Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


ВЕРСИЯ ЗВЕЗДНОГО МАЛЬЧИКА 5 страница





-Это правда, - сказал Риган.

-Мой мальчик, знай кое-что.. Кули-ман не боится смерти, он уже старик. Что ему смерть? Но я дам тебе столько ганджи, сколько у меня есть. Скажи Педро, пусть в следующий раз сам приедет, я буду жечь кали маленькому на выздоровление. Скажи ему, Кули Раста шлет любовь.

Он поднялся, слегка неустойчивый на тонких ногах, и вышел, неся в себе хрупкое величие, которое пристыдило Ригана.

-Маас Бхуа, Маас Бхуа. - Старик обернулся. - Не думайте так, сэр, дитятя больной и очень плох, а времена сейчас отчаянные. Но я не принес к вам в дом насилия, сэр, я не мог так сделать.

Старик кивнул и сделал рукой то ли жест принятия, то ли отстранения - Айван точно не понял. В любом случае теперь у него за спиной был полный мешок сочной смолистой ганджи. Старик просто сказал: "Скажи Педро, пусть заплатит, когда сможет". По нынешним ценам они сумеют купить Ман-Аю все, что нужно, и еще останется кое-что про запас. Это была не просто помощь, старец спас их жизни. Он гадал, какие нити связывают Рас Петра и полуслепого старого индуса, который видит все так ясно и который напомнил ему о том человеке...

Он мчался как угорелый и совершенно забыл об ограничении скорости. Что, если бы его остановил какой-нибудь болван Вавилон и он попался бы из-за такой ерунды? Он поискал взглядом постоянного Вавилона под деревом манго, что обычно сидел на большом черном мотоцикле. Но там его не оказалось. Вскоре Айван увидел, что он вместе с мотоциклом прячется в кустах.

Он, как обычно, помахал ему и, все еще размахивая рукой, заметил, что Вавилон берет уоки-токи и заводит мотоцикл. Чем-то он не был похож на обычного полицейского. В зеркало заднего вида он увидел, как полицейский вырулил на шоссе и помчался за ним. Водитель в шлеме и защитных очках на большом черном полицейском мотоцикле был зловещим знаком, и этот знак приближался. Когда Айван услышал вой сирены, его обуял страх. Он погнал свою маленькую "хонду", но силы были неравные. Черная колесница стремительно приближалась. Айван глянул через плечо и увидел, что рука Вавилона в перчатке держит пистолет. Страх оставил его, и следующие несколько секунд он помнил как нельзя более ясно. Не торопясь, он полез под рубашку и, прижав револьвер к животу, чтобы спрятать его от Вавилона, взвел курок. Когда мотоцикл поравнялся с ним, он сделал неторопливый плавный полуоборот, как Рэндольф Скотт, и выстрелил. Револьвер дернулся в его руке. Выстрел был громким и эхом вернулся с равнины. Это вернуло Айвана к реальности. Тяжелый черный мотоцикл врезался в тротуар и проскрежетал металлом по асфальту, отбрасывая искры. Полицейского словно сорвало с седла. Казалось, на какое-то время он повис над дорогой, но потом с глухим стуком упал на горячий асфальт. Мотоцикл с ревущей сиреной закружило и поволокло бок о бок с "хондой",словно умирающее животное, но в конце концов снесло в канаву.



С Айвана градом стекал пот. Тошнота заклокотала в горле, наполнив его горечью. Айвана вырвало прямо на ветер, так что серебристые струи просверкали на солнце. Риган не терял управления "хондой", но чувствовал себя очень слабым. На первом же повороте он свернул с шоссе и взял курс на окраинные низкие холмы. У него возник план, как проехать обратно в город. Как разведчик, внезапно оказавшийся в стане врага, он понял, что должен вернуться домой окольными путями и сбросить траву, которая означает для Ман-Ая жизнь. После чего немедленно ускользнуть. Этот образ льстил ему. Он увидел себя как крутого, хладнокровного и хитроумного десперадо, водящего за нос вооруженные поисковые отряды. Доехать до дома - это первое, что нужно сделать, прежде чем весь Вавилон поднимется на ноги и начнется поиск.

