Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


О ПОНЯТИЙНОЙ СХЕМЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО




АНАЛИЗА КОНФЛИКТА1

Методологическая статья Л. А. Петровской, написанная ею в 1977 го­ду, посвящена понятийной схеме описания социально-психологиче­ских конфликтов. Автором впервые в отечественной конфликтологии рассматривается круг понятий, адекватный изучаемому феномену. Описанная ею структура конфликта, его динамика, функции и типо­логия являются определяющими ориентирами для социального пси­холога и конфликтолога начиная с 70-х годов XX века по настоящее время.

 

Печатается по изданию: Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1977.

 

Понятие конфликта трактуется в рамках социальной психологии достаточно широко. Важным методологиче­ским ориентиром всякого исследования служит адекват­ная понятийная схема изучаемого явления. В данной ста­тье предпринимается попытка вычленения круга понятий, важного для социально-психологического исследования конфликта. Упомянутый круг понятий мы рассмотрим в рамках четырех основных категориальных групп: структу­ра конфликта, его динамика, функции и типология.

Структура конфликта. Анализируя структуру конфликта, можно выделить следующие основные поня­тия: стороны (участники) конфликта, условия протекания конфликта, образы конфликтной ситуации, возможные действия участников конфликта, исходы конфликтных действий. Рассмотрим перечисленные понятия по порядку.

Стороны конфликта. Участниками, или сторонами, конфликта могут быть отдельные индивиды, социальные группы и организации, государства, коалиции государств и так далее. С точки зрения специальных интересов социа­льной психологии, исследующей внутриличностные (инт-раперсональные), межличностные (интерперсональные) и межгрупповые (интергрупповые) конфликты, наиболее

типичными сторонами конфликта являются, по-видимому, отдельные аспекты личности, сами личности и социальные группы. В плане такой классификации сторон возможны конфликты типа: аспект личности — аспект личности, личность — личность, личность — группа, группа — груп­па. Участники конфликта характеризуются, вообще гово­ря, широким набором существенных в том или ином отно­шении признаков. В социально-психологическом отно­шении участники конфликта характеризуются в первую очередь мотивами, целями, ценностями, установками и пр.



Условия протекания конфликта. Помимо характери­стик участников, конфликт существенно зависит от внеш­него контекста, в котором он возникает и развивается. Важной составной частью этого контекста выступает соци­ально-психологическая среда, представленная обычно раз­личными социальными группами с их специфической структурой, динамикой, нормами, ценностями и т. д. При этом важно подчеркнуть, что социально-групповую среду необходимо понимать достаточно широко, не ограничива­ясь лишь ближайшим окружением личности. Тенденция к такому сужению понятия среды характерна для большинст­ва буржуазных авторов. Типичным примером в этом отно­шении может служить позиция сторонников интеракцио-низма в социальной психологии. Последние, по существу, ограничивают понятие среды контекстом малой группы. Для марксистских исследований характерно значительно более широкое понимание социальной среды личности, существенно включающее в себя помимо малых групп бо­льшие социальные группы, такие, как классы, нации, про­фессиональные группы и т. д. Без учета влияния этого бо­лее широкого контекста невозможно понять содержатель­ную сторону мотивов, ценностей, норм и других социаль­но-психологических аспектов социальных процессов во­обще и конфликта в частности.

Образы конфликтной ситуации. Характеристики участ­ников конфликта и особенности условий его протекания определяют конфликтное поведение сторон. Однако ука­занное определяющее влияние никогда не осуществляется непосредственно. Опосредствующим звеном выступают идеальные картины, образы конфликтной ситуации, име­ющиеся у каждого из участников конфликта. Эти внутрен­ние картины ситуации включают представления участников о самих себе (своих мотивах, целях, ценностях, воз­можностях и т. п.), представления о противостоящих сто­ронах (их мотивах, целях, ценностях, возможностях и т. п.) и представления о среде, в которой складываются конф­ликтные отношения. Именно эти образы, идеальные кар­тины конфликтной ситуации, а не сама реальность являют­ся непосредственной детерминантой конфликтного пове­дения участников. Последнее обстоятельство представля­ется принципиально важным с точки зрения социаль­но-психологических исследований конфликта. Оно обна­руживает, возможно, наиболее существенный срез социа­льного конфликта как объекта социально-психологиче­ского анализа.

