Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


ВЕРСИЯ ЗВЕЗДНОГО МАЛЬЧИКА 4 страница





-Айван... - Что?

-Чо... скажи мне кое-что? -Да?

-Откуда ты такой... ну... такой... Откуда ты такой?..

-Страстный? - Да.

-Риган имя мое, и природа моя Риган тоже... Раздвинь ноги.

Его настроение непредсказуемо. Иногда он может часами молчать, не считая его разговоров с Ман-Аем. В другой раз говорит без остановки, выпаливает все единым духом, целый ворох слов, словно не может с собой справиться. Великие планы, бвай! Им пора перестать покупать траву. Вместо этого он и Педро захватят какую-нибудь вершину холма в деревне и сами будут ее выращивать. Будут обеспечивать других торговцев. А потом он запишет новую пластинку, но уже как независимый продюсер.

-С каких это пор, братец, ты стал фермером? - со смехом поинтересовался Педро.

-Всегда им был, ман, - серьезно ответил Айван.

-Но ты, кажется, и капиталистом стать хочешь?

И все это время слова, планы, мечты изливались из него водопадом, как будто кто-то другой в нем говорил, обращаясь не к Эльзе, не к Пед-ро и даже не к самому Айвану. Она прекрасно знала, что он любит поноситься со своими мечтами и надеждами, но тут что-то другое. И все началось с того самого воскресенья... Может быть, и не все, но в одном она была точно уверена.

В тот день Айван встал с кровати - в тот первый день, и спросил, есть ли в доме деньги.

-Только на школу Ман-Аю и домашние деньги.

-Неважно, я отдам в пятницу.

-Зачем они тебе?

-Нужно найти одного бвая, дело не ждет. Когда Айван вернулся, он словно горел, был очень возбужден, и весь на нервах. Он не мог скрыть энергии, которая в нем бурлила, не мог справиться с ней. Как Эльзе показалось, под рубашкой он что-то прятал.

-Ты нашел его?

-Конечно. - Избегая новых вопросов Айван прошел в их комнату и захлопнул за собой дверь. Ей никогда не забыть эту закрытую дверь, потому что раньше он никогда не выставлял се из их комнаты.

Айван пробыл там довольно долго, и когда наконец вернулся, Эльза заметила, что он изо всех сил старается вести себя как ни в чем не бывало. Нужно было все разузнать, и ей не составило труда найти в его личном ящике под кроватью два револьвера. Она виновато прислушивалась к удаляющемуся звуку "хонды" и, наверное, сгорела бы со стыда, если бы Айван обнаружил, что она роется в ящике, который он специально держал подальше от нее. Вскоре она поняла, что лучше ей было бы туда не заглядывать.



Вот это напасть, а? Насколько я понимаю, Пе-дро не знает, что Айван принес в дом оружие. А что, если его найдет Ман-Ай? Господи Иисусе, даже говорить страшно... Но что Айван хочет делать с двумя этими штуками? Я не могу рассказать о них Педро и не рассказать тоже не могу. Вот так несчастье! Вряд ли, конечно, Айван собирается стать ганмэном. Нет, он наверняка купил их для кого-то, вот и все. Ведь, когда бы я туда не заглядывала, они всегда лежат на месте. Или только один? Бог мой Иисус, Айван бродит по городу с револьвером за поясом?..

Но что же все-таки с ним случилось, с Айваном-то? Взять хотя бы это утро. Педро с Ман-Аем отправился делать обычный обход. Айван, как всегда, спал допоздна. Как только она прочла в газете заголовок, она бросилась его будить, потому что дело касалось ганджи.

-Смотри, Айван!

-М-м-м, чего там? Зачем ты меня разбудила?

-В газетах пишут, что полиция задержала в Майами самолет, доверху набитый ганджой. Говорят, он летел от нас.

Как будто муравьи в кровать к нему забрались, вот так же Айван подскочил и схватил газету.

-Семьсот тысяч долларов по уличной цене! - Это его окончательно разбудило. Он уставился на нее как безумец. - Слышишь, что я говорю - семьсот тысяч долларов к чертям! Я скоро буду. Где мои штаны?

