Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Методологические основы стратегии разрешения политических конфликтов





Прежде чем рассмотреть основные технологии и способы разрешения политических конфликтов, необходимо уяснить содержание самого термина технология. Это понятие применительно к проблеме урегули­рования конфликтных ситуаций обозначает

► совокупность наиболее эффективных приемов, способов, про­цедур, направленных на снижение социальной напряженности и ста­билизацию политической системы.

При этом технологии включают в себя приемы достижения как не­медленного, локального, кратковременного результата (тактика), так и глубинного, глобального, длительного эффекта (стратегия).

Технологии и инструментарий разрешения политических конфлик­тов следует рассматривать в ракурсе проблемы соотношения роли ин­тересов и ценностей как мотивов конфликтного поведения.

Соотношение интересов и ценностей дает возможность идентифи­цировать конфликт как конфликт интересов или конфликт ценностей. Это соотношение может быть различным как в структурном плане (конфликтные группы состоят из различных подгрупп, для одних из этих подгрупп в качестве основного стимула участия в конфликте мо­гут выступать интересы, для других — ценности), так и во временном аспекте: конфликт интересов может по мере развития перерасти в кон­фликт ценностей. Отмечая сложность идентификации подобного кон­фликта, Дж. Ротман определяет в качестве одного из атрибутов цен­ностного конфликта его «неуловимость». Другими словами, такой конфликт глубоко субъективен; соперники, оказавшиеся в конфликте


132 Глава IX. Технологии разрешения политических конфликтов


§ 1. Методологические основы стратегии разрешения конфликтов 133


 


ценностей, иногда сами с большим трудом могут объяснить природу своего соперничества. Когда конфликтующие стороны описывают свои спорные проблемы в категориях истории, событий или значимости, внешнему наблюдателю может показаться, что он слышит совершенно различные рассказы. Субъективный опыт соперников формируется специфической культурной реальностью и историческим контекстом. Более того, восприятие соперниками друг друга совершенно различно. То, что одной стороне представляется как борьба за свободу, другой — как терроризм. В конфликте ценностей предполагается смена полити­ческой системы, изменение правил политической игры. Практически все политические революции — проявления ценностных конфликтов (см. главу VII). Процесс трансформации, переживаемый сегодня посткоммунистическими государствами, также выступает в качестве такой разновидности. В конфликтах подобного рода происходит столкнове­ние различных систем ценностей, разных идеологий.



В конфликтах интересов борьба ведется за обладание материаль­ными или иными ресурсами. Интенсивность такого конфликта обыч­но ниже, а компромисс сторон более реален. Пример подобных проти­востояний — территориальные претензии государств друг к другу, на­пример Японии к России относительно Курил.

Разведение конфликта интересов и конфликта ценностей принци­пиально важно для проблемы разрешения политических конфликтов. Сторонниками концепции конфликта интересов разработаны много­численные методики разрешения на основе согласования интересов. Это практически не приложимо к ценностным конфликтам (прежде всего этнополитическим). Первые разрешимы потому, что объекты этих конфликтов, как правило, делимы либо могут быть использованы совместно. Действенных механизмов разрешения ценностных кон­фликтов (в смысле устранения глубинных причин конфликтного про­тивостояния) практически нет. Поэтому переход конфликта идентичностей в устойчивую латентную фазу можно рассматривать как опти­мальный выход из ценностного конфликта.

Несмотря на все сложности ценностных конфликтов, следует пом­нить: само по себе наличие ценностных противоречий, а тем более раз­личий у субъектов совсем не обязательно приводит к конфликту. Оно лишь создает условия для его возникновения. Если ценностный кон­фликт все-таки возникает, то это не означает, что он вообще не может быть разрешен мирными средствами. Как и все явления социальной жизни, ценности развиваются и изменяются. Этот процесс изменений весьма длительный. Поэтому можно воздействовать на ценности участников конфликта, формируя их в том или ином направлении, активизировать те группы ценностей, которые приводят к смягчению кон­фликта, и т. п. Подобных примеров в истории немало. Американский специалист по урегулированию политических конфликтов К. Митчел приводит следующий пример. Во время борьбы против колониализма в ряде африканских стран была выдвинута идея самоопределения. Впоследствии эта идея стала использоваться внутри самих этих стран, создавая опасность их дезинтеграции, поскольку территорию данных государств населяют разные этнические группы. Чтобы избежать этой опасности, Кения, например, заявила, что принцип самоопределения применим только по отношению к иностранному господству, но не мо­жет быть использован внутри многонациональных обществ в Африке.

