Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


ЗОДЧЕСТВО ПСКОВСКИХ КАМЕНЩИКОВ И ПЕРВЫЕ ШАТРОВЫЕ И СТОЛПООБРАЗНЫЕ ПОСТРОЙКИ




Министерство образования и науки

Федеральное Государственное Бюджетное Образовательное Учреждение

Высшего Профессионального образования

Белгородский Государственный Технологический Университет им.В.Г.Шухова

Кафедра архитектуры

Курсовая работа на тему:

«Конструкции русского каменного зодчества»

Вып.ст.гр.АР-41

Евсеева О.

Приняла

Колесникова Л.И.

Г.Белгород 2012г

СОДЕРЖАНИЕ

 

1. Зодчество первых псковских каменщиков.

Первые шатровые и столпообразные постройки. 3

2. Техника псковских каменщиков. Экспертиза Успенского собора.

Правильность кладки. Камень. Керамика. Голосники.

Раствор, Штукатурка. Связи. Кровля. 6

3. Целесообразность в выборе псковского храма.

Приспособление типа храма. Рациональность.

Постройка пригородов. Работа в Москве. Влияние московской

архитектуры на Псков. Влияние итальянцев на псковскую архитектуру.

Самобытные черты. Бесстолпные храмы (псковские тип храма).

Орнамент. Архитравы и арки. Окна. Посводные покрытия.

Подцерковья. Приделы. Притворы. Крыльца. Звонницы.

Ступенчатые арки. Бесстолпные храмы. Развитие бесстолпных сводов. 10



4. Происхождение шатровых храмов 19

5. Самобытные черты творчества псковских каменщиков по постройкам

XIV—XVII веков 24

6. Заключение 28

7. Список литературы 30

8. Приложение 31

 

ЗОДЧЕСТВО ПСКОВСКИХ КАМЕНЩИКОВ И ПЕРВЫЕ ШАТРОВЫЕ И СТОЛПООБРАЗНЫЕ ПОСТРОЙКИ.

Шатровые и столпообразные постройки — одно из интереснейших явлений народного творчества в русской допетровской архитектуре. Вместе с тем вопрос о их происхождении относится к наиболее неизученным вопросам русской архитектуры, несмотря на то что он всегда привлекал внимание исследователей.


При внимательном изучении шатровых и столпообразных построек становится совершенно ясно, что эти формы создались, появились на месте, были выработаны русскими мастерами-каменщиками. Конечно, появились они не сразу. Внося все новые и новые изменения в конструкцию, план и всю архитектуру храмов, каменщики, наконец, пришли к таким формам, которые настолько отличаются от обычных для того времени типов храмов, что даже исследователи архитектуры не замечали их связи с обычными храмами.
Нововведения в архитектуре, которые привели к появлению шатровых и столпообразных построек, если не все, то почти все были сделаны псковскими мастерами. Несмотря на то что храмы шатровые и столпообразные в сущности есть не что иное, как измененные и переработанные храмы обычного типа, обычный храм они напоминают так мало, что их можно назвать памятниками архитектурного творчества русских мастеров-каменщиков. Очень многое в этих постройках вполне самобытно.


В ранних шатровых и столпообразных постройках каменщики по-своему использовали итальянские архитектурные детали и даже конструктивные приёмы (машикули), не меняя самобытности своего архитектурного творчества. В шатровых и столпообразных постройках мастерам удалось пренебречь многими обычаями и канонами и в значительной степени выразить свои собственные вкусы.
Особенный интерес этих построек в том и заключается, что в них, несмотря на все ограничения, мастера все-таки проявили свою чисто народную изобретательность и способность к творчеству, и, может быть, в очень большой мере сумели выразить народные вкусы и взгляды на архитектуру того времени...
По-видимому, именно этим объясняется та неприязнь, с которой встретило эти формы зодчества духовенство и, наоборот, симпатия, с которой отнеслись к ним гражданские заказчики и население. Несмотря на то, что русское духовенство сразу же начало бороться с распространением столпообразных и шатровых храмов и всяких храмов с шатровыми верхами, эти формы продолжали распространяться даже после появления в середине XVII века официальных указов об их запрещении. В глухих местах строительство таких храмов продолжалось чуть ли не до XX века. Там. где нельзя было строить храмы такого рода, строители перенесли столпы и шатры на здания колоколен, которых запрет не касался.
Чрезвычайно интересно, что церковь так и не смогла заставить мастеров строить «по старине», не могла пресечь изобретательности русских зодчих и запретить распространение новых форм.