В целом образы, внутренние картины конфликтной ситуации порождаются и обусловливаются объективной реальностью. Однако отношения образов и реальности весьма сложны, и они допускают, в частности, случаи се­рьезного расхождения. Ниже мы еще остановимся на этом вопросе.

Возможные действия участников конфликта. Образы конфликтной ситуации, имеющиеся у ее участников, определяют набор возможных действий, предпринимае­мых сторонами. Поскольку действия противостоящих сторон в большой степени влияют друг на друга, взаимо-обусловливаются, в любом конфликте они приобретают характер взаимодействия. Заметим, кстати, что в теории игр, исследующей формальные модели конфликта, суще­ствует специальный термин для описания действия, учи­тывающего все возможные ответные реакции противосто­ящей стороны. Мы имеем в виду термин «стратегия», игра­ющий ключевую роль в случае матричного представления конфликта. Существенно отметить, что помимо своей не­посредственной функции, например способствовать до­стижению своих целей, препятствовать достижению це­лей противостоящей стороны и т. п., действия включают также моменты общения сторон и играют в этой связи важную информационную функцию.

Как отмечает Т. Шеллинг, имея в виду конфликтную ситуацию, слова часто дешевы, участники предпочитают судить о намерениях, ценностях, возможностях противо­стоящих сторон в первую очередь не по их словам, а по их действиям. Аналогичным образом они часто обращаются к действиям для того, чтобы передать противостоящей стороне свои намерения, оценки и демонстрировать свои возможности.

Исходы конфликтных действий. Исходы (или, иными словами, последствия, результаты конфликтных дейст­вий) не представляют собой нечто, лежащее за пределами самого конфликта. Напротив, они органично вплетены в самый конфликт. Во-первых, они включаются в конфликт на идеальном уровне: участники конфликта с самого нача­ла имеют некоторый образ возможных исходов и в соот­ветствии с этим образом выбирают свое поведение. Не ме­нее существенно, однако, что и сами реальные последст­вия конфликтных действий оказываются составным эле­ментом процесса конфликтного взаимодействия. Как правило, в конфликте действия предпринимаются по час­тям и поэтому перемежаются с их результатами. Осозна­ние этих результатов, коррекция участниками своих пред­ставлений о конфликтной ситуации на основе такого осознания — важный момент конфликтного взаимодейст­вия.

Динамика конфликта. Всякий реальный конф­ликт представляет собой процесс. Рассмотрение конф­ликта в динамике предполагает вычленение стадий конф­ликта. К их числу можно отнести следующие: а) возник­новение объективной конфликтной ситуации; б) осозна­ние объективной конфликтной ситуации; в) переход к конфликтному поведению; г) разрешение конфликта.

Возникновение объективной конфликтной ситуации. В большинстве случаев конфликт порождается опреде­ленной объективной конфликтной ситуацией. Существо последней в общем и схематичном виде можно предста­вить следующим образом. Стороны А и Б оказываются участниками объективной конфликтной ситуации, если стремление стороны А к достижению некоторого желае­мого для нее состояния С объективно препятствует дости­жению стороной Б некоторого желаемого для нее состоя­ния Д. И наоборот. В частных случаях С и Д могут совпа­дать. Это, например, имеет место, когда оба участника, А и Б, стремятся к одной и той же цели, но при этом достиже­ние этой цели одним из них исключает достижение ее дру­гим. Кроме того, А и В могут оказаться сторонами одной и той же личности, в этом случае мы имеем дело с внутри-личностным конфликтом.

Какое-то время объективная конфликтность ситуации не осознается сторонами. Эту стадию поэтому можно на­звать стадией потенциального конфликта, ибо подлин­ным конфликтом он становится лишь после восприятия, осознания объективной ситуации ее участниками.

Осознание объективной конфликтной ситуации. Чтобы конфликт стал реальным, участники его должны осознать сложившуюся ситуацию как конфликтную. Именно вос­приятие, понимание реальности как конфликтной порож­дает конфликтное поведение. Обычно понимание ситуа­ции в качестве конфликтной является результатом осмыс­ления реально сложившегося объективного противоречия интересов, стремлений. Однако нередко конфликтность образов возникает в случае, когда объективная основа конфликта отсутствует. Более детально возможны следую­щие варианты отношений между идеальными картинами и реальностью:

1. Объективная конфликтная ситуация существует, и стороны считают, что структура их целей, интересов конфликтна, и правильно понимают существо реаль­ного конфликта, т. е. правильно оценивают себя, друг друга и ситуацию в целом. В этом случае перед нами адекватно понятый конфликт.

