Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Бизнес и предпринимательство




Термин «бизнес» англоязычного происхождения (англ. business – дело, занятие) и более отвечает западной модели культуры и истории хозяйства. В России укоренены понятия «предпринимательство» и «предприниматель», они естественнее для российской экономической и социальной среды, хотя в последнее десятилетие под влиянием западного опыта слова «бизнес», «бизнесмен» все активнее входят в практику делового общения, в экономическую и этическую теорию. Западные специалисты тоже открыты российскому опыту и пытаются уточнить разницу в содержании этих понятий. По мнению А. Штоддарта, президента института им. Джефферсона (США), понятие «предприниматель» шире, чем «бизнесмен». Предприниматель работает на перспективу, на развитие бизнеса, а бизнесмен больше озабочен сегодняшними проблемами, технической стороной дела. Эта позиция выражает наиболее распространенное на Западе понимание предпринимательства как инновационной, творческой деятельности. Российские исследователи считают этот признак неконструктивным и определяют предпринимательство через отношение к собственности, капиталу: «предприниматель – лицо, для которого расширенное воспроизводство собственного или заемного капитала является основным видом профессиональной деятельности» (в таком содержании оно тождественно понятию «бизнесмен»).



В связи с этим формируется понятие «этика бизнеса» или «этика предпринимательства» как теоретическое обоснование норм нравственного регулирования свободной экономической деятельности, а также сами нормы, направленные на согласование цели, состоящей в получении прибыли, с интересами общества в целом, направленные на гармонизацию экономических и социальных интересов общественных групп и субъектов.

Этика бизнеса функционирует на двух уровнях: теоретическом и нормативном. Теоретический уровень представляет собой результат деятельности специально подготовленных людей, профессионалов – этиков. Эта система знаний активно разрабатывается с начала 60 - 70 годов ХХ века в Западной Европе и Северной Америке. Создано много исследовательских центров, которые проводят форумы, дискуссии, анализируют состояние бизнеса, в США издаются десятки журналов по этой проблеме, в Англии открыты школы этики бизнеса в университетах Гарварда и Беркли, осуществляется этическое образование в большинстве школ менеджеров, коммерсантов. В Англии в 1987 году созданы Институт этики бизнеса, исследовательский центр в Лондонском Королевском колледже, введен курс этики в Лондонской школе бизнеса. По словам Б. Тоффлер, поставлена задача, чтобы слово «порядочность» у бизнесменов слетало с языка также легко, как слово «прибыль». Аналогичные меры принимаются в Германии, Италии, Японии. В последнее десятилетие этими проблемами занялись специалисты этики в России. Дискуссии ведутся вокруг следующих проблем:

 обоснование самой возможности нравственного вмешательства в бизнес;

 понимание социальной справедливости в рамках различных экономических концепций;

 соотношение базовых общеморальных понятий со специфическими нормами, действующими в экономической жизни и др.

Нормативный уровень формируется раньше теоретического как стихийное, интуитивное стремление субъектов экономической деятельности урегулировать свои деловые отношения в поисках приемлемого согласования интересов, как осознание того обстоятельства, что цивилизованный рынок подошел к тому состоянию, когда «игра по правилам» выгоднее «предпринимательского беспредела». Уже в 1924 году был создан комитет по этике бизнеса при торговой палате США, сформирован национальный этический кодекс «Принципы ведения бизнеса»; в 1987 году этический кодекс был принят американской ассоциацией маркетинга. Вслед за этим стали разрабатываться этические кодексы фирм. Одни этические требования принимаются бизнесменами добровольно под влиянием общей атмосферы делового общения, другие - такие, как «этические кодексы» - имеют силу императива, являются элементом имиджа фирмы. Так, над дверями Лондонской биржи выбито в мраморе «Мое слово – закон».

Одна из наиболее острых проблем теоретического уровня заключается в ответе на вопрос: могут ли быть согласованы ориентация бизнеса на прибыль, на свободу действий и - мораль? Существуют две точки зрения.