Понятно, большую роль в этом сыграли заказчики, которые позволили строителям применять новые приемы, желая иметь более эффектную и из ряда вон выходящую постройку. Видимо, даже великие государи иногда больше ценили эффектную архитектуру, чем соответствие старине. Благодаря этому появились такие памятники, как церкви в селах Острове, Дьякове, Коломенском, храм Василия Блаженного в Москве.
Безусловно, большую роль в изобретении и создании первых столпообразных и шатровых построек сыграли псковские каменщики, именно они подготовили почву для их появления н. вероятно, впервые создали образцы этих построек. Во всяком случае, если нет еще достаточно твердых оснований утверждать, что первые шатровые и столпообразные храмы все созданы только руками псковичей, то отрицать их роль просто невозможно. Один из самых старых шатровых храмов — храм в селе Острове — настолько изобилует такими деталями, которые характерны для самого Пскова, и настолько повторяет в общей композиции излюбленный псковский прием компоновки, что становится совершенно ясно, что построен он псковичами. Найти какие-либо документы, которые установили бы точно, какие именно мастера строили первые столпообразные и шатровые храмы, невозможно (таких документов не существует). Остается судить об этом только по самой архитектуре.


Каковы наиболее существенные особенности столпообразных и шатровых храмов? Шатровый и столпообразный, так же как и обычный кубический храм, состоит из стен с лопатками и закомарами, над которыми возвышается глава. При этом храм может быть окружен галереей или нет, иметь или не иметь цокольный этаж, приделы, крыльца, звонницы, так же как и всякий обычный.


Чем же шатровый храм, имеющий снаружи все части обычного, правда измененные, отличается от него и благодаря каким именно изобретениям в архитектуре могли появиться шатровые и столпообразные храмы?


На этот вопрос можно ответить вполне определенно. Для шатрового или столпообразного храма прежде всего характерны отсутствие столбов и установка барабана на бесстолпную систему сводов. Нижняя часть здания и барабан приспособлены именно к системе сводов. Для шатровых храмов также характерны перекрытие барабана не куполом, а шатром и наличие снаружи рядов ступенчатых закомар под барабаном, выражающих ступенчатую систему сводов. Для столпообразных и шатровых (за исключением Коломенского) храмов характерна композиция их в виде центрального столпа с окружающими его приделами.
Из всего этого становится совершенно ясно, что столпообразные и шатровые храмы явились результатом развития бесстолпного типа храма. Следовательно, пути возникновения шатровой архитектуры необходимо прослеживать от памятников бесстолпной архитектуры.
Существование бесстолпных храмов до XVI века в Пскове и творческая работа псковских каменщиков над этими конструкциями позволяет думать, что они могли не только перенести их в Москву, но и развить их до логического конца.
Даже такие хорошие мастера, как ростовские, в самом конце XV века только подражали псковским конструктивным приемам (например, Успенский собор Кирилло-Белозерского монастыря, 1497 г.) и лишь значительно позднее, к XVII веку, выработали свою собственную разновидность бесстолпных перекрытий.


Ряды закомар, характерные для шатровых храмов, выражающие, а иногда и прямо отвечающие внутренней конструкции, еще до появления шатровых храмов применялись именно псковичами. Их появление на свет вызвано использованием ступенчатых арок — конструкций, изобретенных псковскими каменщиками. Ризположенский храм и Благовещенский собор, построенные псковскими мастерами в Московском Кремле в 1484 году, имели ступенчатые закомары. Ступенчатые закомары — лишь последствие применения ступенчатых сводов — конструкций, характерных только для псковской архитектуры. Наконец, совершенно бесспорно, что обыкновение ставить приделы заимствовано из Пскова, где они появились с начала XV века и были очень распространены.


