Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Голгофа Ленки Бессольцевой




 

Сама пространственно-временная организация (хронотоп) повести имеет строго определенную иерархическую структуру.

Пространство преднамеренно обращается автором в духовную вертикаль. Давайте посмотрим, с чего начинается повесть. Это приезд Николая Николаевича, дедушки Лены Бессольцевой, в безымянный городок, имеющий давнюю героическую историю. Сам городок – перекресток и зеркало исторических путей России, по сути – некая точка соединения духовных токов русской исторической и духовной традиции настоящего и минувшего, а дедушка – живое соприсутствие в настоящем всего нравственно чистого и исконного, что когда-либо существовало в истории Руси. Николай Николаевич – воплощенный прообраз праведника, неожиданно просветившего поникший советский быт и без которого, по пословице, никогда не устоит село. Праведника, которого, подобно Матрене из рассказа А. Солженицына, никто не может понять, многие осмеют, но который втайне вызывает в сердцах людей не просто любопытство, но порывы восхищения и необъяснимого внутреннего трепета. Создается впечатление, что именно с тем и появляется герой повести в безымянном городке, что на берегу Оки. Именно с той задачей, чтобы потрясти привычные основы привычного быта и указать людям на самих себя, вскрыть в жизни нечто неисправимо и привычно темное, что вот уже излилось на их собственных детей и готово разразиться духовной катастрофой.



Николай Николаевич совсем неслучайно возвращается домой. Он верит в свой дом, и вновь возникает отдаленное эхо притчи о блудном сыне, которого так ждет и надеется увидеть у себя Николай. Эхо, повторимся, неожиданным образом ставшее реальностью, поскольку вместо сына появляется внучка Николая, внучка, которая образует своеобразное силовое поле праведности в нравственно-психологическом пространстве юного поколения, еще только начинающего свой жизненный путь.

Возвращаясь к пространственной организации текста, давайте вспомним, где именно располагался дом Николая Николаевича, и каким образом он воспринимался жителями городка:

 И между прочим, люди привыкли к тому, что дом Бессольцевых светился ночью и стал в городке своеобразным маяком, ориентиром для запоздалых путников, издалека возвращавшихся в темноте домой. Ночью дом был как свеча в непроглядной мгле.

Этот потрясающий образ возвышающегося над городом дома-свечи, горящей, что особо важно подчеркнуть, в непроглядной тьме, отсылает нас к евангельскому мотиву света как знамения спасения и Божественной благодати, а тьмы – как земного приюта падшего человека. Дом – свеча, дом – духовный маяк, который Николай приводит в порядок и приступает к своему главному делу – собиранию картин, тех самых картин, которые могли бы послужить замечательным символом духовного наследия и памяти и которые никому, кроме самого Николая, не были нужны... До некоторых пор.

Сюжет повести автор помещает в своеобразную художественную рамку, которая замыкает историю на себя, хронология развития событий поэтому имеет концентрическую (кольцеобразную) структуру. Сама же рамка повествования обладает вполне определенной жанровой спецификой, отсылающей нас к исповедальной традиции русской духовной культуры и словесности.

Первая глава хронологически должна была бы стать последней, ведь все уже произошло, кроме самого главного в этой истории – не завершилась исповедь, последняя ступень в развитии сюжета. Повествование Лены – это рассказ, открывающий ей самой тайну собственного сердца и тайну других. По этой причине мы с вами как читатели участвуем одновременно и в наблюдении за событиями, приведшими к роковой черте, за которой - отъезд Лены из города, и в то же время приобщаемся исповедальному тону повести, в ходе таинственного и драматического диалога между внучкой и дедом наблюдая за рождением той последней истины, которая должна была бы окончательно освятить весь духовный строй юной героини, а впоследствии и окружающих ее сверстников.

Такова рамочная организация сюжетной композиции повести.

Путь Лены Бессольцевой, за несколько дней успевшей повзрослеть на годы, поразителен, но самое существенное на этом пути – оформление и проявление всех духовных сокровищ человеческого сердца, которые шаг за шагом, от страдания к страданию приобретали все более и более отчетливые и веские черты. Этот путь уместно сравнить только с духовным подвигом.

Железников видит человеческую душу двоякой, двуликой, двусторонней. В этой мысли – основа художественного конфликта повести. Детская душа хранит в себе зачатки лика и личины, хищнический оскал и бесконечную любовь, тьму и свет, причем каждый персонаж на всем протяжении повествования реализует одну из сторон своей внутренней природы. Автор убежден в одном: ребенок чувствует и предощущает истину, и весь вопрос в том, вызреет ли истина в недрах души человеческой, выйдет ли наружу, станет ли убеждением и нравственной силой, или же сгинет, так и достигнув порога сознавания.

