Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


А. Первое препятствие покою: желание от него избавиться





 

1. Первым препятствием, которое придется одолеть покою, окажется твое желанье от него избавиться. Покою не продолжиться, ежели ты его не сохранишь. Ты — центр, из которого покой расходится во вне, к себе сзывая остальных. Ты — ему дом, спокойная обитель, из коей он мягко изливается во вне, тебя, однако, никогда не покидая. Если ты сделаешь покой бездомным, разве он сможет пребыть в Господнем Сыне? Коль суждено ему распространиться ко всему творению, он должен начать с тебя, а от тебя достигнуть каждого, зовущего его, и принести ему отдохновение единением с тобой.

2. Зачем же тебе делать покой бездомным? Что не устраивает в нем тебя? Что это за цена, которую ты так упорно отказываешься платить? Ничтожная песчаная преграда по–прежнему стоит между тобой и братом. Станешь ли ты укреплять ее сейчас? Тебя не просят отказаться от нее ради одного себя. Христос об этом просит ради Себя. Он каждого желает одарить покоем, а как еще Ему удастся сделать это, если не через тебя? Позволишь ли ты убогой песчаной насыпи, стене из праха, ничтожному придуманному заслону встать между братьями твоими и спасением? А между тем, сей малый рудимент атаки, которым ты дорожишь и направляешь против брата, и есть то первое препятствие покою, с которым он встречается в тебе. Эта пустячная завеса ненависти всё еще противостоит Господней Воле и ограничивает ее.

3. Цель Святого Духа мирно покоится внутри тебя. Но ты еще не позволяешь ей с тобою полностью соединиться. Ты всё еще противоречишь Божьей Воле, пусть не во многом. Но этой малостью ты ограничиваешь целое. Господня Воля — не во множестве, Она — одна. Нет у нее противоположности, поскольку не существует иной воли. То, что ты до сих пор хранишь за жалким своим барьером, не допуская туда брата, кажется более могущественным, нежели вся вселенная, коль скоро оно сдерживает и вселенную, и ее Творца. Эта убогая стена скрывает цель Царства Небесного и отстраняет ее от Небес.

4. Разъединишь ли ты спасение с дарующим его? Ибо ты в точности так и делаешь. Покой тебя покинуть мог не более, чем Бога. Не бойся этого пустячного препятствия. В нем нет и быть не может Божьей Воли. Излившись через него, покой с тобою беспрепятственно соединится. Тебе не будет отказано в спасеньи. Спасенье — твоя цель. Тебе не выбрать ничего иного. Нет цели у тебя, раздельной с братом или раздельной с той, которую ты попросил Святого Духа с тобою разделить. Бесшумно упадет убогая стена под крыльями покоя. Ибо покой пошлет своих гонцов ко всему миру, и все преграды рухнут перед ними с той же легкостью, с какою преодолеваются барьеры, воздвигнутые тобой.



5. Мир одолеть не труднее, чем твою пустячную преграду. Ведь в чуде твоих святых взаимоотношений, за исключением этой крохотной преграды, присутствуют все чудеса. В чудесах нет степеней трудности, поскольку все они — одно и то же. Каждое чудо есть нежный уговор заместить влечение к вине влечением к любви. Разве подобное не принесет успеха, где бы ни делалась к тому попытка? Вина не в состоянии воздвигнуть реальных барьеров перед чудом. И всё, казалось, разделявшее вас с братом, должно исчезнуть, благодаря призыву, на который ты ответил. А от тебя, ответившего, Тот, Кто тебе ответил, позовет. Его обитель — твои святые отношения. Оставь попытки встать между Ним и Его святою целью, ведь эта цель — твоя. Но дай Ему продолжить чудо твоих взаимоотношений с той целью, какая им была дана, — ко всем, причастным к ним.

