Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


С. А. Абрамов. «Выше радуги»




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Материалы к биографии писателя:

 

Родился писатель 10 апреля 1944 г. в Москве в семье писателя Александра Абрамова. Окончил МАДИ. В 1968-1988 гг. - журналист в «Литературной газете», «Правде», журналах «Смена», «Театр». В 1988 г. создал и до начала 90-х возглавлял еженедельную газету «Семья». С 1997 г. - первый зампред Комитета по телекоммуникациям и СМИ правительства Москвы. С 2000 г. - первый заместитель начальника Главного управления внутренней политики Администрации Президента Российской Федерации. В 2001-2004 гг. - секретарь президентских Советов по культуре и искусству, по науке, технологиям и образованию, а также по спорту. Постоянный эксперт-консультант общественной организации «Мегапроект», член Всероссийской общественной организации «Лига здоровья нации», член генерального и координационного советов общественной организации «Деловая Россия». Писатель-фантаст, автор более 40 произведений, часть которых написана в соавторстве с отцом («Хождение за три мира», трилогия «Всадники ниоткуда» и др.) и сыном («Смертные боги», «Место покоя моего» и др.).

В творчестве С. Абрамова значительное место стал занимать неомиф - особая жанровая форма художественной условности, отмеченная введением отдельных мифологических мотивов или персонажей в ткань реалистического повествования. Для нее характерно присутствие фантастики - сна, тайны. Чаще всего такой неомиф представляется автором как “мифологизированная” новелла - короткий рассказ о необычайном проишествии, главное в котором - тайна мироздания и судьбы.



 

Проблематика повести

 

В свое время экранизированная версия повести Сергея Абрамова была довольно популярна, да и сама повесть вследствие этого заинтересовала значительную часть юношества, ведь книга и в самом деле была о них, о трудностях взросления, о способности выбрать собственный путь в жизни, о первой любви, подвиге, отчаянии, непонимании и юношеской жажде всеобщего признания.

«Выше радуги» - летняя, июльская повесть, пропитанная горячим зноем ранней юности. Она светла и чиста, но главное – щедра в мудрых советах. В целом, история Алика по фамилии Радуга, неожиданно открывшего в себе талант атлета, это история становления характера молодого человека, история взросления и приобретения жизненного опыта, а в избранном нами контексте – история духовного испытания, победы над страстью. Иными словами, мы вновь возвращаемся к излюбленной теме истории человеческой души, ее внутренней эволюции, становления и преображения. Сюжетная традиция подобного рода, как мы еще увидим, пронизывает многие литературные произведения, однако в архетипическом измерении мотив человеческого пути, призвания человека воплощен в евангельской притче о блудном сыне. Именно эта универсальная трехчастная структура: «дом-чужбина-дом» являет собой не просто прототипическую ситуацию, но символизирует общечеловеческое представление об историческом процессе, его векторности, направленности и конечности. Смысл человеческой истории заключен лишь в одном слове – возвращение. Возвращение домой.

Линия развития сюжета повести пролегает между двумя временными ориентирами, выражающими два состояния души главного героя. Первая глава знакомит нас с типичным подростком, обладающим характерным набором отличительных признаков: завышенной самооценкой напополам с комплексом неполноценности, связанным с физической неспособностью перепрыгнуть планку на физкультуре (тем более в присутствии девочек).

 Молодой человек обижен на весь мир и винит всех и каждого за то, что у него не получилось совершить нелепый прыжок в высоту. Проблема с каждой новой неудачей приобретает для Алика космические масштабы. Что же предпринимает герой, желая преодолеть столь неожиданную трудность? Он предпочитает вымещать свою злость на преподавателя физкультуры в форме иронических сентенций. Кроме того, Алик переключается на свою любимую сферу творчества – поэзию, ведь он еще и поэт, а зачем поэту физическая культура, когда истинное его призвание – творчество? Все было бы хорошо, но как же общественное мнение, без которого подросток просто не может существовать? Как быть, если весь класс не принимает в расчет поэтический гений (и обязательно – гений!) юноши, а продолжает усмехаться, глядя на очередную неудачу Алика Радуги над планкой?

