Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


III. Боязнь искупления




 

1. Ты, вероятно, недоумеваешь, почему так важно увидеть свою ненависть и в полной мере осознать ее. Можно подумать, что для Святого Духа было бы проще сначала показать ее тебе, затем рассеять, без надобности тебе самому поднимать ее до уровня сознания. Но есть одно препятствие, которое ты вклинил между собой и Искуплением. Мы уже говорили, что никто не станет мириться со страхом, если распознает его. Однако, в твоем помраченном состоянии разума не страх тебя пугает. Конечно, ты не в восторге от него, но вовсе не твое желание напасть тебя страшит. Собственная враждебность не очень беспокоит тебя. Но ты ее утаиваешь, поскольку еще более боишься скрытого за ней. Даже на самый мрачный краеугольный камень эго ты мог бы без боязни посмотреть, если б не верил, что без эго найдешь в своих глубинах нечто, более страшное. По сути, ты боишься не распятия. Ты в страхе перед избавлением.

2. Память о Боге лежит под мрачным фундаментом эго, и это ее на самом деле ты боишься. Ибо та память мгновенно восстановила бы тебя в надлежащем месте, а именно то место ты и намерен был покинуть. Твой страх перед атакой ничтожен в сравнении со страхом перед любовью. Ты даже согласился бы увидеть свое свирепое желание убить Божьего Сына, когда б не верил, что именно оно тебя спасает от любви. Ведь это самое желание и стало причиной разделения, и ты защитил его, поскольку не желал разделению исцелиться. Ты понимаешь, что исчезни темная завеса, застлавшая твою любовь к Отцу, любовь тотчас же побудила бы тебя ответить на Его призыв — и взойти в Царство Небесное. Вот ты и веришь в атаку, как в спасение, ибо она от этого тебя спасает. Ведь глубже, чем фундамент эго и много его крепче — твоя неугасимая любовь к Отцу и Его любовь к тебе. Вот это ты в действительности и желаешь скрыть.

3. Признайся честно, разве же не труднее сказать "я люблю", нежели "я ненавижу"? Ассоциируя любовь со слабостью, а ненависть — с силой, ты видишь свое истинное мужество — подлинной слабостью. Ведь услыхав призыв любви, ты не сдержал бы своей радостной реакции, и целый мир, казалось, созданный тобой, мог рухнуть. Поэтому и кажется, что Дух Святой штурмует крепость, в которой ты укрылся, поскольку ты отделил себя от Бога, а Он не желает разлуки с тобой.



4. Ты выстроил себе безумную систему представлений, считая, что окажешься беспомощным в Присутствии Господнем и что необходимо защититься от Его Любви, ибо она тебя сломает, превратив в ничто. Ты в страхе, что она унесет тебя от самого себя и сделает ничтожным, поскольку веришь, что непокорность есть проявление величия и что атака грандиозна. Ты полагаешь, что создал мир, который Бог разрушит, и что любя Его (а так оно и есть), ты этот мир оставишь, (что ты и сделаешь). Следовательно, ты пользовался миром как прикрытием своей любви и чем глубже ты опускаешься в темное основание эго, тем ближе подходишь к спрятанной там Любви. Именно это тебя пугает.

5. Ты можешь принять безумие, поскольку создал его сам, но не способен принять любовь, ибо не ты ее создатель. Скорей ты станешь рабом распятия, нежели Сыном Божьим во спасении. Твоя индивидуальная смерть кажется много ценней живущего единства, ведь данное тебе, не ценится тобою столь же высоко, как созданное самим тобою. Бог для тебя страшнее эго, а где любви не рады, туда ей не войти. Но ненависть туда приходит по своей воле, нимало не считаясь с волею твоей.

6. Иллюзии твои нужно увидеть, а не таить, у них ведь нет своего собственного фундамента. В своем укрытии им удается создать видимость обратного, поэтому они и предстают самодостаточными. А это и есть та главная иллюзия, на коей зиждутся все остальные. Ибо под всеми ними, утаенный, покуда они скрыты, бытует разум, исполненный любви, который думал, что их в гневе породил. Боль в этом разуме столь очевидна, если его открыть, что потребность его в исцелении невозможно отрицать. Все твои трюки, все уловки не исцелят его, ибо здесь — реальное распятие Божьего Сына.