-Ты разве не понимаешь, они сказали, что правительство США послало сюда вертолеты помочь силам охраны расправиться со всей этой торговлей?

-Чо! - фыркнул он. - Это пропаганда, чистой воды пропаганда. Ладно, я скоро.

Он не стал ждать Педро и Ман-Ая с мотоциклом, а пошел пешком, скорее даже побежал, на ходу заправляя рубашку в штаны.

 

 

ВЕРСИЯ РИГАНА

 

Почему я всегда чувствовал, что Жозе знает все про тот самолет? Он меня за дурака, что ли, держит? Когда я увидел его с тем человеком высшего уровня, там, у Пиннакля, он засмеялся и сказал, что идет на крикетный матч. Крикетный матч? Нет, он обязан был всем нам все рассказать. Семьсот тысяч долларов! Кто все это возьмет себе? А мы от солдат и от пуль бегаем каждый Божий день. За что? За мелочь какую-то. Л королева Педро? Нет, ман, Жозе обязан все нам сказать. А что, если и правда янки пришлют сюда вертолеты и "загасят" торговлю? Такой Вьетнам тут начнется... Что станет с акрами, в которые мы с Педро и Кули Растой собираемся вкладываться? Это же все мое будущее! Пойду-ка поищу Жозе.

Айван решился на экстравагантный поступок и взял такси. Водитель был в курсе всей секретной информации, так что гнев Айвана оказался разделенным.

-Хрен с ними, с бокситами! - объявил он страстно. - Главный природный ресурс нашей страны - это ганджа. Знает ли Айван, что у премьер-министра и его кабинета есть свои тайные плантации? Большой бизнес, очень большой. Ты знаешь, Джон Кеннеди приехал сюда, говорит, хочет животноводством заниматься. - Водитель громко рассмеялся. - Большой Джон думает, здесь все идиоты? Ехать сюда из Техаса разводить коров? Ха-ха-ха... Особенно если все знают, что лучшая ганджа в мире растет именно здесь? - Он снова засмеялся.

Айван не знал, кто такой Большой Джон Кеннеди и в каком фильме он играл. Имя вроде бы знакомое, возможно, ковбойская звезда? Но так или иначе, его мысли витали далеко от Техаса.

-Лично я этим бизнесом заниматься не собираюсь, - сказал водитель голосом воплощенной добродетели. - Я христианин. - Водитель с огорчением посмотрел на Айвана и на какое- то время замолчал. - Знаешь, что больше всего губит нашу страну? - спросил он наконец риторически и, не дожидаясь ответа, проговорил: - Слишком много христианства, завезенного из Америки! - Он начал новую тему, и в глазах его загорелись недобрые огоньки.

-Славь Бога, брат, - сказал Айван. - Славь Его святое имя.

Риган оставил такси за углом, поскольку такое его прибытие означало бы, что у него что-то срочное. Жозе и его нынешняя пассия по имени Пинки праздно сидели за столиком. По соседству, потягивая пиво, расположились несколько торговцев. Риган, особенно после беседы с водителем, ожидал, что главной темой разговора станет самолет. Ничего подобного, бизнес, как всегда. Айван принес свое пиво к столу Жозе.

-Играешь в кости, Джа?

-Почему бы и нет? Один цент очко? Айван бросил кость.

-Твой ход, ман. Ты сегодня газеты читал? - Он сказал это обычным голосом.

Жозе пропустил его слова мимо ушей.

-М-м-м. Твой ход.

-В Майами самолет задержали. Говорят, отсюда летел.

-Я читал.

-Ну и что?

-Что "что"? Двоих, они говорят, взяли. Твой ход.

-А кто говорит? Кто - они?

-Они, ман. Сам знаешь, они говорят. Мой ход.

-Жозе, а вдруг они начнут жечь поля, как тогда быть?

-Это пропаганда, чтобы немного успокоить христиан. Ничего не будет.

-И все-таки, если они пойдут на риск, нам нужно что-то предпринимать.

-Твой ход, - протянул Жозе.

-Крикетный матч, а? - сказал Айван.

