Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Минеральные ресурсы Каспия как ключевой фактор региональной ситуации




Некоммерческое партнёрство

ИНСТИТУТ КАСПИЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

 

 

 

Аналитический доклад

 

Каспийская повестка

Накануне III саммита прикаспийских государств

Москва 2010 г.


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

1. СПЕЦИФИКА РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ 4

1.1 Минеральные ресурсы Каспия как ключевой фактор региональной ситуации 4

1.2 Политическая и социально-экономическая специфика региональных проблем 7

2. ТРАНСПОРТНАЯ СТРАТЕГИЯ КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА 11

3. ПРОБЛЕМЫ БИОРЕСУРСОВ КАСПИЯ 16

4. ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНОСТИ НА КАСПИИ 19

5. РАЗВИТИЕ ГУМАНИТАРНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА НА КАСПИИ 23

6. ОРГАНИЗАЦИЯ КАСПИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА: ИНСТРУМЕНТ РЕШЕНИЯ ОБЩИХ ПРОБЛЕМ 27

6.1 Предварительное обсуждение ОКЭС и действующие аналоги 28

6.2 Задачи участников ОКЭС 31

6.3 Структурные подразделения и уровни ОКЭС 33

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 35


 

ВВЕДЕНИЕ

 

Понятие «Каспийский регион» в качестве нового объекта внешней политики появилось после распада Советского Союза, когда запасы нефти и газа на Каспии стали «трамплином» вывода новых государств на мировую арену.



Комплекс причин, связанных с ресурсными, экономическими, экологическими, правовыми и другими особенностями Каспийского региона, делают его центром противоречий глобального характера. Регион представляет собой уникальный случай пересечения интересов сразу нескольких блоков стран: с Севера, Юга, Востока и Запада.

В то же время, Каспийский регион представляет не только экономический, но политический и военно-стратегический интерес, что обусловлено двумя основополагающими факторами:

- большими запасами энергоресурсов. Доказанные запасы нефти в Каспийском регионе составляют 5,1 млрд т, доказанные запасы газа — 8 трлн м3. По оптимистичным оценкам экспертов, экспорт нефти из Каспийского региона может к 2015 году достичь 2 - 4 млн. баррелей в день, или около 100 - 200 млн. т в год;

- геополитическим расположением на стыке Европы и Азии, в потенциально конфликтоопасной зоне.

Для всех стран региона район Каспийского моря важен не только с точки зрения ресурсных богатств, но и как район стратегической значимости с точки зрения создания зоны устойчивого социально-экономического развития, именно это позволит сформировать базу экономической стабильности, повысить качество жизни, а значит укрепить фундамент безопасности прикаспийских государств.

В условиях, когда Каспийский регион превратился в важный объект мировой геополитики, определение прикаспийскими государствами верной Стратегии в отношении этого региона является актуальной задачей для обеспечения экономической и гражданской безопасности, как отдельных стран «каспийской пятёрки», так и региона в целом. Значительная важность этого направления обусловлена, в том числе, необходимостью развития прибрежных регионов стран «пятёрки».

 

Перечисленные факторы обусловливают актуальность темы аналитического доклада, который представлен экспертному сообществу накануне III Каспийского саммита. Авторы доклада – эксперты Института каспийского сотрудничества и его партнёры – выражают надежду, что их труд, который сегодня является единственной попыткой на экспертном уровне осмыслить развивающиеся на Каспии процессы, станет скромным вкладом в:

активизацию интеграционных процессов в регионе;

создание устойчивых форм международного взаимодействия в формате «каспийской пятерки»;

препятствование недружественному присутствию внерегиональных сил в нашем Каспийском доме.

 

СПЕЦИФИКА РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

 

Минеральные ресурсы Каспия как ключевой фактор региональной ситуации

Совершенно очевидно, что ключевым фактором, определяющим позицию региональных игроков по проблеме Каспия, являются их экономические интересы. И в первую очередь, право на использование каспийских энергоресурсов.

Так, России важно поддержание конкурентоспособности собственных маршрутов доставки энергоносителей на мировые рынки. Для этого необходимо создание новых трубопроводных сетей с вовлечением в этот проект прикаспийских стран. Также ощущается потребность защищать и продвигать интересы российских нефтегазовых компаний в регионе.

Разработка Каспия стала одним из стратегических приоритетов для компании «Лукойл» - единственной из российских компаний, регулярно включающей разработку северной части Каспия в свой ежегодный бизнес-план. «Лукойл» стал первой российской компанией, самостоятельно вышедшей на рынки прикаспийских стран. Российскому нефтяному гиганту удалось «застолбить» свою нишу в казахстанском секторе Каспия, а также сохранить участие в азербайджанском газовом проекте «Шахдениз», и в дальнейшем компания может вполне рассчитывать на получение новых перспективных предложений от прикаспийских коллег.