Этический релятивизм, который провозглашает, что общие правила морали к бизнесу не относятся. Вспомним популярный тезис начального этапа формирования российского рынка: «Разрешено все, что не запрещено законом». Он восходит к концепции “жесткой капиталистической экономики”, как теории примирения моральных принципов со стремлением к максимальной выгоде (авторы американский экономист Милтон Фридман и его последователи Айн Ред и Джек Хирш - Лейфер). Их кредо: «Соображения честности, моральности, справедливости не должны влиять на принятие решения в бизнесе».

Другие исследователи (таких большинство) считают, что этика бизнеса возможна и необходима, что ориентация только на один экономический интерес не может дать перспективу устойчивого делового успеха. Споры ведутся вокруг следующих основных положений «жесткой этики».

1. Законы есть институционализированное выражение моральных норм. Другое мнение: далеко не все моральные нормы являются предметом правового регулирования.

2. В бизнесе более действенно влияние законов, а не морали. Контраргумент: во многих случаях легче нарушаются законы, но не преступаются нормы морали.

3. Нормы морали многозначны, зависимы от психологического влияния, в бизнесе на них нельзя полагаться. Противоположная точка зрения: законы тоже допускают многозначное толкование.

4. Моральные нормы ограничивают свободу предпринимательства. Другая позиция: таких ситуаций меньше, чем обратных.

5. Существует регулирование бизнеса через систему государственных, правительственных правил (налоги, контракты). Контраргумент: эти правила не всегда учитывают интересы всего общества.

6. Этичный бизнес не выдержит конкуренции. Противоположное мнение: моральные проблемы затрагивают средства достижения прибыли, но не исключают саму прибыль

«Жесткая этика» основана на постулате свободного рынка, в реальной же экономике наряду с рынком существуют монополии и смешанные формы собственности.

Как видим, дискуссия ведется вокруг реального противоречия: свободы рынка, его ориентации на индивидуальный экономический интерес, прибыль и ограничивающей эту свободу общественной морали. Так разрешимо ли это противоречие, и в каких пределах?

 

Экономическая этика

Этика – наука, которая изучает мораль, нравственность как форму общественного сознания и как вид общественных отношений, и подобно тому, как мораль имеет всепроникающий характер, различают этические аспекты всех видов деятельности и наук.

Реальная экономика– это не только сфера принятия экономических решений, но и область, в которой сосредотачиваются и должны находить соответствующее выражение этические проблемы и явления. Мы разделяем точку зрения Д. Роулса [10. С. 85], что этика не искусственно вживляется в экономику, но в самой экономической деятельности уже заложен механизм согласования интересов для достижения общей выгоды. И это, соответственно, создает объективные условия для создания экономической этики.

Необходимость дополнения политической экономии экономической этикой и философией хозяйства соответствует современ­ным изменениям в технике и хозяйстве, возросшим масштабам их социального влияния. Философский анализ отношений собствен­ности и производства, общих социально- правовых условий ры­ночного хозяйства, включая вопрос об этических предпосылках хозяйствования, особенно актуализируются, если учитывать тенденции становления постиндустри­ального и индивидуализированного общества, в котором образ жизни будут определять высокие технологии и интеллект, что приведет к возрастанию личной ответственности каждого человека.

По мнению П.Козловски, «этика и экономическая наука объединяются в общую теорию человеческой деятельности и человеческой практики, в которую должно войти и понимание общественных институтов и порядков деятельности в контексте культуры» [Козловски П. Принципы этической экономии. СПб.: Экономическая школа, 1999, с. 216].

Экономическая этика как часть этической теории определила для исследования ряд важных проблем.

· Какую роль выполняют в формировании нравственных принципов ведения хозяйственного дела объективные и субъективные факторы;

· Как соотносятся нормы этического регулирования бизнеса с общими правилами морали;

· Как разрешается важнейшая этическая задача- достижение справедливости в различных социальных и хозяйственных системах;

· Каково место хозяйства в системе ценностей культуры? и т.д.