Сегодня обозначились три связанных между собой направления, которые стремятся выявить подходы, средства и меры, способные пре­дотвращать политические конфликты: политико-правовое (поиск правовых средств политического решения крупных по масштабам кон­фликтов); политико-психологическое (в центре его — вопросы мотива­ции к инициированию конфликта, участию в нем, его затягиванию, завершению конфликтных взаимоотношений) и государственно-сило­вое (поиск оптимальных путей и средств ведения конфликта для дос­тижения определенных целей политики).

Существуют две основные стратегии разрешения конфликтов — стратегия контроля и стратегия управления конфликтом. Общими для них выступают следующие алгоритмы:

♦ конфликты можно вытеснить или переместить с одного уровня политической сферы на другой (например, федеральный центр мо­жет передать полномочия по разрешению конфликта регионам);

урегулировать, т. е. лишить наиболее острых и разрушительных для политических акторов проявлений;

разрешить, уничтожив сами источники и причины противоречий;

подавить, не считаясь с формами и ресурсами сопротивления сто­рон.

В стратегии контроля упор делается на превентивные меры, свя­занные с выявлением конфликтогенных факторов, их первичным ана­лизом и попытками не допустить разрушительных форм, т. е. предот­вратить перетекание конфликта от «кризиса к насилию». Однако в любом случае важным условием эффективного контроля конфликтов


134 Глава IX. Технологии разрешения политических конфликтов


§ 1. Методологические основы стратегии разрешения конфликтов 1 35


 


выступает мониторинг политического и социально-экономического со­стояния социума как базовый принцип управления.

Под мониторингом социально-политических конфликтов понима­ется специально организованная и постоянно действующая система необходимой статистической отчетности, сбора и анализа статистиче­ской информации, проведения дополнительных информационно-ана­литических обследований (опросы населения и т. д.) и оценки (диаг­ностики) состояния, тенденций развития и остроты общерегиональ­ных ситуаций и конкретных региональных проблем. Главная задача мониторинга состоит в создании надежной и объективной основы для выработки государственной политики конфликтного регулирования. Трудности в создании системы регионального мониторинга имеют как объективный, так и субъективный характер. Среди первых несо­ответствие структуры, качества и оперативности статистической ин­формации существу конфликтов. При этом часть конфликтных про­блем вообще не входила (да и до сих пор не входит) в число предметов традиционной статистики.

Любой мониторинг должен отвечать как минимум двум принципи­альным требованиям.

1. Он должен быть системным, т. е. способным дать характеристику социальных, экономических, правовых и иных аспектов проблемы в их взаимосвязи. Отдельный, механически выдернутый из общего контекста фрагмент ситуации или проблемы (например, только экономический или правовой) будет лишь одним срезом этой си­туации.

2. Он должен быть структурно полным и логически завершенным, т. е. включать общеобязательные стадии сбора определенной ин­формации, ее анализа и оценки политической ситуации или про­блемы.

Здесь особенно важны те стороны конфликтов, которые почти не­возможно выразить на языке статистики. Это настроения, мотивация, образ жизни, экономическое и социальное поведение, национально-этническое самочувствие и другие моменты индивидуального и кол­лективного быта населения. При этом важно иметь информацию, ка­сающуюся половозрастных групп, участников различных форм хозяй­ственной деятельности городского и сельского населения, отдельных социальных групп и т. п., т. е. то, что мы получаем в ходе социальных исследований. Цель мониторинга и опирающегося на него конфликтологического менеджмента — выяснение состояния и динамики напряжений и конфликтов, анализ и оценка различных управленческих воз­действий на эти ситуации с целью их урегулирования.

