Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Структура международного конфликта





Любой международный конфликт можно представить в виде относи­тельно самостоятельной системы. Основными характеристиками лю­бой системы являются ее элементы — составные части системы и струк­тура, или, иначе говоря, способ включения элементов в систему и спо­соб их взаимодействия между собой внутри системы.

Основными элементами — акторами — международных конфлик­тов традиционно были суверенные государства. Иногда государства участвовали в конфликтах, особенно вооруженных, в рамках коали­ций. В коалиционных войнах, которых в истории Европы было нема­ло, основными элементами становились именно коалиции, а не состав­лявшие их отдельные государства. Возникновение международных организаций и выступление их в роли акторов мировой политики из­менили и характер конфликтных ситуаций в различных регионах. Правда, чаще всего международные организации играют роль третьей стороны в конфликте, выполняя посреднические функции и гума­нитарные миссии или проводя миротворческие операции. Но можно найти примеры, когда международные организации выступали в каче­стве воюющей стороны вооруженного конфликта, как это случилось с Организацией Объединенных Наций во время корейской войны 1950-1953 гг. В современных условиях, когда происходит интерна­ционализация внутренних конфликтов, исчезает грань между ними и международными конфликтами, поэтому участниками конфликтов становятся непризнанные государственноподобные образования, поли­тические движения, террористические организации.


Глобализация терроризма делает террористические организации активным и серьезным актором в конфликтных ситуациях, в том числе' и одной из воюющих сторон в вооруженных конфликтах. Пример ному — контртеррористическая операция в Афганистане, начатая после событий 11 сентября 2001 г., в которой вооруженным силам США и их союзников противостоят боевики исламского фундаменталист­ского движения «Талибан» и террористической сети «Аль-Каида».

Государства и другие политические акторы играют в конфликтных ситуациях различные роли. Одни становятся непосредственными уча-с тиками событий, другие оказывают первым прямую или косвенную помощь, но формально сохраняют нейтралитет. В качестве элементов системы международного конфликта могут рассматриваться и те акторы, которые выполняют функции третьей стороны. В современном мире такие функции могут выполнять не только государства и между­народные организации, но и частные лица, если они владеют соответствующими профессиональными качествами и международным поли­тическим авторитетом (см. главу XIII).



Структура международных конфликтов может иметь разную кон­фигурацию. Простейший вариант — двусторонний конфликт. Однако подобная структура встречается крайне редко. Структура международного конфликта может динамично меняться: расширяться при увеличении или сужаться при уменьшении числа как непосредственных, так и косвенных участников конфликта. Могут меняться и роли участников. Непосредственный участник может становиться косвенным или играть роль третьей стороны. В истории международных отношений сеть примеры, когда какой-либо международный актор менял свое от­ношение к проблемам, стоящим в центре конфликта, и начинал оказывать поддержку противоположной стороне.

Яркий пример того, как видоизменяется структура международно­го конфликта, — история одного из наиболее длительных конфликтов и современной мировой политике — Ближневосточного. Данный кон­фликт зародился как противостояние еврейской и арабской общин и Палестине и имел сугубо внутренний характер.

Палестина — исторический очаг еврейского народа, который был изгнан оттуда еще во времена Римской империи. Хотя евреи прожива-1н па палестинской территории и после изгнания, но они представля­ли меньшинство населения, а арабы — большинство. В конце XIX в. на ()()() тыс. палестинских арабов приходилось 24 тыс. евреев. Именно тогда, к конце XIX в., в мире зародилось сионистское движение. Целью сионистов, создавших в 1898 г. Всемирную сионистскую организацию,


174 Глава XI. Структура и процесс развития международного конфликта


§ 1. Структура международного конфликта 175


 


было возвращение евреев в Палестину и возрождение там еврейского государства. Сионисты считали, что евреи не должны принимать ак­тивного участия в политической жизни тех стран, в которых они про­живали, а должны эмигрировать на «святую землю». Идеи и цели сио­нистов на рубеже Х1Х-ХХ вв. многими рассматривались как утопиче­ские и романтические. Действительно, трудно было представить, как может появиться еврейское государство на территории Палестины, входившей в то время в состав Турецкой (Османской) империи. Труд­но было представить, что турецкий султан, бывший в то время главой и правителем мусульман всего мира, разрешит иноверцам — иудеям — основать на землях своей империи собственное государство.

