Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

А. Формирование доверия




3. Сначала они проходят фазу, в которой должны "раз–делать" или "отменить" сделанное. Этот период вовсе не должен быть болезненным, но зачастую переживается как таковой. Кажется, что–то отнимается у Божьих учителей, и редко кто понимает с самого начала, что таким образом просто осознается отсутствие ценности в этих вещах. Возможно ли воспринять отсутствие ценности в чем–либо, если не изменить позицию воспринимающего с тем, чтобы он мог увидеть эти вещи в новом свете? Он еще не на том уровне, чтобы полностью измениться внутренне. Поэтому план иногда требует изменений в том, что предстает как внешние обстоятельства. Эти изменения всегда полезны. Как только учитель Божий постигнет это, он переходит ко второй ступени обучения.

4. Следующим для него явится период "отбора". Он всегда труден, ибо постигнув, что изменения в его жизни всегда полезны, будущий учитель должен теперь рассматривать все вещи с одной лишь точки зрения: увеличивают они полезность или препятствуют ей? Он обнаружит, что многое, если не всё ценимое им прежде, будет лишь затруднять возможность применения всего постигнутого в новых ситуациях. Поскольку он ценил то, что на самом деле ничего не стоит, ему не обобщить этот урок из страха перед потерей и жертвой. Необходимо многое постичь для понимания того, что все события и вещи, и обстоятельства, и встречи — всегда полезны. И лишь в той мере, в какой они полезны, им можно придавать реальное значение в сем иллюзорном мире. Термин "ценность" к ним применим лишь в этом смысле, и — ни в каком ином.

5. Третью ступень, через которую проходит Божий учитель, можно назвать "периодом расставания". Если интерпретировать это как отказ от чего–то желанного, не миновать чудовищного конфликта. Немногим Божьим учителям удается полностью избежать терзаний этого периода. Нет смысла, однако, отделять ценное от ничего не стоящего, если не сделать следующего очевидного шага. Следовательно этот период перекрывающих друг друга состояний можно расценивать как время, когда учитель Божий чувствует, что призван пожертвовать своими интересами ради истины. Ему еще не осознать, насколько невозможно такое требование. Он это постигнет, когда действительно откажется от бесполезного. И таким образом поймет, что там, где он предчувствовал печаль, находит он счастливейшую беззаботность; а где он полагал, что нечто спрошено с него, находит он ему преподнесенный дар.



6. И наступает период "обустройства". Это — тихое время, когда учитель Божий пребывает в относительном покое. Ныне он закрепляет постигнутое. Ныне он начинает видеть обобщающую ценность постигнутого. Потенциал приобретенного буквально ошеломляет его, и Божий учитель достигает такой вехи на своем пути, когда в постигнутом он видит окончательный выход. "Откажись от нежеланного и сохрани желаемое. Как просто очевидное! И как легко осуществимо! Учителю Божьему необходим этот период передышки. Он еще не ушел столь далеко, как ему думается. Как только он готов продолжить путь, могущественные спутники пойдут с ним рядом. Сейчас он отдохнет немного и соберет их прежде, чем продолжить путь. Отсюда он пойдет не один.

7. Следующая ступень есть период "непокоя". Теперь для Божьего учителя пришел черед понять, что он, оказывается, не знал, что было ценным, а что нет. До сих пор он постиг только то, что не желал никчемного, а желал только ценного. Но его собственный отбор не сумел показать ему разницу меж ценным и никчемным. Идея жертвы, центральная в его мыслительной системе, лишила его возможности судить. Он полагал, будто обучался готовности, теперь же обнаружил, что не знает, зачем она ему нужна. Ныне ему предстоит достичь такого состояния, которое может оказаться недостижимым в течение длительного времени. Он должен отказаться от всякого суждения и в каждой ситуации просто спрашивать себя, чего же он воистину желает. Без закрепления каждого шага в этом направлении достичь подобного необычайно трудно.