Немаловажным фактором в этом самоосуществлении правды и совести в человеке становятся две категории: воля и авторитет. Первая позволяет личности найти в себе силы воспротивиться агрессивному воздействию внешнего мира, научиться отстаивать собственную позицию, приобрести устойчивость и непоколебимую веру в ту истину, которую исповедуешь. Воля дарует человеку несгибаемость и крепость, твердость решения и стойкость в борьбе. Воля дисциплинирует дух и координирует пространство нравственного выбора в самых казалось бы невыносимых для человека ситуациях. Воля – единственное оружие в борьбе с соблазном и искушением. Отсутствие воли влечет за собой духовное порабощение и полную неспособность к принятию ответственности за себя и других. Безволие для Железникова – один из главных пороков современного человечества, с легкостью вручающего дар свободного выбора и самоопределения в руки других, зачастую нечистых на руку людей. Тогда личность теряет самое главное в себе – собственное лицо.

Но для подростка ситуация осложняется многократно, ведь обыкновенный шестиклассник еще не всегда знает, что значит иметь собственное лицо и что такое личная позиция в споре. Подростковое сознание бессознательно влечется к лидеру, человеку, способному повести за собой и объяснить ему то главное, ради чего стоит жить. Синдром поклонника в молодежной среде замечателен именно тем, что молодой человек пребывает в поиске и зачастую готов отдать право на личный нравственный выбор другому, более волевому, более успешному, более популярному, даже не задумываясь о том, прав ли тот, другой, и какими мотивами он руководствуется. И тогда душа впадает в противоположное состояние слепой преданности авторитету.

Важно заметить, что последнее встречается много чаще в юношеском среде, нежели первое, которое еще требуется приобрести. Ребенок младшего школьного возраста изначально внушаем, в этом залог успешности воспитания, однако подросток находится в своеобразном пограничном состоянии, когда впервые проснувшаяся воля к самоопределению сталкивается с непониманием смысла и цели этого определения. Юноша или девушка в этом возрасте уже имеют право на принятие собственных решений, но не знают, что с таким правом делать и в какое русло направить эту безудержную силу молодости.

В конечном счете подростковый коллектив (например, 6-й класс) начинает самоорганизовываться на основе личностных особенностей каждого члена данного коллектива. Лидерство преимущественно получает тот, кто обладает уже сложившимся мировоззрением, знает, чего хочет и не склонен к слепому подражанию сверстникам. Иными словами, право лидера может получить человек с крепкой волей или человек, вызывающий впечатление волевого и уверенного в себе.

Воля и авторитет – в такой поляризованной диспозиции и разворачиваются основные события повести. Однако проблему человеческой агрессии невозможно разрешить, опираясь только на два вышеприведенных понятия. Они могут лишь способствовать выработке поведения группы, тогда как самое главное и существенное скрывается в категории третьей – в категории веры.

Опасен ли человек конформный? Опасен ли непримиримый стоик с железной волей? Эти вопросы так и останутся без ответа, если мы не спросим, во что они верят, какой идеал избрали для себя, почему исповедуют те или иные принципы? А подобные вопросы носят уже совершенно иной характер – характер мировоззренческий.

Мало человеку обладать несгибаемым характером, гораздо важнее, к какому берегу причалит душа человека, на какое дело отдаст он свои силы. В этом плане как раз и можно говорить о втором конфликте повести, о второй поляризации героев – поляризации личностных позиций, конфликте вер.

Лидер не просто ведущий, лидер – еще и проповедник, а значит его ответственность должна быть особенно велика. Лидеры влекут человечество либо к спасению, либо к погибели. Лидеры в повести становятся главными виновниками произошедшего с Леной Бессольцевой, если вообще понятие вины в данном случае уместно использовать.

Разумеется, каждый персонаж повести, каждый подросток мечтает занять лидирующую позицию, и каждый для себя избирает подобающую веру, которая поможет ему достигнуть когда-нибудь жизненного успеха или счастья. Так думает всякий, но не всякий способен привлечь на свою сторону большинство. Для этого требуются совсем не заурядные организаторские способности.