Рассмотрим некоторые из них.

Исходной проблемой экономической этики является разрешение вопроса о причинах и движущих силах рынка, о соотношении в этом процессе исторически объективного и духовных побуждений людей.

В современной западной социальной философии и экономической теории (европейской и американской) в понимании движущих источников рынка сталкиваются две линии объяснения. Первая исходит из понимания, что рынок возник как исторически объективная закономерная форма развития капиталистической экономики и следствием его развития явилось формирование субъектов труда с набором определенных деловых и психологических качеств. Такое обоснование уходит корнями в буржуазный прагматизм. По мнению Дж Дьюи, рынок связан с риском, случайностью и требует соответствующего типа личности: активно действующей, не склонной к рефлексии. С помощью активной деятельности подобная личность устанавливает контроль над быстро изменяющейся действительностью. Этот принцип объяснения развивает современный американский ученый Т. Хаскелл. Он считает, что в период формирования рынка от людей требуется ряд особых качеств: инициатива, готовность идти на риск, умение правильно предвидеть и учитывать отдаленные последствия своих сегодняшних поступков, а на этой основе возникает способность отказаться от удовлетворения сиюминутных личных потребностей, умение сдерживать себя.

Рынок становится контролируемым и этически управляемым, создается новый моральный климат, в котором доминируют дисциплинированность, выдержка, ответственность, умение держать слово. Таким образом, необходимые деловые качества преобразуют личность морально, порождают «гуманитарную чувствительность» (по определению Т. Хаскелла), т.е развивают способность сопереживать, считаться с общественными интересами.

Другую линию объяснения предлагают авторы, исходящие из автономии морали и первичности духовно-нравственных образований, т. е. развивающие позицию М.Вебера (хотя и критикуют его с обеих сторон). Представители американской школы «интеллектуальной истории» поставили целью создать обобщающую модель идей и представлений, составляющих базовые ценности американского образа жизни, «американского духа». По их мнению, американская трудовая этика формировалась под влиянием «стихийно сложившихся верований», «коллективных мыслей культуры» (считает Г.Вуд); «иррациональных импульсов» (М Мэрфи): «инстинктов предрасположения» (Р.Уолтер).

Американский этнограф Пола Гарб выводит типичные черты американского образа жизни из исторических факторов и протестантского воспитания (подобно М. Веберу). В Америку устремлялись люди деловые, решительные, властные, которые хотели добиться большего, чем имели. Отсюда характерные черты американской нации, положенные в основу трудовой этики: трудолюбие, предприимчивость, деловитость, настойчивость, решительность, умение считать, анализировать, не держаться за устаревшее, отменная способность оберегать труд, культ личного успеха. Эти качества поощрялись общественным мнением, закреплялись в нормативных идеологических требованиях (религией, моралью). Особенно сильны в этом влиянии позиции протестантизма и пуританского образа жизни: аскетическая простота, осознание жизни как долга, честного выполнения обязанностей, а веры как внутренней духовной опоры, почитание в числе главных добродетелей - труда, аккуратности, приумножения сбережений и осуждение лености, бедности.

В общественном мнении мифологизируется человек труда, символом становятся слова Бенджамина Франклина (идеолога протестантизма): «Ты видишь человека, усердного в своем деле, он будет стоять впереди королей»

Различия в расстановке акцентов (рынок, его технологии сами по себе или духовные ценности нации, а затем рынок) распространяются на объяснение экономической жизни других народов, например, преуспевающей в послевоенные годы Японии. Одни связывают ее успехи с внедрением американских технологий (американский экономист Питер Бергер). Другие, (например, Митио Моришама в монографии «Почему Япония преуспела?») - с умелым использованием национальных духовных традиций. Американский исследователь Х.М Кариз пытается примирить эти точки зрения. Если сравнить протестантский Запад и конфуцианский Восток, считает он, то обнаруживается лишь подобие условий для экономического развития (таких, как производственная этика, поведение в быту). Промежуточные формы духовной культуры (право, свобода личности) в восточных странах развиты слабее. Американское присутствие после второй мировой войны стимулировало развитие новых социальных институтов, их соединение с традиционной этикой дало хорошие экономические результаты (с этим согласны и японские специалисты).