7. И всё же он не распят. Здесь — боль его и исцеление, ибо видение Святого Духа милосердно, а средство — безотказно. Не прячь страданий от Святого Духа, но принеси их с радостью к Нему. Сложив все свои горести перед Его извечным здравомыслием, дай Ему исцелить тебя. Пусть даже крохотная боль не ускользнет от Его Света; выискивай любую мысль, которую ты побоялся обнажить. Ибо Он исцелит всякую малую мысль, которую ты сохранял себе во вред, очистит ее от малости и восстановит до величия Божьего.

8. Под всей, столь дорогой тебе, помпезностью — твой искренний призыв о помощи. Ведь ты взываешь о любви к Отцу, равно как Он зовет тебя к Себе. В том, тщательно скрываемом тобою месте, ты просто воссоединишься со своим Отцом в любовном воспоминании о Нем. Ты обнаружишь это место истины, увидев его в своих братьях, ибо, хотя и они и могут обманывать себя, но чают, как и ты — величия, которое уже — в них. воспринимая в них величие, ты будешь ему рад, и оно станет твоим. Ибо оно есть право Сына Божьего, и никакие иллюзии не удовлетворят его и не спасут от его сущности. Только любовь его реальна и удовольствуется он только своей реальностью.

9. Спаси же его от иллюзий, чтобы ты мог принять величие Отца в спокойствии и радости. Но никого не обойди своей любовью, иначе в своем разуме ты скроешь мрачное место, где нет радушия для Святого Духа. И так ты исключишь себя из ; Его целящей силы, ибо не предложив любви всецело, не исцелиться полностью. Исцеление должно быть так же абсолютно, как и страх, ибо любовь не в состоянии войти туда, где остается хотя бы крупица страха, омрачающая радушие встречи с ней.

10. Тебе, предпочитающему разделение здравомыслию, не обрести последнее, достигаемое в правильном мышлении. Ты пребывал в покое, покуда не попросил об особом одолжении. Но Бог оставил просьбу без ответа, ибо она была Ему чужда, ». а ты не должен был просить об этом своего Отца, безмерно любящего Сына. Поэтому ты превратил Его в Отца нелюбящего, потребовав от Него то, что дать способен лишь нелюбящий отец. Разбился вдребезги покой Божьего Сына, ибо он более не понимал Отца. Боялся он содеянного, но еще более страшился своего реального Отца, напав на свое восхитительное равенство с Ним.

11. В покое Сын ни в чем не нуждался и ничего не просил. В войне он требовал всего, но ничего не приобрел. Ибо как еще доброта любви могла отреагировать на подобные требования, если не удалиться с миром, не возвратиться к своему Отцу? Не пожелав покоя, Сын оставаться в нем уже не мог. Ведь омраченный разум не живет в сиянии света и должен найти тайник, во тьме которого он еще может верить, будто он пребывает там, где его нет. Но Бог не допустил подобного. А ты настаивал на свершении этого и следовательно поверил, что так оно и есть.

12. "Выбрать" кого–то значит сделать его "единственным" и следовательно одиноким. Бог так не поступил по отношению к тебе. Мог ли Он отделить тебя, зная, что твой покой лежит в Его Единстве? Он отказал тебе только в прошении о боли, ибо страдание не есть Его творение. Отдав тебе творение, Он у тебя его не мог отнять. Только благоразумием Он мог ответить на безрассудство твоей просьбы, дабы пребыл Его ответ с тобою в твоем безумии. Так Он и сделал. Тот, кто услышал Его ответ, безумие отринет. Ибо Его ответ есть отправная точка за пределами иллюзий, откуда ты способен оглянуться назад и увидеть их безумие. Ищи же это место, и ты его найдешь, ибо Любовь — в тебе, и она поведет тебя туда.

 

IV. Функция времени

 

1. Теперь должна стать очевидной причина твоего страха перед изучением данного курса. Ведь этот курс — о любви, поскольку он — о тебе. Ты уже слышал, что твоя функция в сем мире — исцеление, а в Царстве Божием — творение. Эго же учит, что твоя земная функция — разрушение, а в Царстве Божием у тебя ее и вовсе нет. Таким путем, эго тебя здесь и сгубило бы, и похоронило, оставив без наследия, за исключением праха, из коего, по его разумению, ты создан. Покуда оно более или менее (согласно его логике) тобою удовлетворено, оно предлагает тебе забвение. Но разъяренное, оно предлагает тебе ад.

