Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Глава 17 - ПРОЩЕНИЕ И СВЯТЫЕ ОТНОШЕНИЯ





 

I. Привести фантазии к истине

 

1. Предательство Божьего Сына существует лишь в иллюзиях, а все его "грехи" — не более, чем плод его фантазии. Реальность Сына вечно безгреховна. Нуждается он не в прощении, а в пробуждении. Он в грезах предал самого себя, своих собратьев, Бога своего. Но что содеяно во снах, в действительности не содеяно. В этом, однако, не убедить сновидца, поскольку сны и остаются снами, благодаря иллюзии реальности. Лишь пробуждение приносит полную от них свободу, ибо лишь с пробуждением становится понятно: иллюзии не затронули реальность, никоим образом ее не изменили. Фантазии изменяют реальность. В этом их цель. Им не под силу сделать это в действительности, но они могут изменить реальность в разуме, предпочитающем, чтобы она была иной.

2. И стало быть, страшит только твое желанье изменить реальность, поскольку ты уверен, что своим желанием достиг желаемого. Такая странная позиция в каком–то смысле свидетельствует о твоей силе. Но эту силу исказив, употребив ее "во зло", ты сделал ее нереальной. Нельзя служить двум господам, если их цели прямо противоположны. Ты истине отказываешь в том, чем пользуешься в своей фантазии. А отданное истине, чтобы служить тебе во благо, свободно от фантазий.

3. Настаивая на различии чудес по трудности, ты подразумеваешь, что есть такие вещи, которые ты предпочел бы скрыть от истины. Ты полагаешь, что истине они не по плечу, лишь потому, что ты их от нее скрываешь. Значит неверие в силу, исцеляющую любую боль, приходит от твоего желания оставить за фантазией определенные аспекты реальности. Если б ты только осознал, как это сказывается на твоей оценке целого! Всё, что ты сохраняешь для себя, ты забираешь у Того, Кто мог тебя освободить. Покамест ты не отдашь всего обратно, твое понимание реальности неминуемо останется искаженным и неисправленным.

4. Покамест ты того желаешь, иллюзия степеней трудности в чудесах останется при тебе. Ибо ты сам учредил подобный порядок в реальности, отдав какую–то ее часть одному учителю, другую часть — другому. Теперь ты учишься справляться с одною частью истины одним путем, с другою частью — иным. Расчленить истину — значит ее разрушить, сведя к бессмыслице. Степени реальности — концепция, недоступная пониманию; воззрение на реальность, несовместимое с реальностью.



5. Ужели ты считаешь себя способным привести истину к фантазиям и с точки зрения иллюзий постигнуть ее смысл? В иллюзии истина не имеет смысла. Системою отсчета для нее должна являться она сама. Пытаясь привести истину к иллюзиям, ты тщишься превратить иллюзии в реальность и сохраняешь их, оправдывая свою веру в них. Но предоставить иллюзии истине — значит дать ей возможность учить, что иллюзии нереальны, тем самым обретая способность от них избавиться. Так не утаивай от истины ни единой мысли, иначе установишь степени реальности, которые закабалят тебя. В реальности нет степеней, поскольку в ней всё истинно.

6. Тогда отдай по доброй воле всё, что хранил от истины вдали, Тому, Кто знает истину, и в Ком всё к истине принесено. Спасение от разделения должно быть полным или его не будет вовсе. Пусть не заботит тебя ничто иное, кроме желания, чтобы спасение пришло. Оно осуществится Им, а не тобою. Но помни: когда ты беспокоен и потерял покой из–за того, что кто–то с помощью фантазий пытается решить свои проблемы, ты отказываешься простить себя за ту же самую попытку. И отстраняешь вас обоих от истины и от спасения. Как только ты его простишь, ты возместишь для истины всё то, в чем вы оба ей отказывали. И ты увидишь прощенье там, где подарил его.

 

II. Прощенный мир

 

1. Разве ты можешь вообразить, насколько восхитительными предстанут пред тобою все, кого ты простил? Подобной красоты тебе не доводилось видеть ни в одной фантазии. Ничто из видимого здесь, во сне иль наяву, с очарованием подобным несравнимо. И ничего не будет для тебя дороже и ценнее этого. Всё, что когда–то радостью переполняло сердце, не принесло тебе и доли счастья, которое подарит это виденье. Ибо увидишь ты Господня Сына. Узришь чарующую красоту, которую с любовью созерцает Дух Святой и за которую Он благодарен Своему Отцу. Он сотворен, чтоб видеть ее за тебя, покуда ты не научишься видеть всё это сам. И всё Его учение устремлено к тому, чтобы ты всё это увидел вместе с Ним и вместе с Ним воздал благодарение.