Наряду со статистикой необходимо отслеживать динамику степе­ни неудовлетворенности населения различными аспектами своей жиз­недеятельности. В зависимости от того, насколько распространены среди населения напряженные отношения, можно определить и пер­спективу их (отношений) трансформации в открытый конфликт, спо­собный дестабилизировать деятельность как отдельных социальных групп, так и общества в целом. В связи с этим следует иметь в виду те показатели, которые фиксируют отношение социальной группы к от­крытому протесту:

♦ отношение людей к акциям протеста и к участию в них;

♦ сформированность протестных намерений;

♦ мотивацию включения в акции протеста;

♦ наличие, характер сил, выступающих инициаторами и организато­рами протестных действий.

Выяснение параметров включенности в напряженные, конфликт­ные взаимодействия предполагает:

1) сбор и анализ статистических данных о происшедших конфликтах;

2) контент-анализ материалов СМИ;

3) наблюдение за поведением участников конфликтов;

4) уточнение экспертных оценок конфликтов в рамках фокус-группового метода;

5) конфликтологическую переработку имеющейся социологической информации, вторичный анализ эмпирических данных;

6) конфликтологическое картографирование.

Несовершенство, а чаще отсутствие системы мониторинга приво­дит к тому, что в реальности приходится иметь дело с уже состояв­шимся конфликтом, разрешение которого может осуществляться че­рез соглашение, компромисс, подчинение, уступки, разрыв.

Вторая стратегия — стратегия управления — предполагает осущест­вление конкретных процедур и действий по целенаправленной моди­фикации поведения конфликтующих сторон и изменению внешней среды: проведение определенной информационной политики (ею мо­жет быть и дезинформация), формирование институциональных струк­тур для ведения переговоров, привлечение дополнительных экономи­ческих ресурсов для примирения сторон и т. д.



136 Глава IX. Технологии разрешения политических конфликтов


§ 1. Методологические основы стратегии разрешения конфликтов 137


 


Там, где конфликтное взаимодействие сторон прямо связано с иерар­хической системой и нормами служебных взаимоотношений, наибо­лее распространенный вариант стратегии — вытеснение и урегулиро­вание конфликта с помощью арбитража должностного лица. Выше­стоящие органы играют ведущую роль в предупреждении конфликтов и контроле за их протеканием, а также при непосредственном урегули­ровании.

При внешнем для государственного органа конфликте его ограни­чение или разрешение требует подключения структур, не заинтересо­ванных в наличии напряженности в госаппарате. В этом случае поли­тические институты прибегают к «конструированию общественного мнения», которое обеспечивает положительную общественную атмо­сферу.

Однако применение вертикальных методов урегулирования кон­фликтов имеет и свои негативные стороны, так как подобная практика характерна для наиболее острых, деструктивных конфликтов. В ряде случаев политическим структурам следует поддерживать соперниче­ство как важнейший источник развития системы управления.

По отношению к конфликтам в государственно-административной сфере, которые лишь косвенно опосредованы существующей норма­тивной системой, можно утверждать, что они предполагают значи­тельно более широкий диапазон действий по контролю за течением конфликта и управлению им. Среди имеющихся вариантов подхода к проблеме наибольшим влиянием пользуются инженерный, гумани­тарный и собственно управленческий подходы. Согласно инженерно­му подходу, конфликт — та ситуация, управление которой требует со­знательной достройки (либо построения новых) организационных структур в сфере деятельности конкретных субъектов и/или в облас­ти их мышления. Приверженцы гуманитарного подхода делают упор на активном сближении сторон — участников конфликта с привлече­нием посредников, на основе проведения всесторонних консультаций и экспертиз. Наконец, сторонники управленческого подхода видят ре­шение проблемы в постановке перед конфликтующими сторонами та­ких специфических задач, которые сближали бы их позиции, позволяя при этом достигать собственных целей.

Все эти подходы предполагают решение ряда универсальных задач: предотвращение возникновения конфликта или его перехода в более острую фазу; выведение на поверхность всех латентных, теневых кон­фликтов с целью избежать внезапных, обвальных потрясений, на которые невозможно будет оперативно среагировать; минимизация сте­пени социального возбуждения.

На практике выбор управленческих технологий во многом опреде­ляется конкретной фазой развития конфликтного противостояния, что свидетельствует о необходимости определения этапов в управле­нии конфликтом. Этапы в управлении конфликтом должны опреде­ляться фазами естественного развития противоречий, и, следователь­но, требуются особые методы и средства, применяемые на стадии воз­никновения, развития и завершения конфликта.