-Кое-кто в крикете сейчас сильно поднялся, - усмехнулся Жозе.

-Семьсот тысяч долларов, Жозе? Это разве шутки?

-Пропаганда, ман. Твой ход.

-Но все-таки кто-то делает хорошие деньги. Кто?

-Спроси кого хочешь. Все знают кто.

-Но я тебя спрашиваю, Жозе. Их взгляды столкнулись.

Жозе рассмеялся.

-Премьер-министр, министр сельского хозяйства, епископ города Кингстона. Все об этом знают.

-Жозе, ты думаешь, я шучу?

-Твой ход.

-Если они продают все это на экспорт, у нас с Педро есть полтора акра земли. Почему бы нам втроем не продавать все напрямую и делать реальные деньги? Что ты на это скажешь?

-Я больше не играю. - Жозе демонстративно отложил кости и наклонился к столу так, что Айван не заметил изменившегося выражения его лица. - Пинки, сходи-ка принеси пива. - Он поднял голову и посмотрел женщине вслед. Его голос был тихим и напряженным: - Айван, слушай меня внимательно. Я ничего не знаю об экспорте, ничего. И давай на этом кончим. Если тебе не нравится наше дело, в Западном Кингстоне тысячи людей, которые хоть сейчас готовы работать со мной. Не нравится тебе - уходи, ман, давай расстанемся. Вот и все. Просто расстанемся. - Он посмотрел на Айвана и пошел к выходу.

-Подожди...

-Что?

Жозе обернулся.

-Ты же знаешь, я не хочу расставаться с тобой, старик. Но где это написано, что мы тоже не можем делать хорошие деньги?

То ли Жозе уже был гораздо больше напряжен, чем показывал, то ли что-то еще - Айван не мог понять что - но эти слова Айвана буквально взорвали его. Жозе вперился взглядом в Айвана. Вены на его шее набухли, и гнев начал перетекать в истерику.

-Слушай меня внимательно, ты, жопа! Когда я тебя подобрал, ты не знал, что делать со своей задницей. Полуголодный был. Теперь у тебя во дворе стоит "хонда". Каждую ночь ходишь в клуб и развлекаешься с женщиной. Ты кто? Идиот? Хорошие деньги? Сколько денег вы с Педро берете каждую пятницу? Это не деньги? Тебе нужно благодарить судьбу, что ты вообще зарабатываешь на жизнь. Ты знаешь, что люди говорят: "Когда человек знает, что спинка у стула слабая, он на нее не опирается"? Наверное, знаешь. А теперь, с твоего позволения, я уйду отсюда. - В слепой ярости Жозе с размаху пнул ногой стоящий у него на пути стул и вышел. Люди в кафе, с деланно безразличными лицами, внимательно наблюдали за происходящим. Они ничего не пропустили. Чувствуя себя полным идиотом, Риган пошел вслед за Жозе. В каком- то смысле он, конечно же, прав, дела у них с Педро идут отлично.

-Эй, Жозе! Подожди, братан... - Айван прибавил шагу. - Подожди, ман, все еще одна любовь...

Жозе не останавливался. Риган не знал, слышит ли он его из-за рева мотоцикла. Опять случилось что-то странное. Оба они, и Педро, и Жозе, как будто перепугались, когда он заговорил о высших этажах в торговле. Он впервые столкнулся с такой реакцией Жозе, который отличался завидным хладнокровием и никогда не повышал голоса и не выдавал своего внутреннего напряжения. Теперь же он кричал, был взбешен, раскидал стулья, и все из-за чего? Они ведь со всем справляются. Ладно, немного хладнокровия и - поживем-увидим...

-Подожди, не могут же они сейчас начать жечь тростники? Еще не время сбора урожая, а? - Рас Петр сказал это, прищурившись на солнце. - Ты чувствуешь запах дыма?

-Так и есть, - ответил Риган. - Уже давно чую. Ты слышал что-нибудь о забастовке или каких-то там проблемах? Наверное, случайность это, что тростники горят, ман.

-Айван, посмотри на гору, туда, где Пиннакль стоит.