Однако с возникновением сионистского движения еврейская эмиг­рация в Палестину усилилась, и доля евреев в составе ее населении стала расти. Особенно заметный рост начался после окончания Пер­вой мировой войны, когда Османская империя распалась и мандат на управление Палестиной Лига Наций передала Великобритании. В английской политической элите были люди, симпатизировавшие сионистам. В частности, к ним принадлежал лорд Бальфур, занимав­ший в конце Первой мировой войны пост министра иностранных дел Британской империи. 2 ноября 1917 г. была опубликована «Деклара­ция Бальфура», в которой говорилось:

«Правительство Его Величества относится благосклонно к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и сделает все от него зависяшее, чтобы облегчить достижение этой цели».

Хотя некоторые арабские государственные лидеры также благо­склонно отнеслись к «Декларации Бальфура», большинство резко вы­ступило против самой идеи основания в центре арабского мира еврей­ского государства. В начале 20-х гг. прошлого века мечтам сионистов не суждено было осуществиться. Но власти Великобритании в меж­военный период проводили двойственную политику в отношении подмандатной Палестины. С одной стороны, они расширяли возмож­ности для еврейской эмиграции, с другой — балансировали между ин­тересами еврейской и арабской общин. В этом реализовывался тради­ционный имперский принцип «разделяй и властвуй», в соответствии с которым английское правительство поддерживало то одну, то другую сторону набиравшего силу межобщинного конфликта в Палестине.

В годы Второй мировой войны симпатии британских властей были на стороне еврейской общины, а палестинские евреи принимали ак­тивное участие в антифашистской борьбе в составе британской армии.


Среди арабских лидеров было немало симпатизировавших Германии, например сотрудничавший с нацистами муфтий Иерусалима Хуссейн.

После окончания Второй мировой войны перестала существовать Лига Наций, по мандату которой Великобритания контролировала Палестину, и встал вопрос о дальнейшей судьбе этой территории. Но и судьба самой Британской империи в ее прежнем виде была неясна. Ее правящая элита стремилась во что бы то ни стало сохранить свое присутствие и влияние в таком стратегически важном регионе мира, как Ближний и Средний Восток. Территория Палестины в этом кон­тексте приобретала особое значение, а цели сионистов противоречили английским внешнеполитическим интересам. К концу Второй миро­вой войны британские власти ввели жесткие ограничения еврейской эмиграции в Палестину. Но именно тогда поток эмигрантов увеличил­ся за счет бывших узников нацистских концлагерей и евреев, потеряв­ших в годы фашистского террора свои семьи, жилье и имущество.

В ответ на ограничения члены еврейских военизированных форми­рований стали совершать террористические акции против представи­телей британской администрации, положив таким образом начало традиции террора, подхваченной впоследствии палестинскими араба­ми. Напряженность между еврейской и арабской общинами Палести­ны нарастала, а число евреев, несмотря на ограничения, росло. Следу­ет отметить, что еврейские общины были организованы лучше как в военном, так и в политическом плане, поскольку изначально ставили цель образования собственного государства.

Среди палестинских евреев и их лидеров преобладали выходцы из Восточной Европы, преимущественно с тех территорий, которые вхо­дили до 1914 г. в состав Российской империи. Многие знали русский язык, в той или иной степени испытали влияние русской культуры. Большинство руководителей еврейской общины Палестины придер­живались левых взглядов, разделяли социалистические идеи, хотя и не были сторонниками идеологии марксизма-ленинизма. Влияние коммунистов было невелико, но симпатии к Советскому Союзу среди палестинских евреев были огромны, что обусловливалось той ролью, которую сыграл СССР в разгроме гитлеровского фашизма. Эти об­стоятельства, очевидно, учитывал И. Сталин, когда стал оказывать со­действие созданию еврейского государства в Палестине.