На стадии возникновения конфликта требуется установить подлин­ные причины разногласий; дать оценку характеру конфликта; структу­рировать групповые позиции; определить правила и нормы взаимодей­ствия сторон; создать благоприятные внешние условия для протекания конфликта. Второй этап предполагает отслеживание воздействующих па ситуацию факторов, число которых по мере развертывания кон­фликта возрастает. Здесь же необходимо уточнить образы и позиции конфликтующих сторон; постараться выяснить стратегический замы­сел и тактику контрагентов; определить рамки допустимого вмеша­тельства; оценить возможности партнеров и противников конфлик­тующих субъектов. При этом важнейшей задачей остается сближение позиций сторон и поиск средств целенаправленного влияния на их от­ношение друг к другу.

На завершающем этапе характер контролирующих процедур зави­сит прежде всего от того, по какому из двух сценариев пошло развитие событий: движется ли конфликт в направлении примирения сторон, либо, несмотря на все усилия, складывается тупиковая ситуация. (В последнем случае целесообразно повторить все описанные выше действия еще раз.) Примирение конфликтующих сторон может иметь как принудительный, так и мирный характер и проявляться либо в разрешении спора, либо в полном или частичном его урегулировании. Говоря о мирном урегулировании конфликта, следует назвать следую­щие формы (соответственно и процедуры) примирения:

♦ достижение компромисса на основе сохранения исходных пози­ций;

♦ взаимные уступки, обусловленные истощением ресурсов одной или нескольких сторон;

♦ сближение позиций благодаря взаимному уважению и пониманию субъектами позиций друг друга.


138 Глава IX. Технологии разрешения политических конфликтов

Принудительное же примирение предполагает обретение одной из сторон дополнительных ресурсов, обеспечивающих ей превосходство или изоляцию, а то и полное уничтожение одного из соперников.

Для российских условий тема стратегических подходов и тактиче­ских приемов решения политических конфликтов чрезвычайно сложна и пока недостаточно разработана. Причин этому несколько. Во-пер­вых, ее инновационный характер: если уж сама категория «политиче­ские конфликты» институционализировалась в отечественной поли­тической науке сравнительно недавно, то серьезной проработкой тех­нологий их разрешения и урегулирования стали заниматься гораздо позднее. Во-вторых, в российском социуме по-прежнему господству­ют неформальные нормы поведения, персонификация отношений, преобладание ценностно-рационального подхода во взаимодействиях. Результат действия всех этих факторов — социальная неустойчивость и неопределенность. Общественные перспективы связаны с укрепле­нием формальных институтов, а также механизмов контроля за вы­полнением норм. Именно эти институты уменьшают степень неопре­деленности путем установления устойчивой структуры взаимодействия между политическими акторами. Кроме того, историко-политический опыт показывает, что вне организации групп интересов регулировать развитие политического конфликта крайне затруднительно, если во­обще возможно: этому препятствует диффузный характер, рассеянность, несвязанность противостоящих группировок и объединений. Посколь­ку же для российской действительности пока характерна именно та­кая аморфность, разработка технологий разрешения политических про­тиворечий находится в начальной стадии.

В основу таких технологий положена методика зарубежных авто­ров, прошедшая апробацию и получившая заслуженное признание (классическими с точки зрения разработки процедур разрешения по­литических конфликтов считаются работы Р. Фишера и У. Юри, К. Томаса, А. Раппопорта и др.). Крайне интересен и полезен опыт группы Л. Блумфильда, которая еще в 60-е гг. прошлого столетия предприняла попытку формализованного анализа конфликта на осно­ве базы данных и компьютерных программ. База данных, имевшаяся в распоряжении исследователей, включала в себя банк по 27 конфликт­ным ситуациям и мерам, предпринятым для ослабления конфликта. Программа обеспечивала прогноз относительно развития нового кон­фликта. Причем информация об этом новом противостоянии вводи­лась в машину в формализованном виде и сравнивалась с предыдущи­ми случаями. Такая модель нашла широкое применение в государст-


§ 1. Методологические основы стратегии разрешения конфликтов 139

венных структурах США для аналитической поддержки при принятии решений в конфликтных ситуациях.