Поэтому Х.М. Кариз делает вывод: «Можно считать, что первой западной технологией, которую внедрила Япония, стало не производство компьютеров, а воспроизводство духа капитализма». Автор распространяет свой принцип на оценку российских возможностей: «К сожалению, некоторые советские коллеги верят в чудодейственную силу технической модернизации экономики и недооценивают роль возрождения духа предпринимательства и роста уровня культуры в целом [Х.М. Кариз. Дух капитализма и экономическая этика. В сб-ке: Этика бизнеса: Международные аспекты. М.: Дело. 1992г-с 71].

На первый взгляд, разногласия могут показаться несущественными, ведь в том и другом случае фиксируется несомненная взаимосвязь форм экономической жизни и духовных установлений культуры. Но теоретическое уточнение характера этой взаимосвязи вносит поправку в понимание границ экономической автономии и возможной степени универсализации экономических технологий. Первая точка зрения предполагает, что проверенные на экономическую эффективность - формы хозяйствования могут быть вживлены в любую этнокультурную среду.

Вторая - утверждает функциональную активность духовного опыта народа и его способность отторгать чуждые для национального менталитета социальные нововведения bли приспосабливать их в преобразованном виде. Последнее особенно важно для реальной оценки перспектив экономического реформирования в современной России.

На наш взгляд, исторические и культурные предпосылки возникновения этики бизнеса, как необходимого регулятора хозяйственной деятельности, сложились и продолжают поддерживаться совокупностью факторов: объективных источников и внутренних целей самого рыночного хозяйства, специфического набора психологических, интеллектуальных и поведенческих качеств людей, способных к предпринимательской деятельности (а по оценкам исследователей таких людей не так много- 5-7% от числа трудоспособного населения); требований общества, его культуры к бизнесу как особому виду деятельности, включенному в общий механизм странового и мирового хозяйства. Выделим наиболее существенные характеристики каждого из этих факторов.

Рынок и его внутренние принципы эффективной хозяйственной деятельности имеют долгую историю и эволюцию, это- один из исторических этапов развития мировой экономики. В Европе он начинает формироваться в Новое время и насчитывает уже около 4 веков существования.

Рынок - это сложная система отношений между производителями и потребителями, бизнесменами и клиентами, между самими предпринимателями, имеющая свою философию, логику, этику и психологию. Современный рынок в теоретическом плане опирается на доктрину либерализма, в социально-политическом контексте является продуктом открытого общества.

Либеральная экономика как фундамент открытого общества основывается на трех принципах: на частной собственности как юридической основе экономической жизни; на свободном предпринимательстве как движущем факторе экономического прогресса; на свободной конкуренции как регулирующем механизме экономических отношений. При этом имеются еще два существенных структурных признака: это – максимизация дохода и пользы как цели хозяйствования и ко­ординация хозяйственной деятельности через рынки и систему цен.

Построенная на этих принципах система хозяйствования получила название рыночной экономики.

Либерализм в экономике отвергает необходимость широкого вмешательства государства в экономическую жизнь. Доктрина утверждает, что лучшей экономической системой является та, которая гарантирует свободу личной инициативы экономических субъектов.

Механизмы саморегуляции экономики действуют как результат индивидуального поведения каждого хозяйствующего субъекта при отсутствии сторонних вмешательств. Само же управление основано на прямых и обратных связях, обеспечивающих оптимальную регуляцию рынка. Существование встроенных экономических регуляторов составляет один из основных постулатов классической либеральной школы, которая считает, что экономическими явлениями управляют естественные законы.

Характерной чертой рыночной экономики является такой вид хозяйственной активности как предпринимательство.

