Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

I. Замещенная реальность





 

1. Заместить — значит принять одно взамен другого. Задумавшись над тем, чем это чревато, можно увидеть, насколько оно несовместимо с целью, которую тебе назначил и за тебя исполнит Святой Дух. Заместить — значит выбрать между аспектами Сыновства, отвергнуть один из них, предпочитая ему другой. Для этой особой цели один аспект оценивают выше и замещают им другой, менее ценный, взаимоотношения, в которых произошла замена, становятся фрагментарными и фрагментарной, соответственно, становится их цель. Разбить на фрагменты значит исключить; замещение же является сильнейшей защитой разделения в арсенале эго.

2. Святой Дух не использует замены. Где эго воспринимает одну личность как замещение другой, Святой Дух видит их едиными и неделимыми. Он между ними не выбирает, зная; они — одно и то же. Объединенные, они — одно, ибо тождественны друг другу. А замещение бесспорно есть процесс, в котором они воспринимаются различными. Святой Дух соединяет, эго разъединяет. Ничто не может вклиниться меж тем, что сочетал Господь, и что единым видит Дух Святой. Но, кажется, всё вклинивается в фрагментарные отношения, которые намерено разрушить эго.

3. Единственной эмоцией, в которой замещение невозможно, является любовь. Страх, по определению, предполагает замещение, поскольку страх есть замещение любви. Страх — расчленяющая и расчлененная эмоция. Кажется, он принимает множество форм, и каждая из них требует особой формы самовыражения для получения удовлетворительного результата. Хоть это и создает видимость многообразия в типах поведения, гораздо более серьезным следствием явится фрагментарное восприятие, в котором укоренено любое поведение. Никто не воспринимается единым целым. Внимание сосредоточено на теле, с особым акцентом на определенных его частях; тело используется как сравнительный эталон для приятия или неприятия особой формы проявления страха.

4. Поверив, что Господь есть страх, ты сделал всего одну замену. А она облеклась во множество личин, ибо явилась замещением истины иллюзией, а целостности — фрагментарностью. Одна замена многократно замещалась и расчленялась, разъединялась вновь и вновь, и нынче просто невозможно себе представить, что когда–то она была одной–единственной заменой и остается ею посейчас. Всё, что ты сделал, было одной ошибкой, приведшей истину к иллюзии, вечность — ко времени и к смерти — жизнь. На той единственной ошибке покоится весь твой мир. Всё, что ты видишь, отражает ее, и все особые отношения, когда–либо тобою созданные, суть часть этой ошибки.



5. Ты, видимо, немало удивишься, услышав, сколь отлична реальность от тобою видимого. Ты не осознаёшь размеров этой одной ошибки. Она была такою непомерной и столь невероятной, что мир абсолютной нереальности должен был из нее возникнуть. Каким еще мог быть ее исход? Вид фрагментарных ее аспектов уже достаточно пугает, когда ты начинаешь к ним приглядываться. Но то, что видимо тебе, даже и в первом приближении не напоминает непомерность изначальной ошибки, казалось, изгнавшей тебя из Рая, разбившей знание на множество бессмысленных осколков раздробленного восприятия и вынудившей тебя к последующим замещениям.

6. Такова была первая проекция ошибки во вне. Мир вырос, чтобы ее сокрыть и стать экраном ее проекции, опущенным между тобой и истиной. Ведь истина продолжает себя внутрь, туда, где бессмысленна концепция потери и только возрастание возможно. Ужели ты воистину считаешь странным, что мир, где всё вверх дном и задом наперед, возник из этой проекции ошибки? То было неизбежно. Ведь истина, притянут тая к ошибке, могла лишь тихо пребывать внутри и оставаться безучастной к безумию проекции, которой создавался мир. Ошибку называй безумием, но не грехом; безумием она была и остается. Не оделяй ее виною; вина предполагает, что ошибка и впрямь совершена. Но главное, ее не бойся.

7. Когда почудится, будто некая уродливая форма первой ошибки восходит, чтобы в тебе посеять страх, скажи: Господь — не страх, Он есть любовь"; тогда она исчезнет. Истина тебя спасет. Она тебя не покидала, чтобы уйти в безумный мир, и таким образом с тобой расстаться. Всё здравомыслие — внутри тебя, безумие — снаружи. Ты веришь, будто всё наоборот: снаружи — истина, а заблуждение и вина — внутри. Твои ничтожные бессмысленные замещения, безумием тронутые и легким вихрем унесенные на безрассудный курс, подобны перьям, пустившимся с порывом ветра в бешеные пляски и не имеющим какой–либо субстанции. Они соединяются, сливаясь, и разлетаются в изменчивых и ничего не значащих узорах, судить которые нет нужды. Судить их по отдельности бессмысленно. Ничтожные различия в их форме — отличия мнимые. Все они несущественны. Это и есть одна их общая черта. Нужно ли что–либо еще, чтобы считать их всех одним и тем же?