Все, что остается делать, по мнению героя, это отомстить Биму (кличка учителя физкультуры), отомстить нелепому, непонимающему, в чем-то даже отсталому по сравнению с ним, Аликом, человеку. Так начинается повесть. И как мы можем видеть, начинается не самым лучшим образом в отношении душевного и духовного состояния Алика. Капризность, самомнение и эгоцентризм – не самые лучшие качества будущего поэта, а именно таким Алик и был, несмотря на суровые, но верные замечания отца:

 

«Ты же физически здоровый парень, - говорил ему отец не однажды. - Тебе стоит только захотеть, и получится все, что положено твоему возрасту и здоровью. Но захотеть ты не в силах. Ты ленив, и проклятая инерция сильнее твоих благих намерений".

"Я - интеллектуал", - говорил Алик.

"Ты только притворяешься интеллектуалом, - говорил отец. - А потом: писать средние стихи не значит быть интеллектуалом».

 

 Даже симпатию к своей однокласснице Даше Строгановой он обращает в циничную насмешку, чувствуя свою невозможность привлечь ее внимание.

Единственный выход из сложившейся ситуации для человека с подобным образом мыслей должен быть адекватным, а именно – чтобы все получилось в жизни «по щучьему велению», безо всякого усилия с его стороны. И симпатия Дашки, и месть Биму, и спортивные результаты, и поэтические подвиги должны, с точки зрения Алика, явиться к нему сами собой, а если нет, то виноват, уж конечно, не он, а мир с его неправильным устройством и подлостью человеческой.

 

Найти на дне Москвы-реки замшелый кувшин, выпустить из него джинна и пожелать, не мелочась, спортивных успехов назло врагу. Однако загвоздка: нырнуть-то можно, а вынырнуть - не обучен. Значит, лежать кувшину на дне, а все наземные кувшины давным-давно откупорены... Старик Хоттабыч на телеэкране включал и выключал настольную лампу, восторгаясь неизвестным ему чудом, а глупая мыслишка не отпускала Алика, точила помаленьку.

 

Соблазнительная идея вторгается в душу Алика как будто бы извне и начинает осуществлять свою разрушительную работу. Однако, чудо, произошедшее с ним впоследствии, мы с полным правом могли бы назвать делом Провидения, а не соблазном, поскольку событие, подарившее юноше сладостную способность прыгать на уровне мастера спорта легкой атлетики, перевернет в дальнейшем всю его жизнь.

Все началось довольно просто – с вещих снов, в течение которых Алик общается то с джинном Ибрагимом, мечтающем поработать в московском цирке, то с бабой-ягой, то с профессором Брыкиным. Все три персонажа говорят, в общем-то, одно и то же: дескать, прыгать ты будешь «по мастерам», но при одном условии – если соблюдешь заповедь «не обмани». Ни в коем случае и ни при каких условиях нельзя лгать. 

Чудо и в самом деле происходит, но нас должен заинтересовать не просто сам факт волшебного овладения прыжками в высоту, а мотив Алика. А мотив этот вполне ясен – не спорт и не жажда физических усилий подвигла подростка к подобному желанию, а ненависть и обида. В этом и заключается обманчивость мечты подростка, поскольку он и в самом деле был уверен, что ее осуществление может принести ему счастье.

Радуга обманулся с самого начала, искренне поверив, что таинственный волшебник может взмахнуть волшебной палочкой и подарить человеку душевный мир и радость. Как оказалось впоследствии, ни один волшебник не в силах заменить человеческое сердце, а счастье живет именно там, глубоко внутри, и ни при каких условиях не может быть привнесено в сердце человека искусственным образом.

В чем заключается истинное счастье Радуга поймет лишь в самом конце повести, когда неожиданно лишится своего дара, когда обнаружит, что истинное удовлетворение можно почувствовать, лишь одерживая победу над самим собой, лишь в служении чему-то большему, чем он сам, лишь в умении внимать ближнему. Но до этого еще очень далеко. Пока же наш герой пребывает в эйфории от неожиданно обрушившейся на него славы:

 

Триумф этот виделся ему не на Олимпийском стадионе под вспышками "леек" и "никонов", а в полутемном спортзале родной школы - на глазах у тех, кто вчера мерзко хихикал над неудачником.