Первым, кто стал рассматривать предпринимателя как ключевую фигуру социальной системы и фактически положил начало его научному исследованию стал Р. Кантильон, предложивший рассматривать в качестве предпринимателя такого индивида, который обладает предвидением и желанием принять на себя риск, устремлён в будущее, чьи действия характеризуются и надеждой получить доход, и готовностью к потерям. Ряд важных положений, относящихся к природе предпринимательства, принадлежат основоположникам экономического либерализма - А. Смиту, Д. Рикардо, а также выступившим с их критикой Ж. Сисмонди и К. Марксу.

В начале XX в. возникают специализированные теории рыночного хозяйств и предпринимательства. Первую группу теоретических концепций такого рода составляют классические теории И. Шумпетера, В. Зомбарта и М.Вебера. Основные особенности классических теорий предпринимательства состоят в следующем. Для них феномен предпринимательства неотделим от функционирующего в форме предприятия капитала. Его хозяйственная функция является единственным основанием для анализа, другие функции не выделяются. Классические теории предпринимательства в основном рассматри­вают предпринимателя как индивида, которому доступен определённый источник, ресурсы которого этот индивид имеет возможность (и необходимость) расходовать в рамках социально заданной системы капиталистического производства.

На основании анализа классических теорий предпринимательства это явление можно определить – в разных его аспектах – следующим образом:

- предпринимательство - свободная деятельность отдельных граждан, их объединений и наёмного аппарата (менеджеров) как субъектов делового мира, направленная на получение прибыли за счёт коммерческого расчёта;

- предпринимательство - способ мышления инициативного человека, который мобилизует имеющиеся ресурсы на организацию производства в какой-либо сфере или отрасли;

- предпринимательство – творческая деятельность в сфере производства новых продуктов, предоставления качественных услуг или произведения работ; а предприниматель - это человек, который затрачивает на это необходимое время и силы, берёт на себя весь финансовый, психологический и социальный риск, получая в награду деньги и удовлетворение достигнутым;

- предпринимательство- черта личности, основанная на способности человека достигать конкретных целей в хозяйственной, социальной или иных сферах общественной жизни за счёт своей инициативы, деловитости, изобретательности, самостоятельности, находчивости, готовности рисковать, нестандартности принимаемых решений;

- предпринимательство - это активная систематическая самостоятельная и ответственная инновационная деятельность по управлению капиталом, направленная на получение прибыли, осуществляемая на условиях риска и неопределенности в рамках общепринятых в конкретной исторической ситуации норм ведения бизнеса.

Таковы наиболее распространенные характеристики предпринимательства.

Как видим, вместе с богатством содержательного анализа классические теории предпринимательства содержали весьма существенный изъян. Он состоял в недооценке этического фактора, в частности, и социокультурных аспектов экономической деятельности вообще.

Предпосылки для пересмотра классических теорий предпринимательства начали формироваться уже в 30 - 40-х годах XX века, а к началу 50-х годов полностью сформировались условия для создания группы современных концепций предпринимательства, ориентированных на организацию взаимодействия предпринимателей и фирм с другими общественными группами.

Предпринимательское поведение стало определяться как специфический социокультурный вид активности личности (фирмы), связанный с возможностью самостоятельного распоряжения своей твор­ческой деятельностью, ресурсами, результатами труда;способностью принимать решения, нести ответ­ственность, организовывать, изменять поведение с целью извлечения дохода в условиях неопределенности рыночной среды. Стали говорить о менталитете или духе предпринимательства, связывая их с новаторским поиском, независимостью, инакомыслием, верой в свои силы, готовностью к риску и т.д. Предпри­ниматель, как справедливо указывал Г. Гинс, живет тем, что творчески создает новые виды потребительских ценностей, расширяет и улучшает производство, привлекает к рабо­те новых людей, обогащает и пополняет источники, из которых черпаются средства на улучшение благополучия широких масс [Гинс Г.К. Предприниматель. - М., Посев, 1992. - С. 13, 14. 15]. Это и делает предпринимательскую деятельность социально значимой.