6. Есть тишина в Раю, счастливое предвосхищение, короткая и радостная пауза осознания конца пути. Царство Небесное тебя прекрасно знает, так же как ты — его. Исчезли все иллюзии разъединявшие тебя и брата. Так не гляди на жалкую стену теней! Солнце взошло над нею. Разве способна тень закрыть тебя от солнца? Теням уже не оградить тебя от света, в котором все иллюзии нашли конец. Каждое чудо — конец иллюзии. Таким было странствие, таков его конец. А в принятой тобою цели—истине должны исчезнуть все иллюзии.

7. Ничтожное безумное желанье избавиться от Того, Кого ты пригласил прийти и вытеснил вовне, должно рождать конфликт. Покуда ты глядишь на мир, это ничтожное желание, выкорчеванное и плывущее бесцельно, может прибиться к любому берегу и ненадолго задержаться там, ведь у него уже нет цели. Прежде чем Дух Святой явился, чтобы пребыть с тобой, это желание, казалось, преследовало великую цель: навязчивое и неизменное служение греху и его следствиям. Ныне оно слоняется бесцельно и создает не более чем пустячную помеху влечению к любви.

8. Пушинка невесомая желания, ничтожная иллюзия, микроскопический остаток веры в грех — вот всё, что остается от того, что некогда казалось миром. Это уже — не прочное препятствие покою. Бесцельные блуждания придают его результатам еще большую неустойчивость и непредсказуемость, чем прежде. Но есть ли что–либо неустойчивей, нежели тщательно выстроенная бредовая система? Видимость стабильности — ее всепроникающая слабость. Непостоянство, вызванное этим жалким рудиментом, свидетельствует лишь об его ограниченных результатах.

9. Много ли силы есть у легкого пера в сравнении с великими крылами истины? Способно ли перо прервать полет орла иль воспрепятствовать приходу лета? Изменит ли оно воздействие весенних солнечных лучей на занесенный снегом сад? Взгляни, с какою легкостью взовьется и безвозвратно унесется эта дымка, и с радостью, без сожалений с ней расстанься. Ведь сама по себе она — ничто, и ничего не означала, даже когда ты вкладывал всю свою веру в ее защиту. Не лучше ли приветствовать радушно солнце летнее, чем вперив взгляд в уносящуюся снежинку, дрожать при воспоминании о зимней стуже?

 

А. Влечение к вине

 

10. Влечение к вине рождает боязнь любви, ибо любовь вины не замечает вовсе. В природе любви — видеть только истину, ибо в ней любовь видит самое себя, с собой соединяясь в святом и совершенном союзе. Так же, как для любви невидим страх, страх должен не замечать любви. Ибо в любви конец вине столь же бесспорен, сколь страх всецело от нее зависим. Любовь влечет только к любви. Вины не видя вовсе, любовь не замечает страха. Всецело чуждая атаке, она не знает страха. А страх влеком к тому, чего любовь не видит, и каждый из них верит в небытие того, что видимо другому. Страх на вину глядит с тою же преданностью, с какой глядит любовь на самое себя. И каждый рассылает своих гонцов, и они возвращаются к нему с вестями, написанными на том же языке, на коем были посланы.

11. Гонцы любви, с нежностью посланные, вернутся, неся обратно вести любви и доброты. А вестникам страха грубо приказано искать вину и дорожить каждой крупицею греха и зла, которую удастся обнаружить, и ни одной не потеряв в смертельной боли, нести и складывать почтительно к ногам владыки. Восприятие не может служить двум господам, одновременно ожидающим вестей о разном на разных языках. То, чем себя подпитывает страх, любовь не замечает. Того, что требуется ему, она не видит. Доброе восприятие любви полностью лишено неудержимого влечения страха к вине. Всё в поле зрения любви бессмысленно для страха, невидимо для него.

12. Взаимоотношения в этом мире есть результат мировоззрения. Мировоззрение же зависит от того, с какой эмоцией в мир посланы гонцы, которые вернутся с рассказом об увиденном. Вестники страха, воспитанные в страхе, дрожат от страха, явившись на зов владыки. Ведь страх беспощаден даже к друзьям. Его посланцы, виновато исчезая, рыскают в поисках вины, до исступления измученные голодом и холодом, в которых их держит их владыка, давая им поживиться только тем, что они принесут ему. И толика вины не ускользнет от их алчных глаз. В своих свирепых поисках греха они набрасываются на всё живое и с визгом волокут свою добычу на растерзание властелину.