До Второй мировой войны на Ближнем Востоке не было заметно какой-либо политической активности Советского Союза, СССР не декларировал никакого конкретного интереса к данному региону. По­бедив во Второй мировой войне, СССР начал превращаться в сверх-


176 Глава XI. Структура и процесс развития международного конфликта


§ 1. Структура международного конфликта 177


 


державу с глобальными внешнеполитическими целями и интересами, в том числе и в ближневосточном регионе. Необходимо было закре­пить свое присутствие там, и будущее государство Израиль могло стать для этого опорной точкой. Хотя в прошлом большевики негатив­но относились к сионизму и сионистскому движению, в годы Второй мировой войны советские дипломаты и политики установили контак­ты с его лидерами. После окончания Второй мировой войны советские представители поддержали идею независимости Палестины, причем речь шла о создании единого арабо-еврейского государства. Когда ста­ло ясно, что реализовать такой план не представляется возможным, Советский Союз поддержал идею разделения Палестины и создания отдельного государства Израиль. Очевидно, И. Сталин рассчитывал, что Израиль будет союзником и другом Советского Союза и восточно­европейского блока.

Еще до официального провозглашения государства Израиль СССР через структуры ООН начал оказывать ему не только дипломатиче­скую, но и военно-техническую помощь. Англичане ввели запрет на ввоз оружия в Палестину, но оно поступало туда как для арабов, так и для евреев. Крупные партии оружия и военной техники для будущей «армии обороны Израиля» были переброшены из Чехословакии, вхо­дившей в советскую зону влияния. На территории Чехословакии шла подготовка военных специалистов для формирующейся израильской армии. Все это не могло осуществляться без ведома и участия Совет­ского Союза. Несмотря на «железный занавес», советское руководство после окончания войны санкционировало выезд в Палестину несколь­ких тысяч лиц еврейской национальности. В большинстве это были люди, бывшие в прошлом гражданами Польши, Румынии и других иностранных государств и находившиеся на территории СССР без гражданства. Многие из них воевали в рядах Красной Армии и имели военный опыт и военные специальности. Эти шаги ясно отражали по­зицию Советского Союза в преддверии неизбежного вооруженного конфликта.

29 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолю­цию № 181 «О создании на территории британского мандата в Пале­стине двух независимых государств». Этими государствами должны были стать Израиль и Палестинское арабское государство. В принятии резолюции большую роль сыграл советский представитель А. А. Гро­мыко, ставший впоследствии министром иностранных дел СССР. Против резолюции голосовали представители арабских стран, по­скольку в арабском мире отвергалась сама идея создания еврейского


государства на палестинских землях. Никаких мероприятий по подго­товке к созданию палестинского арабского государства не проводи­лось, арабское население Палестины было по-прежнему плохо органи­зовано.

15 мая 1948 г. было официально провозглашено государство Изра­иль, что означало превращение внутрипалестинского еврейско-арабского конфликта в международный. Вслед за созданием государства Израиль на территорию Палестины вторглись армии соседних араб­ских государств, и началась первая израильско-арабская война. За спи­ной коалиции арабских государств стояла Великобритания, которая оказывала им разнообразную помощь. Израиль получал открытую по­литическую и скрытую военно-техническую поддержку от Советского Союза и его восточноевропейских союзников. Соединенные Штаты одними из первых официально признали Израиль. Но первоначально американская поддержка была неактивной, поскольку в госдепарта­менте США опасались, что слишком тесные отношения с Израилем могут навредить американским интересам в богатом запасами нефти ближневосточном регионе.

Таким образом, первоначально конфигурация структуры ближне­восточного конфликта выглядела следующим образом: с одной сторо­ны — Израиль, в той или иной степени поддерживаемый двумя наби­рающими силу сверхдержавами (СССР и США), с другой — коалиция арабских государств, опиравшаяся на поддержку прежнего центра си­лы ближневосточного региона (Великобритании).