2. Объективная конфликтная ситуация существует, и стороны воспринимают ситуацию как конфликтную, однако с теми или иными существенными отклонени­ями от действительности. Это случай неадекватно по­нятого конфликта.

3. Объективная конфликтная ситуация существует, но она не осознается сторонами. В этом случае мы, по сути, не имеем дело с конфликтом как социально-пси­хологическим явлением, поскольку психологически он не существует для сторон и они конфликтным обра­зом не взаимодействуют.

4. Объективная конфликтная ситуация отсутствует, но тем не менее отношения сторон ошибочно восприни­маются ими как конфликтные. В этом случае мы имеем дело с так называемым ложным конфликтом.

5. Конфликтность отсутствует и объективно, и на уровне

осознания.

Для социально-психологического анализа, по-види­мому, особенно интересны случаи неадекватно понятого и ложного конфликта. Поскольку именно внутренняя кар-

тина ситуации, имеющаяся у участников, определяет их непосредственное поведение в конфликте, важно тща­тельно исследовать, с одной стороны, факторы, опреде­ляющие ее отклонение от реальности (например уро­вень информированности участников, структура их коммуникаций и т. д.), и, с другой — механизм влияния самих этих отклонений на течение конфликта (его про­должительность, интенсивность, характер разрешения и т. п.).

Кроме того, осознание ситуации как конфликтной всегда сопровождается эмоциональнымч окрашиванием. Возникающие эмоциональные состояния оказываются включенными в динамику любого конфликта, активно влияя на его течение и исход. Механизм возникновения и влияния эмоциональных состояний участников конфлик­та на его развитие также является специфической пробле­мой социально-психологического анализа.

Переход к конфликтному поведению. Помимо эмоцио­нального окрашивания, осознание конфликтной ситуа­ции может сопровождаться переходом к конфликтному поведению сторон. Конфликтное поведение можно опре­делить как действия, направленные на то, чтобы прямо или косвенно блокировать достижение противостоящей стороной ее целей, намерений и так далее. Заметим, что необходимым условием, необходимым признаком конф­ликтного поведения является его осознание сторонами в качестве именно конфликтного. Если, например, сторона А предпринимает действия, блокирующие достижение стороной Б её целей, но при этом ни А, ни Б не сознают, что эти действия препятствуют Б, то поведение А нельзя назвать конфликтным.

Конфликтное поведение одной стороны по отноше­нию к другой не обязательно является результатом осозна­ния конфликтной ситуации между этими сторонами. Кон­фликтное поведение А по отношению к Б может быть, на­пример, формой снятия внутренних напряжений А. В этом случае мы обычно имеем дело с переходом внутрен­него конфликта во внешний.

Конфликтные действия резко обостряют эмоциональ­ный фон протекания конфликта, эмоции же, в свою оче­редь, стимулируют конфликтное поведение. Вообще су­щественно, что взаимные конфликтные действия способ­ны видоизменять, усложнять первоначальную конфликтную структуру, привнося новые стимулы для дальнейших действий. Таким образом, стадия конфликтного поведе­ния порождает тенденции к эскалированию, дестабилиза­ции конфликта.

Вместе с тем этой же стадии свойственны и тенденции противоположного характера. Дело в том, что конфликт­ные действия выполняют в известном смысле познаватель­ную функцию. Стороны вступают в конфликт с некоторы­ми гипотетическими, априорными картинами своих инте­ресов, возможностей и т. п., намерений, ценностей другой стороны и определенными предположительными оценка­ми среды. В ходе конфликтных действий стороны сталки­ваются с самой действительностью, которая корректирует их первоначальные априорные картины. Эта коррекция приводит к более адекватному пониманию сторонами имеющейся ситуации, что, в свою очередь, обычно спо­собствует разрешению конфликта, по крайней мере, в форме прекращения конфликтных действий.