13. Не посылай этих гонцов свирепых в мир, чтобы, пируя, терзать реальность. Ибо они к тебе вернутся с вестью о плоти, коже и костях. Обученные поиску тлена, они вернутся, в глотках принеся всё разлагающееся и тленное. Для них оно прекрасно, ибо как видно утоляет неистовые конвульсии голода. Обезумев от боли, рожденной страхом, они стремятся отвести карающую длань того, кто их послал, и предлагают ему всё, что дорого их сердцу.

14. Святой Дух даровал тебе гонцов любви, чтоб рассылать их вместо тех, которых ты готовил в страхе. Им так же, как и тем — другим, не терпится вернуть тебе всё, милое их сердцу. Если ты их пошлешь, они увидят лишь прекрасное и доброе, смиренное и невиновное. И так же тщательно будут они следить за тем, чтоб ни крупица явленного милосердия, ни жест прощения, пусть самый незаметный, ни легкое дыхание любви не ускользнули от их взгляда. Они вернутся вместе со всем, что нашли счастливым, дабы любовно им с тобою поделиться. Не бойся их. Они несут спасение. Их вести — вести безопасности, ведь они видят мир благим.

15. Пославши в мир гонцов, дарованных тебе Святым Духом, ты более не увидишь страха. Твоим глазам предстанет преображенный мир, очищенный от скверны вины и нежно тронутый очарованием. Мир полностью освобожден от страха, коим ты заполнял его. Нельзя увидеть то, что вестников любви ты попросил изъять из мира. Святой Дух подарил тебе Своих гонцов, чтобы ты слал их к брату и чтоб они тебе вернули всё, увиденное любовью. Они тебе даны взамен голодных псов страха, которых прежде ты рассылал. И разлетаются гонцы, символизируя избавление от страха.

16. Но и Любовь раскинула бы перед тобою пир, только на белоснежной скатерти и за столом, накрытым в тишине тенистого, раскидистого сада, где никакие звуки, кроме пения и нежного и радостного шепота, не нарушают тишины. Сей пир — во славу твоих святых взаимоотношений, где каждый принимается как дорогой, желанный гость. В мгновение святое молитву произносят все, соединенные за трапезой любовью. Там я соединяюсь с вами, как обещал давно и обещаю ныне. Ибо я стал желанным в твоих новых отношениях. А где мне рады, там я и нахожусь.

17. Я стал желанным в состоянии милосердия, а это значит, что ты в конце концов меня простил. Ведь я был символом твоего греха, поэтому и должен был погибнуть вместо тебя. Для эго грех означает смерть, а посему и искупление достигается через убийство. Спасенье видится как путь, на коем Божий Сын убит вместо тебя. Разве тебе, возлюбленному мною, я предложил бы свое тело, зная его ничтожность? Разве учил бы я тебя тому, что телу нас не разлучить? Мое тело было не ценнее твоего, не лучшим средством связи со спасением и не его Источником. Никто не умирает за кого–то, и смертью не искупить греха. Но ты способен жизнью доказать, что грех не реален. Тело и вправду кажется символом греха, покуда ты веришь в его способность добыть тебе желаемое. Покамест ты веришь в способность тела дать тебе усладу, ты веришь также, что оно приносит боль. А думать, что такая малость способна удовлетворить тебя и осчастливить — значит вредить себе и ограничивать свое счастье, взывая к боли, чтобы пополнить свои скудные запасы и сделать целокупной свою жизнь. Такою видит целокупность эго. Вина ведь не замедлит вползти туда, откуда изъято счастье, и заместить его. Союз — иная форма целокупности, превосходящая вину, поскольку она превосходит тело.

 

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (489)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.006 сек.)