2. Однако и забвение, и ад не столь неприемлемы для тебя, сколь неприемлем Рай. По–твоему, Царство и есть забвение и ад, а подлинный Рай — наибольшая угроза среди всего, что выпадет тебе на долю. Ведь и забвение, и ад — твои собственные идеи, и ты усердствуешь, доказывая их реальность, чтобы тем самым утвердиться в собственной реальности. Ты веришь, что усомниться в их реальности — то же, что в твоей собственной. Ведь ты считаешь атаку своей реальностью, а твоя гибель становится окончательным подтверждением твоей правоты.

3. В подобных обстоятельствах разве не лучше быть неправым — безотносительно к тому, что ты действительно неправ? Даже если и допустимо спорить, доказывает ли смерть, что жизнь была, никто не посчитает смерть свидетельством того, что жизнь есть. Даже прошлая жизнь, признаком которой служит смерть, была, видимо, совершенно бесполезной, если она закончилась подобным образом или нуждалась в смерти как в доказательстве того, что она вообще была. Но это не вызывает у тебя сомнений, зато ты сомневаешься в Царстве Божьем. А усомнившись в этом, ты мог бы и исцелиться, и исцелять. Разве же Царство Небесное, пусть и неведомое тебе, не желанней смерти? В своих сомнениях ты был столь же избирателен, как и в своем восприятии. Уместней здесь, однако, была бы объективность.

4. У эго довольно странное представление о времени, и именно с него могут начаться твои вопросы. Глубоко заинтересованное в прошлом, эго в итоге верит, что прошлое — единственный осмысленный аспект времени. Помни, что постоянная сосредоточенность эго на вине обеспечивает ему непрерывность существования, делает будущее подобным прошлому и этим избегает настоящего, благодаря идее расплаты в будущем за прошлое, прошлое становится определителем будущего, делая одно продолжением другого без какого–то бы ни было включения настоящего. Эго считает настоящее лишь кратким переходом к будущему, в котором оно сближает прошлое с будущим, толкуя настоящее в терминах прошлого.

5. "Сейчас"— для эго не имеет смысла. Настоящее просто напоминает ему о прошлых горестях, и эго реагирует на настоящее так, будто бы оно — прошлое. Свобода от прошлого для него невыносима, и хотя прошлое ушло, эго старается сберечь его образ, реагируя на него, как на настоящее. Этим и обусловливается твое отношение ко встреченным тобою нынче — сквозь призму прошлых предубеждений, заслоняющих нынешнюю реальность. А в результате, действуя по наущению эго, ты примешь брата за кого–то другого, что безусловно помешает признать в нем того, кто он есть. Ты станешь получать от него вести из своего собственного прошлого, ибо сделав прошлое реальным в настоящем, ты воспрепятствуешь своему отказу от него. Так, ты откажешься услышать весть о свободе, которую каждый твой брат несет тебе сейчас.

6. Фигуры–тени прошлого суть то, с чем непременно нужно расставаться. Они — нереальны и над тобой не властны, конечно, если ты их не увлекаешь за собой. Они — носители очагов боли в твоем разуме и возбудители атаки в настоящем в отместку за прошлое, давно минувшее. Подобное решение, в свою очередь, станет причиной будущих болей. Покуда ты не осознаешь, что боли прошлого — иллюзия, ты выбираешь иллюзорное будущее, теряя множество возможностей освободиться в настоящем. Эго сохраняет твои ночные страхи, препятствуя пробуждению и признанию того, что страхи — в прошлом. Разве узнаешь ты святую встречу, воспринимая ее просто встречей с собственным прошлым? Так ты не встретишься ни с кем, а соучастие в спасении, которое и делает встречу святой, будет исключено из поля зрения. Святой Дух учит, что ты всегда встречаешься с самим собою, и это — святая встреча, ибо ты — свят. Эго же учит, что ты всегда встречаешь свое прошлое, а поскольку не были святы твои сны, не может быть святым и будущее, а настоящее вообще лишено смысла.

7. Ясно, что восприятие времени Святым Духом прямо противоположно восприятию эго. Равно ясна и причина этого, поскольку цель времени они воспринимают диаметрально противоположно. Святой Дух видит эту цель в обеспечении такого состояния, когда нужда во времени отпадет. Функцию времени Он считает временной, полезной лишь Его собственной функции учителя, которая временна по определению. Он, следовательно, выделяет лишь тот аспект времени, который может продолжиться к бесконечности, ибо сейчас есть наиболее вероятное приближение к вечности, которое предлагает этот мир. Именно в реальности "сейчас" без прошлого или будущего лежит начало осознания вечности. Ибо здесь — только "сейчас", и только "сейчас" предоставляет возможности для святых встреч, в которых и обретается спасение.