2. Подобное очарованье — не фантазия. Это реальный, чистый, новый и ослепительно сверкающий под солнцем мир. Здесь ничего не скрыто, ибо всё прощено, и нет фантазий, чтобы прятать истину. Мост между тем и этим миром столь мал и так легко преодолим, что ты не верил: он — место встречи двух, таких различных меж собой миров. Однако хоть и невелик сей мост, но он прочней всего, имеющего отношение к миру. Тот шаг, настолько малый, что ты его и не заметил вовсе, есть шаг из времени в вечность и от уродства к красоте, чарующей, не устающей изумлять своим совершенством.

3. И всё же этот шаг, самый малый из всех шагов — величайшее достижение в Господнем плане Искупления. Всё остальное постигается, и только это, целостное и совершенное, дано. Никто, кроме Него, замыслившего спасение, не мог бы завершить его подобным образом. Достичь реального мира во всей его красе — вот цель твоей учебы. Фантазии упразднены; более никого и ничто они не связывают, и своим собственным прощеньем ты свободен видеть. Однако видишь ты лишь то, что создал сам, благословленное твоим же собственным прощением. И с этим окончательным благословением Божьего Сына самому себе, реальное восприятие, рожденное постигнутым им новым видением, своей достигло цели.

4. Звезды исчезнут в лоне света, и солнце, открывшее мир красоте, исчезнет. Достигну в совершенства, лишится смысла восприятие, поскольку всё, необходимое в процессе обучения, лишится своей функции. Всё станет неизменным; не будет ни смещений, ни теней, различий или вариаций, способствующих восприятию. Восприятие реального мира будет таким недолгим, что ты едва успеешь поблагодарить за него Бога. Ибо Предвечный быстро сделает последний шаг, как только ты достигнешь реального мира, как только будешь к Нему готов.

5. Реальный мир достигнут просто полным прощением мира старого, на который ты ныне смотришь без прощения. Великий Преобразователь восприятия с тобою вместе предпримет тщательный поиск в разуме, создавшем этот мир и обнажит перед тобой все твои мнимые причины его создания. В свете реальной причины, которую Он принесет, как только ты последуешь за Ним, Он покажет тебе, что у тебя для этого нет никаких причин. Какой бы сферы ни коснулась Его причина, красою оживает всё, и всё, что виделось уродливым во мраке беспричинности, вдруг неожиданно высвобождается для красоты. И даже созданное Сыном Божьим в бреду безумия не может не иметь той скрытой искры, которую высвобождает доброта.

6. Вся эта красота поднимется, чтобы благословить твой взор, как только ты на мир посмотришь взглядом всепрощения. Ибо прощение буквально преображает виденье; оно дает возможность увидеть реальный мир, в безмолвии и покое протянувшийся к тебе через хаос, и изымает все иллюзии, искажавшие восприятие, фиксируя его на прошлом. Опавший лист становится предметом удивления, былинка — знаком совершенства Божьего.

7. А из прощенного мира Господень Сын с легкостью вознесен в свой дом. Теперь он знает, что там он вечно пребывал в покое. Даже спасенье обратится в сон, покинув разум Сына; Ибо спасение — кончина снов и с их кончиною оно теряет смысл. Кому из пробудившихся в Раю может присниться, что он когда–либо нуждался в спасении?

8. Как велико твое желание спастись? Спасение тебе подарит реальный мир, в трепетной готовности ожидающий быть отданным тебе. Желание Святого Духа отдать тебе всё это столь велико, что даже не желая ждать, Он ждет в долготерпении. Ответь же на Его терпение нетерпимостью к любой задержке на пути к Нему. Ликуя, выйди Избавителю навстречу и Ним, в доверии, пойди из мира этого в реальный мир прощения и красоты.