8. И наступает, наконец, "период достижений. Именно здесь постигнутое закреплено. Что прежде виделось просто тенями, теперь становится несомненным приобретением; на него можно равно положиться и в "чрезвычайной" ситуации, и в спокойные времена. Спокойствие есть результат подобных обретений, итог честной учебы, последовательности в мыслях и обобщения постигнутого. Это стадия подлинного покоя, ибо здесь целиком отражено состояние в Царствии Небесном. Отсюда дорога в Рай открыта и легка. По сути, Рай уже здесь. Разве кто–либо "отправится" куда–то, если покой душевный уже достигнут? Разве же кто–то пожелает обменять спокойствие на нечто, более желанное? И есть ли что–либо желаннее покоя?

II. Честность

1. Все остальные свойства, присущие Божьим учителям, обусловлены доверием. Как только оно достигнуто, ему вослед являются другие. Только доверчивые могут позволить себе честность, поскольку в ней они видят ценность. Честность относится не только к тому, что ты говоришь. Термин этот, по существу, означает последовательность. Иными словами, он означает, что твои слова не расходятся ни с мыслями твоими, ни с делами, что твои мысли не противоречат одна другой, что ни один поступок не опровергает твоих слов и что слова между собою не в разладе. Лишь отвечающие этим условиям воистину честны. Ни на одном уровне в них нет конфликта с самими собой. А посему у них не возникает и конфликта с кем–то или с чем–то.

2. Своим спокойствием успешные Божьи учителя в большой степени обязаны своей абсолютной честности. Только желанье обмануть ведет к войне. Тот, кто в ладу с самим собой, не мыслит о конфликте. Конфликт есть неизбежный результат самообмана, самообман же и есть нечестность. Ничто не станет вызовом для Божьих учителей. Вызов предполагает сомнение; доверие же, их надежная опора, не допускает сомнений. Следовательно, они только преуспевают в своих делах. В этом, как и во всём остальном, они честны. Они успешны, ибо не выполняют свою волю в одиночку. Они выбирают за всё человечество, за мир и всё, что в нем, за неизменяемое и неизменное по ту сторону видимости, за Сына Божьего и за его Творца. Как им не преуспеть? Их выбор сделан с абсолютной честностью; в том выборе они столь же уверены, как и в самих себе.

III. Терпимость

1. Божьи учителя не судят. Судить есть то же самое, что быть не честным, ибо судить — значит присвоить себе положение, которого у тебя нет. Суждение без самообмана немыслимо. Суждение предполагает, что ты обманулся в своих братьях. Как же тогда тебе не обмануться в себе самом? Суждение подразумевает отсутствие доверия, доверие же остается краеугольным камнем всей системы мышления Божьего учителя. Утрать он доверие — и всё его постижение пропало. А без суда всё одинаково приемлемо, ибо кто станет судить иначе? В отсутствии суждения все люди — братья, ибо кто же останется в стороне? Суд разрушает честность и подрывает доверие. Учитель Божий не может постигать и судить одновременно.

IV. Доброта

1. Божьим учителям не повредить. Они и невредимы и безвредны. Вред — это результат суждения. Это — бесчестный акт, следующий за бесчестной мыслью. Это — обвинительный приговор брату, а следовательно и себе. Это — конец покою и отказ от постижения. Это — утверждение отсутствия Божьего плана и замещение его безумием. Каждый учитель Божий должен познать — и чем раньше, тем лучше, — что возможность нанесения вреда полностью изглаживает его функцию из сознания. Это приводит к замешательству, пугает, делает его подозрительным и злобным. А этим исключается возможность постичь уроки Святого Духа. Божий учитель не будет никем услышан, за исключением тех, кто понимает, что ничего не достигается вредом. И ничто не обретается.