Казахстан, разделивший спорные участки и занимающий самую приближенную позицию к Москве, осторожно воспринимает российскую политику по сохранению монопольного права на транспортировку энергоресурсов из региона.

Преимущественная часть казахстанской нефти прокачивается через территорию России. Вместе с Россией Казахстан участвует в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК), в Евразийском экономическом союзе, Таможенном союз и других интеграционных проектах. конецформыначалоформыСтруктуры Хвалынское, Центральное и Курмангазы расположены на срединной линии Каспия, и, согласно межгосударственному соглашению 2002 года, они разрабатываются на паритетных началах с российской стороной. По мнению официальной Астаны,конецформыначалоформы нефтегазовая маркетинговая стратегия РК основывается на эффективном многовекторном использовании стратегического положения Казахстана в центре Евразии. Развитие транспортной инфраструктуры, основанное на экономической и политической целесообразности, становится одним из самых насущных вопросов. Отсюда необходимость строить разветвленную сеть экспортных трубопроводов, соединяющих крупнейшие нефтяные месторождения Казахстана на Каспии с потребителями на Западе и Востоке.

До недавнего времени Казахстану не удавалось диверсифицировать потоки своих энергоносителей в обход России. Однако, пытаясь балансировать между Россией, Китаем и Западом, Астана будет вынуждена лавировать в вопросе выбора между российским маршрутом прокачки нефти и альтернативными трубопроводами.

Активную позицию занимают также Азербайджан и Туркменистан. Преодоление нерешенных правовых вопросов между двумя странами дает возможность для более эффективного развития выгодных энергетических проектов.

Теперь регулировать вопросы экономического взаимодействия будет образованная азербайджано-туркменская межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству. Этот шаг может помочь разрешить вопросы, связанные с окончательным определением статуса Каспийского моря.

В то же время Азербайджан и Туркменистан заинтересованы в налаживании торговых и транспортных связей в рамках морской акватории с целью концентрирования потоков в своей наземной инфраструктуре. Азербайджан обладает мощным танкерным, сухогрузным и паромным флотом. Этими возможностями сейчас пользуются многие грузоотправители. В планах Баку интенсифицировать товаропотоки, поскольку в регионе Южного Кавказа осуществляются сразу несколько транспортных проектов, имеющих стратегическое значение.

Необходимо учитывать, что взаимоотношения прикаспийских стран связывают, в частности, вопросы осуществления совместных проектов транспортно-коммуникационного характера. Прежде всего, это касается переговоров Ирана и Казахстана относительно строительства нефтепровода Казахстан-Туркменистан-Иран с выходом в Персидский залив. Иранский маршрут позволит Казахстану получить доступ к азиатским рынкам. Для Казахстана этот проект открывает новые возможности. В будущем предполагалось подключить этот трубопровод к системе иранских нефтепроводов, которые в настоящее время транспортируют нефть с юга страны на север, и высвободить определенную мощность этой системы для переброски казахстанской нефти в Персидский залив на остров Харк и далее к потребителям в Юго-Восточной Азии.

Позицию Ирана в этом направлении оценивать сложнее с учетом существующего режима международных санкций. Каспийский шельф, как источник ресурсов, пока не является приоритетом для Тегерана.

конецформыначалоформыВ то же время Иран стремится к заключению новых соглашений о торговле нефтью, например, с Казахстаном, а также к расширению системы своих трубопроводов. Развиваются энергетические связи между Ираном и Россией. Российские компании принимают участие в иранских нефтяных и газовых проектах и, скорее всего, продолжат участие в совместных с иранцами проектах и дальше, несмотря на то, что эти страны являются в определенной степени конкурентами в сфере транспортировки энергоресурсов из региона.

В первую очередь энерегетический фактор спосособствовал и росту интереса к региону со стороны внешних игроков. В 1990-х Госдепартамент США сообщил нефтяникам, что в недрах Каспийского моря находится до 200 млрд. баррелей нефти, что сравнимо только с оцениваемыми запасами под песками Саудовской Аравии (262 млрд. баррелей). Затем прогнозируемые запасы были снижены до 25 – 30 млрд. баррелей, но и эта информация послужила основой для разработки чрезвычайно сложного маршрута нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, тем самым обеспечив поставки каспийской нефти на западные рынки в обход Ирана и России (хотя путь через Иран значительно короче и дешевле). Когда каспийская нефть достигнет пика своего экспорта она займет не более 7%, в лучшем случае 10% мирового рынка. Не столь решающий фактор влияния.

Однако если учитывать влияние газового экспорта на энергообеспечение Европы, а также расположение Каспийского моря в центре материковой Евразии, станет ясно, что интерес глобальных сил Запада (США, ЕС) и Востока (прежде всего, Китай) к этой территории носит долгосрочный комплексный характер. Ныне в разработке каспийских месторождений участвуют крупнейшие американские и европейские компании, активно лоббирующие свои интересы на самом высоком государственном уровне. Лидерами в привлечении западного капитала являются Казахстан и Азербайджан.  