Наиболее ранний из сохранившихся шатровых храмов — храм в селе Острове (начало XVI века), имеющий два боковых придела, настолько напоминает не существующую теперь, но обмеренную Покрышкиным церковь в селе Доможирке у Чудского озера (середина XV века), что сравнение этих двух построек может послужить лучшим доказательством перенесения такого архитектурного приема из Пскова в Москву. И если церковь в Доможирке и принадлежит, несомненно, к XV веку, но не имеет точной даты постройки, то дата постройки церкви Богоявления с Запсковья точно известна. Композиции этих двух церквей совершенно аналогичны.
Впрочем, Доможирский храм лишь один из многих псковских храмов, где были использованы приделы.


Приделы — типичная особенность псковской архитектуры. До сих пор они сохранились у церкви Богоявления с Запсковья, церкви Анастасии Римлянки и других.
Наряду с использованием и развитием уже существовавших до того приемов в шатровых храмах каменщики ввели и совершенно новые конструктивные приемы: прежде всего, шатровое перекрытие барабана и контрфорсы у барабана.


Устройство каменного шатра стало возможным только над бесстолпнымн конструкциями. К такому приему, как шатер, каменщики могли прийти вполне естественно и легко, обладая большим техническим умением и прекраснейшим пониманием конструкции и ее статических свойств. Об их высоком мастерстве, большом опыте и традициях говорит вся структура шатровых и столпообразных храмов, их план, устройство перекрытий и даже отдельные детали. Совершенно невозможно себе представить, чтобы эти сооружения могли воздвигнуть мастера, не обладавшие достаточным умением и не имевшие еще долголетнего опыта.


Признано, что псковские каменщики в конце XV и, по-видимому, в начале XVI века намного отличались своим техническим уменьем от каменщиков других древнерусских городов и высоко ценились. Именно поэтому с конца XV века их вызывали в Москву. Работы этих каменщиков отмечались в конце XV века в летописях. Очевидно в начале XVI века часть псковских мастеров или осела в Москве, или приезды стали настолько обычным явлением, что это перестали отмечать. Может быть, имело место и то и другое.


Дальнейший путь до столпообразных и шатровых храмов есть только логическое продолжение и развитие этих выработанных в Пскове приемов. От бесстолпных храмов до столпообразных остается лишь шаг, правда шаг, смелости которого можно удивляться. Но, наверное, этот шаг был сделан не сразу. Сперва появились угловые конические сводики (тромпы) и барабан стал восьмиугольным. Потом появляется шатровое перекрытие (храм в селе Острове). Барабан «восьмерик» перекрывается в Островском храме уже не купольным сводом, который не был достаточно эффектным, а шатром. Наконец, такие конструкции, как шатер и машикули, где кладка свешивается, требуют для их устойчивости не четырехугольной, а многоугольной формы плана. Появляются восьмиугольные столпы. Обыкновение строить приделы подсказывает компоновку целых групп столпов. Так представляется вкратце этот в действительности, конечно, более сложный путь. Далее постараемся представите себе это более подробно.

ТЕХНИКА ПСКОВСКИХ КАМЕНЩИКОВ.
Экспертиза Успенского собора. Правильность кладки. Камень.
Керамика. Голосники. Раствор, Штукатурка.
Связи. Кровля.

Псковские каменщики были прекрасными мастерами своего дела. Технические способы и приемы постройки из известняка и кирпича на известковом растворе доводились ими до совершенства.
Примитивный способ кладки «в коробку», который применяли и москвичи и новгородцы, никогда не применялся псковичами. Псковичи, по-видимому, достаточно разбирались в силах, действующих в кладке, чтобы понимать негодность кладки, где вся середина заваливается почти случайными прослойками мелкого камня и раствора.


Псковичи клали свои стены по отвесу и ватерпасу, по причалкам с соблюдением правильной перевязки и правильным заполнением середины стены. В результате многочисленных переделок, разрушений от пожаров, воды и прочих причин теперь в их постройках часто наружные или внутренние стены не представляют правильной плоскости, линии углов не отвесны и неправильны, очертания арок измяты. В большинстве случаев только подвалы остались в более или менее нетронутом виде и по ним можно убедиться, что стены сложены точно, очертание их геометрически правильное, круглые в плане части сложены по воробе или малке.
Примером такой безупречной кладки могут служить подцерковья церквей Василии на Горке, Климента в Пскове и др.
У себя дома псковичи строили обычно из известняковой плиты, в изобилии добывавшейся на Псковщине. Кирпич в Пскове употреблялся до XVIII века очень редко, так как он обходился гораздо дороже плиты.