2. Следовательно, Божьи учителя абсолютно добры. Им нужна сила доброты, ибо ею облегчается функция спасения. Для тех, кто причиняет вред, такая функция невыполнима. Однако она естественна для тех, кто во вреде не видит смысла. Какой, если не этот, выбор логичен с точки зрения здравомыслящих? Кто же выбирает ад, завидя дорогу к Раю? Кто выбирает слабость, приходящую с ущербом, взамен уверенной и всеобъемлющей, и безграничной силы доброты? Могущество Божьих учителей заключено в их доброте, ибо они осознали, что злокозненные мысли явились им не от Сына Божьего и не от его Творца. И таким образом они объединяют свои мысли с Тем, Кто есть их Источник. И таким образом их воля, которая всегда была Его Собственной Волей, нынче свободна быть самой собой.

V. Радость

1. Радость — неизбежный результат доброты. Доброта означает, что нынче страх немыслим, а что, кроме него, служит помехой радости? Раскрытые объятия доброты всегда полны. Добрые не испытывают боли. Добрые не страдают. Так почему же им не быть счастливыми? Они уверены, что и любимы, и сохранны. Радость сопровождает доброту, как скорбь сопутствует атаке. Божьи учителя доверяют Ему. Они уверены: Его Учитель шествует перед ними, следя, чтобы их не коснулось зло. Они хранят Его дары и следуют Его путем, ибо Глас Божий направляет их во всём. Радость — их песнь благодарения. Христос признательно на них взирает сверху. Его нужда в них столь же велика, как и их нужда в Нем. Как радостно разделять цель спасения!

VI. Незащищенность

1. Божьи учителя научились простоте. Они не видят снов, которые необходимо защищать от истины. И не пытаются создавать себя. Их радость приходит от понимания того, Кем они сотворены. А сотворенному Всевышним разве нужна защита? Нельзя стать настоящим учителем Божьим, не осознав, что защита — это нелепый страж неистовых иллюзий. Чем абсурднее сон, тем более неистовой и мощной кажется защита. Но когда Божий учитель в итоге согласится увидеть, что же за ней, он там не обнаружит ничего. Сначала медленно, он начинает распознавать обман. Но его понимание растет по мере укрепления его доверия. И вовсе не опасность приходит, когда оставлена защита. Приходит безопасность. И покой. И радость. И Господь.

VII. Щедрость

1. Термин "щедрость" имеет особый смысл для Божьего учителя. Он не совпадает с общеупотребительным значением слова; по сути, этому смыслу нужно тщательно и со вниманием учиться. Как и все остальные черты Божьих учителей, эта покоится на доверии, ибо без доверия нет подлинной щедрости. Для мира щедрость означает "отдачу" чего–то в смысле "отказа" от него. Для Божьих учителей щедрость заключена в отдаче с целью сохранить даримое. Сия концепция особо выделена и в «Тексте», и в «Учебнике», но для мышления мира она еще более чужда, нежели многие идеи нашего плана. Неординарность ее заключается в явной противоположности мирскому мышлению. В своем чистейшем виде и на самом простом уровне термин этот для Божьих учителей имеет смысл, обратный принятому в мирском обиходе.

2. Учитель Божий щедр, исходя из интересов его собственного Я. Это, однако, не относится к тому я, которое известно в мире. Учитель Божий не желает ничего такого, чего нельзя отдать, ибо он понимает, что оно по определению бесполезно для него. На что ему оно? Имея это, он ничего не обретает. Только теряет. Следовательно, он не стремится к тому, что можно сохранить для себя одного, ибо оно — гарантия потери. Страданий он не желает. Зачем же обрекать себя на верную боль? Но он желает сохранить для себя всё, исходящее от Бога и следовательно всё, предназначенное Его Сыну. Всё это принадлежит ему. Всё это он способен отдать с истинной щедростью и сохранить навечно для себя.

VIII. Терпение

1. Те, кто уверены в исходе, могут позволить себе ждать и ждут, тревог не зная. Терпение — в природе Божьего учителя. Всё, что он видит — это уверенный исход, исход не вызывающий сомнений, время которого покуда ему неведомо. Время так же верно, как и ответ. И это справедливо для всего, происходящего сейчас или же в будущем. Прошлое тоже свободно от ошибок, свободно от всего, что не служило бы на благо миру или тому, кому оно, казалось, принадлежало. Возможно, это не было понято в свое время. Но и при этом учитель Божий готов пересмотреть свои прошлые решения, если они приносят кому–то боль. Терпение естественно для тех, в ком есть доверие. У них, уверенных в окончательной интерпретации всех вещей во времени, со страхом не сопряжен ни явно видимый исход, ни тот, что еще только в будущем.