Мечтает о лидерстве Шмакова, реализуя свою жажду признания за счет Попова, мечтает о власти Валька, все силы своей детской души отдавший деньгам, мечтает Рыжий, наивно полагая своей клоунадой и скоморошеством занять достойное место в группе, мечтает Лохматый, для которого главным объектом непререкаемой веры становится сила, мечтает Димка Сомов, реализуя свой рыцарский идеал бесстрашного героя, но самой могучей силой в 6 классе оказалась Миронова по кличке Железная Кнопка. И вера последней в конечном счете становится верой всего класса. А в чем же она состоит? Миронова верит в истину справедливого возмездия и сама чувствует себя топором в руках судьбы[8].

И, быть может, эта странная убежденность в собственной правоте так и осталась бы делом ее личного выбора, если бы не магическая способность внушать другим собственные взгляды.

Автор пытается достучаться до читателя и надеется поведать ему о том, сколь опасно следовать чужим советам без собственного рассуждения, без личной оценки, сколь страшные последствия могут настигнуть его спустя некоторое время, если его выбор был продиктован лишь страхом перед авторитетом и угрозой полной социальной изоляции. Страх перед лидером и его силой может стать непреодолимой преградой даже для тех, кто чувствует неправоту лидера, кто имеет совершенно противоположные взгляды. Страх полного одиночества порой заставляет личность лицемерить и угождать авторитету даже вопреки самому себе. И этот страшный феномен, как оказалось, сыграл столь же роковую роль в истории главной героини, как и мировоззрение Мироновой.

Воплощением лицемерной трусости и страха перед утратой признания становится Сомов, чья вера в добро, справедливость, милосердие способна покорить любого. Вера, но не воля, полностью парализованная страхом изгнания и всеобщего отчуждения. И в этом смысле Сомов – один из самых жалких персонажей повести, достойных не восхищения, а сочувствия.

 Наверное, единственный человек, который вовсе и не мечтал о лидерстве и не имел никакого определенного мировоззрения, была Ленка, для которой высшим счастьем к началу повести было просто искренне и до конца подружиться с одноклассниками. С этим настроением она и встретила свой первый уступ.

К началу повествования галерея характеров главных героев может быть представлена следующим образом:

а) Полюс 1: статичный образ Мироновой, обладающей совершенной волей и сложившейся верой, лидер группы.

б) Полюс 2: динамичный образ Бессольцевой с несложившейся верой и слабой волей, изгой в группе, предмет насмешек.

в) Персонажи-посредники, члены группы: Шмакова, Валька, Рыжий, Попов, Сомов, Лохматый, Васильев. Обладают элементами мировоззрения: от культа выгоды и корысти (Шмакова, Валька), силы (Лохматый) до искренней веры в человека и настоящих проявлений воли (Васильев).

Как ни странно, система образов, складывающаяся к началу повествования, в финале повести качественно преобразится. Никто до самого последнего момента так и не поймет, как «гадкий утенок» за несколько дней беспощадной травли превратится в прекрасного лебедя и навсегда останется в сердцах и памяти своих одноклассников. Никто не предполагал, что в духовном мире угловатого и неуклюжего подростка происходили такие процессы, какие, быть может, человек не сможет пережить и в течение всей жизни.

Рассказ Лены начинается с первых дней в школе, когда она еще не знала, кто она. Чистое сердце и по-детски непосредственная доброжелательность и скромность. Все это было, но не было ясности, кто же она такая, каково ее место в этом мире и как себя вести со сверстниками.

Она не способна воспринимать оскорбления, не в силах даже обижаться, прощает каждого и каждую, не чувствуя, что над ней смеются. С такой же радостью она готова следовать советам и предложениям окружающих, и в этом смысле Ленка не слишком отличалась от своих одноклассников. Нет, она не защищала никаких жизненных позиций, никаких правил, потому что считала и была уверена, что самое главное – просто дружить. И ничего, что в новой компании ей пришлось предать собственного дедушку, ничего, что она стала стыдиться самого близкого для нее человека только потому, что над ним смеялись другие.

Все это было не так страшно, а напротив – интересно, тем более, что на нее обратил внимание самый романтический и мужественный человек в классе – Димка Сомов, в первый же день заступившийся за новенькую и всякий раз доказывавший ей свою готовность прийти на помощь и защитить от оскорблений.

И дни текли бы своим чередом, и выросла бы Ленка, так и не коснувшись самого главного в человеческой жизни, если бы не тот глупый случай с побегом в кино.