В настоящее время наиболее напряженные дискуссии определились в области оценки социальной ценности рынка в сравнении с его духовно-нравственными издержками. Поэтому вернемся к анализу социальных процессов, сопровождающих рынок.

Автономизация сферы хозяйственной деятельности, индивидуализация целей приводит к вытеснению личностных связей, заменой их деловым партнерством, которое более анонимно, более свободно от моральных обязательств.

Рыночное либеральное хозяйство постоянно сталкивается с риском и поэтому не склонно к долгосрочному планированию, а следовательно, и долгосрочным обязательствам. Это порождает ряд социальных диссонансов; в частности, приводит к возможному несовпадению интересов производителей и потребите­лей, деловых партнеров.

Однако либерализм достаточно самокритичен, он отнюдь не считает, что человек всегда добродетелен и воля его обязательно направлена на благие цели. Наоборот, либерализм предполагает, что человек, будучи наделен относительно свободной волей, может стремиться ко злу так же, как и к добру. Поэтому в отличие от анархизма либерализм заинтересован в создании объективного правового и нравственного порядка, противостоящего воле отдельных людей и связывающего ее. Но возможность создания общественного порядка он связывает с личной инициативой и рациональным духом самих предпринимателей, которые начинают понимать, что «игра по правилам» выгоднее правового и нравственного беспредела.

Ценность свободы как внутренне присущего рыночной экономике блага может состояться только в определенном отношении к другим ценностям: свободы и благополучия других людей, осознания, что твой экономический успех достигнут честным трудом, а не присвоением экономических прав других.

Известно, что в истории цивилизации существовали два основных типа рыночных отношений: "дикий" и цивилизованный рынок, каждому из которых, соответствует особый тип предпринимательской деятельности. Первому присуща деятельность преимущественно в торгово-спекулятивной и финансовой сферах, часто связанная с криминальными структурами, ориентированная на наживу любой ценой, порождающая резкую поляризацию в уровнях доходов и не создающая условии для процветания эконо­мики. Второму свойственно доминирование иного типа предпринимательства, которое ориентировано на рациональную выгоду, но при этом ставит не только ближайшие, но и стратегические цели, заботится о том, чтобы у постоянно растущего производства был потребитель.

Таким образом, возникновение экономической этики обусловлено объективным механизмом рыночной экономики, лежащим в ее основе принципом согласования интересов всех участников хозяйственных отношений, когда любое их действие получает либо поощрение, либо санкцию, а в формировании нравственного сознания предпринимателей участвует сама экономическая реальность. Естественная для рынка ориентация на прибыль может быть достигнута, если в обществе сложилась устойчивая правовая система, если участники рынка ведут себя предсказуемо, если рынок не отвергается обществом, сложившимися в нем представлениями о должном поведении.

Дискуссионным является вопрос о соотношении общих правил морали и понятий из сферы этики бизнеса.

Рынок, отвергнутый общественным мнением, теряет свою социальную нишу, разрушается.

Большинство исследователей считают, что этика бизнеса основана на всеобщих универсальных нормах: быть честным, не причинять вреда другому, держать слово и так далее. И каждый, вступающий на «рыночную площадь», должен считаться с ними. Но в экономической деятельности правила общественной морали конкретизируются, переосмысливаются, возникают новые способы связи, новые акценты.

Например, существует как общечеловеческая ценность «дружба», основанная на свободном выборе, неповторимом духовном союзе личностей. Но есть и «партнерство» в деловых отношениях. Конечно, его не назовешь духовным союзом, но нельзя сбрасывать со счету и его позитивную роль в регуляции человеческих отношений: оно предполагает доверие, взаимоподдержку, честность. Этика предпринимательства предлагает участникам рынка побуждающие и ограничивающие нормы, благодаря которым достигается общий интерес. Вступает в силу принцип «эквивалентного воздаяния», даю столько поддержки, столько сочувствия, сколько получил или надеюсь получить. Таким образом согласуются разнонаправленные интересы. Рыночная этика поддерживается не столько мотивами поступков, сколько их последствиями, направлена на то, чтобы поставить субъектов бизнеса в ситуацию, когда они «обречены» учитывать интересы других людей, когда им выгодно «играть по правилам», даже не испытывая к ним особого расположения.