 

Со временем Алик даже и вовсе забывает о том, каким путем получил этот дар и самоуверенно начинает полагать, будто это он сам достиг подобных результатов. И так, действительно, мыслить много проще, ведь в таком случае ответственность как бы сходит на нет, и быть обязанным больше некому – вполне характерное свойство, именуемое неблагодарностью и порожденное тщеславием и самолюбием. Алик всюду ищет исключительно одного – успеха и славы, с каждым днем ложь его положения нарастает, но он не чувствует этого. Ему пока мало что говорит словосочетание «упорный труд», зато очень отчетливо видится понятие «признания». Происходит самая очевидная подмена понятий. Успех может и вовсе не прийти, но если человек увлечен своим делом и достигает высоких результатом, счастье от исполненного долга превышает любой успех, тогда как ориентация на успех любой ценой ни в одной сфере деятельности не приносит больших плодов и остается бабочкой-однодневкой.

Лучший друг Алика Фокин удивляется, как ни странно, не успеху Радуги, а изменению его характера. Абрамов использует контрастный метод сравнения двух молодых людей с очевидной целью – проследить путь изменения духовного склада Алика в сопоставлении с цельным, ярким и безупречным характером Фокина, человека, способного не просто дружить, но и прощать, помогать, верить другому. Наконец, именно Фокин первым искренне радуется успеху друга, а это, на наш взгляд, - одно из лучших качеств человеческого характера – уметь быть счастливым счастьем другого. Фокин отлично представляет себе, каковы его спортивные способности, потому что всего достигает сам, и в этом его награда. В это, несомненно, проявляется важнейшее качество смирения, которое так необходимо в длительной и упорной работе:

 

- Если бы я нервы тратил, бросил бы спорт. Я, Алька, ради удовольствия над планкой сигаю, о чемпионстве не думаю. Да и возможности свои знаю: не чемпионские они.

 

И Борис Иваныч Мухин, или попросту Бим, не спешит выражать свое восхищение по поводу успехов Радуги, что повергает подростка в шок.

 

Но ведь человек же он - этот загадочный Б.И.Мухин, есть у него сердце, душа! Должен же он понять, что пареньку, впервые вкусившему сладость победы, впервые узнавшему, что спорт может быть не в тягость, а в радость, этому до чертиков счастливому пареньку очень нужна похвала того, кто всегда ругал его, смеялся над ним.

А вдруг Бим просто не верит в победу Алика?

 

Наверное, на этом бы все и закончилось, если бы не районные соревнования, на которых Алик показал себя как нельзя лучше, чем и привлек внимание тренера юношеской сборной по легкой атлетике Александра Ильича, пригласившего юношу на летние сборы для подготовки к серьезным соревнованиям.

Алик одержал верх над целым районом, но Борис Иваныч лишь сухо поздравляет его, а все время и внимание отдает Фокину. За что же такая несправедливость? Тут бы Алику всерьез призадуматься над тем, какой ценой досталась ему эта победа и сколь великие силы были отданы ей товарищем. Тут бы Алику почувствовать всю обманчивость своего успеха и переживания тренера, который месяцами пропадал в спортзале со своими воспитанниками, готовясь к районным соревнованием, но нет – Алик чувствует только боль обойденного вниманием человека.

 

Наплевать, но не забыть. Кто для кого существует: Бим для Алика или Алик для Бима? Факт: Бим для Алика.

 

И вот тут-то впервые в резкой форме детскую душу прорезает луч света, как будто давно забытая истина воспротивилась столь холодному эгоистическому суждению:

 

Подумал так Алик и застыдился. Никто ни для кого не существует, каждый сам по себе живет. И ничего-то Бим ему не должен. А коли случай представится, Алик вспомнит, что именно Борис Иваныч Мухин привел его в Большой Спорт.

 

Такова была первая ласточка духовного преображения личности, первый сигнал победы над своим прошлым. Но все еще впереди. Алик продолжает скептически оценивать окружающих и каждая его оценка либо Даши, либо Фокина, либо Бима полна легкого презрения и высокомерия. Быть может, поэтому и Даша не спешила завязать приятельские отношения со своим соседом по подъезду. Вплоть до настоящего момента, когда они вместе решились пройтись вдоль Москвы-реки и поболтать о том о сем.