Но прежде чем перейти к анализу этой истории, важно отметить, что роль Сомова в жизни Лены не только отрицательная, но и глубоко положительная. Не будет забывать о том, что благодаря поступкам Димки ее душа впервые увидела перед собой самый настоящий образец для подражания. И подражать и впрямь было чему. Димка не боялся трудностей, Димка заступился за собаку, которую тащил на живодерню Валька, Димка предложил идею всему классу собственным трудом заработать деньги на поездку в Москву, и, заметим, класс искренне и от чистого сердца откликнулся на это предложение, несмотря на то, что далеко не все ребята положительно относились к труду. Все это сделал он – Димка Сомов. Влюбленность Лены соткала из своего героя самый настоящий идеал совершенства, как и положено юной душе.

Получается, что первый всплеск чувства долга и верности ближнему заронил в ее сердце Сомов, причина ее нравственного пробуждения и дальнейшего взросления. И потому в тот миг, когда ее герой стоял бледный и пораженный страхом перед испытывающим взглядом Мироновой, сердце девчонки (не разум) уже знало, как следует поступить. Поступить нужно так, как поступил бы сам Димка – заступиться, защитить оскорбленного и слабого, ведь сам он так много раз вставал на ее защиту.

И потому слова рождаются сами собой, невольно, даже безвольно, но на самом деле – из самой глубины сердца. Еще нет волевого решения[9], еще нет никакой мысли, связанной с понятием выбора, сердце впервые открылось своему назначению, воспитанное или врожденное добро проговорилось в эту минуту словами: «Это сделала я!»

Рождество воли еще впереди, воля пригодится тогда, когда девчонка будет нестись по улице, словно загнанное животное, и все-таки хранить тайну человека, который постепенно терял в ее глазах всякую привлекательность и романтический ореол, но долг, тем не менее, оставался долгом.

Интересно, а смогли бы другие персонажи совершить нечто подобное, будь они на месте Ленки? С точностью на этот вопрос ответить нельзя, однако у нас есть яркий пример поведения Шмаковой и Попова, сидевших под партой в момент предательства Сомова. Для Шмаковой поведение Бессольцевой так и осталось загадкой. Она не могла взять в голову, как можно было принести себя в жертву вместо другого человека. Философия Шмаковой довольно проста – живи ради себя.

Шмакова мстит обоим: и Сомову, и Бессольцевой. Первому – за проснувшийся интерес к новенькой, а второй – как сопернице. Но месть Шмаковой – прямая противоположность возмездию Мироновой. Шмакова мстит за себя, Миронова – во имя высшей справедливости, за что получает от подруги ярлык «идейной».

А вот Попов, что следует особо подчеркнуть, проявляет совершенное безволие по отношению к поступку Сомова и хранит молчание лишь по единственной причине: он полностью доверяет Шмаковой:

Выражение их лиц удивительно точно передавало настроение: Шмакова была очень довольна, ее лицо озаряла странная многозначительная и таинственная улыбка, Попов же был растерян и даже потрясен.

- Видал? - Голос Шмаковой вздрагивал от возбуждения.

- Ну, Димка! - Попов еще не знал, как относиться к происшествию, которое произошло у них на глазах, и с надеждой взирал на подружку. - А что теперь будет?

- Родителей начнут таскать, - ответила Шмакова. - А мы с тобой в порядке.

- Ох, у тебя и голова! - восхищенно сказал Попов. - Член правительства... Я им не завидую.

Уже в этом замечательном описании отчетливо проступает внутренний мир Попова, который был ошеломлен, но не знал, как относиться к событию. Лишь спустя несколько дней он поймет, какую ошибку допустил, согласившись на сговор со Шмаковой.

Но события движутся своим чередом. Поездку в Москву отменили. И вот уже объявлен бойкот не Сомову, а Ленке, впервые столкнувшейся с тем ужасом лицом к лицу, с ужасом человеческого отчуждения.

Довольно сложно представить себе, как может вынести сердце, полное любви и нежности ко всему мирозданию, абсолютную ненависть со стороны людей. Но ненависть стала реальностью. Ненависть, обращенная на невинное существо. Ненависть, спровоцированная одним человеком, жаждущим мести.

Сначала в душе рождается страх. Затем боль и ненависть... и все тот же страх.

Ленка еще верит, что Сомов придет на помощь, не догадываясь о том, что главное для последнего – ни в коем случае не оказаться на ее месте. Ради этого он пойдет на все.

Ничего этого Ленка еще не знает, и потому продолжает любить и жалеть своего героя, который просто растерялся, но когда-нибудь обязательно соберется и выручит.