Такая структура данного конфликта сохранялась недолго. Первая арабо-израильская война не принесла успеха арабским армиям, не­смотря на их численное превосходство. Израиль отстоял свою само­стоятельность, сохранив контроль не только над той территорией, которая была отведена для его основания резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, но и захватив часть земель, предназначенных для арабского государства. Арабское же государство в Палестине так и не было создано, поскольку предполагаемая территория этого государст­ва была разделена между соседними арабскими странами. Так назы­ваемый сектор Газа перешел под контроль Египта, а Восточный Иеру­салим и западный берег реки Иордан был включен в состав Трансиодании, ныне — Иордании.

Расчет И. Сталина по поводу государства Израиль не оправдал се­бя. Израиль не пошел по пути восточноевропейских стран «народной демократии». В нем утвердилась парламентская демократия и мно­гопартийность, а его экономика, несмотря на отдельные социали-


1 78 Глава XI. Структура и процесс развития международного конфликта


§ 1. Структура международного конфликта 1 79


 


стические эксперименты, развивалась по рыночному типу. Во внешне­политическом плане Израиль поначалу балансировал между двумя сверхдержавами — США и СССР, но затем стал все больше придер­живаться проамериканских позиций. Очевидно, это было обусловле­но значительной спонсорской помощью еврейскому государству со стороны Соединенных Штатов. Конкурировать в этом отношении с США СССР тогда не мог. В США образовалось мощное произраильское лобби, а сам Израиль стал превращаться в важнейшего американ­ского союзника в ближневосточном регионе и, следовательно, в потен­циального внешнеполитического противника СССР.

Отношения между Советским Союзом и Израилем стремительно ухудшались из-за разногласий по вопросам еврейской эмиграции и из-за растущего антисемитизма советских властей. Если в довоенный период еврейское население рассматривалось как лояльное по отно­шению к советской власти, то после образования государства Израиль и реакции на этот факт части еврейской общественности в СССР, си­туация изменилась. В ходе расследования так называемого «дела вра­чей», носившего явно антисемитский характер, в Москве была аресто­вана родная сестра Хаима Вейцмана — первого президента Израиля и в прошлом руководителя Всемирной сионистской организации. Неза­долго до смерти И. Сталина между СССР и Израилем были разорва­ны дипломатические отношения. Вскоре эти отношения формально были восстановлены, но прежней дружбы между двумя странами уже не было. Противостояние между Израилем и арабскими странами со­хранилось, но СССР из этого противостояния вышел.

Вновь принимать активное участие в делах Ближнего Востока Со­ветский Союз начал через несколько лет, но уже в совершенно иной роли. В арабских странах стали возникать радикальные режимы, всту­павшие в конфликт с США и Западом в целом, чем, по логике холод­ной войны, и должен был воспользоваться СССР. Со 2-й половины 1950-х гг. он начал оказывать массированную военную и экономиче­скую помощь Египту, Сирии и ряду других арабских государств. По­скольку все они находились в прямом противостоянии с Израилем, то Советский Союз втянулся в это противостояние, но уже «по другую сторону баррикад», т. е. поддерживал арабские страны.

С начала 1960-х гг. структура ближневосточного конфликта стала во все большей степени воспроизводить структуру всей биполярной системы международных отношений. Одну из сторон конфликта — Израиль — поддерживали Соединенные Штаты, другую — группу арабских стран — Советский Союз. С одной стороны, такая структура


конфликта не давала возможности для его полного разрешения, так как само наличие конфликта соответствовало интересам обеих сверх­держав, связанным с их активным присутствием в стратегически важ­ном регионе мира. С другой стороны, сверхдержавы опасались разрас­тания регионального конфликта до глобальных масштабов и всякий раз при возникновении такой угрозы вмешивались, снижая накал от­ношений. Конфликт принял затяжной, волнообразный характер.