Когда он подъехал, Рас Петр и Эльза сидели на ступеньках крыльца. В знак триумфа он поднял кулак над головой.

-Я все провернул, - крикнул он, поднимая мешок высоко вверх, как призовой выигрыш,

-Тесс, - сказала Эльза. - Мальчик спит.

-Вот трава, она нам поможет. Это все, что было у Бхуа. - Педро напряженно вглядывал ся в его горящее лицо.

-Айван, я надеюсь...

-Ничего такого... Бхуа шлет траву тебе. -Айван прошмыгнул мимо них в спальню и принялся рыться под кроватью.

-Что случилось, Айван? Почему ты врываешься в дом как сумасшедший?

-Где эти чертовы патроны, а?

-Что случилось? - вскрикнула Эльза. - Господи Иисусе, что-то случилось, я знаю.

-Нет времени рассказывать - надо идти искать Жозе. Слушай сводку новостей, ты еще обо мне услышишь, ман. - Он поспешил к двери.

Педро остановил его:

-Что ты сделал, Айван? - Его глаза потускнели.

-Чо, все в порядке... В новостях узнаешь. Если у тебя все будет хорошо, найди меня. Сходишь завтра на ранчо - спросишь Богарта. А если не найдешь, я сам объявлюсь. Одна любовь, ман.

У дверей он обернулся, улыбнулся всем и бодро отсалютовал. После чего ушел.

Да, он разыгрывал эту сцену как Звездный Мальчик... Человек в бегах. Когда о нем сообщат по радио, Педро и Эльза узнают, какой он крутой. Он чувствовал себя неуязвимым и был готов к любому сражению. Вместе с тем в душе его царил покой, а в теле кипела жизнь. Сердце его стучало, он чувствовал, как оно гонит кровь к голове. Прежде всего надо найти Жозе. Наверняка его сдал Жозе. Иначе почему же этот Вавилон бросился за ним с пистолетом наизготовку? Если это так, они сразу поймут, что это он. Отыщут его имя и адрес. Короткий приступ страха сотряс все его существо. Его имя, адрес и приметы будут передавать по радио. Хей, ну и что? Пускай себе передают. Пусть все знают, кто завалил этого Вавилона. Травля пойдет, ну и к чертям ее... Пока Жозе ничего не докажет, он будет все отрицать. И полиция пусть ищет неизвестного ганмэна, а если у Вавилона уже есть его имя - два раза тебя все равно не повесят. Черт, Жозе ведь, получается, информатор? Что за мир такой? Но пусть сначала пожнет свои плоды... Ему хорошенько придется со мной поговорить...

В кафе он ожидал увидеть торговцев, обсуждающих перестрелку, и с огорчением обнаружил, что там почти никого нет, за исключением компании женщин, которые сидели за столиком, пили коктель и болтали.

-Кто-нибудь видел Жозе?

-Нет, - сказала одна из них.

-А в задней комнате его нет?

-Не знаю, - она пожала плечами. - Сходи и посмотри. Я туда не ходила.

Женщина едва оторвалась от своего разговора. Ее ответы были небрежными. Она определенно не знает, с кем так беспечно разговаривает. Риган прошел мимо и, держа руку на револьвере, заглянул в заднюю комнату. Пусто, черт возьми. Почувствовав себя в чем-то обманутым, он сел и задумался. Он знал, что долго здесь оставаться нельзя. Странно, что нет никого из торговцев, только компания женщин. Где же, к черту, Жозе? Может быть, Вавилон следит за этим местом - и за ними всеми. Где Даффус, Ночной Ковбой, и Сидни, и Баллах, и Тренер? Нет, здесь оставаться нельзя. Но куда идти? Какой сделать следующий шаг? Ладно, Вавилон так быстро не очухается, всего два часа прошло, как он завалил копа...

Я скажу: меч их Внидет в сердца их, Всех и вся.

Песня буквально ворвалась в помещение. Ритм и собственный голос немедленно его подхватили. Усталость и депрессия, пришедшая после такого выброса энергии, куда-то исчезли. Он двинулся к выходу. Музыка ему не померещилась - одна из женщин поставила пластинку на проигрыватель.