Алик никак не мог ожидать, что его представления о Даше окажутся совершенно ложными:

 

Сразу два шоковых момента. Первый: Дашка переписала стих. А Алик ее считал абсолютно глухой к поэзии. К его, Алика, тем более. Второй: Дашкина маман показывает кому-то стихи "нахала и грубияна". А раз дело происходило в министерстве, где Анна Николаевна работает референтом, значит, она специально носила их туда. А Алик ее считал старой сплетницей, "жандармской дамой", которая его, Алика, и на дух не принимает. Поневоле придешь к выводу, что ничего в людях не понимаешь... С одной стороны - обидно разочаровываться в себе, с другой - приятно разочаровываться в собственном гнусном мнении о некоторых небезынтересных тебе объектах.

 

Этот разговор невольно подвел Алика к самому краю пропасти, и он первый раз за все время солгал, чтобы произвести на девушку приятное впечатление. Солгал, но когда осознал содеянное, было уже поздно. Впрочем, он давно уже не был так счастлив, как в тот майский вечер.

В эту ночь мудрый джинн вновь является во сне Алику и довольно изящно и ловко приучает его к работе над собой. Нет, он не отнимает волшебного дара, а лишь слегка приостанавливает его действие до неопределенного момента в будущем, так что Алику придется несколько дней использовать лишь уже полученные навыки.

После этого с Аликом происходит что-то невероятное. Куда исчезает лень, где всегдашняя апатия и высокомерие? Нашего героя как будто подменили. Отныне

 

слово с делом у него не расходилось. После занятий он, переодевшись, бегал по набережной, пугая юных матерей и молодых бабушек, управляющих детскими колясками. Подтягивался на перекладине в саду: сначала - восемь раз, потом - шесть. А через час неожиданно тринадцать раз подтянулся. Так это Алика обрадовало, что он пропрыгал на корточках вокруг всего сада, не обращая внимания на вопли малышей, гулявших здесь после дневного сна.

 

Тренировки продолжались до полного изнеможения, до тончайшего анализа каждого движения тела. Но 2 метра так и не получалось взять. Урок, преподанный джинном, поистине оказался решающим для самосознания юноши. Но то был лишь первый урок в его жизни. Предстояло еще много работы над своим отношением к миру и собственной душой.

С гордыней попрощаться не так-то просто. И потом Алик боится сказать о свих неудачах даже Фокину, не говоря уже о тренере. Но упорство, но решительность и трудолюбие растут с каждым днем:

 

На следующий день опять прыгал. Метр девяносто семь стабильно брал. Дальше - ни в какую. Удивлялся себе: откуда взялось упорство? Никогда им не отличался: не получалось что-нибудь - бросал без сожаления. А сейчас лезет на планку, как бык на красную тряпку...

 

Впереди лето, а вместе с летом – сбор юношеской команды по легкой атлетике на спортивной базе, расположенной в живописном лесном массиве. Впереди – страшное испытание на стойкость, выносливость и дружбу, после которого Алик изменится до неузнаваемости.

Сразу по прибытии на базу новый тренер Александр Ильич недвусмысленно заявляет о едва ли не военных условиях проживания в лагере:

 

- Работать будете в поте лица... Подъем - в семь утра! Зарядка! Кросс! Завтрак! Тренировка - до двенадцати! Вода! Душ, если холодно! Пруд, если тепло! Час - отдых! Обед! Полчаса - отдых! Тренировка - до семнадцати тридцати! Вода! Полчаса - отдых! Кросс! Ужин! Кино, телевизор, книги, шахматы! Сон!

 

В лагере Алик по-настоящему подружился со своим бывшим соперником по соревнованиям – Валеркой Пащенко и вновь извлек для себя настоящий жизненный урок:

 

Алик пришел к выводу, что нельзя оценивать людей по первому впечатлению. Зачастую ошибочно оно, вздорно. А копни человека, поговори с ним по душам, заставь раскрыться - совсем другим он окажется. Как Вешалка. Как Дашка. Да и маман ее Алик тоже за "формой" не углядел... Алик начал присматриваться к окружающим и понимать, что негромогласный Леший, строгий Александр Ильич, не прощающий никому ни слабости, ни лени, распекающий виновного так, что ветки на деревьях дрожали, по вечерам один играет на баяне, напевает тихонько, чуть ли не шепотом, старинные романсы; лицо его в эти минуты становилось мягким, рыхловатым, глаза - мечтательные.