8. Эго, с другой стороны, видит функцию времени не как продолжение вечности, а как свое собственное продолжение, ибо подобно Святому Духу, оно интерпретирует цель времени как свою собственную. Неразрывность прошлого и будущего под его неусыпным взором — вот единственная цель времени в представлении эго, поэтому эго перекрывает настоящее, чтобы не появилась брешь в его собственной непрерывности. Так непрерывность эго держит тебя во времени, тогда как Дух Святой освобождает от него. Поэтому, желая разделить Его цель твоего спасения, нужно принять Его трактовку и средств спасения.

9. Ты тоже станешь толковать функцию времени, как ты толкуешь свою собственную функцию. Если за свою функцию в мире времени ты принял исцеление, твое внимание будет приковано только к тому аспекту времени, где исцеление возможно. Исцеление не происходит в прошлом. Оно должно свершаться в настоящем, дабы высвобождалось будущее. Эта интерпретация связывает будущее с настоящим и продолжает настоящее, а не будущее. Но если свою функцию ты истолкуешь как разрушение, то выпустишь из виду настоящее, держась за прошлое, чтоб обеспечить пагубное будущее. А время будет тем, чем ты его истолкуешь, ибо само по себе оно — ничто.

 

V. Две эмоции

 

1. Как уже говорилось, тебе присущи две эмоции: любовь и страх. Одна из них неизменна, но — в постоянном обмене, предлагаемая вечными — вечным. В этом обмене она продолжена, поскольку, отдаваемая, она растет. Другая — принимает множество форм, ведь содержание индивидуальных заблуждений весьма различно. Однако всем им свойственна одна черта — безумие. Все они созданы картинами незримыми и звуками неслышными. Из них выстраивается личный мир, который не с кем разделить. Их смысл доступен только их создателю, и следовательно они не имеют смысла. Создатель их в сем мире одинок, ибо лишь он один их и воспринимает.

2. Каждый населяет свой личный мир образами из собственного прошлого, поэтому–то столь различны индивидуальные миры. Но призрачные образы и не были реальными, поскольку они сотканы из реакций каждого на своих братьев и не включают реакций братьев на него. И каждый в силу этого не видит, что сам же он и создал эти образы, и что они неполноценны. У этих ликов, воспринятых одним отдельным разумом, нет свидетелей.

3. Вот через эти странные фигуры–тени общаются безумцы со своим безумным миром. Они воспринимают только тех, кто им напоминает эти лики, и только с ними устанавливают связь. Так они обращаются к тем, кого нет, а те, кого нет, им отвечают. Никто, кроме безумца, не слышит их ответа, ибо он их позвал и только он и верит, будто они ответили ему. Проекцией создается восприятие, и дальше собственной проекции ты не видишь. Снова и снова нападаешь ты на брата, видя в нем призрачную тень из собственного мира. Итак, сперва ты нападаешь на себя, ибо объект твоей атаки — не в других. Его единственная реальность — в твоем разуме, и нападая на других, ты нападаешь в буквальном смысле на то, чего в них нет.

4. Те, что себя обманывают, способны на большие разрушения, ведь им и невдомек, что осудили они самих себя. Они не желают умирать, при этом им не расстаться с осуждением. Поэтому они обособляются в своих отдельных и беспорядочных мирах, где всё, что есть внутри, увидено снаружи. Того же, что внутри, они не видят, будучи неспособны признать реальность своих братьев.

5. Тебе присущи только две эмоции, но в своем личном мире ты реагируешь на каждую из них, словно она — другая. Ибо любовь не обитает в отдельном мире, придя в который она останется неузнанной. Если ты видишь свою же ненависть как собственного брата, то ты его не видишь. Все тянутся к тому, что они любят, и отстраняются от того, чего боятся. Ты реагируешь со страхом на любовь и отстраняешься от нее. А страх влечет тебя, и веря, что он и есть любовь, ты призываешь его к себе. Твой личный мир наполнен устрашающими ликами, тобою приглашенными в него, и ты не в силах разглядеть любовь, предлагаемую твоими братьями.