Нередко конфликт отождествляют со стадией конф­ликтного поведения. Такое отождествление представляет­ся ошибочным: конфликт — значительно более сложное, многогранное явление. Однако справедливо, что переход к конфликтному поведению означает вступление конф­ликта в свою открытую, явную и обычно наиболее острую стадию. И поэтому естественно, что в первую очередь на устранение конфликтного поведения бывают направлены различные способы разрешения конфликта.

Разрешение конфликта. Разрешение — заключительная стадия эволюции конфликта. Разрешение конфликта воз­можно, во-первых, за счет преобразования самой объек­тивной конфликтной ситуации и, во-вторых, за счет пре­образования образов ситуации, имеющихся у сторон. Вме­сте с тем и в том, и в другом случае возможно двоякое раз­решение конфликта: частичное, когда исключается толь­ко конфликтное поведение, но не исключается внутрен­нее сдерживаемое побуждение к конфликту у сторон, и полное, когда конфликт устраняется и на уровне фактиче­ского поведения, и на внутреннем уровне. Полное устра­нение конфликта за счет преобразования объективной конфликтной ситуации мы имеем, например, когда по­средством разведения сторон они лишаются возможности и необходимости контакта и, следовательно, конфликтно­го взаимодействия (перевод одного из конфликтующих сотрудников в другое подразделение). К тому же типу от­носится разрешение конфликта, состоящего в борьбе сто­рон за некоторые ограниченные ресурсы, посредством изыскания дополнительных ресурсов и полного удовлет­ворения ими обеих сторон. (Покупка второго телевизора в семье, если два ее члена желают одновременно смотреть разные программы.)

Частичное разрешение конфликта на объективном уровне имеет место, когда посредством соответствующей модификации реальных условий среды конфликтная си­туация преобразуется таким образом, что стороны оказы­ваются незаинтересованными в продолжении конфликт­ных действий, хотя стремление достичь первоначальной цели у сторон остается. К этому типу относятся, напри­мер, многие чисто административные решения конфлик­та, вводящие определенные запреты и санкции на случай их нарушения.

Разрешение конфликта посредством изменения обра­зов, имеющихся у сторон, — особенно интересный для со­циального психолога случай. Подобное разрешение конф­ликта (полное или частичное) предполагает, прежде всего, переструктурирование имеющихся ценностей, мотивов, установок, а также принятие новых, и поэтому здесь умес­тен весь арсенал средств, разрабатываемых социальной психологией для этих целей.

Заключая рассмотрение динамики конфликта, умест­но отметить также следующее. Во-первых, все сказанное выше относительно динамики конфликта не следует по­нимать в том смысле, что всякий конфликт непременно проходит каждую из перечисленных стадий. Например, сложившаяся объективная конфликтная ситуация может остаться незамеченной, не воспринятой сторонами. В этом случае конфликт ограничится^своей первой стадией и останется на уровне потенциального. С другой стороны, стадия восприятия ситуации как конфликтной может на­ступить в условиях, когда объективная конфликтная ситу­ация отсутствует. Далее разрешение конфликта может по­следовать непосредственно за его восприятием, прежде чем стороны предпримут какие-то конфликтные действия в отношении друг друга. Исследования социально-психо­логических факторов, влияющих на тот или иной вариант течения конфликта, — одна из задач социального психо­лога.

Во-вторых, важным моментом динамики конфликта являются его возможные переходы из одних форм в дру­гие. Диапазон таких переходов весьма широк. Например, внутренний конфликт (внутриличностный, внутригруп-повой) может переходить во внешний (межличностный, межгрупповой) и внешний — во внутренний. Последнее, в частности, имеет место в случае частичного разрешения конфликтов, когда тем или иным образом пресекается конфликтное поведение, направленное вовне (на проти­востоящую сторону), но внутреннее стремление к этому конфликтному поведению не исчезает, а лишь сдержива­ется, порождая тем самым внутреннее напряжение, внут­ренний конфликт. Далее упоминавшийся нами ложный конфликт, т. е. конфликт, возникающий при отсутствии объективной конфликтной ситуации в силу ошибочного взаимного восприятия сторон, может трансформировать­ся в истинный, подлинный. Аналогичным образом истин­ный (ложный) конфликт по одному поводу может перейти в истинный (ложный) конфликт по другому поводу и т.д. Последнее, например, происходит, когда конфликт, воз­никший на личной почве, перерастает в деловой и обрат­но.