Там, за равнинами плантаций сахарного тростника весь горный массив был испещрен струйками черного дыма, поднимавшегося в ясную синеву неба.

-Бамбоклаат! - прошептал Айван. - Это не пропаганда. Обернись сюда, Педро.

Они остановились и молча стали смотреть на горящие горы. Шесть, семь, нет, десять столбов дыма поднимались в воздух и превращались в одно темное облако, неподвижно повисшее над вершинами. Четыре вертолета, четыре зловещих стрекозы парили в небе, влетая и вылетая из дымного облака, подобно гигантским доисторическим насекомым, которых огонь выгнал из нор.

- Поверь мне, там уже ни корешка травки не осталось, - усмехнулся Педро.

-Весь урожай этого года.

Приближающийся грохот заставил их отъехать в заросли тростника. Мимо них пронеслось четыре тяжелых армейских грузовика. Солдаты были в полной амуниции и выглядели радостными, почти ликующими. Их камуфляж был украшен веточками с зелеными шишечками, что придавало всем на удивление беззаботный вид.

-Смейся-смейся, человек, тебе, наверное, хорошо, да? - пробормотал Риган.

-Возмездие, - сказал Рас Петр. - Грядет вам возмездие.

Риган взглянул в глаза своего брата и понял, чем для него были эти ухмыляющиеся молодцы и их небрежно болтающиеся на шее автоматы. Риган думал об уничтоженных полях и о первой ночи, проведенной в присутствии Рас Петра. Он услышал грохот еще одного грузовика. Его рука полезла под рубашку и нащупала перламутровую рукоятку, согретую его телом. Его вновь охватило стремительное и высокое чувство, словно он отлетел от себя, ни о чем не думает, не взвешивает свои шансы, не примеряется к обстоятельствам, а просто бесстрастно наблюдает за развитием пьесы. Он увидел, словно в кинофильме, как на ветровом стекле появляется трещина, как ужас пробегает по лицу водителя, как грузовик, теряя управление, шумно съезжает в тростниковые заросли...

Голос Рас Петра и его рука привели его в себя.

-Нет, нет, брат мой. Худший враг нередко живет в тебе самом. - Он взял Айвана за руку и крепко сжал ее. Медленный спокойный голос продолжал: - Ты ведь не совсем еще сошел с ума? Помни, что я один и со мной старина Ман- Ай, которому нужна помощь. Ты же не безумец, ман?

-Пожалуй, нет, - ответил Айван, гадая, почему голос и манеры Рас Петра всегда кажутся такими отстраненными. - Так ты знаешь о револьверах?

-Давно знаю, - сказал дредлок. - Тревожат они мой дух. Знаю, что творится с тобой, но, как бы там ни было, Я-ман не защищает игры кровавые. Джа слышал, как я поклялся, что не желаю видеть этого - как черный человек убивает черного человека.

-Но это приходит и уходит, и снова приходит, - ответил Айван.

-Давай-ка поищем Жозе и спросим его, весь этот дым над Пиннаклем - тоже пропаганда? - предложил Педро.

-Не лучше ли самим посмотреть, что там реально происходит? Солдаты уже уехали.

-Бвай, ты ведь понимаешь, сколько они там наверху пробудут. Не успокоятся, пока не выжгут все растения. Поворачивай лучше назад.

Передовое вертолетное звено "Операции "Дружба"" провело четыре недели, исследуя самые отдаленные холмы в районах, известных производством травы. Вертолетчики вместе со следовавшими за ними по пятам солдатами вряд ли многое пропустили. То ли по удачному совпадению, то ли намеренно, операцию провели как раз в то время, когда урожай набирал силу. Пресса и церковные власти наперебой расхваливали беспрецедентное международное сотрудничество и четкие действия армии. "Операция "Дружба"" - небывалый успех в области масс-медиа и дипломатии, с этим все согласились.

Крестьяне восприняли все стоически. "Пускай Вавилон тешится, - сказали они. - Вертолеты улетят туда, откуда прилетели, а трава, она навечно - мир без конца. Пусть себе жгут поля - пройдет дождь, и трава снова восстанет, зеленая и ласковая. Траву не убить им".