6. Взглянув открытыми глазами на свой мир, ты убедишься, что привел себя к безумию. Ты видишь то, чего не существует, и слышишь то, что не звучит. Проявление твоих эмоций обратно сути самих эмоций. Ты не общаешься ни с кем и изолирован от реальности, будто бы ты — один во всей вселенной. В своем безумии ты полностью проглядел реальность и видишь всюду только свой раздвоенный разум. Господь зовет тебя, но ты Ему не внемлешь, прислушиваясь напряженно к собственному голосу. Нет в твоем взоре видения Христа, поскольку ты смотришь только на себя.

7. Дитя, разве предложишь ты подобное Отцу? Ведь предлагая это себе, ты предлагаешь это и Ему. Господь не возвратит предложенного, поскольку недостойное Его недостойно и тебя. Но Он избавит тебя от него, освободив тебя. Здравый Его Ответ тебе поведает: то, что ты предложил себе, — не истинно, но то, что предлагает Он, — неизменно. Ты, кто не ведает, что творит, можешь и постичь суть безумия, и заглянуть за его пределы. Тебе дано постичь, как отказаться от безумия, выйдя в покое из своего обособленного мира. В братьях своих ты увидишь всё, что ранее отрицал, поскольку то же самое ты отрицал в себе. Ты их полюбишь и потянувшись к ним, сам станешь их притягивать к себе, воспринимая в них свидетелей реальности, которую ты разделяешь с Богом. Я — с ними и с тобой, и мы их вызволим из личных их миров, ибо объединимся с ними так же, как мы объединяемся с тобой. Отец приветствует нас в радости, и только радость предлагаем мы Ему. Ибо каждый Сын Божий дан тебе, кому Бог отдал Самого Себя. И чтобы осознать Господень дар себе, ты Бога должен предложить всем Его Сыновьям.

8. Видение полностью зависимо от света. Нельзя увидеть что–либо впотьмах. Однако, во тьме своего собственного мира сна и в сновидениях своих — ты видишь, хоть и закрыты твои глаза. Именно здесь ты видишь всё тобою созданное. Но дай исчезнуть тьме — и всё это исчезнет, поскольку увиденные картины зависят от отрицания видения. Но отрицание видения вовсе не значит, что ты не способен видеть. Таков однако результат отрицания; ведь отрицая видение, ты принимаешь безумие, веря, будто в твоих возможностях создать свой личный мир и управлять собственным восприятием. Но свет из этого придется исключить. Как только свет пришел, сны исчезают, и ты прозреваешь.

9. Не ожидай прозрения с помощью телесных глаз, ибо ты создал зрение, чтоб видеть в темноте, и в этом ты обманут. Затянутое мглой, но всё еще в тебе, есть зрение Христа, глядящего на всё сквозь призму света. Твое "видение" побуждаемо страхом в той же мере, в какой Его — любовью. Он видит за тебя, как твой свидетель в реальном мире. Он — проявление Святого Духа, всегда глядящего в реальный мир, зовущего его свидетелей и доставляющего их к тебе. Он любит то, что видит в глубине тебя, желая это продолжить. Он не пойдет к Отцу, покуда не продолжит твое восприятие к Нему. А там уже нет восприятия, ибо Он возвратил тебя Отцу вместе с Собой.

10. Тебе присущи только две эмоции: одна тебе дана, другую ты создал сам. Каждая из них есть способ видения, и разные миры встают из разных предпосылок. Смотри тем видением, которое тебе дано, ибо Христовым видением Он видит Самого Себя. А видя свою сущность, Он знает своего Отца. За самым твоим мрачным сном Он видит невиновного Господня Сына внутри тебя, сияющего чистым блеском, не омраченным твоими снами. И ты увидишь это, глядя вместе с Ним, ибо Его видение есть дар Его любви тебе, данный Ему для тебя Его Отцом.

11. Святой Дух — это Свет, и в этом Свете — явленный Христос. И все, желающие видеть, Его видят, ибо они просили света. Его, однако, не увидеть одного, поскольку Он один не более, чем они сами. Увидев Сына, они со–воскресли в Нем для Бога. Всё это станет им понятно, поскольку, заглянув в свои глубины, они увидели в себе за тьмой — Христа и узнали Его. В благоразумии Его видения они взглянули на себя с любовью, увидев себя такими, какими их видит Святой Дух. И с этим видением истины внутри явилась, чтобы сиять над ними, вся красота мира.