При исследовании взаимоотношений в различных группах социальному психологу довольно часто также приходится сталкиваться с серией частных, на первый взгляд неоправданных конфликтов, которые на самом деле репрезентируют какой-то глубокий, серьезный кон­фликт. Последний, являясь базовым, иррадиирует, обрас­тая совокупностью внешних, более мелких конфликтов.

Функции конфликта. Если исходить из большо­го числа социально-психологических исследований, на­правленных на поиски путей устранения конфликта из внутриличностной сферы, сферы межличностных, внут-ригрупповых и межгрупповых отношений, то легко прий­ти к ошибочному выводу, что конфликт играет лишь нега­тивную роль, выполняет лишь деструктивную функцию. В действительности, однако, социальный конфликт, будучи одним из наиболее ярких проявлений противоречия, сам внутренне противоречив, выполняя не только деструктив­ную, но и конструктивную функцию. При выяснении роли конфликта принципиально важен конкретный под­ход. Один и тот же конфликт может быть деструктивным в одном отношении и конструктивным в другом, играть негативную роль на одном этапе развития, в одних конкрет­ных обстоятельствах и позитивную — на другом этапе, в другой конкретной ситуации.

Деструктивная функция конфликта. Проявления дест­руктивных функций конфликта крайне разнообразны. Внутриличностный конфликт, например, порождает со­стояние психологического дискомфорта, который влечет, в свою очередь, серию различных негативных последствий и в крайних случаях может привести к разрушению лично­сти. На уровне группы конфликт может нарушать систему коммуникаций, взаимосвязей, ослаблять ценностно-ори-ентационное единство, снижать групповую сплоченность и в итоге понижать эффективность функционирования группы в целом. Аналогичным образом деструктивные функции конфликта проявляются и в межгрупповых взаи­моотношениях. Заметим, что деструктивное влияние кон­фликта может иметь место на каждом из этапов его эволю­ции: этапе объективной конфликтной ситуации, этапе ее осознания сторонами, этапе конфликтного поведения, а также на стадии разрешения конфликта. Особенно остро деструктивные воздействия конфликта обнаруживаются обычно на стадии конфликтного поведения, конфликт­ных действий.

Конструктивная функция конфликта. Конструктивные воздействия конфликта также весьма многообразны. Так, общеизвестно, что внутриличностный конфликт не толь­ко способен оказывать негативное влияние на личность, но и часто служит мощным, источником развития лично­сти, ее совершенствования (например в виде чувства неу­довлетворенности собой). В групповых и межгрупповых отношениях конфликт может способствовать предотвра­щению застоя (стагнации), служит источником нововве­дений, развития (появление новых целей, норм, ценно­стей и т. п.). Конфликт, особенно на стадии конфликтного поведения, играет познавательную роль, роль практиче­ской проверки и коррекции имеющихся у сторон образов ситуации. Кроме того, обнаруживая, обнажая объектив­ные противоречия, существующие между членами группы (группами), и устраняя их на стадии разрешения, конф­ликт освобождает группу от подтачивающих ее факторов и тем самым способствует ее стабилизации. Общеизвестно также, что внешний конфликт может выполнять интегра-тивную функцию, сплачивая группу перед лицом внешней опасности, внешних проблем. Как это видно отчасти из вышесказанного, конструктивные функции конфликта, подобно его деструктивным функциям, могут проявлять себя на всех этапад эволюции конфликта.

Для марксизма в целом характерно подчеркивание именно двойственной роли социального конфликта, вы­полнение им не только деструктивной, но и конструктив­ной функции. Как известно, центральной идеей всей мар­ксистской диалектики является трактовка противоречия как источника всякого развития вообще и социального прогресса в частности. Концепции классовой борьбы и со­циальной революции, служащие краеугольными камнями марксистской социальной теории, являются конкретной реализацией указанного диалектического принципа.

В отличие от марксизма буржуазному обществоведению свойственна тенденция к одностороннему рассмотрению конфликта, акцентирующему внимание на его деструктив­ных функциях. В области социологии типичным примером может служить позиция школы структурно-функциональ­ного анализа. Преследуя явно апологетические цели и огра­ничивая область исследования социальными механизма­ми, способствующими «интеграции», «адаптации», «со­хранению равновесия» общества, Т. Парсонс, Р. Мертон и другие буржуазные социологи-функционалисты рассмат­ривают противоречия и конфликты как аномалию, своего рода социальную болезнь.