8. Дай им уйти, танцуя на ветру, ныряя и кружась, пока из поля зрения не исчезнут. И обратись к величественному покою внутри, где пребывает в святой недвижности Господь живой, Кого ты не покинул и Кто не покидал тебя. Дух Святой, взяв тебя нежно за руку, пройдет назад с тобою по твоим следам весь путь безумный вне тебя, любовно возвращая тебя истине и безопасности — внутри. Все твои сумасбродные проекции, безумные замены, которые ты вытеснил вовне, Он доставляет к истине. Так курс безумия Он изменяет на обратный и возвращает тебе здравый смысл.

9. В твоих взаимоотношениях с братом, в которых нынче, по твоей же просьбе, Он взял ответственность за всё, Он путь наметил внутрь к истине, которую вы разделяете. В безумном мире вне тебя нет ничего, что можно разделять, есть только то, что можно заместить, но соучастие и замещение не имеют ничего общего в реальности. Внутри себя ты любишь брата своего любовью совершенной. Ведь здесь — земля святая, где места нет замене, где в твоем брате обитает только истина. Здесь вы соединены друг с другом в Боге столь же тесно, как с Ним Самим. А изначальная ошибка не добралась сюда и никогда не доберется. Здесь — только лучезарная истина, которой Дух Святой передал ваши отношения. Позволь Ему доставить их сюда, где ты им быть желаешь. Пожалуй Ему немного веры в брата, и ты Ему поможешь показать, что никакое замещение Небес не в состоянии удержать тебя от них вдали.

10. В тебе нет раздвоения, и никакой замене не разлучить тебя и брата. Твоя реальность была творением Божьим и ей замены нет. Вы в истине столь тесно сплочены, что только Бог в ней и присутствует. Он никогда не примет ничего взамен вас. Он любит вас обоих в равной мере, как одного. Какими Он вас любит, такие вы и есть. Вы с братом соединены не в заблуждениях, но в Мысли, столь совершенной и святой, что никакое заблуждение не омрачит святое место, где вы стоите вместе. С тобою Бог, мой брат. Соединимся в Нем в покое и благодарности и примем Его дар как нашу святейшую и совершенную реальность, которую мы разделяем в Нем.

11. Рай восстановлен для всего Сыновства через твои взаимоотношения, поскольку в них и состоит Сыновство, прекрасное и целокупное, сохранное в твоей любви. Царство Небесное пришло в безмолвии, поскольку все иллюзии по–доброму принесены к истине в тебе, и засияла над тобой любовь, благословляя твои взаимоотношения с истиной. Бог и всё Его творение вошли в них вместе. Как же прекрасны и как святы твои взаимоотношения с истиной, сияющей над ними! Глядя на них, Царство Небесное ликует, радуясь, что ты ему позволил прийти к тебе. И радуется Бог, что отношения твои остались теми же, какими были сотворены Вселенная внутри тебя едина с тобою и с твоим братом. Царство Небесное вместе с Творцом любуется тем, что в нем соединилось.

12. Тем, кого Бог позвал, не нужно слушать замещений. Ведь голоса подмен — лишь эхо изначальной ошибки, расколовшей Рай. Что сталось с покоем тех, кто эти голоса услышал? Вернись со мною в Рай, пройдя совместно с братом из мира этого и через мир иной к очарованию и счастью, присущим иному миру. Зачем тебе и далее ослаблять и разбивать на части то, что и без того уже разбито и безнадежно? Здесь ли ты станешь счастия искать? Или же предпочтешь исцелить разбитое, примкнешь к восстановлению целостности в том, что разрушено болезнями и разделением?

13. Ты призван вместе с братом к осуществлению святейшей функции, какая только есть на этом свете. Она — единственная, не имеющая границ и простирающаяся к каждому отколотому фрагменту Сыновства — с целительным, объединяющим участием. Всё это предлагается тебе в твоих святых взаимоотношениях. Прими их здесь и, принимая, отдавай. Божий покой тебе дарован с лучезарной целью, в которой ты и твой брат едины. Тот свет святой, что вас соединил, должен продолжиться с твоим приятием его.