 

VI. Найти настоящее

 

1. Истинное восприятие означает осознание всей реальности через осознание своей собственной реальности. Но для этого ни одной иллюзии не должно остаться в поле зрения, ибо реальность не оставляет места для ошибок. Это значит, что ты воспринимаешь брата только таким, каким ты видишь его сейчас. Его прошлое не имеет реальности в настоящем, поэтому прошлое нельзя увидеть. Здесь нету места и твоим прежним реакциям на брата, и если ныне ты реагируешь на них, то видишь только образ, созданный вместо него и взлелеянный тобой. В своих иллюзиях усомнившись, спроси себя, разумно ли воспринимать былое настоящим. Если, глядя на брата, ты всё еще снедаем воспоминаниями о прошлом, тебе не воспринять реальность такою, какова она сейчас.

2. Ты посчитал "естественным" использовать свой прошлый опыт как эталон в оценке настоящего. Однако это "неестественно", ибо подобная оценка иллюзорна. Увидев каждого вне его или своего собственного прошлого, каким ты это прошлое воспринимал, ты обретешь способность учиться у того, что видимо сейчас. Ведь прошлое не может бросить тень на настоящее, если, конечно, ты не боишься света. Лишь в этом случае ты выбираешь принести с собою тьму и, сохраняя ее в разуме, увидеть в ней мрачную тучу, застилающую от тебя всех твоих братьев и заслоняющую их реальность от тебя.

3. Та темнота — в тебе. Христос, открывшийся тебе сейчас,— без прошлого, ибо Он неизменен, и в Его неизменности — залог твоей свободы. Ведь если Он таков, Каким был сотворен, в Нем нет вины. Ни облачка вины Его не затеняет, и Он увиден в каждом встречном, ибо ты видишь Его через Него Самого. Родиться вновь — значит расстаться с прошлым и посмотреть без осуждения на настоящее. Облако, заслоняющее от тебя Господня Сына, есть прошлое, и если ты желаешь, чтобы оно, проплыв, исчезло, не нужно видеть его сейчас. Если ты видишь его в нынешних иллюзиях, то оно всё еще не покинуло тебя, хотя его и нет.

4. Время способно освободить тебя и равно — закабалить, в зависимости от того, чьим толкованием времени ты пользуешься. Прошлое, настоящее и будущее не продолжают одно другое, если ты не навязываешь им этой непрерывности. Ты можешь воспринять их непрерывными и сделать их таковыми для себя. Но уж потом не обманись, поверив, что так оно и есть. Верить, что реальность такова, какою ты желаешь ее видеть, в зависимости от твоего пользования ею, есть самообман. Ты бы нарушил непрерывность времени, разбив его на прошлое, настоящее и будущее в угоду своим целям. Ты предвидел бы будущее на основании прошлого опыта и соответственно готовился бы к нему. Но таким образом ты ставишь в один ряд прошлое и будущее, не позволяя чуду вклиниться меж ними, чтобы освободить тебя для нового рождения.

5. Чудо позволяет увидеть брата твоего вне его прошлого и воспринять его рожденным вновь. Его ошибки — в прошлом и восприняв его без них, ты принесешь ему освобождение. А поскольку его прошлое есть и твое, ты с ним разделишь это освобождение. Пусть туча твоего прошлого не заслоняет брата от тебя, ведь истина — в настоящем, и если ты станешь только в нем ее искать, то обязательно найдешь. Ты же искал ее не там, где она есть, поэтому и не мог найти. Учись искать ее лишь там, где она есть, и она осияет твой прозревший взор. Твое прошлое создавалось в гневе, и если ты его используешь для нападения на настоящее, тебе не увидать свободы, заключенной в нем.

6. Суждение и осуждение остались позади, и, если ты не повлечешь их за собою, то обнаружишь, что от них свободен. Гляди на настоящее с любовью, ведь только в нем — всё вечное и истинное. Всё исцеление — в настоящем, поскольку непрерывность его реальна. Она продолжена одновременно ко всем аспектам Сыновства, давая им возможность достичь друг друга. Настоящее было до времени, и будет после него. В нем вечно всё, и всё — едино. Непрерывность всего — сверхвременна, его общение нерушимо, ибо в него не вклинивается прошлое. Лишь прошлое разъединяет, но прошлого ведь нет.