Женщина стояла на одном месте, опустив голову, закрыв глаза, и ее тело раскачивалось под бурлескный фанковый бит со сладкой, отдаленно знакомой ему грацией. Судя по выражению ее лица, она отъехала далеко-далеко. Айван остановился взглянуть на нее и вскоре обнаружил, что движется вместе с ней в совершенной эротической гармонии. Острый настойчивый прилив страсти, который невозможно отринуть, объял его плоть. Он наблюдал, как она всем телом входит в вязкий-вязкий ритм, и знал уже, что эта женщина - его, был уверен в этом. Айван надеялся, что она его заметила. Сила и уверенность переполнили его, когда он в ритме танца направился к ней. Он чуть подпрыгивал в ритме музыки, совершая грациозные медленные движения, как это бывает в замедленных кадрах фильмов.

-Тебе нравится эта песня, дочка?

-Да. - пробормотала она, не открывая глаз. - И певец тоже.

-Ты знаешь его?

-А кто ж его не знает?

-Я не знаю, - улыбнулся он. - А кто он такой?

Женщина пристально посмотрела ему в глаза и мечтательно улыбнулась:

-Бедный маленький мальчик, который думает, какой он приятный. - Розовым кончиком языка она облизнула верхнюю губу.

Айван громко рассмеялся. Ему понравился ее стиль.

-А что, если он и правда такой? - протянул он. - Приятный?

-Такой, как ты? - спросила она.

-Кто знает? - сказал он.

Она кивнула в знак согласия и вошла в каскад пируэтов, каждый раз попадая в ритм. Когда она оказывалась с ним лицом к лицу, она произносила по одному слову:

-Его... зовут... Риган.

-Вот как? В таком случае я отлично его знаю, - сказал Айван, словно выражая нечаянное удивление.

-Говорят, что он алиас, очень плохой.

-Правда?

Теперь настал ее черед удивляться.

-Я слышала, что он очень хорош, Я бы хотела узнать его.

-Почему?

-Потому что я тоже хороша.

-Это видно.

-Ты так думаешь? - Она застенчиво улыбнулась.

-Я так думаю, да.

-Хорошо тогда?..

-Поедем со мной, дочка.

-Но здесь приятно, давай останемся. - Она изогнулась под музыку и надула губки.

-Ты можешь поехать - а я не могу остаться. - Айван повернулся к выходу.

-Хорошо тогда, - быстро сказала она и пошла за ним.

Он знал, что так оно и будет.

Они уселись на "хонду", ее руки обняли его за талию, и он почувствовал, как ее ладонь мягко скользнула по рукоятке револьвера. Она не подала виду, но он почувствовал, как ее рука прильнула к нему, пока сама она устраивалась у него за спиной.

-Куда едем? - крикнул он через плечо.

- Мы не можем ехать ко мне, - прошептала она ему на ухо.

-Почему? - Его немедленно охватили подозрения. Он уже свыкся с мыслью, что сейчас лучшее место для него - кровать незнакомой женщины.

-У меня есть мужчина, мой друг. Вряд ли ему понравится то, чем мы будем с тобой заниматься.

Айван чувствовал, как ее теплые влажные губы двигаются возле его уха.

-Так куда тогда? Ко мне мы тоже не можем. Казалось, она какое-то время соображала.

-У тебя есть деньги, милый?

-Всегда со мной, бэби.

-Тогда поедем в гостиницу - очень милая пустая гостиница, где я могу покричать, если захочу.

-Так ты - крикунья?

-Когда мне очень приятно, да.

-Покричать? Ты еще так не кричала!

-Так вот ты какой, Риган? - поддразнила она. - Быстрый на слово, тяжелый на подъем.

-Да, тяжелый на подъем, - пошутил Риган. - Потрогай его, бэби. - Он запустил ее руку себе между ног.

Иисус Христос, - выдохнула она с глубоким уважением. - Откуда у тебя такой? Ты же сам карапуз! Наверное, у кого-то взял напрокат! - Она крепко его ухватила и исполнила вопиющий каскад сексуальных предложений, обещаний и призывов.