 

Открытие пространства другого человека для Алика стало радостным потрясением. До сих пор он мог только догадываться, что кроме него существуют еще и другие, теперь он знал об этом точно. Знал и чувствовал, что его вздорность в оценках людей мешала и этим людям открыть свое сердце Алику.

Но самое главное, что Алик вынес из лагеря – это бескорыстную и самодостаточную любовь к спорту и волевую стойкость в борьбе со своими слабостями. По возвращении домой Алик с удивлением заметил, что душа его состоит теперь как бы из двух половинок, одна из которых – темная, инертная и самолюбивая - неизменно сдает позиции под напором второй, новой и светлой натуры, для которой волшебная способность уже и не очень-то нужна:

 

Зачем этот бег, если он свято блюдет "пограничное условие", а значит, умение высоко прыгать его не покинет и без тренировок? Казалось бы, глупость. Но Алик ловил себя на том, что не может он жить без утреннего "моциона", без каждодневных физических нагрузок, даже без хождения пешком на шестой этаж - как и велел Леший... Коли так, вторая натура Алика была особой настырной и волевой. Она начисто забила первую -  томную, изнеженную, ленивую, которая по утрам не хотела вставать, а холодный душ для нее был равносилен инквизиторским пыткам. 

 

Из этой первой половины Алик вынес следующий урок о ложном превозношении над другими людьми. Он стал зорче и внимательнее к другим и с небывалой остротой вдруг почувствовал, что мелкие недостатки в поведении своих приятелей оказываются его собственными недостатками. И как же он раньше не замечал подобного в себе? Удивительное свойство приобрела душа Алика: чуткость, которая заключается не в осуждении ближнего, а в умении увидеть в сердце другого самого себя и в стремлении победить это качество в себе. Мир словно перевернулся, и если прежде центр мироздания сосредотачивался на фигуре самого Алика, то отныне эти центры сходятся и расходятся вокруг него в душах окружающих людей:

 

Алик старался цепко ловить "миги ложного превосходства", как он называл их, быть естественным, самим собой. Фокин как-то сказал ему:

- Здорово ты изменился, пока на сборах был.

- В чем изменился?

- Меньше выпендриваться стал, - охотно и просто объяснил лучший друг.

 

А Даша подметила еще более существенный оттенок в характере Алика: «Слово "надо" для тебя значит больше, чем слово "хочу”». Тут уж никак не обойтись традиционной для русской литературы оппозиции «счастье – долг». Алик осознал тот факт, что счастье только и возможно, если исполняешь свой долг, тогда как утоление собственных желаний часто приводит к далеко не самым замечательным последствиям. Само же понятие долга всегда содержит в себе одно важное свойство, а именно – ответственность перед другим. Долг есть обращенность к другому и несение ответа другому. Потому именно долг есть одно из искренних проявлений любви, заключенное не просто в сердце, но в единстве разума и воли, слова и дела.

И все-таки последний след соблазна, как всегда, крылся именно в новоприобретенных достоинствах Алика. Наверное, самый хитрый и ловкий ход лукавого в процессе обольщения праведника заключается в умении внушить последнему, что он поистине ведет праведную жизнь. Как только человек узнает о собственной безупречности, он тотчас перестает быть безупречным. Аналогичная ситуация и с Аликом, которому так льстило уважение окружающих:

 

Не мог-таки Алик избавиться от роли, которую нравилось ему играть, от красивой роли железного человека, для кого "нет преград ни в море, ни на суше", как пелось в старой хорошей песне.

 

Тайно эта страстная увлеченность своей ролью могла погубить Радугу, и погубить бесповоротно на самой вершине своего пути. Об этом со всей несомненностью свидетельствует странный эпизод в разговоре с Дашей, произошедшей на стройке, где ребята вместе с классом занимались производственной практикой. Алик обрушивается с необъяснимой злобой на своего друга Фокина и тренера Бориса Ивановича:

 

- Думаешь, не обидно? Я как спортсмен сильнее, мне знания тренера необходимы.