Очевидно, что применение той или иной стратегии конфликторазрешения зависит также от целей, которые участники конфликта ста­вят в отношении друг друга. Первая цель заключается в том, чтобы ликвидировать противника (в том числе и лишить его возможности действовать — например, изолировать его). Вторая предполагает из­менение условий, в которых оппонент выдвигал нежелательные тре­бования. Среди таких условий, определяющих «нежелательный курс» соперника, могут быть здоровье, свобода, активность и целеустрем­ленность, физическое, материальное и душевное благополучие его близких. Третья цель исходит из тезиса об изменчивости окружаю­щей среды, поэтому сориентирована на трансформацию неблагопри­ятных обстоятельств, т. е. изменение их на более подходящие без како­го-либо внешнего вмешательства (в том числе и со своей стороны). Если даже в новой ситуации противники сохранят желание противо­действовать, то по крайней мере может уменьшиться сила сопротивле­ния оппонента, что позволит субъекту достичь своей цели с меньшими потерями. Третья цель, таким образом, предполагает ожидание смены интересов других участников конфликтных взаимоотношений.

Четвертая цель, в отличие от предыдущих, рассматривающих дру­гих участников как соперников, исходит из установки о возможности партнерства между всеми субъектами самых сложных конфликтных ситуаций. Для этого нужно, чтобы участники постарались найти такие варианты решения спорного вопроса, которые позволили бы в макси­мальном объеме удовлетворить интересы всех субъектов отношений. Соединение указанных целей с соответствующими им акциями и представляют собой различные стратегии поведения в конфликтах. Выделяется четыре варианта таких стратегий.

1. Стратегия «силы» сориентирована на ликвидацию противника ли­бо как биологического организма, либо как дееспособного и сво­бодного в выборе своих действий субъекта.

2. Стратегия «уязвления» противника предполагает изменение об­стоятельств, в которых оппонент выдвигал нежелательные требо­вания. Поскольку «перемещение» в новые условия представляет собой акцию, ограничивающую свободу оппонента, то можно счи­тать, что эта стратегия уязвляет противника, ставит его в невыгод­ное положение.


140 Глава IX. Технологии разрешения политических конфликтов


§ 1. Методологические основы стратегии разрешения конфликтов 141


 


3. Стратегия «уклонения» заключается в ожидании благоприятного момента для выдвижения требований, она не предусматривает воз­действия на другого участника или участников.

4. Стратегия «партнерства» направлена на поиск таких вариантов ре­шения проблемы, которые позволили бы удовлетворить интересы всех сторон, причем в максимальном объеме.

Особую группу представляют собой проблемы урегулирования этнополитических конфликтов, которые с трудом поддаются решению и имеют свою специфику (см. главу V).

Как уже отмечалось, при урегулировании конфликтов упор обыч­но делается на интересы действующих лиц, а не на их идентичность и ценности. Инструментальные методы, рассматривающие межэтниче­ский конфликт как столкновение интересов, считаются более эффек­тивными, чем ценностные подходы. Отдавая приоритет интересам, мож­но несколько снизить значимость эмоций и идентичностей. В этом случае конфликт формулируется в категориях делимых материальных ресурсов, включающих среди прочего территорию, права на собствен­ность, политическую власть, экономический потенциал. Хотя учет ин­тересов имеет существенное значение, все же такой способ решения межэтнических конфликтов явно недостаточен. Необходимо система­тически применять ценностный подход к урегулированию конфлик­тов. Значимость ценностного подхода обусловлена тем, что в кон­фликтах, связанных с этнической или иными типами идентичности, речь идет о проблемах культуры, в то время как в основе обычных по­литических конфликтов лежат преимущественно материальные инте­ресы и институциональные взаимоотношения. В рамках ценностного подхода предполагается внимательное изучение межкультурных раз­личий в стиле ведения переговоров, а также тонкостей социальных процессов и ценностей, с которыми сталкиваются переговаривающие­ся стороны.