-Имя ему - Его Высочество Джон Завоеватель, - сказал Айван. - Тебе он нравится?

-Мой милый, - простонала она. - Наконец-то я тебя нашла.

Неплохая гостиница, подумал он. Она сама договорилась о комнате, он решил, что так будет безопаснее. Такого острого желания он не ощущал с тех времен, когда был совсем юным. В этой женщине, так сладко прильнувшей к нему, с ее неутомимым язычком и изобретательным мышлением, было что-то призывное, что раздразнило его, обещая все мыслимые и немыслимые удовольствия. Он узнал что-то очень знакомое, естественное, и вместе с тем понял, что его долгие поиски наконец-то увенчались успехом. Это чувство сообщило ему прилив экзальтации и какую-то дерзкую и безрассудную радость. Ничто, он чувствовал, не может ему сейчас повредить, даже коснуться его. Перед ним пронесся образ полицейского, отброшенного назад, словно он наскочил на натянутый трос. На этот раз образ был стерилен, удален от него, очищен от страха, вины и отвратительного чувства разрушения - чистый, абстрактный образ силы и движения, прямо как на экране. Ему очень захотелось ей об этом рассказать.

Все это время она не переставала говорить, называя его "мой сладкий". Но даже объятый желанием, он заметил в ее бьющей через край призывной вульгарности что-то отработанное. Он и раньше знал шлюх. Но если она такая и есть, все равно она вела себя так, словно потеряла над собой контроль. Повиснув на его триумфально восставшем Его Высочестве, она предлагала себя, доходя до грациозного исступления, и ее возбуждение отвечало его собственному. Без сомнения, это была та самая девушка в красном, которую он запомнил в свою первую ночь в городе. "Если ты живешь долго, с тобой может случиться все что угодно", - любила говорить мисс Аманда. Сейчас он мог это проверить.

-Как тебя зовут? - спросил он.

-Долорес, - шепнула она. -Долорес...Тебе нравится?

-А ты знаешь парня по имени Нидл? - спросил он и тут же об этом пожалел. - Неважно - это все ерунда.

-Но... я хорошо его знала, - ответила она. - Теперь он уже мертвый.

Как тот Вавилон, подумал Риган. Не день, а целая пропасть. И как все сходится! Это летящее чувство глубокой благости и силы, ощущение свершающейся судьбы, чувство неуязвимости... словно впервые в жизни он наконец стал самим собой... И какое это все плохое, какой плохой я... Затем он кое-что вспомнил. Он так привык к легким временам и полным карманам, что совсем забыл, что денег у него с собой почти не было.

-Черт! У меня деньги почти все кончились, понимаешь!

Он подождал, как она отреагирует. Для таких женщин мужчина без денег - это уже не мужчина. Причмокнув губами и засмеявшись с издевкой, она презрительно ответила:

- Чо, ты думаешь меня это волнует? Я знаю, куда мы пойдем, мой сладкий.

Все сомнения оставили его, и он понял, что этот день - его день.

Трудно было сказать, кто больше стонал - женщина или пружины на кровати. Когда первый прилив желания иссяк, Айван почувствовал себя неудовлетворенным. Что-то было неправильно. Долорес лежала рядом с ним, содрогаясь всем телом после испытанного оргазма и издавая легкие всхлипы.

-Слушай, давай перейдем, - прошептал он и почувствовал, как она вся напряглась.

-Что ты хочешь сказать? Куда? - она смотрела на него почти в страхе.

Айван рассмеялся, поспешив ее ободрить.

-Неважно куда. У нас же еще ничего не было. Просто пойдем в соседнюю комнату. Эта кровать слишком громко скрипит.

-Как мы это сделаем? Ты с ума сошел?

-Да весь этаж пустой, пойдем.

Она заспорила, но он настаивал. С большой неохотой, все еще препираясь, она пошла следом за ним. Кровать там оказалась еще хуже.

-Видишь - я тебе говорила. Пошли обратно, - стала упрашивать она.