За время существования конфликта его структура еще не раз меня­лась. В 1964 г. была создана Организация Освобождения Палестины (ООП), которая стала одним из непосредственных акторов ближнево­сточного конфликта. В 1977 г., когда при посредничестве американ­ского президента Дж. Картера между израильским премьер-минист­ром М. Бегином и египетским президентом А. Садатом были подписа­ны Кэмп-Дэвидские соглашения, Египет первым из арабских стран официально признал Израиль и вышел из непосредственного воору­женного противостояния с ним.

Великобритания, первоначально поддерживавшая арабские госу­дарства, в 1956 г. вместе с Францией и Израилем совершила воо­руженную интервенцию против Египта в связи с национализацией Г. А. Насером Суэцкого канала. После провала этой авантюры Велико­британия резко свернула военное и политическое присутствие в ре­гионе, дистанцировалась от арабо-израильского конфликта. Франция в 1956 г. поддержала Великобританию, но позднее стала сотрудничать с арабскими странами, поставляя некоторым из них оружие и боевую технику.

Чем дольше тянулся ближневосточный конфликт, тем больше он порождал проблем в отношениях между Израилем и арабами. Первая арабо-израильская война 1948-1949 гг. породила первую волну пале­стинских беженцев. Итогом «шестидневной войны» 1967 г. стал захват Израилем всех остававшихся вне его контроля палестинских земель, изначально предназначавшихся для создания арабского государства, а именно сектора Газа и западного берега реки Иордан. Восточный Иерусалим, населенный арабами и находившийся до 1967 г. под кон­тролем Иордании, также был оккупирован Израилем и вместе с запад­ной частью этого города официально объявлен столицей еврейского государства (что не признавалось и не признается международным со­обществом). На оккупированных палестинских территориях основы­вались еврейские поселения, куда направляли на жительство прибы­вавших в Израиль иммигрантов из различных стран мира.



180 Глава XI. Структура и процесс развития международного конфликта


§ 1. Структура международного конфликта 181


 


Оккупация палестинских территорий породила ответные действия арабского населения, в том числе террористические акции палестин­ских организаций. Попытки Израиля бороться с терроризмом вызы­вали лишь его усиление; одновременно за счет соседних территорий, например территории Ливана, куда в 1982 г. вторглась израильская армия (см. главу IV) расширялись границы конфликта.

В конце 1980-х гг. Ближний Восток был одной из самых горячих точек на политической карте мира. Поэтому в условиях завершения холодной войны и уменьшения напряженности в отношениях между СССР и США обе державы обратили внимание на этот регион. Они стали отказываться от поддержки лишь одной из сторон конфликта и стремились играть посредническую роль. Такое изменение структуры конфликта позволило сдвинуть с мертвой точки процесс ближнево­сточного урегулирования.

В 1991 г. состоялась Мадридская конференция, в которой приняли участие США, СССР, делегации палестинцев и Израиля. На этой кон­ференции был утвержден принцип «земля в обмен на мир». Совет­ский Союз и Соединенные Штаты стали «конспонсорами» мирного процесса, правда, Россия, ставшая правопреемницей СССР, на долгое время дистанцировалась от проблем ближневосточного урегулирова­ния.

В 1993 г. в Осло было достигнуто соглашение о взаимном призна­нии ООП и Израиля как партнеров по переговорам. Руководство ООП официально объявило о своем отказе от терроризма. В том же году со­стоялась встреча Я. Арафата с израильским премьером-министром И. Рабином. В 1995 г. в Осло было подписано очередное соглашение о принципах самоуправления в секторе Газа и на западном берегу реки Иордан и о выводе израильских войск из нескольких палестинских го­родов. Израильско-палестинские договоренности встретили резкое неприятие наиболее непримиримых элементов как среди палестин­цев, так и среди израильтян. 4 ноября 1995 г. израильский премьер-министр И. Рабин был убит членом еврейской правоэкстремистской организации И. Амиром. Вскоре к власти в Израиле пришел правый блок «Ликуд», и процесс мирного урегулирования затормозился.