Западный рынок выжил, потому что сумел стать цивилизованным, сумел ужиться с общественным интересом, не попирая ею грубо, опираясь на соответствующую этому обществу культуру. Главная ценность рынка - свобода и экономический интерес - соединились со служением делу. «Что полезно Америке, полезно Дженерал Моторс» - принцип деятельности одной из ведущих американских корпораций. Западный бизнес нельзя идеализировать: он всегда готов отступить от моральных ориентиров, если они ограничивают свободу экономического предпринимательства, и его главную цель - прибыль. Но это отступление регулируется рамками всеобщей зависимости: работодателя и работника, производителя и потребителя, посредника и конкурентов, монополии и власти, власти и общества. В этой взаимосвязи каждый исполняет свою роль, руководствуясь принципом ограниченной экономической справедливости, то есть честного или хотя бы упорядоченного экономического партнерства. При этом многие западные экономисты и социологи считают, что идеология сверхпотребления существенно деформировала систему моральных ценностей рынка эпохи классического капитала: он стал жестче и напористее, бесцеремоннее.

Один из подходов к проблемам экономической этики связан с использованием в анализе бизнеса категории справедливости.

Справедливость – морально-правовое понятие, выражающее должное в отношениях между людьми, социальными группами, между народом и властью, между народами, государствами с точки зрения возможности равенства во владении общественным богатством, в реализации своих социальных прав и интересов, в защите жизни и личности. Во все времена сообщества людей формировали свое представление о справедливости, выражая этим общественную и индивидуальную потребность в согласованных правилах взаимодействия в сфере распределения общественных благ, прав и обязанностей по отношению друг к другу.

В социуме и культуре древних народов социальные связи были достаточно четко сформулированы и зафиксированы, не содержали идеологического подтекста, маскирующего онтологические основания справедливости. В эту эпоху достаточно явственна главная дилемма ее осуществления: равное право всех родившихся на сохранение жизни, создание материальных условий для ее поддержания и воспроизводства и неспособность общества обеспечить всем равные возможности для реализации этого права. В силу неразвитости производственной сферы, небольшого материального достатка в обществе, справедливость понимается как равенство в материальном самоограничении (у Конфуция).

Конфуций часто возвращается к мысли, что справедливость является важным условием правильного правления, обеспечивает гармонию в общественных отношениях. «Когда высшие любят справедливость, народ не решится отказать им в поддержке» [Конфуций. Лунь юй(на русском яз.)Hemlook Printers Ltd.B.C.Canada, 1985,c.4].

Справедливость упоминается и в рассуждениях о материальных, хозяйственных делах. В условиях ограниченного материального достатка очень важно «распределять по справедливости», чтобы избежать смуты, недовольства народа. «Ибо там, где присутствует справедливое распределение, нет нищеты, а там где есть гармония, не покушаются на власть». Конфуций чрезвычайно актуален в своем наблюдении: смуту, недовольство, разлад в обществе вызывает не столько бедность сама по себе, сколько осознание того, что бедность одних является следствием неправедного (несправедливого) богатства других. Уже на этом, раннем этапе философской рефлексии возникает понимание важнейшей социальной функции справедливости: регулирование отношений в обществе в направлении их гармонизации, сохранения единства власти и народа.

Экономический аспект справедливости впервые обстоятельно исследует Аристотель. Самое общее определение справедливости он связывает с обузданием стремления одного индивида получить то, что принадлежит другому. Это распространялось на собственность, заслуги, социальный статус и так далее, то есть все, что может быть связано с действиями и помыслами людей. В таком широком значении «справедливость» у Аристотеля тождественна законности и имеет отношение ко всем добродетелям, так как закон заботится и о мужестве, и об умеренности и др.