На этой ступени у юной героини остается надежда и остается верный друг. А пока есть друг, ты не одинок, даже если весь мир против тебя. Однако в стане противников находился еще и другой человек, о котором Ленка просто ничего не знала и даже считала «прихлебателем» Мироновой. Это Васильев, парень, который не смог перебороть в себе чувство стыда за все происходящее и отказавшийся участвовать в травле. Но он не просто отошел в сторону, а не побоялся прямо и честно сказать об этом:

- Я тоже против предательства! - пытался им объяснить Васильев. - Но зачем же ее бить?.. Она же девчонка. Мы даже не выслушали ее.

Васильев, не зная ничего о предательстве Сомова, нашел в себе силы вступиться за Бессольцеву просто потому, что не мог с этим смириться. В этом смысле об этом персонаже следует говорить особо, поскольку именно он максимально близок по своим внутренним качествам характеру Лены.

Но очередной уступ этой истории таил для героини еще более неожиданные события. Роковой час предельного испытания становится для нее все ближе. Образ крестного страдания то и дело мелькает и исчезает в повествовании Железникова. Мотив пригвожденности[10], распятия, его ожидания и страстей, предшествующих казни, оживает на страницах повести по мере приближения к финалу.

Но вера Лены в мужество Димки не знает предела. Даже в тот миг, когда ее защитник и герой застигнут врасплох под маской медведя, даже тогда она готова ему все простить, уверенная, что его вынудили на это ее преследователи.

Удивительно, что именно на пределе нравственного напряжения и чувства несправедливости дедушка обнаруживает портрет бабы Маши в Ленином возрасте, дивно похожей на внучку Николая Николаевича. И кем же была Мария Николаевна Бессольцева, сестра деда Николая Николаевича?

Знаменитая особа. Жертвенница. Святая душа. Ее жениха убили в русско-турецкую войну. Под Плевной. А она после его смерти не пожелала выходить замуж, ей тогда было всего восемнадцать, и всю жизнь прожила одна. Но как прожила! Она основала женскую гимназию в городке. А первые ее выпускницы все до единой уехали работать учителями в близлежащие деревни. Говорят, они ей во всем подражали: так же одевались, как она, так же разговаривали, так же жили. Какие были люди!

Какие были особенные люди! Все делали не ради славы, а для народной пользы. Потом за другими стала ухаживать, за самыми тяжелыми ходила, многие ей своей жизнью были обязаны. Я ее хорошо помню. Она жила в твоей комнатке... Когда она умерла, ее хоронил весь город.

И все это происходило здесь, в том же городе, на той же земле. Ярчайший символический прообраз подвига Лены напрямую сопрягается с подвигом святости. Вспомним также и последнее свидание Лены и Сомова перед окончательным предательством последнего. Как странно ведет себя Дима, как необычно для него. Он в буквальном смысле слова кается перед девочкой[11], признавая себя трусом, а вслед за этим целует ее.

Поцелуй Димки, разумеется, можно рассматривать как обыкновенное проявление сердечных чувств паренька, если бы вслед за этим не произошло непоправимое, в связи с чем напрашивается невольная аналогия душевного жеста Димки с поцелуем другого рода, совершенным одним из апостолов в ночь пленения Спасителя. Поцелуй предания на распятие.

В следующие секунды шпионивший Валька уже стащил платье Лены с веревки и убежал прочь. Ленка рванула вслед за ним. В сарае, где скрылся Валька, все были в сборе. Рыжий, как обычно, веселил присутствующих, напялив на себя Ленкино платье. И опять-таки не стоило особого внимания обращать на историю с платьем, если бы не следующая аналогия с великими событиями страстной пятницы, когда воины у подножия креста бросали жребий об одеждах распятого.

Он снял платье и протянул мне.

- На...

А когда я хотела его взять, кинул через мою голову Лохматому. Ничего не понимая, я бросилась к Лохматому, а он подразнил меня платьем, покрутил им перед моим носом и перекинул Вальке... И понеслось по кругу! Валька - Шмаковой, Шмакова - Попову, тот еще кому-то... И каждый дразнил меня.

Быстрее, быстрее!

Мне стало жарко, я носилась как угорелая, и прыгала, и хватала их за руки, но платье перехватить не могла.

Быстрее, еще быстрее!

Передо мной мелькал круг из их лиц, а я носилась в нем, точно белка в колесе.

