, где готовят физиков и математиков. Хуже того, я получаю письма слушателей Академии управления, которые жалуются, что их не учат решать реальные экономические проблемы.

Преподавание экономических дисциплин там ведется по схеме "хороша жизнь на Западе, а в Беларуси все не так, как надо". В течение этого года Академия управления должна разработать учебные программы, пособия и другие издания по государственной идеологии. Показать пример, а если надо и обучить преподавателей других вузов, как доводить до слушателей, студентов основы белорусской государственной идеологии. Но еще раз подчеркиваю, мы эти основы с вами пытаемся сформировать на семинаре, но здесь много не сформируешь. Сегодня только начало.

Мы должны еще раз, в третий раз это говорю, не только краеугольные камни определить нашей идеологии, нашего государства, государственной идеологии, но и определить основы белорусской

государственной идеологии. И на основании этого создать учебники,

учебные пособия и курсы. Почти семь лет назад мы начали возрождать систему

идейно–воспитательной работы с населением. Тогда в облисполкомах

были созданы управления, а в горрайисполкомах отделы информации. Но

суть идеологической деятельности оказалась выхолощенной. Их работа

свелась к нейтрально–сухому информированию населения. В ней нет

главного — государственной позиции. Да и случайных людей набрали

немало. Как следствие — данные подразделения на общественное сознание влияют

слабо и вообще незаметно отошли в "управленческой вертикали" на

второй план. А по содержанию своей работы они явно не тянут на роль

идеологических структур. В лучшем случае — выполняют функции

общества "Знание". Их "нагружают" вопросами распределения

гуманитарной помощи (тряпки делят), разработкой памяток комбайнеру

по технологии уборки зерновых, организации деятельности добровольных

народных дружин и так далее. В большинстве горрайисполкомов на этом участке оставили по одному

человеку. Мы потеряли хорошо подготовленный ранее, во времена КПСС,

идеологический актив на местах, — как в коллективах, так и по месту

жительства населения. На заседаниях исполкомов идеологические

вопросы рассматриваются редко, их просто обходят.

Хотя, ради справедливости, отмечу: в период важнейших, судьбоносных

для страны политических кампаний "вертикаль" показала, что она

способна раскрутить свой идеологический потенциал и умеет работать с

людьми. Но кампанейский подход в идеологической деятельности всегда

оборачивается серьезными издержками: от этого страдает авторитет

власти в целом. "Идеологическую вертикаль" необходимо воссоздать на всех уровнях

государственного управления " как по территориальному, так и

отраслевому принципам.

Особенно тщательно необходимо подойти к формированию идеологического

ядра в трудовых коллективах. На предприятиях, как мне помощники

пишут, имеющих государственную долю собственности. А я вопрос

ставлю: а те, кто не имеет государственной доли собственности, они

что? Мы же к рынку идем. Случится так, что государственной доли не

будет, так что и идеология не нужна, и они не должны следовать тем

постулатам, на которых будет основана наша идеология? Поэтому я

выбрасываю вот это замечание пока, может, я ошибаюсь, и говорю — на

предприятиях с числом работников 300 и более, в организациях АПК —

150 и более должны быть введены должности заместителей руководителей

по идеологической работе. Сегодня на профессиональной основе этим

занимаются лишь в каждом третьем коллективе крупных предприятий и

хозяйств агропромышленного комплекса.

В малочисленных коллективах эти функции необходимо возложить на

заместителей, курирующих кадровую работу и социально–бытовые

вопросы. Но без формализма — ищите подготовленных, способных к

идеологической работе людей. Если таких нет, то лучше не делайте.

Мы не собираемся вводить новый институт комиссаров и политруков…

Хотя надо было. Честно вам скажу, надо было. Для нас это понятно.

Латыпов с Князевым предложили заместителя директора по работе с

персоналом. Я говорю: Урал Рамдракович, это мы с тобой в кабинетах

понимаем, что такое персонал, а там, на местах, что такое персонал

непонятно. А вот комиссар это понятно. В армии политрук — это

понятно. И потом: а кто нас раньше за комиссаров критиковал? Что, вы

думаете, Запад? Да мы же сами! В нашем обществе "умненькие"

появились и "размочили" все в пух и прах. Где комиссары у нас

остались? В евросоюзах, в Организации Объединенных Наций. А у нас

комиссар — это было плохо. Били по тем, кто эффективно работал. То

же самое и в армии — замполиты, политруки и так далее. Четко и

понятно. Но их колотили и били, потому что какая–то была

эффективность работы, пока формализм не заел. Да, неудобно было

командирам, Мальцеву было неудобно, когда он комбригом был или

полком командовал — топчется под ногами этот замполит. Я сам, помню,

работал замполитом, и командир неудобно себя чувствовал. Но всегда

был какой–то противовес, какой–то взгляд, на который и командир мог

опереться, если он разумный, и повесить на него ответственность за

воспитание солдат в трудовом коллективе. Так, Леонид Семенович? Вот

если честно так сказать.