 

III. Тени прошлого

 

1. Прощать — значит просто помнить мысли, исполненные любви, которые когда–то ты дарил или которые тебе дарили. Всё остальное нужно позабыть. Прощение есть избирательная память, не обусловленная твоим выбором. Ведь призрачные лики, которые ты желал увековечить, — "враги" реальности. С готовностью прости Божьего Сына за то, чего он не совершал. Те призрачные образы ты взял с собой в свидетели его деяний, которых он не совершал. Раз ты привел их, ты их будешь слушать. Сам же их выбрав, ты не понимаешь, каким путем они попали в разум твой и какова их цель. Они собою олицетворяют зло, которое, как ты считаешь, причинено тебе. Ты их с собой привел с одною целью: злом отплатить за зло, надеясь, что их свидетельство позволит обвинить другого, не причинив вреда себе. Они так явно свидетельствуют в пользу разделения, что показаний их не слышит тот, кто не заинтересован в сохранении разделения. Они тебе подсказывают "мотивы" вступления в порочные союзы для поддержания целей эго и превращают твои взаимоотношения в свидетелей его могущества.

2. Именно эти призрачные лики делают эго святым в твоих глазах и учат, что твои деяния на благо сохранения его и есть любовь. Призраки вечно зовут к отмщению, и отношения, в которые они вступают, безумны полностью. Цель этих отношений, всех без исключения, исключить истину и о другом, и о тебе. Вот почему ты превращаешь обоих в рабов возмездия и видишь то, чего в вас нет. Вот почему всё, связанное с прошлыми обидами, тебя влечет и вроде бы вершится под эгидою любви, какими бы искаженными ни были твои ассоциации с прошлым. И наконец, вот почему подобные отношения становятся попыткой создания союза через тело: лишь в теле можно увидеть орудие возмездия. Что Тело, бесспорно, в центре всех порочных отношений. Тому тебя учил твой личный опыт. Но ты еще мог не понять всех мотивов, способствующих образованию порочных отношений. Ибо порок, как, впрочем, и святость, стремится укрепить себя, собрав вокруг себя всё, что воспринимает себе подобным.

3. В порочных отношениях предпринимается попытка союза даже не с телом другого, а с телами тех, кого там нет. Ведь даже тело партнера, уже значительно ограничившее твое восприятие его, вовсе не в фокусе твоего внимания как таковое, т.е. во всей его полноте. Только пригодное для фантазии отмщения, имеющее непосредственное отношение к тем, кому действительно желают отомстить, вычленяется и отделяется как ценная, единственно достойная внимания часть. Каждый шаг к созданию, поддержанию, затем к расколу порочных отношений, есть шаг к дальнейшей фрагментации и ирреальности. Всё многочисленнее призрачные лики, а тот, в ком будто бы они живут, становится всё менее и менее значимым.

4. Время и вправду неблагосклонно к порочным отношениям. Ибо оно столь же безжалостно во власти эго, сколь благостно в руках добра. Влечение к порочным отношениям слабеет и начинает вызывать сомнения почти в самом начале. С созданием их неминуемо являются сомнения, поскольку цель подобных отношений недостижима. Их "идеалом" становятся взаимоотношения, в которых реальность другого лица сбрасывается со счетов, дабы "не портить" сна. Чем меньше доля другого в отношениях, тем "лучше" отношения. Таким образом, попытка заключить союз становится орудием исключения из него даже того, с кем предполагался союз. Ибо он создавался с целью исключить из него партнера и слиться с фантазиями в нескончаемом "блаженстве".

5. Но как же удается Святому Духу внести свою интерпретацию тела как средства взаимосвязи в такие отношения, единственная цель которых — разъединение с реальностью? Сутъ самого прощения дает Ему подобную возможность. Если забыто всё, за исключением мыслей, исполненных любви, то остающееся — вечно. Преобразившееся прошлое становится подобным настоящему. Более нет конфликта между прошлым и сейчас. И эта непрерывность продолжает настоящее и увеличивает его реальность и ценность в твоем восприятии. В этих наполненных любовью мыслях есть искра красоты, сокрытая в уродстве порочных отношений, где памятна лишь ненависть; но возгорится искра, как только отношения отданы Тому, Кто им дарует жизнь и красоту. Вот почему предметом Искупленья стало прошлое: оно — источник разделения, именно в нем и нужно с разделением покончить. Исправить разделение необходимо там, где оно создано.

6. Эго стремится "разрешить" свои проблемы не в их истоке, не там, где они родились. Так оно ищет гарантии их неразрешимости. Святой же Дух стремится Свое решение сделать окончательным и совершенным, поэтому Он ищет и находит корень проблемы там, где она есть, и там же ее искореняет. И с каждым Его шагом всё более устраняется разделение и близится союз. Святого Духа не смутить любым "мотивом" разделения. Всё, что Он видит в разделении, это необходимость с ним покончить. Пусть же Он обнаружит искру красоты, сокрытую в твоих взаимоотношениях, пусть Он покажет ее тебе. Ее пленительность тебя обворожит, и более ты никогда не пожелаешь утратить ее из виду. И ты позволишь этой искре преобразить свои взаимоотношения, чтобы всё чаще любоваться ею. Желая ее более и более, ты уже не позволишь ей таиться от тебя. И ты научишься искать и создавать условия, в которых можно видеть эту красоту.