В 1999 г, делаются новые шаги в решении арабо-израильского кон­фликта. На территории западного берега реки Иордан и в секторе Га­за создается Палестинская национальная автономия, здесь форми­руются вооруженный корпус палестинской полиции и палестинская администрация. Но на пути создания суверенного палестинского госу­дарства и установления между ним, другими арабскими странами


и Израилем стабильных добрососедских отношений стоит целый ряд препятствий.

Между палестинцами и израильтянами существуют разногласия по вопросу статуса Иерусалима, проблемам беженцев и еврейских по­селений. Обе стороны считают, что Иерусалим должен быть их столи­цей; и те и другие претендуют на Храмовую гору и другие священные места города.

Помимо палестинцев, постоянно проживающих на территории Из­раиля и палестинской автономии, есть еще беженцы, находящиеся в специальных лагерях. Большинство из этих 3 млн человек — это вы­ходцы с территорий, которые включены в состав Израиля. Палестин­цы настаивают на их возвращении, но израильтяне согласны в лучшем случае принять на принципах «воссоединения семей» не более 100 тыс. человек.

К трудностям объективного характера добавились трудности, обу­словленные внутриполитическим положением Израиля и Палестины. За десятилетия существования конфликтной ситуации накопились вза­имное недоверие и нетерпимость. Многие в Израиле настроены про­тив уступок палестинцам и делают ставку на силовые действия. В па­лестинском движении за последние десятилетия произошли измене­ния. Если в 1960-70-е гг. в нем доминировали организации левого и левонационалистического толка, имевшие светский характер, то по­степенно усилилось влияние исламских фундаменталистов. Исламские организации, например ХАМАС, пользуются авторитетом среди насе­ления палестинских территорий. Именно ХАМАС победила на по­следних парламентских выборах в Палестинской автономии и полу­чила право на формирование правительства.

Организация ФАТХ, доминировавшая в ООП и возглавлявшая властные структуры Палестинской автономии, накопила опыт веде­ния диалога с Израилем и отказалась от экстремистских действий. ХАМАС к моменту победы на выборах сохранила неприятие самого факта существования еврейского государства. Кроме усиления проти­востояния палестинцев и израильтян победа ХАМАС привела к обо­стрению противоречий внутри Палестинской автономии, что еще бо­лее усложнило проблему ближневосточного урегулирования.

Для окончательного решения этой проблемы необходимо в полной мере учитывать структуру ближневосточного конфликта. Казалось бы, сегодня она упростилась. В центре конфликта находятся Израиль и Палестина, в качестве третьей стороны выступает четверка посредни­ков — Организация Объединенных Наций, Европейский союз, Соеди-


182 Глава XI. Структура и процесс развития международного конфликта


§ 2. Этапы развития международного конфликта 183


 


ненные Штаты Америки и Российская Федерация. Однако следует учитывать и расстановку сил внутри Израиля и Палестинской автоно­мии, а также причастность к конфликту Сирии, Ирана, Иордании, Саудовской Аравии и ряда других арабских государств. Сложная си­туация в соседнем Ливане тесно связана с существованием конфликта между израильтянами и палестинцами.

Конечно, не все международные конфликты имеют столь сложную структуру и динамику, как ближневосточный. Но перспективы мир­ного урегулирования любого конфликта обусловлены конфигурацией и эволюцией его структуры, потому это понятие заслуживает присталь­ного внимания.

§ 2. Этапы развития международного конфликта

Динамика международных конфликтов имеет схожие черты с динами­кой политических конфликтов в целом (см. главу II), но обладает и своей спецификой. Исследование процесса развития международного конфликта дает возможность установить многие его существенные для анализа исторические и причинно-следственные аспекты, а изуче­ние его системы и структуры выявляет главным образом структурно-функциональные стороны конфликта. Нельзя воспринимать эти ас­пекты международных конфликтов изолированно друг от друга. Ана­лиз последовательно меняющихся фаз развития конфликта позволяет рассматривать его как единый процесс.