 

II. Основа сновидений

 

1. Разве мир, видимый во сне, не предстает реальным? Но поразмысли, что это за мир. Ведь он — совсем не то, что видел ты, покуда не уснул. Скорей всего, он — искажение мира, спланированного в соответствии с тем, что тебе предпочтительней. Здесь ты "свободен" переделать всё, что видится агрессией, перекроить его в угоду собственному эго, которое возмущено "атакой". Подобный мир не оказался бы твоим желанием, когда бы ты не видел себя единым с эго, ведь эго всегда видит самое себя, а следовательно и тебя, подвергшимся атаке и крайне уязвимым для нее.

2. Сны хаотичны, управляемые конфликтными желаниями, а посему им мало дела до того, что же на самом деле истинно. Они — великолепный пример использования восприятия для подстановки истины иллюзиями. По пробуждении ты не воспринимаешь их всерьез, поскольку факт жестокого попрания реальности в них очевиден. А вместе с тем, они есть путь воззрения на мир и изменяют мир согласно требованиям эго. Сны — это поразительные примеры как нетерпимости эго к реальности, так и твоей готовности изменять реальность во имя эго.

3. Тебя не огорчает разница между увиденным во сне и наяву. Ты понимаешь: видимое наяву изглажено из снов. Однако, пробуждаясь, ты не ожидаешь, что явь исчезнет. Во снах ты всё улаживаешь сам. Люди становятся такими, какими тебе хочется их видеть: в точности исполняющими твои веления. Твоя склонность к замещениям ничем не ограничена. Какое–то время даже кажется, будто весь мир отдан тебе, чтобы лепить его по твоему желанию. Ты не осознаешь, что нападаешь на него, стараясь восторжествовать над миром, заставить его себе служить.

4. Сны суть переживаемые вспышки раздражения, когда ты буквально восклицаешь: "Я так хочу!" И кажется, будто так оно и есть. И всё же сон не в состоянии оторваться от своей причины. Озлобленность и страх пронизывают сон, и вмиг в иллюзию удовлетворения вторглась иллюзия ужаса. Ведь сон о твоей способности повелевать реальностью путем замещения ее миром, предпочитаемым тобой, и вправду ужасает. Твоя попытка вымарать реальность наводит страх, однако ты не желаешь этого признать. И так ты замещаешь истину фантазией, будто бы ужасает сама реальность, а вовсе не то, во что ты превратил ее. Вот так становится реальною вина.

5. Сны демонстрируют, что у тебя есть сила создать желанный мир; его желая, ты его видишь. А видя, не сомневаешься в его реальности. И ныне мир, который явно — в твоем разуме, воспринимается снаружи от тебя. Ты в нем не видишь собственного создания и не осознаешь, что все эмоции, рожденные во сне, исходят от тебя. Фигуры — призраки и их поступки, вот, кажется, и всё, что составляет сон. Ты не осознаёшь, что заставляешь их действовать вместо себя; ведь исполняй ты свои роли сам, вина была б не их, и так исчезла бы иллюзия удовлетворения. В снах эти образы не затенены. Ты вроде бы проснулся, и сон исчез. Но ты не понял, что не исчезла вместе с ним родившая его причина. Твое желание создать иной и нереальный мир осталось при тебе. А то, к чему, казалось, ты пробудился, есть просто иная форма того же мира из сновидения. Всё свое время ты проводишь в снах. И твои сны во сне и наяву разнятся только формой. Их содержание одно и то же. Они суть твой протест против реальности, навязчивая и безумная идея, что ты способен изменить реальность. В снах наяву особенное место отводится особым отношениям. Они суть средства, с помощью которых ты пытаешься осуществить свои ночные грезы. От этого ты не проснешься. Особые отношения отражают твою решимость, цепляясь за нереальность, не допускать своего собственного пробуждения. Покуда сон для тебя ценнее пробуждения, ты не откажешься от этих отношений.

6. Святой Дух, в мудрости Своей всегда практичный, приемлет твои сны и их использует как средства пробуждения. Ты ими пользуешься для продолжения сна. Я уже говорил, что прежде чем исчезнуть навсегда, все твои сны, исполненные страха, заменятся исполненными счастья снами. Именно это и осуществляет Дух Святой в особых отношениях. Он их не разрушает, не отнимает у тебя. Он их использует иначе, преображая отношения в средство сделать для тебя реальной Его цель. Особые отношения останутся, но не источником вины и боли, а только как источник счастья и свободы. Они не предназначены для одного тебя, ведь в обособленности — все их беды. И так же, как порочность хранила их обособленными, их святость станет даром для всех.