7. Всё это ты проделаешь охотно, если позволишь Ему нести перед тобой искру, чтобы она очистила и высветила путь. Господень Сын — един. Кого Бог сочетал, эго "да не разлучает". Искра святости останется сохранной во всех взаимоотношениях, в какие бы глубины ее ни прятать. Ибо Творец единственных взаимоотношений не оставил без Себя ни одной их части. Лишь эту часть взаимоотношений и видит Святой Дух, ибо одну ее Он знает истинной. Ты сделал отношения нереальными, а потому — порочными, увидев их там, где их нет, и тем, чем они быть не могут. Отдай же прошлое Тому, кто переменит за тебя твой взгляд на прошлое. Но прежде убедись, что в полной мере понимаешь, символом чего ты сделал прошлое и почему.

8. Прошлое становится оправданием для длительного порочного союза с эго против настоящего. Ведь настоящее и есть прощение. Следовательно, отношения, диктуемые порочным союзом, не воспринимаются и не переживаются сейчас. Однако в оценке смысла настоящего критерием служит иллюзия прошлого, в которой оставлены лишь элементы, угодные цели порочного союза; всему же остальному разрешено уйти. Но в том, чему позволено уйти, осталась вся истина, которую прошлое могло бы предложить настоящему в качестве свидетельства его реальности. Оставшееся же подтверждает только реальность снов.

9. От тебя всё еще зависит, соединиться ли с иллюзией или с истиной. Но помни: выбор одного является отказом от другого. Тобою выбранное ты наделишь реальностью и красотой, поскольку выбор твой зависит от того, что для тебя ценнее. Искра очарования или завеса скверны, реальный мир или мир страха и вины, истина или заблуждение, свобода или рабство — всё тот же выбор. Ибо нет выбора иного, кроме как между Господом и эго. Системы мышления либо истинны, либо ложны, и все их атрибуты просто рождаются из их сути. Подлинны только Господни Помыслы. И всё, что ими рождено, исходит из их сути и столь же истинно, как сам Святой Источник, из коего они пришли.

10. Мой брат святой, я мог бы прийти во все твои взаимоотношения, шагнув между тобою и твоими фантазиями. Пусть наши отношения станут для тебя реальными, позволь мне привнести реальность в твое восприятие твоих братьев. Они сотворены не для того, чтоб через них ты мог себе вредить. Они сотворены, чтобы творить с тобою заодно. Вот истина, которую я помещу между тобою и твоею безумной целью. Со мной не разлучайся и цели Искупления святой не дай исчезнуть в грезах о реванше. Из отношений, которые лелеют такие сны, я исключен. Дай мне прийти во имя Божье и принести покой, чтобы ты мог мне предложить его.

 

IV. Две картины

 

1. Бог учредил Свои взаимоотношения с тобой ради единой цели — сделать тебя счастливым, и никакие твои действия, да разделяющие эту цель, не могут быть реальными. Цель, Господом определенная чему–то, и есть того единственная функция. Согласно Его причине сотворения взаимоотношений с тобою, их вечной функцией становится "приносить счастье". И только это. Осуществляя такую функцию, ты со своими творениями связан так же, как со Своими — Бог. Ибо всё Богом сотворенное со счастьем неразлучно, и подобно своему Творцу,; стремится это счастье продолжить. А то, что не служит осуществлению этой функции, не реально.

2. В сем мире нельзя творить. Но осчастливить можно. Я повторял неоднократно, что Дух Святой не станет лишать» тебя твоих особых отношений, Он их преобразит. То есть, Он возвратит им функцию, назначенную Богом. Функция, которую ты им определил, явно не сделала их счастливыми. Святые отношения, однако, разделяют Божью цель, а не стремятся к ее подмене. Любые особые отношения, созданные тобою, — это подмена Божьей Воли; они возвеличивают твою собственную волю вместо Его, благодаря иллюзии отличия твоей воли от Его.