Фазы развития международного конфликта определяются не про­сто некими отрезками времени, а историческими и социальными при­чинами. Эти причины обусловлены:

♦ внутренними характеристиками государств — участников конфлик­та, их политическими интересами, целями, внешними союзами и обязательствами;

♦ масштабами и интенсивностью развития самого конфликта;

♦ процессом вовлечения новых участников с присущими им и при­меняемыми в данном конфликте средствами борьбы, союзами и обя­зательствами;

♦ международными условиями, в которых конфликт развивается.

В зависимости от сущности, содержания и формы данного кон­фликта, конкретных интересов и целей его участников, применяемых


средств и возможностей введения в действие дополнительных ресур­сов, вовлечения новых или выхода имеющихся участников и общих международных условий развития конфликта, он может проходить через самые разные, в том числе и необязательные по схеме, непред­сказуемые заранее фазы. Некоторые фазы могут полностью выпасть, создать брешь в типовом развитии того или иного конкретного кон­фликта. Могут появляться неожиданные фазы, деформируя устойчи­вую картину. Фазы конфликта могут спрессовываться во времени, сливаться друг с другом или, наоборот, растягиваться во времени, рас­падаться на дробные части. Международный конфликт в своем разви­тии способен в считанные дни и часы совершать скачок через фазы, но может развиваться медленно, как бы растягиваться. Развитие его мо­жет идти от фазы к фазе по нарастающей, но конфликт может также «топтаться на месте», «отступать», его фазы могут повторяться, а ост­рота — смягчаться.

Первая фаза международного конфликта — сформировавшееся на основе объективных и субъективных противоречий, экономических и политических интересов сторон, сталкивающихся на международной арене, принципиальное политическое противоречие и соответствую­щие ему экономические, идеологические, правовые, военно-стратеги­ческие, дипломатические отношения по поводу данных противоречий, которые принимают конфликтную форму. Эту фазу принято считать латентной.

Вторая фаза — субъективное определение конфликтующими сто­ронами своих интересов, целей, стратегии и форм борьбы для раз­решения объективных и субъективных противоречий с учетом своего потенциала и возможностей применения мирных и немирных средств, использования внешних союзов и обязательств; оценка общей внут­ренней и международной ситуации. На этой фазе с целью разрешения противоречия в интересах той или другой стороны или на основе ком­промисса между ними определяется или даже частично реализуется система взаимных практических действий, имеющих характер борьбы и сотрудничества. Эта фаза — актуализация конфликта.

Третья фаза — использование сторонами в конфликте широкого диапазона экономических, политических, идеологических, психологи­ческих, моральных, правовых, дипломатических и военных (но не в форме прямой вооруженной борьбы) средств, вовлечение в борьбу в той или иной форме непосредственно конфликтующих сторон других государств — индивидуально, через блоки и договоры, через ООН (с последующим усложнением системы политических отношений


184 Глава XI. Структура и процесс развития международного конфликта


§ 3. Кризис как особая фаза развития международного конфликта 185


 


и действий всех прямых и косвенных сторон в данном конфликте). Эта фаза называется фазой активизации конфликта.

Четвертая фаза — борьба разрастается и доходит до наиболее ост­рого политического уровня — международного политического кризиса, который может охватить отношения непосредственных участников, государств данного региона, других регионов, крупнейших мировых держав, ООН, а в ряде случаев — и весь мир, перерасти в мировой кри­зис, что уже содержит угрозу развязывания вооруженной борьбы. На этой фазе возможен сознательный переход к практическому примене­нию военной силы в демонстративных целях или в ограниченных мас­штабах, для того чтобы принудить к удовлетворению интересов госу­дарства, использующего меры военного воздействия.

Пятая фаза — международный вооруженный конфликт, начинаю­щийся с ограниченного конфликта и способный развиваться до более высокого уровня вооруженной борьбы с применением современного оружия, вовлечением союзников и крупнейших мировых держав, рас­ширением территории.

Развитие конфликта по нарастающей принято называть его эскала­цией, а снижение уровня напряженности и переход от более острых фаз к менее острым — деэскалацией конфликта.