IX. Преданность

1. Степень преданности истине является мерилом прогресса Божьего учителя в его обучении. По–прежнему ли выбирает он для постижения определенные аспекты своей жизни и оставляет в стороне другие? Если это так, то его прогресс ограничен, и его доверие еще не установилось. Преданность есть вера Божьего учителя в справедливое разрешение Словом Божьим всех вопросов, а не какой–либо их части. Обычно его верность начинает утверждаться, базируясь на некоторых, весьма ограниченных во времени, проблемах. Предоставление же всех проблем Его Ответу есть полное изменение мирского мышления на обратное. Лишь это и есть преданность. Ничто иное не может называться ею. Но каждая, пусть даже малая, ступень на пути к ней стоит усилий. Готовность, как подчеркивает текст, еще не достижение.

2. Но подлинная преданность бескомпромиссна. Будучи последовательной, она абсолютно честна. Будучи неколебимой, она полна доверия. Обусловленная отсутствием страха, она добра. Будучи несомненной, она радостна. В себе уверенная, она терпима. Преданность, следовательно, соединяет в себе и другие черты Божьих учителей. Под этим понимается приятие и Слова Божьего, и Божьего определения Его Сыну. Именно к Ним всегда направлена верность в своем подлинном смысле. Их она ищет до тех пор, покуда не находит. Незащищаемость естественно соединяется с ней, а радость есть ее состояние. Найдя же их, верность покоится в тихой определенности на Том Одном, Кому вся верность предлежит.

X. Непредвзятость

1. Центральное место непредвзятости, качества, возможно, обретаемого в последнюю очередь, легко понять, когда раскрыта его взаимосвязь с прощением. Непредвзятость приходит в отсутствие суждения. Так же как суд закрывает разум перед Божьим Учителем, непредвзятость открывает его перед Ним. Так же, как осуждение рисует Сына Божьего исчадием зла, так непредвзятость позволяет ему быть судимым Гласом Божьим во имя Его. И так же как проекция вины на него приводит его в ад, непредвзятость позволяет продолжить к нему образ Христа. Лишь непредубежденные — в покое, ибо только у них есть основание для него.

2. Как непредубежденные прощают? Своим отказом от всего, что помешало бы прощению. Они воистину покинули мир, позволив ему возродиться для них в такой великолепной новизне и радости, что о подобном изменении они не могли и мечтать. Былому нет подобия ни в чем. Казавшееся тусклым и безжизненным — теперь сверкает и блестит. А главное, всё привечает, поскольку страх исчез совсем. Ни облачка не застит лик Христа. Цель достигнута. Прощение есть окончательная цель учебного плана. Оно готовит почву для того, что выходит за грань постижения. Учебный план не предусматривает попытки превзойти его оправданную цель. Прощение — единственная цель, к которой в конечном счете сводится всё обучение. И этого вполне достаточно.

3. Ты, вероятно, уже заметил, что в перечень характеристик, присущих Божьим учителям, не входят те, что составляют наследие Божьего Сына. Такие слова, как любовь, непогрешимость, совершенство, знание и вечная истина не появляются в этом контексте. Здесь они абсолютно неуместны. То, что даровано Всевышним, настолько превосходит наш учебный план, что всякое постижение просто исчезает в его присутствии. Покуда же это присутствие затенено, в фокусе нашего внимания — учебный план. Функция Божьих учителей — нести в мир истинное обучение. Строго говоря, они помогают разучиться тому, что приобретено мирским "истинным обучением". Божьим учителям дано принести в мир благую весть о полном его прощении. Они воистину блаженны, ибо они — носители спасения.

 





Читайте также:





Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)