Мальцев Л.С.: Да.

Лукашенко А.Г.: Да, и мы сегодня это потеряли. Все организационно-структурные преобразования вполне реально

осуществить без дополнительного финансирования и в рамках

сегодняшней численности работников. Денег на все, что я сказал, не

ждите. Они вам отданы. Ищите в своей численности людей, которые

должны координировать и планировать эту работу. А работой заниматься

должны мы с вами. Руководитель — это первый идеологический работник.

Потому что кого люди больше слушают и понимают? Кто имеет власть,

кто распоряжается средствами, кто является руководителем. Того люди

больше всего понимают, слушают и верят ему, а не человеку, которого

вы пошлете и который далек от всего.

О работе с идеологическими кадрами остановлюсь особо. Кто они —

сегодняшние идеологи? Такой специальности в вузах нет. Значит, нужна

система их отбора, расстановки и повышения профессионального уровня.

Академия управления при президенте Республики Беларусь должна уже с

нового учебного года начать на плановой основе подготовку идеологов.

Но и этим мы задачу не решим. Убежден, что идеологическим работником

по существу должен быть каждый (я только что сказал об этом), кто

трудится в органах власти и государственных учреждениях.

Недопустимо, когда чиновники или преподаватели учебных заведений не

разделяют государственной идеологии, а иногда открыто выступают

противниками власти и того курса, который якобы они проводят и сами

или должны проводить, будучи вмонтированными в эту систему власти.

Хорошо можно делать только то, во что веришь. С теми же, кто идет

вразрез с государственной политикой либо колеблется, нужно,

товарищи, решительно расставаться. Я убедился, ничего из них не

получится. Приведу пример. Приходит Мясникович, будучи главой

Администрации. Есть у него большой друг, может и сейчас еще дружит с

ним, — Петр Кравченко. Я не критикую Михаила Владимировича, потому

что я с ним тогда согласен был. Говорит: Александр Григорьевич, не

дурной же, а бастяется по этому Минску, мне прямо стыдно, что я

когда-то с ним работал (бывший министр иностранных дел, секретарь

горкома партии). Ну, давайте мы ему еще раз поверим и его

используем. Давайте мы его направим послом. "Куда, Михаил

Владимирович? Идите, думайте". Приходит: в Японию, там и работа не

такая уж большая, давайте хоть туда. Так он нам там такое учудил,

что от императора до бомжа в Японии все вздрогнули. Закончился срок,

его просто по окончании срока отзываем в страну, чтобы заменить

(дипломат может работать три года, а по решению президента и больше,

если на данный момент некем заменить. Но он же не является

незаменимым). Уже и работу нашли ему нормальную, а человек

отказывается ехать. Сбежал за 200 километров, печать спрятал. Ищут

его в Японии, найти не могут. Я уже спецслужбам, простите меня за

откровенность, даю указание — выкрасть и привести в страну. (Смех в

зале). Кто-то, наверное, передал — явился и сразу прямиком в

оппозицию. Вот вам пример. Я могу только на своем уровне десятки

таких примеров привести.

А сколько я сам себе, своему авторитету нанес вреда? Что подумали

обо мне люди, которые часто бескорыстно, не ради должности, да

больше половины таких людей сидит здесь в зале, помогают, борются за

президента и на выборах, и на местных, и на парламентских, и на

президентских, и на референдумах. Они же смотрят и думают: так что,

надо быть в оппозиции, чтобы президент куда–то назначил. Так порой

получается. И многие люди ко мне приходят, которые бескорыстно работали всегда и

везде, делом занимались. Они говорят: как же так, Александр

Григорьевич? Он же вот там был, по ту сторону. И вдруг он, смотрите,

чуть ли ни в Администрации президента у вас работает. Я тогда

начинаю интересоваться этим человеком, всякое же бывает. А может

хорошо работает? Но я не могу назвать ни одного примера, ни одного

человека с "гнильцой" внутри, который бы где–то хорошо работал.

Поэтому для меня лично — это вопрос решенный. Не будет с него толку.

А вот вокруг этой "гнили", если он попадает то ли к Латыпову, то ли

в Академию управления, то ли в правительство, столько "гнилья"

образовывается в течение короткого промежутка времени, что потом

приходить хирургическим образом вырезать. А это для живого

организма, особенно в управленческом звене, очень сложно, и

последствия затратные, которые, порой, в деньгах даже оценить

сложно. Поэтому я всегда говорю: ректоры вузов, еще там кто-то из

"свядомых", не согласны, спокойно заявление напишите, не указывая

причины. Ну, можете указать: не согласен с вашим курсом, поведением,

направлениями действий нашей власти и так далее. И тихонько уйдите.