На Псковщине известняки находятся в громадном количестве, самых разнообразных пород и легко могут добываться вблизи мест строек. Плита как материал для постройки каменных зданий является природным, не требующим переработки материалом, легко доступным, дешевым и имеющим большие достоинства. Неслучайно именно во времена наибольшего развития строительства и высоко развитой строительной техники в Пскове плита совершенно вытеснила кирпич, который употреблялся только лишь на печи и печные трубы. Это было вызвано необходимостью быстрого заготовления большого количества материала, который был бы под рукой, быстрого окончания строек и, при большом размахе строительства, стесненностью материальных средств, необходимостью экономить их.


Использование плиты давало следующие преимущества:
а) подручность, доступность и дешевизну;
б) возможность в короткий срок заготовить громадное количество вполне готового материала;
в) быстроту возведения, несложность и легкость исполнения строительных работ, возможность применять ее в самых разнообразных случаях, в частности для орнамента зданий.


Распространенные на Псковщине породы известняков различаются толщиной слоев (от слоев, измеряющихся сантиметрами, до слоев полуметровой толщины), механической прочностью и податливостью инструменту (от чрезвычайно твердой до мягкой, почти как глина), цветом, характером излома, плотностью и такими важными свойствами, как сопротивляемость влияниям атмосферных воздействий, теплопроводность, способность впитывать влагу.

Древнепсковские каменщики хорошо знали свойства плиты и успешно ее применяли. Примером умелого использования разных пород плиты могут служить жилые здания XVII века в Пскове. Нижние части зданий, подвергающиеся воздействию почвенной влаги,— фундаменты и стены подвалов обычно сложены из очень прочной, твердой, плотной, мало впитывающей влагу и не поддающейся атмосферным влияниям плиты. Стены самого жилья складывались также из прочной и мало впитывающей воду плиты с целью защиты здания от быстрого разрушения в случае утери крыши. Орнаментация делалась из совершенно особых пород известняков, дававших очень чистые плиты одинаковой толщины (обычно 10—12 см, иногда 30—32 см) и очень мягкие, легко поддающиеся обработке режущим инструментом, но довольно устойчивые против влияния атмосферных воздействий.


Различные части орнаментации выполнялись из разных пород плиты. Каждая часть имела свои особенности. Валики, выступавшие за лицо стены и защищавшие более тонкую орнаментацию (а сами не требовавшие никакой обработки, кроме очень легкого подкругления углов), делались из более прочных и крепких пород. Разные детали, помещавшиеся в защищенных валиками углублениях, требующие тонкой обработки режущим инструментом, делались из наиболее мягких и иногда даже не особенно устойчивых пород, так как были защищены от воздействия дождя и снега.


Позднее, в XIX и XX веках, не всегда правильно применяли известняковые плиты, что приводило часто К разрушению зданий. В XIX веке употребляли прочную, но сильно теплопроводную плиту для стен жилых зданий, защищенных крышей и штукатуркой. При реставрационных работах псковского музея в XX веке на облицовку нижних частей башен, не имевших ни крыш, ни штукатурки и подвергавшихся интенсивному воздействию атмосферных условий, употреблялась сильнопористая и впитывающая воду плита, непрочная и пригодная лишь на части зданий, защищенные штукатуркой и крышей и удаленные от почвенной сырости. Понятно, что облицовка начинала разрушаться на следующий год, в то время как облицовка из прочной плиты может существовать сотни лет. Об этом свидетельствует, например, Порховская крепость.
Плиты обрабатывались инструментами, в состав которых входили: основной плитный молоток, универсальный (массой 2,5 кг), кирка для отески больших плоскостей (3,5 кг), молоток для околки и тески небольших плиток (1,25 кг), кирочка для вырубки орнамента (0,1 кг), резак для камня (мягкого), мастерок для работы под золиво.


Интересно сравнить древние приемы отески плиты с современными. Теперь тешут посредством очень частых ударов по инструменту, направленному перпендикулярно к поверхности плиты, в результате большая затрата сил и времени, отесанная поверхность имеет неприятно сухой вид, В древности тесали, направляя лезвие инструмента вкось, причем количество ударов было намного меньше. Это давало экономию сил и времени. При теске поверхность получалась сочная, с красивым рельефом.


