Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ЭТАПЫ И ФОРМЫ РАЗВИТИЯ НАЧЕРТАТЕЛЬНОГО ПИСЬМА




Начертательное письмо зарождается как п иктография1. т.е. письмо рисунками. Образцы пиктографического письма обнаружены как археологами, так и этнографами.

1 Пиктогра2фия – от латинского pictus – «живописный» и греческого grapho – «пишу».

 

В пиктографии обозначающим служит схематический рисунок человека, лодки, животных и т. п.; конечно, и историк искусства, и этнограф заинтересованы в изучении таких рисунков. так как искусство и письмо в этих случаях нерасчленимы, однако для функции письма художественные достоинства рисунков несущественны, важна схожесть с объектом и опознаваемость темы, т. е. система передачи информации графическими знаками.

Обозначаемым в пиктографии служит жизненная ситуация (охота, поездка), вещи (весло, лодка), существа (люди, живот-

ные); словесное оформление всего этого для пиктографии несущественно (т. е. пиктограмму можно «читать» и именами, и глаголами и др.).

Примерами типичных пиктограмм могут служить приводимые на рис. 18 «дневник» эскимоса-охотника и «прошение» индейцев на рис. 19. Первая пиктограмма легче поддается чтению, так как ее содержание нагляднее («Человек пошел на охоту, добыл шкуру зверя, затем другую, охотился на моржа, поехал на лодке с другим охотником, заночевал»); здесь линейный ряд рисунков передает линейный ряд сообщения.

Рис. 18. Пиктограмма. «Дневник» эскимоса-охотника.

 

Вторая пиктограмма, обращение индейских племен к президенту, расшифровывается так: «Племена журавля, трех куниц, медведя, морского человека и морского кота поручили в едином порыве сердец главе племени журавля обратиться с просьбой к президенту о разрешении им переселиться в область озер».

Эта пиктограмма читается труднее, потому что, кроме легко опознаваемых изображений животных и птиц, обозначающих индейские племена, дорогу и озера, в ней имеется еще и передача более отвлеченных тем: «единство порыва сердец», «единомыслие и речь вождя, обращенная к президенту», что изображено линиями; линейность же пиктограммы не соответствует линейности сообщения.



Из сравнения этих примеров видно, что все наглядное находит себе прямое выражение в пиктографии, а все отвлеченное расшифровывается с трудом.

Пиктография не связана с алфавитом, т. е. набором определенных знаков, и тем самым не связана с обучением чтению и письму, так как нужные для передачи вещи и ситуации надо только похоже изобразить; несвязанность пиктографии с формами языка позволяет ей быть удобным средством общения разноязычных племен.

Некоторые исследователи связывают типы пиктограмм с другим вспомогательным средством общения людей – с жестами и их типами, что, безусловно, могло иметь место и требует продолжения исследования. Однако мнение о том, что пиктография и жесты в определенный период заменяли язык, лишено всякого основания, и жесты, и пиктография были только у говорящих людей и не могли заменить языка.

 

Рис. 19. Пиктограмма. «Прошение» индейцев.

 

С развитием понятий и абстрактного мышления возникают такие потребности письма, которые пиктография уже не может выполнять, и тогда возникает идеография1, т. е. «письмо понятиями», когда обозначаемым является не сам жизненный факт в его непосредственной данности, а те понятия, которые возникают в сознании человека и требуют своего выражения на письме.

1Идеография – от греческого idea – «идея» и grapho – «пишу».

 

Переход от пиктографии к идеографии связан с потребностью графической передачи того, что не обладает наглядностью и не поддается рисуночному изображению (см. рис. 20). Так, например, понятия «зоркость», «бодрствование» нельзя нарисовать, но можно нарисовать тот орган, через который они проявляются. т. е. через изображение глаза. Таким образом, обозначающее на первых шагах идеографического письма остается тем же рисунком, но обозначаемое меняется: рисунок глаза как пиктограмма обозначает «глаз», а как идеограмма – «зоркость», «бодрствование», т. е. функцию данной вещи или результат ее использования. Таким же образом «дружбу» можно передать изображением двух рук, пожимающих одна другую, «вражду» – изображением скрещенного оружия и т. п.