-Ни за что, - сказал он и швырнул матрасы на пол. - А сейчас, - сказал он, улыбаясь, - ты от меня никуда не денешься. Придется тебе сдаться.

Она была в ярости, что-то бормотала и упиралась, изо всех сил стараясь вырваться. Они упали на пол и сцепились, снова и снова заключая друг друга в объятия. Были в этом моменты безмерной сладости, но в целом все напоминало первобытную войну, бездумную, бессловесную, утробную. Сверкая от пота, усталый, распаленный, но так и не насытившийся, Риган приподнялся над ней на руках, упираясь локтями в пол и улыбаясь. Ее глаза блестели, губы поджались, как у кошки, обнажив сияющие белизной зубы, а ноздри раздувались при каждом выдохе.

-Подожди, скажи мне кое-что.

-Ммм?

-Ты знаешь Жозе?

-Какого Жозе?

-Я тебя в кафе про него спрашивал. Того Жозе, который мне на хвост Вавилона посадил, а я его выстрелом с мотоцикла сбросил. Того самого.

Он пристально изучал ее лицо. Глаза у нее прояснились, и она сфокусировала взгляд на нем. Затем быстро закрыла глаза. Она глубоко простонала, подняла ноги, обвила его ими и потянула к себе.

-О Боже, а-ты-оказывается-бэдмэн, - выдохнула она. Она одновременно испугалась и очень возбудилась, когда услышала то, что он сказал.

Он почувствовал, как внизу у него снова восстает сила.

-Да, - проворчал он, - я теперь бэдмэн- бэдмэн.

-О! - сказала она, - бэдмэн... бэдмэн.., бэдмэн, - И затем: - Так ты можешь убить меня? Расслабься, все хорошо. О-о!

Они лежали утомленные. Риган чувствовал, что они стали одним телом. Руки его покоились на тех выступах матраса, под которые он сунул два своих револьвера. Слышно было только их размеренное дыхание. Потом он услышал, как где-то снаружи заскрипел пол. Быстрые движения. Он скатился с женщины, выхватил револьверы и приставил палец к губам. Наступила тишина. Долорес с круглыми глазами лежала на матрасе, дрожа всем телом. Дверь, ведущая в коридор, была распахнута. Револьверные выстрелы оглушительно ворвались в замкнутое пространство.

Голый, с блестящим, как у новорожденного, телом, со вставшим членом в женской смазке, источая все запахи плоти, с револьвером в каждой руке, Риган выскочил за дверь - и вошел в легенду.

Трое стоявших у двери рухнули после первого же шквала выстрелов, их беспорядочная пальба только усилила общее смятение. Риган не думал, не чувствовал, не видел. Он прыгнул через перила на первый этаж, приземлившись за спиной своих преследователей. Его револьверы стреляли. В шуме, криках и смятении невозможно было ничего разобрать. Он выскочил через заднюю дверь.

В ушах у него звенело, яркие желтые вспышки танцевали на сетчатке, запах пороха и женщины стоял в ноздрях. Айван выбежал в ночь, ныряя в каждую темную аллею, встречавшуюся на пути. Потом перелез через железную ограду и, припав к земле, забрался под автомобиль. Только бы собаки чертовой не было, подумал он. Что же со мной случилось? Перед глазами проплывали какие-то картинки. Никогда еще это не было так похоже на сон. Все еще нереальнее, чем в фильмах, которые он смотрел. Вой сирен в отдалении усилил кинематографический эффект. Весь Вавилон собрался. Звуки стрельбы в его ушах зазвучали громче. Он увидел, как в пустую комнату врываются трое полицейских и их словно сметает какой-то ураган. Потом полное светопреставление. Он пытался вспомнить какие-то детали, но не смог. Шум и пальба. Он помнил, что сам палил во все стороны, стрелял так быстро, как только можно. Но не помнил, какие слова при этом говорил, и говорил ли вообще.