«За рубежом» псковичи употребляли очень часто кирпич и белый камень. С XV века псковичам хорошо было знакомо керамическое производство. Выделывались и употреблялись в строительстве изразцы, сначала неполивные, а в дальнейшем покрытые поливой. О размахе керамического производства в XV веке в Пскове говорят поиски псковскими гончарами новых областей применения керамики.
В то время керамические плитки широко употреблялись для облицовки деревянных поверхностей, а также для иконных киотов, служивших украшением жилищ горожан.


Уже в XV веке в Пскове выделывались украшенные рельефными изображениями поливные изразцовые печи. Для покрытия церковных глав, кроме металла, употреблялась керамическая черепица. В XVII веке керамическими делались сборные части отопительных печей.
В Пскове умели выделывать изразцы и другие керамические изделия из легкоплавкой синей и зеленой глины. Глина эта обжигается и даже плавится при температуре гораздо более низкой, чем температура обжига обыкновенной глины. Изготовлять из нее изделия обычным способом (так же как и из обыкновенной глины) нельзя, так как при обжиге она плавится и течет, теряя свою форму, однако в древности псковичи применяли ее с большим успехом. Изделия из этой глины хорошо противостоят самым сильным атмосферным воздействиям. Единственно, чего они не переносят, так это температуры выше той, при которой они обжигались. В Пскове много таких изразцов, очень хорошо сохранившихся в продолжение нескольких веков, если они находились под землей, на воздухе или в воде, но совершенно разрушенных, если они подверглись горению.
Некоторые соображения наводят на мысль о том, что полива, которой иногда покрывались эти изразцы в древности, изготовлялась из цветных мельчайших кварцевых песков, залегающих такими красивыми слоями на правом берегу Великой, за Снятной горой. Эти пески представляют собой тончайшую кварцевую пыль и окрашены окисями металлов, т. е. являются почти готовой поливой. Добавка тех веществ, которые заставляли плавиться эту кварцевую пыль, возможно и давала самую чудесную, исключительную по красоте поливу псковских изразцов XVII века. Эта полива необычайно прочно держится и на керамических изделиях, изготовленных из легкоплавкой глины.


Керамика употреблялась и для украшения церквей (изразцовые пояса и надписи, сделанные на керамических плитах). Для покрытий церковных куполов в XVI веке употреблялась гончарная черепица.
Из обожженной глины делались голосники — горшки с длинным горлом, которые закладывались в верхних частях стен в своды. Некоторые купола почти сплошь построены из голосников. Здесь они безусловно не могли не иметь конструктивного значения, облегчая нагрузку и уменьшая распор. Л. Б. Альберти в своем трактате рекомендовал закладывать горшки, напоминающие голосники, в стены для предохранения их от сырости, для просушки. Может быть, они выражали именно это назначение. Положение голосников в верхних частях здания нисколько не противоречит такому предположению, так как верхние части больше всего страдали от сырости из-за конденсирования влаги в зимнее время, особенно при большом стечении народа. Можно предполагать также, что они играли и ту роль, о которой говорит их название, — служили для улучшения акустики. Однако следует заметить, что их иногда закладывали в наружные стены горлом наружу (погост Новая Уситва, церковь Николы на Усохе).
Уже в первой половине XIV века псковские каменщики перестали применять раствор из извести с измельченным кирпичом и перешли на кладку только из известняковой плиты на известково-песчаном растворе.


Псковичи обладали большим умением составлять известковые растворы. Они никогда не прибавляли в раствор пеньку и другие волокнистые примеси, для того чтобы компенсировать неудачный состав раствора, как это делали другие русские мастера. Растворы псковичей всегда были удачного состава и обладали достаточной прочностью.
Интересно, что псковские каменщики применяли в кладке из известняковой плиты раствор на мелком глинистом песке. По-видимому, это объясняется тем, что известковый раствор на речном песке в кладке из тяжелой и несильно впитывающей воду плиты неудобен, особенно при быстром производстве работ. Даже очень густо затворенный, он под тяжелой плитой разжижается, сползает и течет по стене. Жидкое золиво прорывается в промежутках между плитами и вытекает наружу, оставляя пустоты внутри кладки. Раствор из мелкого желтого песка и даже только с примесью его не имеет этих недостатков. Он не разжижается даже под сильной тяжестью и не пропускает жидкое золиво. При работе, когда требовалась большая чистота кладки, это имело большое значение. В кладку из кирпича, который быстро сушит влагу, шел раствор, приготовленный на крупном речном песке. Мелкий песок, иногда с содержанием глины, благодаря свойству чрезвычайно хорошо связываться с кладкой стены шел в штукатурку.
Интересен способ обработки штукатурки. Ее накладывали нетолстым слоем (2—10 мм) и не затирали, а заглаживали лопаткой, оставляя поверхность волнистой, но гладкой, даже скользкой на ощупь.