Торговцев и городских покупателей бросило в холодный пот. Начались панические закупки про запас во всех известных точках в городке лачуг. На какое-то время спрос во много раз превысил предложение, результатом чего явился немедленный скачок цен. Но вскоре на рынке появились прошлогодние запасы - необычайно хорошая трава, пролежавшая год в земле и "набравшая силушку". Смоляная, убойная, пропахшая землей ганджа была быстро распродана, поскольку крестьяне готовились к засухе. Ганджу с тех полей, которые сумели избежать армейских огнеметов, наскоро собрали и привезли в город, но она была еще не окрепшая и зеленая, и потому оказалась слабой и беспон-товой. Стыд и срам, сказал Рас Петр.

В отличие от многих других, ему и Ригану еще повезло. У них был припрятан мешок ганджи изумительного качества, в который они, по настоянию Рас Петра, вложили свои деньги. "Реальное колли как-в-первый-раз", по его словам. Но они горячо разошлись во мнениях - Айван со страстью, Рас Петр с безмятежной непреклонностью. Пока продолжается кризис, считал Пе-дро, ганджа должна поступать к их постоянным покупателям по старой цене. Айван полагал такую политику чистым безумием. Скоро все пойдет от худшего к худшему, поэтому нужно попридержать траву. Очень скоро колли высокого качества будет на вес золота, да что там золото, на вес десятидолларовых купюр. "Не жни там, где не сеял, - предостерег его Рас Петр, - и не вступай на путь угнетателей". Мешок был распродан за один день.

Торговцы встречались и подолгу совещались, но совещания эти ни к чему не приводили, потому что вести им было некуда. Те, у кого осталось кое-что про запас, взлетели в одночасье. Один парень по прозвищу Башка сумел так подняться, что тут же выложил деньги на новенький "Форд Кортина". Вскоре ему пришлось пожалеть о своем скоропалительном решении - когда он не смог удовлетворительно объяснить полиции источник своего внезапного богатства. "Представьте только, маленький грязный "страдалец" припарковал новый "Кортииа" к своему сараю?" Торговцы проклинали захваченный самолет, с которого и начались все несчастья, вместе с летчиком и его матерью. Жозе отнесся ко всему философски. Когда бизнес расцветал, никто не причитал, потому и сейчас "держите свой чертов рот на замке". Не считая такого рода хлестких фраз, он говорил немного и был, как правило, неуловим.

Когда поставки ганджи в Тренчтаун стали совсем мизерными, резко усилилось потребление белого рома. А вместе с этим возрос уровень преступлений, агрессивного поведения и иррациональных выходок, поскольку нервная система "страдальцев", годами умиротворяемая ган-джой, внезапно получила шоковую подпитку в виде рома.

Вся травяная экономика, включавшая в себя крестьян-производителей, заготовщиков, резчиков, распространителей, а также шустрых посредников, влезавших в трещины торговой сети и кое-как перебивавшихся там, была разрушена. Официально безработный паренек стал реально безработным, лишенный каких-либо источников дохода. Пошли кражи со взломом, обычным стал разбой с использованием револьверов, ножей и мачете и даже без таковых, на чистом отчаянии и грубой силе. Пресса и церковь громко сожалели о возрастающей порочности социальных низов, забывая упомянуть о неуклонном росте случаев избиения жен в сельской местности.

Премьер-министр выступал с крутыми речами, укрепляя свой престиж среди избирателей в богатых предместьях. То и дело его пронзительный, слегка истеричный голос можно было услышать по радио.

- Я хочу, чтобы все и каждый знал, что под властью нового правительства полиция не обещает легкого блаженства ни одному грязному криминалу. - Скрываясь за высокими стенами, запертыми воротами, зарешеченными окнами, респектабельные граждане согласно кивали, издавая понимающие звуки. Пресс опустился.

Рас Петр сделал кое-какие накопления на черный день. Эльза тоже еженедельно кое-что откладывала из денег на домашние расходы. У Айвана не было наличных, но он продал наручные часы и немецкий транзисторный приемник. Они бы справились с кризисом, если бы Ман-Ая не постиг приступ такой силы и продолжительности, какой раньше с ним не случался.