Мне бы надо остановиться и уйти, наплевать на это платье и на них на всех наплевать, но я, как последняя дурочка, металась между ними, старалась их победить. Не ради себя, ради Димки.

И вдруг кто-то из круга бросил платье Димке, и тот поймал его. Я почувствовала, как все они напряженно затихли.

Миронова сказала:

"Вот вам и очная ставка. Наконец-то мы узнаем всю правду!"

Я подошла к Димке, протянула руку за платьем и улыбнулась ему:

"Ну, пошли?.. Поговоришь с ними в другой раз".

Он не двигался с места и платье мне не отдал, но улыбнулся в ответ. И я ему еще раз улыбнулась, а руку все время держала протянутой... Так мы стояли и улыбались друг другу.

И вдруг... он швырнул платье через мою голову!

 

Неправедный суд свершился, и Ленка осталась совершенна одна. Теперь ей было нечего ждать и не на что надеяться. Теперь, казалось бы, ее жертва превратилась в прах. Во имя и ради кого она совершила подвиг? Ради никчемного подлеца? Неужели она еще чем-то обязана своему предателю? Неужели и сейчас нужно скрывать истину?

Но и это был не конец – впереди костер, на котором решено было сжечь платье девочки. Никто тогда не мог понять, как далеко может зайти эта шутка:

"Дождалась!"

"Я придумала! Я придумала! - Шмакова от радости запрыгала. - Пусть Димка подожжет костер!.."

После этих слов Шмаковой я совсем перестала бояться. Я подумала: если Димка подожжет, то, может быть, я просто умру.

Последний шаг Димки таинственным образом связан с последним выступом скалы, на которую обрекли взбираться 12-летнюю девочку. На этом уступе страх исчезает, но появляется что-то совершенно иное, освобождающее от всего, что было прежде. Шаг, равный жизни, принесенной в жертву за человека, поджигающего костер.

Каким символическим смыслом полны слова Лены, описывающей происходящее:

Дедушка, знаешь... - сказала Ленка печальным голосом, - я пришла на костер одним человеком, а встала с земли навстречу Димке совсем другим. Вот тогда-то я подумала, что моя жизнь кончилась.

Все, что происходило далее, может быть заключено пророческой фразой дедушки:

- Бедные люди!.. Честно тебе скажу, Елена, мне их жалко. Они потом будут плакать.

- Только не Железная Кнопка и не ее дружки, - ответила Ленка.

- Именно они и будут рыдать, - сказал Николай Николаевич.

Нет, не Ленка уже перед нами, а самая настоящая Елена (от др. гр. «Огненная»), человек переживший смерть, но нашедший силы для воскресения. Разоблачение Сомова не заставило себя ждать. Появление Лены, обритой наголо, на дне рождения своего бывшего героя, поразило всех, даже Миронову, впервые всерьез задумавшуюся над великим мужеством сверстницы. Нет, Лена не собиралась открывать свою тайну, она лишь доказала каждому, что страх окончательно покинул ее, что больше ей бояться уже нечего, и каждый из ребят вдруг понял, с какой невероятной высоты говорит с ними их одноклассница. Ни одна насмешка не смела вылететь из уст присутствующих.

Но дело было не в том, как она одета, а в том, какое у нее было необыкновенное лицо, преображенное до неузнаваемости ее смелым поступком. Раньше лицо у нее бывало добрым, милым, отчаянным, жалким, а теперь оно было вдохновенно-решительным. И всем сразу стало ясно, что она пришла к ним затем, чтобы сделать то, что хочет. И помешать ей никто не сможет. Они все это поняли и замерли. Только что смеялись, хохотали, танцевали, а тут окаменели.

Что-то сломалось в механизме бойкота, в структуре охоты на ведьм и предателей. Что-то непоправимо надломилось в душах детей, и надлом этот стал началом конца философии Мироновой, конца ее лидерства и владения душами и мыслями класса.

Попов, вечный раб и оруженосец Шмаковой – стал первым отколовшимся камнем, за которым начнется самый настоящий обвал.

 

Попов шумно выдохнул:

- Все! - Он встал. - Ребя! Мочи моей больше нету! - И выбежал из комнаты, громыхая тяжелыми ботинками и натыкаясь по пути на опрокинутые стулья.

Скоро ватага неистовых шестиклассников понесется вслед за Сомовым.

И лишь один вопрос останется пока без ответа: что заставило Лену молчать? Ответ на него откроет, наконец, последнюю страницу повести, последнюю тайну преображенной души:

Что это было? Гордость, обида на Димку?..