В эпоху Аристотеля, когда интенсивно формировались товарно-денежные отношения, было важно включить их в общую систему полисных правил. Справедливость выполняет в этом случае роль принципа, регулирующего распределение: «распределять (блага) между собой и другими, а также между другими… так, чтобы обе стороны получили пропорционально равные доли» [Аристотель, соч. в 4 т., М.,1976-1983, EN, 1143а]. Такой вид частной справедливости Аристотель называет распределительной (пропорциональной). Этот принцип может быть использован только в отношениях между равными (то есть свободными гражданами) – справедливо награждать их с учетом моральных достоинств и имущественного положения. Но так как и свободные люди имеют неравное имущественное состояние, то справедливость превращается в «равенство неравных (в имущественном отношении)» или в «неравенство равных (одинаково свободных)». Второй вид частной справедливости – направительная (уравнивающая). Качественные различия людей здесь уже не принимаются во внимание. Она заключается в поиске эквивалента, который бы позволил уравнять качества обмениваемых вещей. Таким эквивалентом выступают деньги.

В эпоху Аристотеля идея уравнительного равенства уже является анахронизмом. Социальная дифференциация, развивающееся разделение труда, товарно-денежные отношения объективно способствуют развитию полисной жизни, хотя и усиливают внутриполисное неравенство. Аристотелю пришлось отреагировать на эти процессы. Его концепция справедливости отражает внутренние противоречия полисной жизни, но он стремится своим обоснованием столь острой проблемы закрепить полисное статус-кво.

В Новое время проблема справедливости приобретает новый исследовательский ракурс: вновь возвращается интерес к естественным правам человека, к главному из них - самосохранению жизни. Согласование естественных прав с социальным статусом людей составляет суть концепции «общественного договора» (Т.Гоббс, Б.Спиноза, Дж. Локк, И.Кант). На этой основе и формируется понимание справедливости. Справедливо стремление человека к самосохранению своей жизни и обретению материальных и социальных условий для реализации этого права (в этом все люди равны от природы). Такую позицию мыслителей этой эпохи можно определить как «естественный гуманизм». Но реализация этого права может обострить борьбу индивидов, превратить жизнь, по определению Т.Гоббса, «в войну всех против всех». Разумная позиция людей заключается в понимании взаимной зависимости, ибо каждый человек, как частное существо, нуждается в способностях и деятельности других людей по созданию этих условий (материальных, социальных и духовных). Принцип справедливости требует от каждого разумного самоограничения своих прав, передаче их надличностным социальным образованиям (социальным институтам). Социальные институты, и главный из них – государство – теперь являются гарантами соблюдения справедливости, а равные права для всех и для каждого в отдельности закрепляются в законах. «Справедливость, т.е. соблюдение соглашений, есть, таким образом, правило разума, запрещающее нам делать что-либо, что пагубно для нашей жизни, из чего следует, что справедливость есть естественный закон.» (Т.Гоббс).

И.Кант связывает справедливость со свободой, а Г. Гегель рассматривает справедливость в контексте философии права. Справедливость устанавливается не отдельными людьми, она воплощена в государстве, как носителе абсолютной свободы абсолютной идеи. Государство разумно само по себе, а, следовательно, справедливо. На Гегеле завершается классическая парадигма понимания справедливости как всеобщего принципа, универсального в своих онтологических основаниях.

XX век демонстрирует полифоническую картину мнений и оснований, выстраивающихся на почве различных групповых, классовых интересов. Лидируют при этом два базовых направления: либерально-буржуазное и социалистическое. Базовыми принципами первого являются: «равенство возможностей», «равенство условий»; второго – «равенство результатов». Оба направления исследуют проблему справедливости в сфере экономических, имущественных отношений, и это неизбежно, так как являются современницами индустриального общества. Первое исходит из постулата нейтральности, беспристрастности рыночного общества, второе – опровергает эту беспристрастность, считает ее мнимой, а в аргументах опирается на основоположников марксизма.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (778)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.032 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7