Доктор покачал головой. Он пробормотал что-то про анемию, вялость костей и обезбоАйвание. ПереАйвание крови и таблетки. Кровь, лекарства и деньги. Тучи мрака сгущались. Все, что было несущественным, было продано. В такие времена, настаивал Айван, пистолеты - вещь первой необходимости, но, если потребуется, он продаст и их. Рас Петр не спорил. Они согласились, что "хонда" относится к предметам первой необходимости, и Риган сжег немало сэкономленных денег на дальние поездки по стране в поисках ганджи. Вскоре закупочные деньги кончились. Шляпки Эльзы стремительно исчезали. Айван вернулся с небольшим количеством хорошей травы. Он так и не рассказал о ее происхождении, да никто его и не расспрашивал. Траву распределили по точкам, и на этот раз Рас Петр и словом не обмолвился о цене, которую зарядил Айван. Только когда они подсчитали выручку, им пришло в голову, что часть денег принадлежит Жозе. Педро, как обычно, отсчитал его долю.

-Мы не знаем, где нам взять следующую партию, понимаешь, Педро. Мы не можем платить Жозе за эту неделю.

-Я даже доктору в среду не заплатил, - ответил Рас Петр.

-Пусть Жозе берет свою долю из тех семисот тысяч долларов, которые они оставили в Майами, ман. Не плати ему.

-Во всяком случае, мы должны объяснить ему ситуацию, - сказал Педро.

-Ничего не говори, сэр. Из-за таких, как он, армия пожгла все поля. Ничего не объясняй ему, к черту,

-Нет, брат, мы должны ему все объяснить. Возможно, не стоит отдавать ему всю долю, но нужно продемонстрировать, что мы намерены ему заплатить, хотя бы и не сразу.

В кафе "Одинокая звезда", куда они вошли, на этот раз не было ни торговцев, ни женщин, которых привлекало сюда свободное обращение торговцев с деньгами. Жозе потягивал пиво за столиком в позе одинокого величия, со своей ледяной непроницаемой маской.

-Риган, Педро, одна любовь, братья!

-Одно сердце! - сказал Рас Петр.

-Одна судьба! - ответил Жозе. Риган кивнул. - Хайле, ман. Рад видеть, что вы меня не забыли. Вы работали на этой неделе, и я вас не видел. Но вот вижу вас - и мое сердце радуется.

-Чо, - серьезно сказал Педро. - Ты знаешь, что мы не мухлюем с тобой, Жозе. Было такое хоть однажды?

-Первый и последний раз, - сказал Жозе и улыбнулся, чтобы показать, что это шутка.

-О чем ты... - начал было Айван, но Педро поспешил оборвать его.

-Мой бвай болеет, очень плохо...

-Жизнь тяжелая, - сказал Жозе, - но есть кое-что тяжелее ее.

-Я правда не могу заплатить тебе все за эту неделю. Ты должен нас понять и дать нам отсрочку.

-Если я пойму аас, мне придется понять и других, а тогда никто из моих людей меня не поймет. Пятьдесят долларов - только это меня касается.

-Я принес тебе все, что мог, Жозе, бвай у меня больной...

Жозе сделал рукой короткий жест отстранения, как бы от всего открещиваясь. Айван, загоревшись гневом, стал было говорить, но Педро энергично покачал головой. Жозе равнодушно смотрел на Айвана:

-Пойми, это не мои заботы. Мне жалко твоего бвая - честно, но если ты торгуешь, ты платишь. По-другому никак.

-Жозе, войди в мое положение, брат. Я не собираюсь тебя обмануть, я пришел к тебе как брат.

-Да не проси его, к черту, - сказал Айван. - Ты не можешь заплатить ему за эту неделю, вот и все. Не плати ему, ман,

Жозе ласково засмеялся.

-Погоди, Педро, - разве ты не объяснял этому маленькому бваю, как должны идти дела?

Кажется, он что-то не понимает? Даппи морочат его.

-Забудь это, Жозе, и войди в мое положение, - сказал Педро. - Я прошу тебя.