Известняковая плита — сравнительно грубый материал. Кроме того, в нашем климате она подвержена быстрому разрушению под действием мороза, воды и ветра. Потому-то псковичи так любили большие гладкие оштукатуренные и выбеленные плоскости. Поверхностям плитной кладки не старались придавать строгого геометрического очертания — это привело бы к утолщению штукатурки, очень усложнило процесс нанесения и уменьшило прочность. И такая волнистая, не совсем ровная обмазка, сделанная руками древнепсковских мастеров, давала необычайный художественный эффект, выявляя всю весомость каменных сооружений и придавая им скульптурность. Для обмазки употребляли мелкий желтый горный песок, содержащий окислы железа и другие примеси. Побелка делалась обычно псковской известью, тоже нечистой, с примесями глины и окислов металлов. Из-за этого она принимала не чисто белый, а желтоватый цвет, а иногда бывала слегка розоватой. Штукатурка эта интересна свойством «освещать» помещения, отражая и рассеивая лучи света. Внутренние помещения, оштукатуренные таким образом, становятся светлее, чем при обыкновенной современной штукатурке. Это уже проверено автором книги.


В своих постройках псковичи употребляли связи сперва деревянные бревенчатые (со скрепами из полосового железа по углам помещений), а с XV века — железные, однако по возможности они старались обойтись без связей. Из кровельных материалов, употреблявшихся псковичами, нам известны свинец, железо, дерево.


В древнепсковской архитектуре были характерны сравнительно пологие скаты крыш, за исключением крепостных башен, пушечных шатров, караулен. У других построек крутые крыши встречались редко. Покрытия псковских церквей в XV—XVI веках имели умеренную крутизну, а в XVII веке стали еще положе.
Примером может служить сохранявшаяся до 1953 года подлинная тесовая крыша XVII века на церкви Успения у Парома. Прокладка тесовой кровли листами «скалы» (сшитые лыком двойные листы бересты размером 60X20 см) внахлестку устраняла возможность протечки даже при очень незначительном подъеме крыши.
Черепичные крыши в Пскове XVII века, по-видимому, тоже не были особенно крутыми. Найденная на Поганкиных палатах старая черепица с прилипшей подмазкой показывает, что напуск рядов черепичной кровли этих палат равнялся 12 см. При таком большом напуске кровля могла иметь сравнительно небольшой уклон.

 

ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ В ВЫБОРЕ ПСКОВСКОГО ХРАМА.
Приспособление типа храма. Рациональность. Постройка пригородов. Работа в Москве. Влияние московской архитектуры на Псков. Влияние итальянцев на псковскую архитектуру. Самобытные черты. Бесстолпные храмы (псковские тип храма). Орнамент. Архитравы и арки. Окна. Посводные покрытия. Подцерковья. Приделы. Притворы. Крыльца. Звонницы. Ступенчатые арки. Бесстолпные храмы. Развитие бесстолпных сводов.

Трезвый практический расчет подсказал псковичам выбрать из существующих новгородских образцов храмов наиболее простой и наиболее доступный исполнению в псковских материалах — кубический, одноглавый, четырехстолпный храм. Такого типа была, очевидно, церковь Михаила Архангела в Пскове, построенная в 1339 году, но впоследствии сильно переделанная. По-видимому, это был первый каменный храм на псковском посаде. Псковские каменщики перешли к этому времени на кладку из известняковой плиты на известково-песчаном растворе.
Наружные фасады основного объема этого храма (так называемого четверика) сохранили полукружия, показывающие, что храм был покрыт по трем закомарам с каждой его стороны.
В дальнейшем заботы псковичей были направлены к тому, чтобы еще более рационализировать этот тип храма. Псковичи искали наиболее целесообразное решение плана, конструкций, всех деталей и форм соответственно запросам жителей, условиям климата и применяемому материалу. Архитектурные формы диктовались конструкцией. Новые конструкции влекли за собой новые архитектурные формы.
Псковские каменщики старались использовать площадь как можно рациональнее, экономно, не делать ничего лишнего как внутри, так и снаружи здания. Даже столбы округляли на высоту человеческого роста, а потом и совсем от них отказались. В верхних частях внутреннего пространства церкви устраивались «палатки» и хоры. Особенно обращает на себя внимание своей рациональностью устройство сводов.