7. Твои особые взаимоотношения преобразятся в средство упразднения вины в каждом, благословленном через твои святые отношения. Они обернутся счастливым сном, который ты разделишь со всяким встречным. Через счастливый сон, благословленный Святым Духом, продолжится Его благословение. Не думай, что Он кого–то позабыл в той цели, что даровал тебе. Не думай, будто Он позабыл тебя, кому Он отдал дар. Каждым, к нему воззвавшим, Он пользуется для спасения всех. И Он разбудит всех через тебя, кто вверил Ему свои взаимоотношения. О если бы ты знал, как Он признателен тебе! Или как я признателен тебе через Него! Ибо едины мы единой целью, будучи с Ним единым разумом.

8. Пусть же тебя не одолеет сон, пусть не смежит твоих слипающихся век. Вовсе не странно, что сны способны создавать ненастоящий мир. Желание создавать подобный мир непостижимо. Нынче подобное желание изъято из ваших отношений с братом, поскольку изменилась цель отношений, переместившись от сновидений к истине. Ты в этом не уверен, поскольку думаешь, что может быть последнее и есть твой сон. Привычный к выбору меж снами, ты даже не заметил, что сделал выбор наконец между истиной и всеми иллюзиями.

9. Но полная уверенность царит в Раю. Это не сон. Приход же Царства означает: ты выбрал истину и она пришла, ибо ты разрешил своим особым отношениям принять ее условия. В твои взаимоотношения Святой Дух мягко ввел реальный мир счастливых снов, от коих пробуждение столь радостно и столь естественно! Подобно сновидениям во сне и наяву, отображающим одни и те же желания в разуме, реальный мир и истина Небес соединены в Господней Воле. Сон пробуждения легко доставлен к его реальности. Ведь этот сон отображает твою волю, соединенную с Господней. Такого не бывало, чтобы начертанное Божьей Волей не свершилось.

 

III. Свет во сне

 

1. Всю свою жизнь ты приносил к иллюзии — истину, к фантазиям — реальность и шел путями снов. Ты уходил от яви к сновидениям, всё глубже погружаясь в сон. Каждый сон вел к следующему, и каждая фантазия, как бы несущая свет во тьму, на самом деле эту тьму сгущала. Целью твоей был мрак, непроницаемый для света. И ты искал такой кромешной тьмы, в которой можно было бы навечно, в полном безумии, спрятаться от истины. Но ты забыл о том, что Бог не разрушает Самое Себя. Свет — в тебе. Тьма может свет закрыть, но погасить не в силах.

2. Чем ближе свет, тем ты стремительней бежишь во тьму, прячась от истины, скрываясь временами в более легких формах страха, а временами от ужаса оцепенев. Но ты пойдешь вперед, ведь твоя цель — продвинуться от страха к истине. Цель, принятая тобою — знание, и ты продемонстрировал к тому готовность. Страх кажется обитающим во тьме: поддавшись страху, ты отступил назад. Давай же, быстро соединимся в светлом миге, и этого окажется достаточно, чтобы тебе напомнить: цель твоя есть свет.

3. Истина поспешит к тебе навстречу, коль скоро ты ее позвал. Знай ты, Кто шествует с тобою рядом на избранном тобой пути, страх никогда бы не возник. Но ты того не знаешь, поскольку странствие во тьму было и долгим, и жестоким, и ты забрел в самую глубь ее. Легкого трепета ресниц, так долго сомкнутых, не хватит, чтоб обрести уверенность в себе, столь долго презираемом. Ты движешься к любви, всё еще ненавидя ее, до ужаса страшась ее суда. Тебе еще неведомо, что ты боишься вовсе не любви, а лишь того, во что ты превратил любовь. Ты продвигаешься к смыслу любви, прочь от иллюзий, которыми ты окружил ее. Когда ты пятишься к иллюзии, страх возрастает, ибо вне всякого сомнения ты полагаешь, что иллюзия означает нечто страшное. Но что до этого за дело нам, уходящим быстро и уверенно от страха прочь?

4. Взяв брата за руку, ты за руку берешь меня, ведь в вашем единении вы были не одни. Ужели ты поверишь, что я покину вас во тьме, которую ты согласился оставить, уйдя со мной? В твоих взаимоотношениях — свет мира. Страх должен ныне исчезать перед тобой. И пусть тебя не искушает желание отнять у брата дар веры, тобою же предложенный. Ты только напугаешь себя. Дар отдан навсегда, ведь получил его Сам Бог. Подобный дар обратно не возьмешь. Ты принял Бога. Святость твоих взаимоотношений учреждена в Раю. Ты еще не понимаешь того, что принял, но вспомни, что в понимании твоем и нет нужды. Однако есть необходимость в твоем желании понять. Это и есть желание стать святым. Тебе дарована Господня Воля. Ведь ты желаешь только то, чем обладал всегда или чем был всегда.