3. Но даже и в этом мире ты создал весьма реальные взаимоотношения. Однако ты их не узнаёшь, поскольку сделал их подмены столь доминирующими, что когда истина тебя зовет (а истина к тебе взывает постоянно), ты отвечаешь их подменой. Любые тобою созданные особые отношения по замыслу должны заполонить твой разум настолько, что зов истины становится неразличим.

4. В каком–то смысле, особые отношения были ответом эго на сотворение Святого Духа, который явился Божьим Ответом на разделение. Ибо при том, что эго не понимало сути сотворенного, оно восприняло в нем угрозу для себя. Вся система защитных механизмов, развернутая эго для защиты разделения от Святого Духа, была ответом эго на дар, которым Бог благословил разделение и этим благословением даровал возможность исцелить его. В этом благословении — вся правда обо всем. Правда же в том, что Дух Святой с тобою в тесных отношениях, поскольку в Нем восстановлены для тебя твои отношения с Богом, взаимоотношения с Ним никогда не прерывались, поскольку с самого начала разделения ни с кем не разлучался Дух Святой. Через него все твои святые отношения заботливо сохранены, чтобы служить Господней цели для тебя.

5. Эго на редкость бдительно к угрозе, и та часть разума, что приютила эго, горит желанием сохранить свой здравый смысл, каким она видит его. Она не понимает, что полностью безумна. Тебе же следует понять, что это значит, если твое желание — восстановление здравомыслия. Безумные защищают свою систему мышления, но делают это безумно. Все их защитные механизмы безумны в той же мере, в какой безумно всё, что они призваны защищать. Нет такой сферы разделения, такого его свойства или "мотива", которые бы не были безумны. Его "защита" есть его же часть, она столь же безумна, как и всё целое. И следовательно особые отношения, как главная защита разделения, должны быть полностью безумны.

6. Теперь не трудно понять, что система мышления, на страже которой стоят особые отношения, — бредовая система. Ты признаёшь, по крайней мере в общих чертах, что эго безрассудно. Особые же отношения всё еще кажутся тебе чем–то "иным". И это несмотря на то, что мы их рассмотрели пристальнее, нежели многие другие аспекты в системе мышления эго, от коих ты уже согласен отказаться. Однако покуда остается этот аспект, ты не отпустишь остальные. Ведь он ничем не отличается от остальных. Оставь один этот аспект — и ты оставил себе всё целое.

7. Чрезвычайно важно понять, что все защитные механизмы создают то, что будут защищать. Секрет их эффективности довольно прост: защита предлагает то, что защищает. То, что они защищают, помещено на верное хранение в них самих, и начиная действовать, они его тебе приносят. Каждая защита оперирует преподнесением даров, и каждый дар, как правило, есть миниатюрная копия той системы мышления, которая и охраняется защитой, оправленная в золотую раму. Рама весьма искусной работы, тонкой резьбы, усыпана драгоценными камнями и тщательно отполирована. Она должна быть ценной сама по себе и отвлекать твое внимание от обрамляемого ею. Но раму без картины получить нельзя. Защитные же механизмы действуют таким образом, чтобы уверить тебя в обратном.

8. Особые отношения имеют самое впечатляющее и самое обманчивое обрамление из всех защитных механизмов, используемых эго. Его мыслительная система здесь помещается в тяжелую и столь искусно выполненную раму, что сама картина блекнет на фоне этого громоздкого сооружения. В раму вплетены разного рода причудливые и фрагментарные иллюзии любви, перемежающиеся со снами жертвенности и самовозвеличения и перевитые позолоченными нитями саморазрушения. Блеск крови отливает рубинами, а слезы, отшлифованные под бриллианты, сверкают гранями при тусклом свете, в котором преподносится подарок.

9. Всмотрись в картину. Пусть рама не отвлекает твоего внимания. Сей дар тебе предложен как проклятье и если ты примешь его, то посчитаешь, что и в самом деле проклят. Ведь раму без картины не получить. Но ценной ты считаешь только раму, поскольку не усматриваешь в ней конфликта. Однако рама — лишь обертка самого подарка, который и есть конфликт. Рама — не дар. Не обманись поверхностными аспектами этой системы мышления, ибо подобные аспекты содержат в себе целое, вполне законченное в каждом аспекте. Смерть затаилась в сем блистающем подарке. Пусть не задержится твой взгляд на завораживающем блеске рамы, вглядись в картину и пойми, что предлагается тебе лишь смерть.