XV век — век расцвета псковской архитектуры. За XV век в Пскове построено больше, чем за XIII и XIV века вместе взятые. В XV веке построены почти все укрепленные пригороды. Церкви и монастыри, обступившие Псков с заселенных сторон, стали звеньями, соединявшими город с дальними загородными монастырями и деревенскими погостами, с псковскими пригородами. Сохранившиеся до нас памятники псковского зодчества в большинстве своем относятся к XV веку. Уже с начала XV века псковичи начинают работать над типом бесстолпного храма. Наконец, в конце XV века появляются сведения о работах псковичей «за рубежом». В 1471 году псковские мастера работают по восстановлению собора в городе Юрьеве-Польском, а с 1476 года — в Москве.


Город Псков разросся настолько, что землевладельческое население Псковщины совершенно не могло обеспечить его существование. Площадь Пскова возросла в несколько раз, выросли посады по рекам Великой и Пскове. Хлеба своего не хватало. Псковичи вынуждены были усилить торговую деятельность и заняться ремеслом на сбыт «за рубеж». Если верить летописцу, то псковичи работали даже в Западной Европе. Несомненно, что «за рубежом» Псковщины работали не только каменщики, но и другие мастера, например мастера по росписи икон и фресок. Известно дело Висковатого, который в 1547 году обвинил псковских живописцев, работавших в Москве, в ереси и нарушении канонов. Очевидно, псковские живописцы, так же как их земляки-каменщики, были новаторами своего дела.
«За рубежом» псковичам пришлось встретиться с иным заказчиком и с совершенно новыми требованиями.


В Москве были готовы на лишние расходы, но требовали, если не грандиозности, то во всяком случае украшенности и декоративного богатства. Псковичам оставалось только применяться к новым условиям. Не могло не иметь значения и то обстоятельство, что псковичам пришлось работать бок о бок с такими конкурентами, как итальянские мастера. Весьма возможно, что заказчик прямо указывал на итальянцев, как на мастеров, достойных подражания, в особенности в искусстве отделки архитектурных деталей. Псковичи и сами не могли не замечать этого. Поэтому вполне естественно, если псковичи, имевшие в своем арсенале недостаточное количество декоративных деталей для украшения собственных сооружений и обогащения приемов обработки, использовали итальянские профили в карнизах и поясках и некоторые другие детали: порталы, обработанные по-итальянски, круглые окна, машикули (возможно, что были случаи, когда некоторые детали прямо поручались итальянцам, как, например, портал Благовещенского собора). Но если за некоторыми деталями псковичи обращались к итальянским образцам, то в общей композиции своих сооружений, в архитектурных формах, конструктивных и технических приемах они оставались самобытными. Совершенно ясно, что они не могли быть копировщиками итальянских приемов. Псковичи еще у себя на родине сделали многое для того, чтобы научиться простыми средствами и при наименьшей затрате сил и материала достигать наибольшего эффекта. Этот опыт псковичи должны были всецело использовать при работе в Москве. В особенности выигрышными были бесстолпные храмы. При сравнительно небольших затратах сил и материалов они давали значительный декоративный эффект, поэтому вполне естественно, что в начале XVI века псковичи должны были применить и развить бесстолпный тип храма.


Основная схема псковского храма XV века — куб с четырьмя столбами внутри него, на которых стоит барабан с куполом и приставленные к восточной стороне храма одна или три абсиды. Стены делятся лопатками соответственно положению столбов. Столбы ставились ближе к восточной стороне, так как для алтаря не требовалось много места. При трех абсидах средняя делалась всегда больше боковых. Все вариации сводились лишь к тому или иному устройству сводов, кровли, окончаний делений стен и к наличию или отсутствию внутри хоров и «палаток» (кроме ступенчатых сводов существовал упрощенный тип со слитыми подпружинами и парусами; например, церковь Георгия со Взвоза в Пскове, церковь в селе Кобылье городище). В XV веке прибавились еще крыльца, притворы, приделы, галереи и звонницы. В XV веке возник и новый тип — храм без столбов — «бесстолпный».