5. Каждый миг, проведенный нами вместе, будет учить тебя, что эта цель возможна, и укрепит желание ее достичь. В желании — залог осуществления цели. Твое желание ныне в полном согласии со всем могуществом Воли Святого Духа. А незначительные промахи, которые еще возможны, не разлучат твое желанье ни с Волею, ни с силою Его. Я за руку тебя держу с той же уверенностью, с какою ты согласился взять руку брата. Вы будете неразлучны, ведь я пребываю с вами и вместе с вами направляюсь к истине. Куда бы мы ни шли, мы всюду несем с собою Бога.

6. В твоих взаимоотношениях со мною ты соединился, чтобы нести Царство Небесное Божьему Сыну, сокрытому во тьме. Ты согласился принести тьму к свету, своим желанием придавая силу всем, кто без тебя остался бы во тьме. Желающие видеть увидят. Со мной они соединятся, неся свой свет во тьму, как только отданная свету тьма навечно их покинет. Моя нужда в тебе, соединившимся со мною в свете святом твоих взаимоотношений — это твоя нужда в спасении. Разве я откажу тебе в том, что ты отдал мне? Ибо соединившись с братом, ты мне ответил.

7. Ты ныне стал носителем спасения, и твоя функция — нести свой свет назад во тьму. Тьма в тебе принесена к свету. Неси его обратно в темноту из святого мига, к которому ты свою тьму принес. Мы обретаем целокупность в желании делать целокупным Сына Божьего. Пусть время не заботит тебя, ибо все страхи, пережитые тобой и твоим братом, на самом деле, позади. Время было приспособлено, чтобы помочь нам сделать то, чему препятствовало ваше раздельное прошлое. Вы уже миновали страх; там, где два разума соединились в желании любви, любовь не может не соединиться с ними.

8. Каждый луч света сопровождает тебя в Царствии Небесном. И каждым вечно сияющем в Господнем Разуме лучем ты озарен. Рай присоединяется к тебе в твоем движении к Раю. Когда такие мощные потоки света к тебе прильнули, чтобы добавить силу Самого Бога — пусть невеликой искре твоего желания, останешься ли ты во тьме? Вы с братом вместе возвращаетесь домой после бессмысленного и длительного странствия, предпринятого порознь и приведшего вас в никуда. Ты брата своего нашел; теперь вы освещаете друг другу путь. А этот свет Великие Лучи продолжат назад во тьму и вперед к Богу, чтобы своим сиянием вымести прошлое и этим подготовить место Его непреходящему Присутствию, в свете которого все лучезарно.

 

IV. Толика желания

 

1. Святое мгновение есть результат твоего неукоснительного решения быть святым. Оно — ответ. Желанье и готовность к его приходу предшествуют святому мигу. Ты же готовишь разум свой к нему только в той мере, чтобы понять: его прихода ты желаешь превыше всего на свете. Большего от тебя не требуется, но требуется понимание того, что больше ты и не способен сделать. Не тщись отдать Святому Духу то, чего Он не просил, иначе ты Ему добавишь эго и перепутаешь их. Святой Дух просит совсем немного. Ведь это Он прибавляет и величие, и мощь. С тобою Он соединится, чтобы мгновение святое сделать во много раз величественнее, чем тебе суждено понять. Именно осознание тобой того, как мало тебе нужно сделать, предоставляет Ему возможность столь много дать.

2. Не доверяй своим благим порывам. Их недостаточно. Но доверяй безоговорочно желанию, что бы с ним вкупе ни пришло. Сосредоточься исключительно на нем и не горюй, что обступили его тени. Ведь потому ты и пришел. Когда б ты мог прийти от них свободный, ты не нуждался бы в святом мгновении. Не приходи к нему в гордыне, решив, что прежде должен достичь такого состояния, которое и приносит миг святой. Чудо святого мига заключено в твоем желании позволить ему быть тем, что он есть. В этом твоем желании также заключено твое приятие себя таким, каким тебе предназначалось быть.

3. Смирение не просит тебя довольствоваться малостью. Но оно требует, чтобы ты не довольствовался меньшим, нежели величие, которое исходит не от тебя. Все затруднения, связанные со святым мгновением, исходят из навязчивой идеи будто ты его недостоин. А что же это, если не решимость быть именно таким, каким ты сделал себя сам? Свою обитель Бог не сотворил Себя же недостойной. И веря, будто Богу не войти туда, где Он желает быть, должно быть, ты просто противоречишь Его Воле. Вовсе не нужно, чтобы сила твоего желания исходила от тебя; только — от Божьей Воли.