10. Вот почему святое мгновение так важно для защиты истины. Сама по себе истина не нуждается в защите, зато тебе нужна защита против приятия тобою дара смерти. Когда ты, сам будучи истиной, приемлешь столь опасную для истины идею, ты угрожаешь ей гибелью. И ныне тебе нужна защита, чтобы осталась целокупной истина. Могущество Небес, Любовь Господня, слезы Христа и благость Его вечного Духа спешат защитить тебя от твоей собственной атаки. Ведь будучи Их частью, ты нападаешь и на Них, и следовательно Им нужно тебя спасти, поскольку Они любят Самих Себя.

11. Святое мгновение — это миниатюрная копия Рая, посланная тебе из Рая. И оно тоже — картина, оправленная в раму. Но если ты примешь этот дар, то вовсе не увидишь рамы, ибо условием его приятия является твое согласие сосредоточить всё внимание на картине. Святое мгновенье — это вечность в миниатюре. Это картина вневременья, оправленная в раму времени. Сосредоточив всё внимание на картине, ты осознаешь, что только рама и заставляла тебя думать, будто это была картина. Без рамы же картина видится тем, что на ней изображено. Подобно тому, как вся система мышления эго отражена в его подарке, все Небеса заключены в этом мгновении, одолженном у вечности и помещенном для тебя во времени.

12. Тебе предложены два дара. И каждый из них целен, его нельзя принять частично. Каждый из них — картина всего, что может стать твоим, по–разному увиденная. Их ценность не сопоставить, сравнивая картину с рамой. Сравнению подлежат только картины, в противном случае оно теряет смысл. Не забывай, что дар — сама картина. Только на этом основании ты волен выбирать. Всмотрись в картины. В каждую из них. Одна из них совсем ничтожна и едва различима в тени тяжелой, чудовищно несоразмерной рамы. Другая — в легкой раме, на свету, ласкающая глаз тем, что она есть.

13. Ты, столь усердно пытавшийся и всё еще пытающийся втиснуть лучшую картину в несообразную с ней раму и таким образом совместить несовместимое, прими и возрадуйся следующему: каждой картине в совершенстве подобает ее рама. Одна картина оправлена с расчетом быть расплывчатой и незаметной. Другая — с тем, чтобы быть предельно ясной. Картина тьмы и смерти становится всё менее убедительной, освобождаемая, наконец, от обрамления. Как только каждый бессмысленный камень, казалось, переливавшийся во тьме, открыт сияющему свету, он вдруг становится безжизненным и тусклым и не способным отвлечь внимание от картины. А ты наконец способен разглядеть картину и осознать, что без защиты рамы, она — бессмысленна.

14. Другая же картина — в легкой раме, ведь время не способно вместить вечность. Ничто не отвлекает здесь внимания. Картина вечности и Рая становится всё убедительней по мере того, как ты всматриваешься в нее. Теперь, в действительном сравнении и происходит окончательное преображение картин. Каждой отведено ей подобающее место, когда обе увидены в сравнении друг с другом. Мрачная картина, вынесенная к свету, более не страшит, а факт, что это — всего лишь навсего картина, становится в итоге очевидным. Увиденное ты принимаешь тем, что оно есть: картиной, показавшейся тебе реальностью, — и только. Ибо за этой картиной ты не увидишь ничего.

15. Картина света, по явному и безошибочному контрасту, преображается в то, что превосходит саму картину. К ней приглядевшись, понимаешь, что это не картина, а сама реальность. Это — не фигуральное отображение мыслительной системы, но сама Мысль. То, что она отображает, всё там есть. Рама незримо исчезает, и Бог приходит в твою память и предлагает всё творение в обмен на твою жалкую картину, лишенную какого–либо смысла.

16. По мере восхождения Бога к Своему законному месту и твоего восхождения — к своему, ты снова переживаешь смысл взаимоотношений и знаешь его подлинность. В покое, взойдем же вместе к нашему Отцу, возвысив Его в наших мыслях. Мы всё приобретем, отдав Ему и силу, и славу, и не питая никаких иллюзий по поводу того, где они есть. Они — в нас через Его восхождение. Всё, что Он отдает, — Его. Оно сияет в каждой Его частице как в целом. Вся реальность твоих взаимоотношений с Ним заключена в наших взаимоотношениях друг с другом. Святое мгновение сияет одинаково для всех отношений, поскольку в нем они едины. Ибо здесь — только исцеление, уже свершившееся и совершенное. Ведь здесь — Господь, а там, где Он, возможно только совершенное и целокупное.

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (386)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.013 сек.)