Айван стал осознавать свое тело, липкий пот, высыхающий на прохладном ночном воздухе, гравий, врезающийся в его подошвы, удушливую пыль. На плечевом мускуле он увидел аккуратную дырочку, из которой сочилась густая струйка крови. Боли он не чувствовал, и казалось, что рука его силы не утратила. "Черт возьми, как это так: я ранен, а боли не чувствую? Но слушай, что там... Вавилон озверел от ярости, но сегодня у них настоящий шок - сколько я их положил, сэр?" Впервые он начал осознавать чудовищную нереальность случившегося. Это же история, к чертям. Подожди, когда вся братия услышит обо всем. Он стал гадать - а продают ли еще те музыканты свои песни за полпенни? Какую бы они написали песню для Девятого Дня!

Чувство силы и неуязвимости снова переполнило его. Звездный Мальчик не умирает. Звездный Мальчик не может умереть. Педро, Маас Натти, вы разве не видите! Смотри, Рас Мученик! Вавилон получил свое. Кесарю кесарево! Но мне-то куда идти? Голый, он прятался под автомобилем где-то на заднем дворе в Западном Кингстоне. Если утро застанет его здесь, ему конец. Айван прислушался к истошному вою сирен и понял, что ничто еще не потеряно. Если где-то здесь есть люди, они сбежались на звук сирен. В переулке, что начинался за изгородью, звуки не были слышны. Он вылез из-под машины и осмотрелся. Переулок был пустым и темным. Айван перебрался через ограду и пошел по переулку. Ничто ему теперь не страшно, ничто его не заденет. Совершенно голый, весь покрытый потом вперемешку с пылью, с разряженными револьверами в обеих руках, он неторопливой и горделивой походкой направился к канавам Тренчтауна.

Те воруют, те палят, те стонут - в городке лачуг.

"Я никому не смогу рассказать об этом, мне все равно не поверят". - Пьяница, уставившись в темноту, заморгал своими красными глазами. Кто-то двигался по переулку. Пьяница видел, как этот кто-то быстро прошел под дальним фонарем и исчез во тьме. Возможно, даппи или ганмэн, но я никогда не слышал, чтобы даппи носили с собой револьверы. Его помраченная ромом голова отказывалась принимать то, что сообщали глаза. Да, взгляд у него мутный, но он все равно видит, что кто-то идет по темной аллее. Расплывчатые очертания приобрели более отчетливую форму, когда этот кто-то приблизился к фонарному столбу и к нему прислонился. Пьяница в смятении и страхе потряс головой.

Кто-то бесшумно возник из темноты. Серый силуэт выглядел как человек, неестественно высокий и совершенно голый, отбрасывающий перед собой гигантскую тень. Наконец он полностью вышел на свет: серый спереди, черный сзади, в каждой руке по револьверу. Он прошел мимо него, двигаясь с молчаливостью привидения и неуместной торжественностью. Повернув пылающие огнем глаза к пьянице, он сказал загробным голосом: "Скажи миру, что ты видел меня".

Нетвердые ноги уносили пьяницу прочь. Да, подумал он, надо бросать пить этот проклятый ром, пока еще жив. Наверняка это сигнал. Этого даппи послал мой дедушка, чтобы я поостерегся. Надо бросать пить. Безмерно горькая мысль для человека, который обожал бутылку.

"Голый даппи с двумя револьверами, а? Спаси меня Боже Иисусе. Ни глотка больше. Завязываю. Даже пробки от бутылки не понюхаю, никогда, сэр".

-Бомбаклаат! - сказал Богарт, заливая открытую рану крепким ромом. - Так ты четырех Вавилонов положил? Не могу поверить.

-То ли пять, то ли шесть, - протянул Риган. - Не помню точно.

Молодые члены банды, собравшиеся вокруг сарая под названием ранчо Солт-Лэйк-Сити, выражали свое неподдельное удивление и восхищение. Никому из четырех парней, которым посчастливилось там оказаться, когда явился, выбравшись из канавы, Айван, этого никогда не забыть. Острая боль, причиненная крепким ромом, ничуть не уняла его эйфории. Он уже разыграл драматичную сцену перестрелки в лицах. Пока рассказывал, подробности приходили с фотографической резкостью и ясностью вспоминаемого фильма.

-Скоро заживет, - сказал Богарт, осматривая плечо. - Все не так плохо. Иисусе! Четыре Вавилона!