-Без жалких историй, ман. Меня они не касаются. Я имею дело только с пятьюдесятью долларами. - Жозе сосредоточил взгляд на бутылке "Ред Страйп " и протянул открытую ладонь.

Педро долго смотрел на его ладонь.

-Так... тебя касаются только деньги. И больше ничего - только деньги?

-Только деньги, брат. - Он протянул руку и извлек деньги из слабого захвата Рас Петра. - Одна любовь, ман.

Айван стоял, сжимая и разжимая кулаки, и наблюдал за тем, как Жозе пересчитывает деньги и кладет их в карман. Жозе был лично знаком с Ман-Аем и знал, что он болен. А Педро - что ему такое известно, что заставляет его идти на поводу? Почему он позволил Жозе взять деньги? Пошли они все...

-Аи... Я не плачу тебе до следующей недели, Жозе. Скажи своему боссу, пусть возьмет мою долю из тех денег в Майами. Из-за них все поля сожгли.

-Расскажи ему обо всем, Педро, - велел Жозе.

-Не надо мне ничего рассказывать - я заплачу, когда смогу.

-Когда сможешь? Когда выйдешь, ты хочешь сказать? Расскажи ему обо всем, Педро.

-Откуда я выйду? Откуда? - Сделав шаг в сторону Жозе, Айван потянулся к рубашке. - Иее, откуда это я выйду? Я не боюсь тебя, Жозе, ты это знаешь.

-Знаю. Как тебе меня бояться? Риган же у нас - бэдмэн, Риган - ганмэн. - Жозе улыбался так, словно что-то его сильно развеселило. - Но и я не боюсь тебя, ты тоже это знаешь. Педро, ты хорошо поговори с этим бваем.

 

 

ВЕРСИЯ ЖОЗЕ

 

И ведь не кто-нибудь, а я все сделал для этого бвая. С того первого дня, когда эта бедная жопа в город приехал. Да, на сей раз паренек пролетел мимо гнездышка. Видите, как все бывает. Где тонко, там и рвется. Если пойдет слух, что Риган торгует и не платит, другие тоже пойдут по его пути. Но рано или поздно я ожидал чего-то подобного, так что все к лучшему. Возможно, давно уже пора было показать ему, что бывает с теми, кто нарушает закон. А ведь он и хотел бы дать Педро передышку. Но сначала один, а потом - все остальные. Маас Рэй поставил все под его личную ответственность, для этого человека нет ничего невозможного. Когда торговец делает большие деньги, он сам рад платить. Какие они неблагодарные, ман. Чувство собственной брошенности и людской неблагодарности привело его в ярость. Чем больше он думал, тем больше закипал. Особенно на Рига-на. Этому парню он всегда делал только хорошее. К тому же в каком-то очень тонком смысле ему нравится его стиль. Но бизнес есть бизнес, и он знает, что хуже ужасного Маас Рэя нет никого...

-Маас Рэй, видите ли, сэр, беда тут небольшая. Забавное время сейчас, знаете, в торговле все как на ниточке... Один тут есть торговец,

сэр - да, сэр, тот, что работает с Рас Петром... Его зовут Риган. Но это не моя промашка, сэр... Что я от вас хочу? Понимаете ли, это нахальный бвай и рот у него большой-пребольшой, - если он уйдет с этим, все обо всем узнают.,. Так точно, сэр. О'кей, сэр, так и придется сделать. - Жозе готов был уже повесить трубку, но внезапный импульс остановил его. Он не собирался этого говорить, но у него сложилось впечатление, что Маас Рэй винит во всем случившемся его. Он не хотел дальнейших порицаний.

-Подождите, сэр, еще одно. - Жозе замолчал, но было уже поздно. - Вот что, сэр, возможно, это и неправда, но вы должны знать - говорят, что этот бвай - ганмэн. Хорошо, сэр. - Еще не повесив трубку, он уже пожалел о сказанном. Но сожаления никому еще не помогали. Теперь пусть Риган сам о себе заботится. "Если козочка не знает, как устроена ее дырка в заднице, ей не стоит есть столько гороха", в конце концов...