7. Настоящее представляет братьев твоих в таком свете, который вас объединяет, освобождая от прошлого, воспользуешься ли ты прошлым против них? Так поступив, ты выбрал пребывать во тьме, которой нет, и отказался принять свет, предложенный тебе. Ибо свет совершенного видения так же свободно отдан, как он, без всякого ограничения, свободно принят. В этом единственном, недвижном, неизменном измерении времени, в котором и следа не остается от прежнего тебя, ты лицезришь Христа и призываешь Его свидетелей сиять тебе, коль скоро ты их позвал. Они не отрицают истину в тебе, ибо ты в них ее искал, и в них ее нашел.

8. "Сейчас" — время спасения, ибо сейчас — освобождение от времени. Так устремись же к своим братьям и их коснись прикосновением Христа. В безвременном союзе с ними — твоя непрерывность, ничем не нарушаемая, поскольку она полностью разделяема. Безвинный Божий Сын есть только свет. В нем нету и крупицы тьмы, ибо он — целокупен. Всех своих братьев зови в свидетели его целокупности, как я зову тебя примкнуть ко мне. Каждому голосу дана его собственная партия в песне спасения, гимне радости и благодарения за свет Творцу света. Свет святости, сияющий от Сына Божьего, свидетельствует, что его свет есть свет Его Отца.

9. Свети же братьям в воспоминание о твоем Творце, ибо ты вспомнишь Его, как только позовешь свидетелей Его творению. Тобою исцеленные становятся свидетелями твоего собственного исцеления, ибо в их целостности ты видишь свою собственную. Как только твои гимны хвалы и радости возносятся к Творцу, Он возвращает твою благодарность в ясном Своем Ответе на твой призыв. Ибо такого не бывает, чтобы остался без ответа Божий Сын, воззвавший к своему Отцу. Его призыв к тебе есть просто твой призыв к Нему. И в Нем тебе ответит Его покой.

10. Дитя света, тебе и невдомек, что свет — в тебе. Но ты найдешь его через его свидетелей, ибо дарованный им свет они тебе вернут. Каждый из них, увиденный тобою в свете, приблизит к твоему сознанию твой свет. Любовь всегда ведет к любви. Недужные, просящие любви, признательны за нее и в своей радости сияют святою благодарностью. И предлагают ее тебе, дарившему им радость. Они — твои водители к блаженству, ведь получив блаженство от тебя, они желают сохранить его. Ты учредил их своими водителями к покою, сделав в них явленным покой. Увидев это, ты услышишь, как красота покоя зовет тебя домой.

11. Есть свет, коим сей мир не в состоянии одарить. Но ты способен дать его, как он был дан тебе. А отдаваемый, тот свет сияет пред тобою, зовя оставить мир и следовать за ним. Твое неудержимое влечение к свету нельзя сравнить ни с чем в подлунном мире. И ты оставишь этот мир и обретешь иной. Тот лучезарный мир осиян любовью, подаренной тобой. В нем всё напоминает об Отце, о Сыне Его Святом. Свет — беспределен, струясь над миром в тихой радости. Все, кого ты привел с собою, будут сиять тебе, а ты — им в благодарность за то, что они привели тебя сюда. Твой и их свет соединяются в такую силу, что она вызволит всех остальных из тьмы, как только ты на них посмотришь.

12. Пробуждение во Христе есть следование законам любви твоей свободной воли обусловленное спокойным признанием их истинности. Твое влечение к свету должно быть добровольным, а добрая воля символизируется дарением. Те, кто приемлют твою любовь, становятся добровольными свидетелями подаренной тобой любви, и именно они протягивают ее тебе. Во сне ты одинок, твое сознание сужено до самого себя. Поэтому тебя обуревают страхи. Ты видишь сон уединения, ибо закрыты твои глаза. Во тьме тебе не разглядеть ни своих братьев, ни света, даримого им тобой.

13. Законы любви, однако, не прекратили действовать из–за того, что ты заснул. И ты им следовал во всех своих кошмарных снах и оставался предан в своем дарении, поскольку ты был не один. Даже во сне тебя хранил Христос и обеспечил тебе реальный мир к моменту пробуждения. Во имя твое дарил Он за тебя, даря тебе дары, подаренные Им. По–прежнему Сын Божий исполнен любви, как и его Отец. Будучи продолжением Отца, он не имеет прошлого отдельно от Него. Поэтому он не переставал свидетельствовать Отцу и своим собственным свидетелям. Хотя и спал Господень Сын, Христово видение Его не покидало. Именно это видение он может призвать в свидетели — учить его тому, что он не спал.

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (480)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.014 сек.)