К ненасильственным стратегиям разрешения конфликтных ситуа­ций можно отнести прежде всего стратегию «консоциации» (термин, производный от консенсуса). Консоциональная теория возникла в по­литической науке в процессе дискуссий по вопросу урегулирования конфликтов и обеспечения политического мира в социумах, где суще­ствует ряд групп, имеющих отличные друг от друга политические или религиозные убеждения и верования или обладающих различными этническими корнями. Поэтому, хотя акцент в этой теории делается на этнический компонент, поле ее применения значительно шире. Так,


в качестве примеров ее успешного использования можно назвать Ни­дерланды 1-й половины XX в., когда три проблемы (социальный во­прос, вопрос о всеобщем избирательном праве и школьный вопрос) серьезно угрожали самому выживанию нации, так как вызвали глубо­кий раскол нидерландского общества. В Бельгии до 70-х гг. XX в. име­ли место конфликты между католиками и некатоликами; между мас­сами и элитой общества; между бельгийцами, говорившими по-фла­мандски, и франкофонами. В отношении указанных противоречий консоциальная демократия сработала очень эффективно, поэтому ее можно рассматривать как «систему аккомодации»1 и компромисса между элитами, в рамках которой глубоко расколотые государства смогли сохранить политическую стабильность. Обращает на себя вни­мание ее универсальный характер. Это стратегия урегулирования кон­фликтов в обществах, внутри которых существует разделение на осно­ве мультикультурализма, т. е. данную теорию, как считают ее создате­ли, можно применять во всех ситуациях, для которых характерен плюрализм, будь то плюрализм этнический, религиозный, языковой, социальный и т.д. При этом консоциальная демократия является эли­тарной, массы проникнуты уважением к элите, компромисс ищут и на­ходят на высшем уровне, а все важнейшие решения требуют согласия лидеров различных общностей. В то же время в рамках этой концеп­ции справедливая аккомодация достигается благодаря участию пред­ставителей всех групп в управлении страной, автономии этих групп, пропорциональному представительству и наличию права вето у мень­шинства. Наиболее эффективна, по мнению одного из ведущих зару­бежных политологов А. Лейпхарта, консоциальная модель при урегу­лировании конфликтов в мультиэтнических обществах. Ее содержание заключается в согласовании этнических интересов путем интеграции этнических групп в политическую и административную структуру об­щества. В этом случае этнические сообщества наделяются (в зависи­мости от своей численности или даже в равной пропорции) предста­вительством и правами, иногда вплоть до права вето для каждой этни­ческой группы.

Особенность другой стратегии — синкретизма — понимание этни­ческой группы как неполитической, культурной общности. Культура каждой этнической группы провозглашается частью общегосударст-

1 Понятие аккомодации означает урегулирование проблем, вызывающих разделение, и конфликтов посредством достижения самого минимального консенсуса.


142 Глава IX. Технологии разрешения политических конфликтов


§ 2. Методы и приемы разрешения политических конфликтов 143


 


венной культуры. Каждая из этих частей считается одинаково важной, одинаково ценится и развивается, но при этом этническим группам не предоставляется никакой политической или этнической независимо­сти. Эти общности добровольно входят в состав новой синкретиче­ской нации-государства.

Еще одно разрабатываемое решение этнических конфликтов — это стратегия децентрализации, осуществляемой в форме федерализма, автономизации или регионализма. Хотя это направление, в основе ко­торого лежит территориальное деление власти в сочетании с верти­кальным разделением полномочий, не гарантирует от развертывания этнонациональных конфликтов, оно рассматривается в качестве важ­нейшего средства их решения. Децентрализация обеспечивает круп­ным компактно проживающим этническим группам определенную степень самоуправления и политико-символического самоутвержде­ния, а мелким — реальное участие в управлении, которого им трудно добиться на уровне центральной власти. Одновременно она дает воз­можность диверсифицировать законодательство и политику в боль­шинстве сфер жизни в соответствии с конкретными условиями и по­требностями этнических и местных сообществ. Такая стратегия может в значительной степени способствовать согласованию интересов, ин­теграции и притуплению этнических чувств. Децентрализация, указы­вают зарубежные конфликтологи, стимулирует создание новых сфер интересов, объединений и новых образцов самосознания, хотя в реаль­ности картина не выглядит столь оптимистично: местная власть, как и центральная, может быть неэффективной, коррумпированной и псевдодемократичной.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (917)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.013 сек.)