Айван что-то писал на клочке бумаги.

-Бвай, как тебя зовут?

-Алан Лэдд, сэр. - Алан Лэдд был горд тем, что выбор пал на него.

-Возьми это и отнеси редактору, но не позволяй ему задавать вопросы. Ты понял?

Мальчик энергично закивал.

-Просто брось и беги, - посоветовал кто-то.

-По виду ты светлый парень, беги к нему, - сказал Риган и прочел с листа:

На моей пластинке записана история преступления. Риган

-Да, сэр, Миста Риган, - сказал Алан Лэдд и стал собираться.

-Посмотри эту одежду, - сказал Богарт. - И ковбойку можешь взять.

-Ты знаешь Ночного Ковбоя? Найди его, ман. Скажи, что мне нужны еще патроны. Все, что у него есть. Сюда, на ранчо, и принеси. Я сюда вернусь...

-Все будет, ман... Но четыре Вавилона - вот пластинка-то.

-Хоть столько, - ответил Риган.

-Иисусе.

 

 

ВЕРСИЯ ЭЛЬЗЫ

 

Она знала, что, как и все остальные в доме, не уснет в эту ночь. Она убавила как можно тише ящик-громкоговоритель, чтобы маленький не услышал из сводки новостей что-то, что могло бы его расстроить. Она была уверена, что полиция уехала, но каждый звук, доносящийся снаружи, заставлял ее вставать и прислушиваться. Все ночные звуки казались враждебными.

-О Иисусе, - пробормотала Эльза, встала и перешла в другую комнату. - Иди ко мне, любовь моя, - сказала она, открывая объятия. - Я знаю, тебе никак не заснуть.

Ман-Ай смотрел на нее печально. Он не плакал, но слезы наворачивались ему на глаза. Его личико казалось лицом старика, когда он полез к ней на руки.

-Что случилось мисс Эльза? Где дядя Айван и мой папа?

-Тише, - сказала она, - твой папа скоро придет. Тише. Давай спать.

-Почему весь Вавилон ищет дядю Айвана?

-Не знаю, правда не знаю, Ман-Ай. - Она принялась его укачивать.

-Как мне заснуть, мэм? Что-то случилось. Я знаю, что дядя Айван попал в беду.

-Тише, мальчик, ничего страшного. В какую-такую беду? Не тревожься понапрасну. Давай спать! - Эльза крепко прижала его к себе и стала укачивать. Она почувствовала, как напряжение оставляет его тело, и увидела, что он закрывает глаза.

- Но я рад, - пробормотал он сонно, - все равно я рад, что он их пострелял.

-Не говори так, Ман-Ай, - сказала она и посмотрела в его детское лицо. Бедняжка, остался без мамы. Почему он всегда такой печальный? Она убрала его дредлоки со лба и увидела, что в сонных глазах мальчика таится свирепость.

-Рад я, - шептал он во гневе, - очень рад. Ман-Ай и сам не знает, что говорит, подумала

Эльза, как он может что-то понимать? Она увидела, как мальчик забывается на ее руках тревожным сном, и ей стало уютнее, когда он расслабился и она услышала его тихое дыхание.

Эльза, должно быть, задремала, потому что, когда она очнулась, перед ней стоял Айван.

-Айван, вся полиция...

-Айван мертв, - сказал он, улыбаясь. - Настало время Ригана.

-Полиция ищет тебя. Педро пошел тебя предупредить.

-Полиция здесь была? Когда? - Он заинтересовался, но вряд ли забеспокоился. Скорее наоборот, на его лице проступило почти радостное оживление.

-Сразу, как ты ушел. Говорят, ты застрелил полицейского - правда? - Глядя на его лицо, она почувствовала боль безнадежности.

-Думаешь, одного запалил? - Его глаза загорелись. - Четверых я грохнул.

-Айван, не говори так... Бог простит тебя. Бог простит тебя, Айван.

-Риган, - ответил он. - Айван мертв. Почувствуй разницу... Скоро ты услышишь, как обо мне заговорят.