 

 

ВЕРСИЯ РИГАНА

 

Айван вбежал в комнату, где Рас Петр и Эльза несли свою бдительную вахту над Ман-Аем. Хотя он и старался приглушить голос, всем стало ясно, что он очень возбужден.

-Я привезу траву, Педро. Очень хорошую траву.

-Сколько бензина мы сожгли из-за напрасных слухов, Джа? У того есть трава, у этого есть трава... А как до дела, то ни травы, ничего. - В голосе Рас Петра звучала апатия.

-Но надо хотя бы проверить. Как Ман-Ай?

-Не лучше и не хуже - как обычно.

-Мы должны заработать немного денег... Я поеду проверить, есть ли трава.

-Чем ты заплатишь за нес, Айван, даже если - а я в это не верю - она где-то есть?

-Говорят, у Бхуа она есть. Он поверит нам и подождет, - сказал Айзан. - А если нет...

-А если нет, что тогда? - спросил Рас Петр, впервые за все это время поднимая голову.

-Тогда... тогда мне придется его уговорить, - сказал Айван и вздохнул.

-Так вот до чего мы дошли? Джа свидетель, Айван, Бхуа - мой приятель. Мы не имеем права этим заниматься.

-Что ты говоришь? - взорвался Айван. - Взгляни на Ман-Ая. Мы обязаны сделать для него все, что потребуется.

-Но не этого брата, не этого. Мы ведь не звери! У нас есть разум, ман.

-Ну, и что тогда?

-Лучше, брат мой, продадим "хонду". Если кто и должен ехать за травой, так это я, но мне не оставить Ман-Ая.

-Я сам съезжу, в чем проблема?

-Айван - ты не заплатил Жозе за прошлую неделю... Ты разве не понимаешь, как ты рискуешь? Лучше продадим "хонду", не езди, ман.

Эльза, которая молча все слушала, наблюдая за их лицами, сказала:

-Если есть хотя бы один шанс, хотя бы один... - Она закусила губу и уставилась в пол. - Педро, Айван прав, если есть хотя бы один шанс, мы должны попробовать.

Педро посмотрел на мальчика и промолчал.

-Ладно, просто поговори с Бхуа, Айван. Только поговори со стариком, оставь пистолеты и просто поговори с ним, ты понял меня? Когда он узнает о нашем положении, он нас поймет.

-Но я не знаю, где Жозе поджидает меня? Ты с ума сошел - оставить пистолеты? Я только поговорю со стариком, хорошо?

Вставленный умопомрачительной ганджой, которую они покурили со старцем Бхуа, ликуто-щий от сознания успеха, Риган с револьвером за поясом мчался по Спаниш-Таун-роуд. Старец Бхуа, которого торговцы называли Кули Раста, кое-что ему показал. Пристыдил его как следует, хотя траву "выбивать" из него не пришлось. Услышав про болезнь мальчика, старик сел на корточки, закурил глиняную трубку и не проронил ни слова, внимательно изучая Айвана своими потускневшими от катаракт сероватыми глазами. Прямые седые волосы обрамляли его лицо и смешивались с жидкой бородкой.

-Айеее, - горестно стенал он высоким ворчливым голосом. - Я чувствую Рас Петра сердцем своим. - Он выпустил дым. Айван заерзал. - Расслабься, молодой бвай. Что ты такой... нервный со старым Бхуа?

-Я тороплюсь, - объяснил Риган. - Вы можете нам помочь?

-А если я скажу "нет"? Что тогда? Ты выпалишь мне в живот? Пристрелишь старого Бхуа, как голубка?

Надтреснутый голос словно вопрошал Ригана, знает ли он, какое сейчас время стоит на дворе.

-Что вы сказали? - спросил Айван.

-Я давно уже заметил, что ты прячешь там под рубашкой, молодой человек. Но одно только я хочу знать - тебя Педро послал или нет? Если он послал, знал ли он, что ты придешь такой вот? Я не верю в это, понимаешь. Педро никогда такого не делал. Другие торговцы да, делали. Но только не Рас Петр, он не пес. Он не бычье. Он - сознательный молодой человек.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (480)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.031 сек.)