4. Святое мгновение приходит не только благодаря твоему скромному желанию. Оно всегда есть результат союза беспредельной мощи Божьей Воли с толикой твоего желания. Ты был неправ, считая, что должен подготовиться к Нему. Нельзя готовиться в гордыне к святости и не считать при этом, что только от тебя зависит установление условий, необходимых для покоя. Бог их установил. Они не ждут твоей готовности к тому, что они есть. Твое желание необходимо лишь для того, чтобы учить тебя их сути. Если ты продолжаешь настаивать, что недостоин постижения этих условий, то ты противодействуешь уроку своею верой в то, что должен сделать обучающегося иным. Но обучающегося создавал не ты, и ты не в силах изменить его. Разве ты прежде совершаешь чудо сам и ждешь затем его свершения для тебя?

5. Ты просто задаешь вопрос. Ответ уже был дан. Старайся на вопрос не отвечать, а просто получить ответ таким, каким он дан. А в подготовке к святому мигу, оставь попытки сделать себя святым, т.е. готовым получить его. Это лишь перепутает твою роль с Господней. Искупление приходит не к тем, кто думает, что им сначала надо искупиться, а только к тем, кто предлагает Искуплению не более, чем скромное желание расчистить ему путь. Очищение — исключительно от Бога, а значит — для тебя. Вместо того, чтобы готовиться к Нему, старайся думать:

Я, Бога привечающий, Его достоин.

Он учредил во мне Свою обитель и сотворил ее такой, какой желал. Ее готовить для Него не нужно; мне нужно только не препятствовать Его плану восстановления в моем сознании вечной готовности к Нему. Мне ничего не нужно к Его плану добавлять. Но чтобы получить его, я должен согласиться не подменять план Божий своим собственным.

6. И это всё. Что–то добавив, ты просто заберешь ту малость, о коей Он просил. Помни: ты создал вину сам, и твоим планом избавления от нее предполагалось привести к ней Искупление и сделать устрашающим спасение. Готовя себя к любви, всё, что бы ты ни добавил, будет страхом. Приготовления к святому мигу принадлежат Тому, Кто этот миг дарует. Освободись же для Того, Чья функция и есть освобождение. Не принимай на себя Его функции. Дай Ему только то, чего Он просит, чтобы понять, насколько твоя роль мала и как величественна Его роль.

7. Именно это и делает святое мгновение таким естественным и легким. Ты затрудняешь его приход, настойчиво желая сделать больше. Особо трудно для тебя принять идею, что следует отдать так мало, чтобы столь много получить. Еще трудней понять, что крайняя несоразмерность вкладов Святого Духа и твоего не служит личным оскорблением. Ты всё еще уверен, что твое понимание является могущественным вкладом в истину и делает ее тем, что она есть. Но мы уже подчеркивали, что в твоем понимании нет никакой необходимости. Спасение легко в силу того, что для него не требуется ничего, чего ты не способен дать сейчас.

8. Не забывай, что именно твоим было решение сделать всё легкое и естественное невыполнимым для тебя. Святое ты счел трудным лишь потому, что сделал себя арбитром в том, что вообще возможно, и не желаешь это место уступить Тому, Кто о том знает. На том и зиждется вся вера в различие чудес по трудности. Всё, что велит Господь, не только осуществимо, но и уже свершилось. Вот почему исчезло прошлое. В реальности его и не было. Лишь в твоем разуме, уверенном в обратном, прошлое нужно упразднить.

 

V. Счастливый сон

 

1. Готовь себя сейчас к отмене всего, чего никогда не было. Если ты уже понял разницу между иллюзией и истиной, Искупление теряет смысл. Святое мгновение, святые отношения, учение Святого Духа и все средства достижения спасения, лишатся своей цели. Ведь все они — только аспекты плана замещения твоих кошмарных снов снами счастливыми, от коих ты легко очнешься к знанию. Не назначай себя ответственным за это, ведь ты не в состоянии отличить движения вперед от отступления. Какие–то из своих великих достижений ты посчитал провалом, а явные шаги обратно расценил как успех.

2. Не подступайся к святому мигу после попыток изъять и страх, и ненависть из собственного разума. В том — его функция. И не пытайся игнорировать вину, не обратившись сперва за помощью к Святому Духу. Это — Его функция. Твоя же роль — предложить Ему толику желания избавиться от ненависти и страха, и быть прощенным. На фундаменте твоей скромной веры, соединенной с Его пониманием, Он выстроит твою роль в Искуплении и обеспечит легкое осуществление ее. С Ним вместе ты построишь лестницу, опирающуюся на твердый камень веры и уходящую ввысь к Небесам. Ты не воспользуешься ею, чтобы взойти на Небо одному.