Я вас буду уважать в 10 раз больше, когда вы так честно, откровенно

признаетесь и уйдете в оппозицию.

Поэтому не надо бояться идти в оппозицию, идите, спокойно работайте.

Мы еще этот уход профинансируем, потому что нам будет дешевле. Если

вы останетесь, вы много горя принесете, это будет дороже.

И посмотрите, что происходит в наших вузах. Если ты не воспринимаешь идеи, которые декларируются властью и Президентом, не иди работать в государственный вуз. Но коль ты работаешь в государственном вузе, есть государственные стандарты. Плохое государство, хорошее, но есть государственный стандарт, он утвержден, и, пожалуйста, работай по государственным стандартам. Что ты туда приходишь и мямлишь там, лепечешь не понятно что. Кто во что горазд. Вот он так считает, так и преподает курс. Скажите, в каком государстве это возможно?

Я подхожу к идейно–нравственному воспитанию в системе образования. Особая роль в воспитании гражданских качеств принадлежит национальной системе образования. На Западе говорят, что самые лучшие инвестиции — это инвестиции в

образование. У нас, в "бедной" в кавычках Беларуси, качественное

образование более доступно, чем в богатых США и Англии.

Все эти годы я твердо стою за то, чтобы каждый желающий и способный

мог честно поступить в вуз и получить бесплатно образование такого

качества, за которое на Западе пришлось бы платить несколько

десятков тысяч долларов — по нашим меркам это целое состояние. Во всем мире система образования формирует не только специалиста, но и гражданина с определенными моральными устоями.

И если с формированием специалиста мы еще как-то справляемся, то с воспитанием гражданина дело обстоит из рук вон плохо. Проблема воспитания гражданина средней и высшей школой многогранна и говорить о ней можно очень много. Я остановлюсь только на двух важнейших компонентах этой работы: учебники и живая личная воспитательная работа наставника. Говорят, лучший воспитатель — хороший учебник. Что греха таить,

очень малая часть школьников и студентов читает дополнительную

литературу — все знания из учебника и со слов преподавателя. В

минувшем году я дважды созывал совещания по учебникам по

гуманитарным дисциплинам. Делал это в ответ на потоки обращений

людей, не согласных с тем, что в школьных и вузовских учебниках искажается наша история.

Качество учебников по гуманитарным дисциплинам, объективное освещение истории — это отдельный большой вопрос, к которому мы еще возвратимся. Что же пишут школьные и вузовские учебники по теме нашего сегодняшнего семинара — о государственной идеологии Беларуси? Да практически ничего.

Еще на Втором съезде учителей в 2001 году я говорил о необходимости

приблизить к жизни наши социально-гуманитарные науки. Тогда мною

было дано поручение Национальной академии наук и Минобразования

разработать и представить проект Государственной программы развития

социально–гуманитарных наук. Поручение выполнено. Недавно мне представили этот научный трактат.

"Талмуд" получился увесистый. А подход предлагается старый —

вялотекущего, полусонного осмысления динамично развивающихся

общественных процессов. Более того, единого мировоззренческого

стержня для всех обществоведов в этой программе близко нет.

Правительству, Национальной академии наук надо еще раз тщательнейшим образом проработать эту программу с учетом итогов нынешнего семинара.

По учебникам приведу еще один пример. Один из моих преподавателей

Яков Иванович Трещенок написал мне: если Вы хотите, быстро, как я

замыслил за 5 лет что-то там создать и переломить ситуацию, то надо

лично взять под контроль написание учебников. Я преподаватель,

учитель, хорошо знаю, что такое учебник, и вы все хорошо знаете. Что

там говорить, сколько из нас по монографии учились? Немного. Все по

учебникам. И дай бог, что б к экзаменам хотя бы учебник прочитали. А

некоторые не читали, по лекциям там или еще какими-то методами

сдавали экзамены, но учебник — это основа. И его надо создать и

привлекательным, и достаточно научным, и сложным, но в тоже время не

отталкивающим студента и обучающегося.

Принципы, какой нужен учебник, известны. Но особенно важна

объективность. Это касается, прежде всего, филологии, истории,

обществоведческих наук, гуманитарного цикла.

Второй вопрос — живая работа наставников по идеологическому воспитанию учеников и студентов.

Серьезную озабоченность вызывает эта работа в высшей школе. Чем живет–дышит молодежь, к сожалению, преподавателей не волнует.

Оттарабанили по желтому конспекту лекцию — и до свидания!

А сами побежали на почасовку в частный вуз. И там — спиной к студентам, быстрей-быстрей.

Вопросы мировоззренческие, вопросы судьбы своей страны и своего

народа, избранного пути развития, отношения к обществу, к своему

общественному долгу — словом, все важнейшие аспекты формирования





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (614)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.077 сек.)