Нет, это было чувство невозможности и нежелания губить другого человека.

Даже если этот человек виноват.

В начале этой истории, как отмечалось, силовым центром коллектива была Миронова и ее безупречные волевые качества. Кто бы мог предположить, что непоправимая ошибка в мыслях этой, в конечном счете, не самой плохой девчонки, может так изменить вектор симпатий целого класса. Две стороны души, повторимся, две половинки, каждая из которых стремится заполнить всю душу, эти две половинки поменялись местами. В тот момент, когда на следующий день Лена пришла в класс попрощаться.

Это был совсем другой человек, совсем другая, взрослая, понимающая, мудрая. Ребята постигли один из первых жизненных уроков в тот день: месть и ненависть никогда не достигают цели, зло никогда не приведет к добру, возмездие влечет за собой другое возмездие, и только милосердие и прощение в силах остановить кровожадное безумие миллионов. Перед ними стоял символ милосердия, жертва бессмысленного насилия, а Миронова, вовсе не чувствуя укоров совести, уже обрушивается на следующую жертву, которая на этот раз уж точно та самая, настоящая, а не фальшивая.

И вот самое главное дело Лены: она вновь спасает Димку, произнося всего несколько слов, с которыми почти все в один миг соглашаются. Вдруг соглашаются все, что не может не вызвать удивления. Однако, это случилось: Ленка, сама не желая того, стала лидером класса, новым образцом, оставившим в тени образ Мироновой. Та же выкованная воля, но совершенно друга вера, покорившая детские сердца.

А  ребята тянули руки, тянули, и окружили Димку, и оторвали его от стены, и вот-вот он должен был исчезнуть для Ленки в кольце непроходимого леса рук, собственного ужаса и ее торжества и победы.

Все были за бойкот!

Только одна Ленка не подняла руки.

- А ты? - удивилась Железная Кнопка.

- А я - нет, - просто сказала Ленка и виновато, как прежде, улыбнулась.

- Ты его простила? - спросил потрясенный Васильев.

- Вот дурочка, - сказала Шмакова. - Он же тебя предал!

- Но почему, почему ты против?! - Железной Кнопке хотелось понять, что мешало этой Бессольцевой объявить Димке бойкот. - Именно ты - против. Тебя никогда нельзя понять... Объясни!

- Я была на костре, - ответила Ленка. - И по улице меня гоняли. А я никогда никого не буду гонять... И никогда никого не буду травить. Хоть убейте!

- Какая храбрая! - Шмакова зловеще хихикнула: - Одна против всех!

- Раз так, то и Чучелу бойкот! - заорал Валька. - Ату-у-у их! – Он свистнул.

Но свист его погас, потому что никто его не поддержал.

Наверное, в этом и заключается тайна детской души – она способна измениться к лучшему, она пока слишком гибка и тонка, чтобы закоснеть в привычке.

И даже Валька, услыхав о подарке Николая Николаевича школе и музею, пережил что-то, похожее на душевное потрясение:

Валька растерялся. Смысл жизни терял для него основу. Он хотел заработать много-много денег, он считал это самым большим счастьем, потому что на деньги он купил бы себе автомашину, цветной телевизор, моторную лодку и зажил бы в собственное удовольствие. И вдруг "кто-то", по доброй воле, отказывался от всех своих богатств. От дома, который стоит тысячи. От картин, которые, говорят, стоят "мильен".

И даже Рыжий, раб коллектива, ненавидящий Бессольцеву за срыв поездки в Москву, вдруг понимает:

Я всегда был как все. Все били, я бил. Потому что я Рыжий и боялся выделиться. - Он почти кричал или почти плакал: голос у него все время срывался. - А теперь - точка! Хоть с утра до ночи орите: "Рыжий!" - я все буду делать по-своему, как считаю нужным. - И впервые, может быть, за всю свою жизнь освобожденно вздохнул.

Только теперь мы можем смело сказать – Ленка спасла многих, не только Сомова, она спасла, принеся себя в жертву, весь класс, надолго избавившийся от соблазна вершить суд над человеком. Страдания одной невинной девочки стали поводом к прорастанию глубоко затаенной в сердцах каждого истины о смысле любви и силе сострадания.

 

И, в заключении, нам трудно обойти еще одну ипостась повести, обращенную уже к миру взрослых, который на поверку оказывается одним из главных, хотя и незримых, персонажей повести.