3. Через твои святые отношения, благословенные, рождающиеся свыше в каждом святом мгновении, не подготовленном тобой, тысячи других взойдут с тобою в Рай. Разве тебе под силу подобный план? Разве ж ты подготовишь себя к подобной функции? А между тем, подобное возможно, поскольку в том волеизъявление Господне. Он не меняет Своих Мыслей на этот счет. Средства и цель принадлежат Ему. Одно ты принял, другое будет тебе дано. Цель подобная этой немыслима без средств к ее осуществлению. Он предоставит средства любому, с Ним разделяющему Его цель.

4. Счастливые сны сбываются не потому, что они сны, а потому, что они счастливые. А посему, они исполнены любви. Их весть: "Да будет Воля Твоя", а не "Хочу всего наоборот". Согласование цели и средств — процесс, недоступный твоему пониманию. Ты еще даже не осознал, что принял цель Святого Духа как свою собственную, поэтому ты просто воспользуешься порочными средствами в ее осуществлении. Немного веры, необходимой для изменения цели — вот всё что требуется для получения средств и пользования ими.

5. Это не сон — любить своего брата как самое себя. И отношения твои святые — вовсе не сон. От снов в них остается только то, что они всё еще особые. Но эти отношения — великое подспорье Святому Духу, имеющему в них особую функцию. Они станут счастливым сном, через который Дух Святой продолжит радость к тысячам тысяч тех, кто еще верит, будто любовь — не счастие, а страх. Позволь Ему осуществить ту функцию, которую Он определил твоим взаимоотношениям приятием ее для тебя; а более ничего не нужно, чтоб отношения стали такими, какими Он желает им быть.

6. Увидев в чем–либо угрозу святости твоих взаимоотношений, немедленно остановись и, несмотря на страх, позволь Святому Духу заменить сие мгновение святым, которое ты предпочел. Он никогда тебя не подведет. Но не забудь, что твои отношения едины и всё, что угрожает одному, — грозит другому. Сила соединения в благодати заключена в том факте, что ныне уже невозможно для брата или для тебя поодиночке переживать свой страх или пытаться справиться с ним в одиночку. Не верь, будто это необходимо или даже возможно. Но в равной мере невозможно, чтобы мгновение святое явилось к одному и не пришло к другому. Оно придет к обоим по просьбе одного.

7. Пусть тот, кто наименее безумен в момент воспринятой угрозы, припомнит, в каком неоплатном долгу он перед другим, как велика его благодарность брату, как ему следует радоваться, что он способен возвратить свой долг с лихвой, неся обоим радость. Пусть помнит он об этом, говоря:

 

Это мгновение святое я желаю для себя,

чтоб разделить его с любимым братом.

Святого мига мне без него и равно ему — без меня.

Однако в наших силах разделить его сейчас.

Итак я выбираю отдать Святому Духу этот миг,

дабы Его благословение сошло на нас и сохранило нас в покое.

 

 

VI. За пределами тела

 

1. Нет ничего снаружи от тебя. Вот что в конечном счете необходимо осознать, поскольку это есть осознание возрождения в тебе Царства Небесного. Ведь лишь его и сотворил Господь, и Он не покидал его, не разлучал с Собою. Царство Небесное — обитель Сына Божьего, который не покинул своего Отца и не живет в разлуке с Ним. Рай не есть место или условие. Рай — просто осознание совершенного единства и знание, что ничего другого нет ни снаружи, ни внутри.

2. Что, кроме знания о Самом Себе, может Всевышний даровать? Что еще можно дать? Вера, будто ты мог и дать, и получить что–то иное снаружи от себя, уже обернулась для тебя потерей осознанности Рая и твоего Тождества. Однако ты совершил еще более нелепый, чем тебе кажется, поступок. Ты вытеснил свою вину из разума в тело. Но тело неповинно, ибо оно не действует само по себе. А ты себя обманываешь, считая, что ненавидишь тело. Ты ненавидишь разум, ибо в него вошла вина, и он останется разъединенным с братским разумом, что ему не под силу.

3. Едины разумы, но не тела. Только приписывая разуму телесные черты, можно увидеть разделение происшедшим. Но именно разум представляется и фрагментарным, и замкнутым, и одиноким. Его вина, обособляющая его, спроецирована на тело, страдающее и умирающее, поскольку оно подвержено атакам, смысл которых — удержать разделение в разуме и предотвратить осознание им собственного Тождества. Разум не в состоянии нападать, но склонен создавать фантазии и побуждать тело к их воплощению. Однако, по–видимому, всё же не от поступков тела приходит удовлетворение. Покуда разум не поверит, что тело действительно воплощает сценарий его фантазий, он будет нападать на тело, всё более проецируя на него свою вину.