Совершенно отчетливый акцент на деструктивной функции конфликта свойствен также основным направ­лениям зарубежной психологии и социальной психоло­гии. Психоаналитическая теория с ее принципом удоволь­ствия и трактовкой внутриличностного конфликта в каче­стве источника психических заболеваний, теория поля К. Левина с ее акцентом на сокращении напряжения, тео­рия-когнитивного диссонанса с ее сосредоточенностью на уменьшении, снятии диссонанса могут служить достаточ­но характерными примерами.

В современном буржуазном обществоведении намети­лась, правда, тенденция рассматривать конфликт не толь­ко как явление деструктивное. Этот подход, идущий от Г. Зиммеля и связанный в первую очередь с именами Л. Козера, Р. Дарендорфа, М. Дойча, пытается вычленить позитивные функции конфликта. Однако, будучи ограни­чены социальными классовыми рамками, буржуазные ис-

следователи трактуют эти позитивные функции весьма од­носторонне, с позиций социального консерватизма и со­циальной апологетики, отождествляя их, по существу, со способностью конфликта служить целям стабилизации и адаптации сложившейся социальной системы.

Типология конфликта. Как уже отмечалось, социальные конфликты исследуются целым рядом дис­циплин, и в каждой из них существует множество различ­ных типологий конфликта. Последнее справедливо и в от­ношении социальной психологии. В зарубежной литера­туре, например, различные классификации конфликта представлены в работах М. Дойча, А. Рапопорта, Д. Вер-нард, Л. Козера, Л. Понди, Р. Мака и Р. Снайдера и т. д.

Подобное разнообразие типологий конфликта неиз­бежно и оправданно. Изучая конфликт с самых различных точек зрения, исследователи могут выделять самые раз­ные, существенные для их частных целей основания клас­сификации и соответственно получать различные виды типологии. Ввиду этого любые попытки предлагать ка­кую-либо единственную, так сказать, истинную класси­фикацию конфликта представляются заведомо неоправ­данными. Поскольку настоящая статья преследует мето­дологические цели, мы ограничимся в рассмотрении проблемы типологии некоторыми методологическими за­мечаниями.

Типологизация конфликта играет важную методоло­гическую роль. Она служит не только средством охвата и упорядочения накопленных знаний, что уже само по себе весьма существенно, но и часто играет заметную эвристи­ческую роль в процессе получения новых знаний. Попыт­ки проанализировать имеющиеся конкретные примеры конфликтных ситуаций с точки зрения выбранного осно­вания классификации нередко обнаруживают совершен­но новые аспекты конфликтов, ускользавшие ранее от внимания исследователя.

В полной мере, однако, методологическая роль типо-логизации конфликта может сказаться лишь при выпол­нении основных логических требований, предъявляемых к научной классификации. В частности, основание клас­сификации должно быть четко выделено и последователь­но проведено, в результате чего классификация должна оказаться полной (по выделенному основанию) и непере­секающейся.

Помимо затронутых выше аспектов: структуры, дина­мики, функций и типологии конфликта — имеется еще одна весьма существенная сторона рассматриваемой проблемы, заключающаяся в практическом отношении к конфликту. В рамках этого аспекта можно выделить це­лый ряд важных понятий: помимо упоминавшегося ранее разрешения конфликта, можно, например, назвать пред­отвращение конфликта, его профилактику, ослабление и т. п. Однако, как уже отмечалось, конфликт не является бе­зусловно негативным и нежелательным, названные поня­тия являются частным случаем более общей позиции по от­ношению к конфликту, а именно позиции управления им. В плане управления конфликтом наряду с его разрешени­ем, предотвращением, ослаблением и т. д. следует также на­звать симптоматику, диагностику, прогнозирование и кон­тролирование конфликта. Рассмотрение этого круга кате­горий, относящихся уже не к самому исследованию конф­ликта, а к практическому использованию результатов тако­го исследования, является большой самостоятельной проблемой и выходит за рамки настоящей статьи. Тем не менее хотелось бы подчеркнуть в заключение огромную значимость только что затронутого круга вопросов, поско­льку именно практическим целям управления конфлик­том во всех его аспектах служит собственно исследование конфликта, выявление его социально-психологических механизмов и закономерностей.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (560)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.013 сек.)