Вопрос о природе детской жестокости и мотивах неожиданной агрессии крайне актуален сегодня. Спросим себя: неужели виной тому одна Миронова, неужели негодяй Валька или трус Сомов таковы от природы?

Оказывается, далеко не все так просто. Автор обращает нас лицом к лицу с новой сложнейшей проблемой – проблемой воспитания духа в человеке, и воспитанием этим заняты родители и учителя.

Но где они – воспитатели? Маргарита Ивановна целиком поглощена собственным счастьем, за что ее, конечно, нельзя судить, но нельзя и умалить долю ее вины в случившемся. Понимание к ней возвращается слишком поздно, чрезвычайно поздно догадывается она о драме, разразившейся в ее собственном классе.

Откуда появился дикий способ заработка у Вальки? Чьи идеи высказывает этот паренек? Разумеется, родного старшего брата, который только поощряет его в столь замечательных начинаниях.

Где искать источник эгоизма Шмаковой? Разве не в ее собственной семье, где мать «втайне от отца» вручает девочке лишние деньги, чтобы та как следует отдохнула в Москве. Ложь, царящую в семье Шмаковых, автор очерчивает этим незначительным штрихом. Родителей как бы и нет, но на самом деле – вся повесть обращена к ним.

Вспомним один знаменательный эпизод из разговора Шмаковой и Мироновой:

 

- Послушай, Миронова, а почему ты такая? - Шмакова с большим любопытством посмотрела на Железную Кнопку.

- Какая?

- Ну не как все девчонки... Мама у тебя жутко модная. Женщина моей мечты...

- Что с вас взять, - резко перебила Железная Кнопка. - Смотри, сколько нас осталось? По пальцам можно пересчитать... Из всего класса. И это после того, как мы объявили бойкот предателю. А если бы не я, вы бы уже все сидели дома.

Шмакова улыбнулась: ее не так-то легко было сбить.

- Вчера я встретила твою маму, - вновь начала она. - Идет в синей кожаной курточке. Между прочим, под цвет глаз. Я отвалилась. – Мечтательно закатила глазки: - Наверное, кучу денег заплатила?

- Не интересовалась... Шмакова, давай о чем-нибудь другом.

 

Тут не столько иллюстрация взглядов на жизнь самой Шмаковой, сколько глубокая характеристика ее противоположности – Мироновой. Каковы причины озлобленности Мироновой на весь мир? Разве не в том, что честное и искреннее сердце Железной Кнопки раз за разом сталкивалась с ложью и предательством в собственной семье? Разве не здесь кроется ответ на вопрос о детской жестокости? Он совсем рядом, он – в наших домах.

И это последняя фраза девочки объясняет неявный подтекст повествования:

 

- Все из-за нее! Из-за нее! - твердила Миронова, вытирая слезы. - Из-за матери моей... Она считает, что каждый может жить как хочет... и делать, что хочет... И ничего ни с кого не спросится. Лишь бы все было шито-крыто!.. И вы такие же! Все! Все! Такие же!..

 

Каждый из них чувствует правду, каждый готов принять ее, но не каждый из детей счастлив в семье. И теперь, увидев и соприкоснувшись с красотой настоящего поступка, в детских душах проснулась светлая тоска,

 

«…такая отчаянная тоска по человеческой чистоте, по бескорыстной храбрости и благородству все сильнее и сильнее захватывала их сердца и требовала выхода. Потому что терпеть больше не было сил».

 

Вопросы:

 

1. Проблематика повести. Основные конфликты и конфликтные ситуации произведения.

2. Духовный смысл мотива жертвоприношения в повести Железникова «Чучело»

3. Пространственная организация повести.

4. Временная организация повести. Кольцевая композиция.

5. Образ Николая Николаевича, его миссия в безымянном городке.

6. Нравственные проблемы, затронутые автором повести. Их роль и место в развитии сюжетной линии произведения. Воля. Авторитет. Вера.

7. Система образов повести, поляризация персонажей в зависимости от места в группе, характера и собственных убеждений.

8. История Ленки Бессольцевой как духовный подвиг – от неведения к страданию и духовному преображению личности.

9. Образ Сомова и его значение в судьбе Лены Бессольцевой

10. Мотивы поведения Шмаковой и ее нравственное кредо?

11. Мир взрослых и его незримая роль в разыгравшейся драме.

12. Духовный смысл повести: истина милосердия или истина справедливого возмездия? Значение заповеди: «Не судите, да не судимы будете».

 

 

РАЗДЕЛ 3

 

 

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (210)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.069 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7