-Что с твоим плечом? Где ты собираешься прятаться?

-Прятаться? Кто прячется? Я не прячусь, Эльза.

-Но вся полиция ищет тебя - все до одного! Он оторвался от поисков в своем ящике.

-Теперь-то ты веришь?

-Чему?

-Тому, что я стану известным? Слушай радио, ман, ты все услышишь.

Эльза посмотрела на него внезапно потемневшими глазами. Она пыталась справиться с приступом истерики.

-Ты с ума сошел! Айван, ты не в своем уме!

-Почему это не в своем уме? Нет, я не сумасшедший, я просто злой. Что мне еще делать? Чтобы они опять раздирали мне спину и вышвыривали меня? Никогда. Не пройдет у них. К чертям! Меч их да внидет в сердца их - Рррриган на них пошел! Ураган на них пошел, блаадклаат!

Она глянула в его дикие, сверкающие глаза и поняла, что он сошел с ума.

-А где "хонда"?

-"Хонда"? Наверное, Вавилон забрал.

-А что с нами всеми станет? Как Педро будет торговать?

-Смотри - я ушел. Вавилон может вернуться. Скажи Педро, что мне нужны патроны. Скажи ему, чтобы нашел меня - он знает где.

-Куда ты идешь?

-Искать Жозе. С него все началось.

-Что ты хочешь с ним сделать?

-Чо, - сказал он с улыбкой, - об этом тыпрочтешь завтра. - И ушел.

Она почувствовала, как руки мальчика обвили ее, и поняла, что на этот раз ей нужен он.

- Не бойтесь, мисс Эльза, Вавилон не схватит дядю Айвана, - прошептал он.

-Сейчас его зовут Риган, - ответила она и почувствовала, как у нее льются слезы. "Он сошел с ума, - подумала она, - но все равно мы должны стоять за него - пока достанет сил".

 

 

Глава 18

ОХОТА НА ЧЕЛОВЕКА

 

Ригая был тут, Но сейчас его нет. Штанишки тебе не жмут, Вот и весь куплет.

Детская считалка

 

 

ВЕРСИЯ ПЛЕМЕНИ

 

- Нет, нет и нет! - голос главного редактора был утомленным, и нотка раздражения проступала сквозь его годами культивируемое спокойствие. - Дело вовсе не в том, что мы прославляем преступление. Это сущность самой истории, драматичной по своей природе.

Нет! Робингудовский элемент отнюдь не выпячен, по крайней мере, ни им самим, ни его редакторами... Читатели - вот кто здесь главный! Как можно было не ожидать от них отклика на мотив неудачника? Один человек против всей армии? Что, заголовки? Ну что ж, автор заголовка, пожалуй, немного перестарался:

ГАНМЭН-ОДИНОЧКА ПРОРЫВАЕТ ПОЛИЦЕЙСКИЙ КОРДОН

На моей пластинке записана история преступления, - хвастается Риган.

Возможно, тут равновесие и впрямь немного утрачено, но взгляните на передовицы. Разве они не порицают насилие? Разве не чтут вечную память отважных стражей порядка, ставших величайшими жертвами? Не призывают все слои общества содействовать полиции? Не надеются на скорейшее задержание человека по имени Риган?

Само собой разумеется. Действительно, пятеро его самых опытных репортеров углубились в предысторию событий. Они сделали на них слишком сильное ударение? Вряд ли, если вы хоть немного представляете, какой интерес вызывает все это у общества. Редакция завалена письмами, и телефон звонит не переставая. Конечно, некоторые из читателей - не более чем любопытствующие, но сотни из них имеют свой взгляд на случившееся и неоценимую информацию, которую готовы нам предоставить. Журналист должен следовать за своими читателями, разве это вам не известно?

Его фото? Ах да... Кто-то может подумать, что полиция ждет, когда фотография этого человека будет разослана во все концы страны? Немного мелодраматично, не правда ли? Конечно, и именно это делает все этакой жареной историей. Два шестизарядных револьвера и поза в духе Дикого Запада? Так что же все-таки происходит с правом граждан на свободный доступ к информации?





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (461)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.036 сек.)