- Он их слабому отдает.

- Помогут они слабому как мертвому припарки...

И ведь понимал, что глупость говорит, гадкую глупость, а не мог остановиться, несла его нелегкая: злость подавила разум. И откуда она взялась - чертова злость? Копилась подспудно: злость на неудачи (не идет высота...), злость на Бима (даже не заглянет в спортзал, как будто не существует никакого Радуги).

- Знаешь, о чем я думаю? Завидует мне Фокин. И Бим завидует, - вскочил, заходил по комнате. - Один - успеху, а другой - тому, что не он этот успех подготовил...

 

Вот до каких слов докатился наш юный герой. После этого оставался лишь один выход, выход, остужающий голову и сердце, как ушат ледяной воды. Выход, который избирает Провидение ради окончательного преображения души героя. В тот момент, когда ссора между Дашей и Аликом достигает предела, девушка задевает канистру с краской, и та, покачнувшись, летит вниз, прямо на ящики с оконными стеклами. Что остается делать Алику? Как и положено мужчине, он хочет спасти Дашу от наказания и признается в том, чего не совершал, то есть говорит неправду. Именно так и никак иначе он и должен был поступить. Именно так он должен был расстаться со своим талантом, и начать самостоятельный путь в спорте. Благо, теперь его душа была чиста, а тело полностью готово к настоящему труду.

Впрочем, узнает Алик о своей потере лишь на очередных соревнованиях, но уже сейчас мысль его словно омылась в водах совести:

 

Алик думал с раскаянием: "Подонок ты, Радуга. Заподозрил друга черт знает в чем, наговорил Дашке с три короба. Выдумал тоже: завидуют тебе... Скорее ты Сашке завидовать должен: это он - настоящий мужик, а ты - истеричная баба..." 

 

На соревнованиях без всякого дара Радуга взял 185 сантиметров, то есть достиг невероятного предела за столь короткий срок тренировок. Да, это было поражение гордыни, но великая победа человеческого сердца и обретение того высочайшего дара, который оно с таким трудом зарабатывало – дара смирения.

Удивителен финал повести, все вдруг расставляющий по своим местам. Радуга возвращается, подобно блудному сыну, в свой родной спортивный зал и начинает все с начала. Тренировка за тренировкой. И самое интересное в том, что впервые за все время в зал заходит Борис Иванович и с интересом наблюдает за бывшим триумфатором. Неужели он все чувствовал и все понимал? Неужели ждал, когда в Алике проснется настоящее спортивное желание? Неизвестно, а известно лишь то, что Алик стал совершенно иным. И слова автора тому подтверждение:

 

И Алик покорился Биму. Более того: покорился с непонятной радостью, как будто отдавал свою судьбу в хорошие руки.

 

Наверное, это и есть счастье.

 

Вопросы:

 

1. Проблема успеха и успешной личности как ключевой вопрос повести Абрамова. Что такое успех? Должен ли человек стремиться к успеху любой ценой? Чем обусловлена жажда признания и любви окружающих в сознании подростка, главного героя повести?

2. Две дороги к успеху в сюжетной линии произведения: путь тщеславия или тропа самоотречения. Выбор героя.

3. Комплекс неполноценности в юношеском возрасте, его истоки, характерные особенности и пути преодоления на примере истории Алика Радуги.

4. Волшебное путешествие Алика Радуги от себя (эгоцентризм) к Другим (альтруизм). Описание этапов становления личности и внутреннего мира юного героя повести. Мысль о победе над самим собой как центральный лейтмотив произведения.

5. Друзья Радуги, их роль и значение в жизни героя. Образ «ближнего» в художественной ткани произведения. Кто оказался Алику ближним? Духовный и нравственный смысл заповедей: «Возлюби ближнего своего» и «Не судите, да не судимы будете».

6. Значение фантастического происшествия в жизни героя и последствия утраты чудесной способности.

 

 

РАЗДЕЛ 2

 




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (653)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.074 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7