Нужно отметить, что существовал тип храма с западными столбами, слитыми со стеной (церковь погоста Торошино), который можно считать переходным к бесстолпному. Это является яркой иллюстрацией одной из характерных черт творчества псковских каменщиков — их большого внимания к инженерной стороне, к совершенствованию конструкций зданий.
Техника псковских каменщиков в XV веке стала еще совершеннее. Точность и чистота кладки, правильность очертаний арок, сводов, абсид, вертикальных углов в лучших постройках каменного строительства становятся безупречными.


Характерные черты псковской архитектуры, наметившиеся еще во второй половине XIV века: практицизм, экономичность, приспособленность к жизненным потребностям наряду с высокохудожественными приемами композиции по-прежнему остаются ее основой.
Псковские мастера применяли немногочисленные архитектурные приемы, скромные единообразные способы орнаментации и украшения зданий, однако умели придавать каждому из своих произведений неповторимое своеобразие. Псковичи отбросили сложную орнаментику (колонки и карнизы они употребляли исключительно в «зарубежных» постройках»). Они выработали свою орнаментику, как нельзя более практичную для псковских материалов и в условиях псковского климата. Техника выделки элементов была очень рациональной.
Коснемся конкретного примера выделки валиков — перехватов на столбиках (порталов, наличников, валиковых разводов).


Валики выделывались обычно из достаточно постелистой плиты, выламывающейся ровными пластами, почти всегда из «беленькой», редко из других пород плит. Мирожский монастырь, дом Трубинских (перехваты столбов, окна) — типичный случай применения такой плиты. На валики шла плита толщиной 8, 10, 12, 14 см. Выламывалась она в виде кусков различной величины (большей частью в 0,5 — 2,0 кв. м), которые разбивались на части нужного размера (большие размеры хвостов были нежелательны, они подрезали бы кладку, ослабляли бы ее перевязку).
Плита ломалась по свежим местам и отвезям (отвези или розвези — естественные вертикальные трещины в скале), а постели — горизонтальные трещины, которые в «беленькой» плите довольно часты. Отвези идут, как правило, по прямым линиям. Вследствие этого «беленькая» плита сразу же после выломки имела очень чистые правильные, параллельные постели и вертикальные (будущие лицевые) грани. Для выделки валика выбиралась ровная сторона плиты на лицевое ребро и затем подготавливались ее усенки. Если они из ломки получались не под прямым углом, то их обкалывали и протесывали. Если левая сторона и боковые имели неровности, то они подтесывались. За один проход инструментом вдоль ребра снимались уголки. Инструмент не шел все время по биссектрисе, а по временам приближался то к одной, то к другой перпендикулярной плоскости. Таким образом, протесываемая ленточка несколько скруглялась и получался в результате нужный профиль. Иногда снимались только самые ребра углов. В результате получался профиль не только очень четкий, красивый, дающий хорошую тень, в отличие от циркульного скругленного валика, но и требующий минимальных затрат времени и труда на его выработку.
Подобным же образом вырабатывались полувалики. Их можно увидеть уже в более позднее время (на палатах Трубинских).


В XV и XVI веках из так называемых «архитектурных обломов», т. е. профилей, вытесывавшихся в камне, употребляли только два: валик и полувалик (последний значительно реже). Иногда они почти совсем не вытесывались, а просто подбиралась плита с очень ровным краем и лишь слегка подрубались ее углы, а иногда и этого каменщик не делал, рассчитывая на последующую обмазку, благодаря которой валик округлялся.
Другие формы псковской каменной орнаментики были связаны с наиболее удобными приемами кладки и с особенностями материала. Например, перекрывая окно в барабане церкви двумя наклонными плитками, каменщики укладывали над ними еще такие же ровные плитки, но выдвигая их на несколько сантиметров за лицо стенки. Таким образом получалась «бровка». Если наружная часть окна была расширена и расширение покрывалось арочкой, то и бровка получалась закругленной.
Таково же происхождение д

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1054)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.04 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7