Что касается Китая, то китайцы также проявляют достаточный интерес к региону. Он не так ярко выражен, как интерес западных игроков, то в перспективе опосредованное участие Китая в региональных делах, видимо, будет только возрастать. Серьезные усилия КНР в Центральной Азии направлены на организацию железнодорожного и трубопроводного сообщения. Стратегически эти коммуникации должны обеспечить не только доступ к полезным ископаемым региона, но и выход для Китая в Иран и Турцию (через Каспий), снизить нагрузку на собственные порты, составить альтернативу транзиту через Россию. КНР не скрывает того, что стремиться извлечь максимальную выгоду от транспортного сотрудничества со странами региона.

Структура товарооборота КНР с центральноазиатскими государствами свидетельствует, что Китай, являясь получателем местного сырья, превращает ЦАР в зону сбыта товаров собственного производства. Транзитный потенциал региона интересует КНР исключительно с той же точки зрения.

Со своей стороны центральноазиатские страны активно используют заинтересованность Китая в местных транспортных проектах для переориентации своих экономик на более широкий круг партнеров. Прежде всего, это затрагивает экономические связи с Россией, хотя объективно способствует развитию транспортной системы ЦАР.

В то же время, именно повышенный интерес внешний игроков к ресурсам каспийского региона объективно способствует росту конфликтного потенциала на Каспии. В последние пятнадцать-двадцать лет регион является зоной военно-политического интереса США и стран НАТО. США рассматривает Каспий как сырьевой резерв, коридор для доставки среднеазиатских углеводородов и потенциальный плацдарм (ныне транзитный) для военных действий на Среднем Востоке, в Иране, Афганистане. Европейский Союз пытается выработать в отношении каспийского региона собственную политику, где присутствуют сырьевые интересы в сочетании с декларируемой миссией социально-политической трансформации стран региона, их развития на пути демократии западного типа. Вместе, ЕС и США стремятся взять под контроль узловые точки евразийских коммуникационных коридоров на Каспии.

Что же касается самих стран региона, то с целью обеспечения собственных интересов, Запад активно и, к сожалению, достаточно успешно использует все эти году классическую тактику «разделяй и властвуй». Трудно спорить с тем, что основные линии напряжения, существующие ныне на Каспии между государствами «пятёрки» связаны и обусловлены именно энергетическими, геополитическими и другими интересами западных держав.

К примеру, споры вокруг маршрутов доставки углеводородов напрямую стимулированы чисто политическим проектом Запада, направленным на создание альтернативного коридора получения ресурсов данного региона в обход России. Проекты эти в большинстве случаев весьма дорогостоящие и экономически необоснованные. Однако они с упорством внедряются западными державами с совершенно очевидными геополитическими целями – получить контроль над новыми источниками топлива для обеспечения «золотого миллиарда», ослабление России, снижение её влияния в странах региона, оказание давления на Иран, получение плацдармов для собственного геополитического влияния на другие страны, препятствование региональной интеграции и ситмулирование межрегиональных противоречий, попытки создания лояльных политических режимов, «нанизанных» на нитки новых трубопроводных проектов.

Что касается последнего обстоятельства, то можно с абсолютной уверенностью утверждать, что за вовлечением некоторых стран региона в экономические проекты Запада (к примеру альтернативные трубопроводы) уже в среднесрочной перспективе с неизбежностью последуют попытки влияния западных держав на внутриполитическое устройство этих государств. За право участия в этих проектах придётся платить. Собственно говоря, эти попытки можно наблюдать уже сейчас. Наиболее яркий пример – Грузия. В дальнейшем, в связи с объективными обстоятельствами, активность, масштаб и интенсивность данных попыток будет только нарастать. По этому поводу не стоит испытывать никаких иллюзий. Конечной целью, которую наиболее октровенные западные политики и эксперты даже не пытаются скрывать, является создание пояса подконтрольных, прозападных режимов в регионе Южного Кавказа и Центральной Азии.

Примерно такая же ситуация складывается и вокруг Ирана. Именно западным фактором влияния обсуловлено охлаждение отношений между Тегераном и Москвой, а также общая атмосфера напряжения, которая, в той или иной степени, транслируется с американо-иранских отношений на весь региональный контекст в целом. Специфика отношения Запада к Ирану, уже заставляет многих рассматривать регион Каспия, как потенциальный театр военных действий.

Таким образом, углеводородные богатства каспийского региона с одной стороны являются шансом на развитие для стран региона, но, с другой, и источником весьма серьёзных вызовов, решать которые придётся во взаимодействии друг с другом. В любом случае, именно энергетический фактор, судя по всему, будет оставаться определяющим по отношению к общей ситуации на Каспии в ближайшие годы.  

    

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (190)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.014 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7