Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Индивидуализация наказания соучастников преступлений




 

Одним из проблемных вопросов теории соучастия в российском уголовном праве, имеющим большое практическое значение, является вопрос об акцессорном или самостоятельном характере ответственности соучастников. Акцессорная теория соучастия уходит корнями в эпоху великой Французской революции XVIII века и наиболее популярна во Франции, Англии, ФРГ, США[9]. В соответствии с этой теорией действия соучастников имеют по отношению к действиям исполнителя дополнительный характер[10]. Соучастник как бы «заимствует» то деяние, которое совершает исполнитель. Из принципа акцессорности вытекает, что акты исполнителя и акты соучастника имеют одну и ту же квалификацию. Если акт исполнителя не может быть квалифицирован в уголовном порядке, то лицо, помогающее осуществлению преступного деяния, соучастником не является[11]. Из этого следует, что если исполнитель не довел преступление до конца и добровольно отказался от его совершения, то соучастник уголовной ответственности не подлежит, а также то, что эксцесс исполнителя должен вменяться в вину другим соучастникам[12].

Легко заметить, что подобные утверждения входят в противоречие с закрепленными в уголовном законе принципами вины (ст. 5 УК РФ), справедливости (ст. 6 УК РФ) и самостоятельности ответственности соучастников преступления (ст. 34 УК РФ). Действительно, действия исполнителя и других соучастников могут квалифицироваться не только по различным пунктам или частям одной статьи, но и по различным статьям Особенной части УК РФ. Добровольный отказ исполнителя не исключает ответственности других соучастников преступления (ст. 31 УК РФ) и, наконец, в соответствии со ст. 33 УК РФ за эксцесс исполнителя другие соучастники ответственности не несут. Указанные положения являются развитием закрепленного в ст. 34 УК РФ тезиса о том, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. Это означает, что каждый соучастник несет ответственность не за деяние исполнителя, а за свое собственное.



Тем не менее, акцессорная теория соучастия нашла своих сторонников в нашей стране. Еще в советский период за признание так называемой «логической акцессорности» высказывался М.И. Ковалев. Отрицая механическую зависимость размера наказания, назначаемого соучастнику, от размера наказания, определяемого исполнителю, он замечал, что ответственность соучастников должна наступать лишь в том случае, если доказано, что исполнитель совершил или начал совершать преступление[13]. Этой же точки зрения М.И. Ковалев придерживался и в более позднее время[14]. П.Ф. Тельнов также считал, что в теории акцессорности есть «известное рациональное звено — мысль об определенной зависимости судьбы остальных соучастников от поведения исполнителя, облегчающая правильное решение ряда практически существенных вопросов института соучастия»[15]. К таким вопросам он относил: стадии преступной деятельности соучастников, место и время совершения преступления, значение квалифицирующих обстоятельств для оценки деятельности соучастников.

Действительно, в соответствии с современными правилами квалификации преступлений, если исполнителем совершено приготовление или покушение, то и другие соучастники отвечают за приготовление либо покушение соответственно. Местом и временем действий соучастников считается место и время действий исполнителя, Квалифицирующие признаки состава преступления, не относящиеся исключительно к личности исполнителя, должны вменяться всем соучастникам.

На первый взгляд, подобные положения подрывают принцип самостоятельной ответственности соучастников преступления. Например, организатор подготовил и спланировал совершение преступления, выполнив все от него зависящее. Дальше остается только ждать наступления преступного результата, но исполнитель в процессе совершения преступления был задержан. Организатор подлежит уголовной ответственности за покушение, а если бы исполнитель задержан не был, то за оконченное преступление. Но подобную взаимосвязь, на мой взгляд, следует рассматривать не как полную зависимость ответственности соучастников от действий исполнителя, а как определенную зависимость ответственности соучастников от каких-то внешних факторов. Ведь и при совершении преступления единолично иногда мы наблюдаем подобные ситуации.

Например, после удара ножом потерпевший смог самостоятельно перевязать рану и обратился за помощью, в результате чего остался жив. При этом мы же говорим, что в данном случае ответственность преступника зависима от поведения жертвы и врачей. Что касается времени совершения преступления, то существует и другая точка зрения. Например, З.А. Незнамова отмечает, что «если преступление совершено в соучастии, то для каждого из соучастников действует закон времени исполнения им своей юридической роли»[16]. На мой взгляд, все же следует согласиться с тем, что по общему правилу временем совершения преступления в соучастии является время совершения деяния исполнителем. Лишь в исключительных случаях, когда исполнитель выходит за пределы совместного умысла (например, А. организовал убийство Б., которое должно было быть совершено именно 31.12.06 г., но исполнитель совершил его 1.01.07 г.), можно говорить, что время совершения преступления соучастником определяется временем совершения его действий. Подобное правило соответствует принципу субъективного вменения. То же самое можно сказать и о месте совершения деяния соучастником, хотя здесь З.А. Незнамова уже однозначно указывает, что «местом преступления, совершенного в соучастии, признается территория, на которой была закончена или пресечена преступная деятельность исполнителя»[17]. Вместе с тем представляется, что в случае отсутствия деятельности исполнителя место и время совершения преступления должно определяться местом и временем действий соучастников, например, при неудавшемся подстрекательстве.

Здесь следует согласиться с мнением А. В. Пушкина, который считает, что принцип самостоятельности ответственности не исключает определенной зависимости в части предела ответственности соучастников от действий, совершенных исполнителем преступления. Современная доктрина отвергает лишь ту сторону акцессорности, которая проявляется в слепой зависимости ответственности и наказания, назначаемого соучастнику, от ответственности и наказания, назначаемого исполнителю преступления[18]. Полная «механическая» акцессорность соучастия совершенно справедливо критиковалась в отечественном уголовном праве, как способствующая объективному вменению[19]. Суть акцессорного соучастия в современном понимании заключается в том, что оно невозможно без действий исполнителя. Пока исполнитель не приступит к выполнению состава преступления, мы не можем говорить о соучастии[20]. Помимо этого, идеи логической акцессорности соучастия нашли свое выражение в следующем: как правило, соучастнику вменяется та же статья или та же часть статьи, что и исполнителю; в случае наличия в действиях исполнителя состава неоконченного преступления, соучастник также несет ответственность за неоконченное преступление; место и время преступления обычно определяются по месту и времени совершения деяния исполнителем; в случае признания деяния исполнителя малозначительным (Ч. II ст. 14 УК РФ) соучастник также не подлежит уголовной ответственности (если его умысел был направлен на совершение именно малозначительного деяния).

Принцип самостоятельности ответственности соучастников выражается в том, что: возможна квалификация действий исполнителя и других соучастников по разным статьям УК РФ (разным частям статьи); добровольный отказ исполнителя не исключает уголовной ответственности других соучастников и наоборот (ст. 31); соучастник не несет ответственности за эксцесс исполнителя (ст. 36); смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику (ст. 67); нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76), в связи с амнистией (ст. 84) применяются к каждому соучастнику самостоятельно; уголовным законом не установлены формальные требования определения наказания организатору, подстрекателю или пособнику в зависимости от наказания, назначенного исполнителю; для привлечения к уголовной ответственности соучастника преступления не обязательно, чтобы к ней был привлечен и исполнитель (например, в случае его смерти, неустановлении его личности). Принцип самостоятельной ответственности соучастников преступления также позволяет привлекать лиц к уголовной ответственности при неудавшемся соучастии, например при неудавшейся деятельности организатора или подстрекателя.

Таким образом, в настоящее время можно говорить о взаимодействии принципов акцессорности и самостоятельности ответственности соучастников преступления по уголовному праву России.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (245)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.01 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7