Понимание фаз развития международных конфликтов в целом и представление о том, на какой фазе развития находится данный кон­кретный конфликт в частности, весьма важно для их предотвращения и урегулирования. В случае возникновения конфликта необходимо стремиться к его локализации, консервации на начальных фазах.

§ 3. Кризис как особая фаза развития международного конфликта

Международные кризисы можно рассматривать и как относительно са­мостоятельное явление мировой политики, и как фазу развития меж­дународного конфликта. Обычно кризис начинается с какого-либо ин­цидента, резко обостряющего отношения между втянутыми в конфликт­ную ситуацию сторонами. С этого момента их действия активизируются, расширяется арсенал используемых средств. На ранних стадиях раз­вития политического конфликта используются разнообразные ресур­сы несилового, невооруженного характера, например политические заявления, дипломатические демарши, пропагандистские выпады, на­конец, экономические санкции. Но как только возникает инцидент,


появляется и потенциальная возможность в прямом использовании вооруженной силы. Принципиальное отличие государств от любого другого актора международных отношений заключается в наличии у суверенного государства разных ресурсов и возможности легитимного использования военной силы.

В те времена, когда война считалась рутинным явлением в между­народной политике, а международно-правового принципа непримене­ния силы и угрозы силой вовсе не существовало, единственным фак­тором, удерживающим от начала военных действий, был баланс сил. Но всегда и везде на всякий случай составлялись военные планы веде­ния войны с самыми разными потенциальными противниками. В сущ­ности, такое положение, при котором учитывается специфика совре­менной войны и особенности современных международных отноше­ний, сохраняется и поныне. На начальных фазах конфликта военные планы корректируются в соответствии с конкретными условиями, и начинается привлечение, пусть и косвенное, военных к принятию политических решений.

При переходе международного конфликта в фазу кризиса воздей­ствие военного фактора многократно возрастает. Профессиональный долг военных заключается в способности обеспечить вооруженную за­щиту и реализацию национально-государственных интересов, форму­лируемых высшим политическим руководством. У военных свой взгляд на мир, они должны учитывать возможность перехода к открытой воо­руженной борьбе и быть к ней готовыми. Когда военных начинают привлекать к принятию политических решений — а в условиях кризи­са это неизбежно — они оказывают влияние, порой самое драматиче­ское, на ход событий. Так было, например, в условиях одного из самых известных международных кризисов начала XX в. — летнего кризиса 1914 г., который привел к началу Первой мировой войны. Этот кризис начался с убийства наследника австро-венгерского престола эрцгерцо­га Фердинанда и его супруги Софии Хотек в боснийском городе Са­раево. Убийцей был сербский гимназист Гаврило Принцип, член орга­низации «Млада Босна», боровшейся против аннексии Боснии и Гер­цеговины Австро-Венгерской империей.

К тому моменту, когда произошел данный инцидент, в Европе сло­жились две противостоящих друг другу военно-политические коали­ции. В одну входили Германия и Австро-Венгрия, в другую — Россия и Франция. Примыкавшая в первой коалиции Италия постепенно ста­ла от нее дистанцироваться, а Великобритания, находившаяся в про­тиворечивых отношениях с Германией и не урегулировавшая до конца


186 Глава XI. Структура и процесс развития международного конфликта


§ 3. Кризис как особая фаза развития международного конфликта 187


 


споры с Россией по поводу Центральной Азии, предпочитала держать­ся в стороне от франко-русского союза. Хотя неизбежность войны в Европе прогнозировали начиная с 70-80-х гг. Х1Хв., в начале XX сто­летия немногие верили в реальность подобной перспективы. Наобо­рот, стало распространяться представление о том, что при возросшей экономической взаимозависимости между основными европейскими странами большая война стала между ними невозможна. Между ос­новными коалициями существовало военное равновесие, что служило сдерживающим фактором, снижавшим риск широкомасштабного воо­руженного конфликта в Европе.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1425)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.022 сек.)