4. Здесь проявляется полнейшее безумие разума. Не будучи способен к нападению, он тем не менее настаивает на обратном и в доказательство приводит свои действия, направленные против тела. Не в состоянии напасть, разум тем не менее склонен обманывать себя. Так он и делает, поверив, будто напал на тело. Он может спроецировать вину, но этим путем от нее не избавиться. И несмотря на склонность воспринимать функцию тела неверно, разуму не под силу сделать ее отличной от функции, определенной телу Святым Духом. Тело не создано любовью. Любовь, однако, не осуждает тело и может обращаться с ним любовно и с уважением к тому, что создал Божий Сын, используя его в освобождении Сына от иллюзий.

5. Разве не предпочтительней иная интерпретация орудий разделения — как средств спасения, используемых исключительно во имя любви? Разве ты не приветишь и не поддержишь сдвиг от фантазий мщения к избавлению от них? Твое восприятие, совершенно очевидно, может быть болезненным, только не проецируй этой болезненности на тело. Твое желание сделать пагубным то, что не в состоянии губить, бесплодно. Всё Богом сотворенное и есть то, что Он пожелал иметь, поскольку оно — Его Воля. А Его Волю не сделать пагубной. Ты волен создавать фантазии, в которых твоя воля находится в конфликте с Его Волей, и только.

6. Безумие — делать тело козлом отпущения, ради избавления от вины, руководя атаками тела и обвиняя его именно в том, что оно делает по твоему же наущению. Фантазии не воплотимы в жизнь. Твои желания — по–прежнему фантазии и не имеют ничего общего с поступками тела. Тело о них не грезит, они же превращают тело в обузу, когда оно могло стать достоянием. Фантазии превратили тело в твоего "врага", неверного и уязвимого, и немощного, достойного той ненависти, которую ты вкладываешь в него. Чего же ты добился? Ты идентифицировал себя с сим ненавистным для тебя объектом, орудием возмездия, воспринятым источником твоей вины. И всё это — по отношению к предмету, лишенному значения, провозглашенному тобою обителью Божьего Сына и обращенного против него.

7. Таков хозяин, Бога привечающий, тобою созданный. Ни Бог и ни Его Святейший Сын не в состоянии войти в обитель ненависти, где ты посеял зерна мести, насилия и смерти. Предмет, тобою созданный служить вине, встал между твоим разумом и остальными. Все разумы едины, но ты себя не отождествляешь с ними. Ты видишь себя упрятанным в отдельную тюрьму, замкнутым и отчужденным, не в состоянии достичь других и в той же мере недосягаемый для них. Ты ненавидишь тобою созданную тюрьму, желаешь ее разрушить. Однако у тебя нет желания из нее бежать, оставив тюрьму нетронутой, без бремени своей вины на ней.

8. Но лишь такой побег и осуществим. Дом мести — не твой дом, а место, отведенное тобой на стороне пристанищем своей вины — и вовсе не тюрьма, а лишь твоя иллюзия себя. Тело — предел, положенный вселенскому общению, — этому вечному свойству разума. Общение же — феномен внутренний. Разум стремится к самому себе. Он не составлен из разрозненных частей, стремящихся друг к другу. И он не устремлен вовне. В самом себе он безграничен, а вне его нет ничего. Он всеобъемлющ. И он тебя вбирает целиком, ты —в нем, а он — внутри тебя. И более нет ничего нигде, и никогда не будет.

9. Тело же — вне тебя, и только кажется обрамляющим тебя, отъединяющим от остальных, хранящим тебя с ними врозь, а их с тобою. Но тела нет. И нет барьера между Богом и Его Сыном; Божьему Сыну не отделиться от Самого Себя, разве что в иллюзиях. Реальность его — не тело, хоть он и убежден в обратном. Такое убеждение могло быть верным только в том случае, если Бог неправ. Чтобы подобное стало возможным, Бог должен был творить иначе и разлучить Себя со Своим Сыном. Он должен был сотворить совсем иное и учредить разные степени реальности, из коих только некоторые были бы любовью. Любовь, однако, должна быть вечно себе подобной и неизменной, у нее нет альтернатив. И так оно и есть. Ты не способен окружить себя барьером, поскольку Бог не воздвигал барьеров между Собою и тобой.

10. Ты можешь, руку протянув, коснуться Рая. Ты, чья рука соединилась с рукою брата, уже выходишь за пределы тела, (однако не во вне самого тебя), чтобы достигнуть разделяемого вами Тождества. Разве Оно возможно вне тебя? Там, где нет Бога? Разве Он — тело и сотворил тебя с Собой несхожим или же там, где нет Его? Лишь Им ты окружен. Какие же пределы возможны для тебя, кого объемлет Он?





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.021 сек.)