 

Рис. 20. Иероглифы. Древнеегипетское письмо.

 

Рисунок в этих случаях выступает в переносном, а тем самым и в условном значении. Этот перенос значения рисунков очень похож на метонимический перенос в лексике названия орудия на результат его использования; ср. язык – «орган» и язык – «речь» и рисунок глаза – «глаз» и тот же рисунок – «зоркость», «бодрствование» и т. п. На данном этапе развития письма одни и те же рисунки могли иметь и прямое значение (что изображено), и переносное (сопутствующие явления), что, конечно, очень затрудняет дешифровку письменных памятников этого типа письма. Потребность убыстрения письма и возможность передавать более сложные по содержанию и длинные по размерам тексты привели к схематизации рисунков, к превращению рисунков в условные значки – иерогли2фы1.

1Иерогл2ифы – от греческого hieroglyphoi – «священные письмена» (буквально: «резьба жрецов», так как, во-первых, не писали, а резали на кости и других материалах, а во-вторых, «тайной» иероглифического письма владели жрецы).

 

Рис. 21. Розетский камень, благодаря находке которого Ф. Шампольон смог приблизиться к дешифровке древнеегипетских иероглифов, так как надпись содержала передачу одного и того же текста вверху древнеегипетскими иероглифами, посередине -древнеегипетским демотическим письмом, а внизу был дан перевод текста на древнегреческий язык.

Технический прогресс письма, т. е. изыскание более подходящего материала, на чем пишут, и инструментов письма, привел к тому, что от камней и кусков дерева или коры перешли к надписям на специальных материалах. В Египте были придуманы свитки из папируса, клетчатки нильского тростника, в других местах – разного рода обработка кожи (пергамент) и, наконец в Китае была изобретена бумага. Вместо насекательных по камню и царапающих по дереву орудий при новых материалах появились пишущие орудия: тушь и кисточка, которыми можно было гораздо быстрее изображать нужные знаки.

 

Рис. 22. Иероглифы. Картуши с обозначением имен Птолемея и Клеопатры (из верхнего текста Розетского камня).

 

 

Рис. 23. Древнеегипетская скоропись, происшедшая из иероглифического письма (иератическое письмо).

 

Рис. 24.

Иероглифическое письмо удобно тем, что посредством его знаков можно передать и наглядное, и отвлеченное содержание; здесь уже возникает вопрос алфавита, так как, для того чтобы читать и писать, надо знать и иметь в распоряжении известный набор знаков и определенное для данного текста и притом очень большое количество иероглифов.

Итак, идеография – это такое письмо, в котором графические знаки передают не слова в их грамматическом и фонетическом оформлении, а те значения, которые за этими словами стоят. Поэтому, например, в китайской иероглифической письменности омонимы передаются разными иероглифами, а звучат они и морфологически построены одинаково.

Рис. 25. Основные шумерские идеограммы.

В любом виде идеографического письма имеются, конечно, и элементы звуковых знаков; поэтому для дешифровки письменности этих эпох возникает новая трудность: когда данный знак является идеограммой и когда тот же знак служит обозначением фонетического явления (слога, звука).

Новый этап развития письма возник в странах Ближнего Востока в связи с целым рядом исторических событий.

На данном этапе развития письменности главное было в том, что надо было письмо сделать более доступным для пользующихся им, а количество таких людей все возрастало в связи с развитием торговли, передвижений и, наконец, с установлением государственности.

В связи с этим были разные попытки упростить способ письма. Исходя из связи языка и письма, эти попытки могли быть разными.

Во-первых, в отношении к лексике. Таким путем пошла китайская письменность. Так, для обозначения понятия «слеза» нужно было сочетать два знака: «глаза» и «воды»; для того чтобы выразить понятие «лаять», надо было соединить знаки «собаки» и «рта». Иногда логика этих сочетаний делается малопонятной, например в китайском письме иероглиф «корабля» в сочетании со знаком «пламени» надо понимать «пожар», а в сочетании со знаком «рта» – «болтливость» (см. рис. 27). Этот путь сокращения идеографического алфавита был малопродуктивным.

 

 

 

 

Другой путь сокращения и упрощения идеографического письма связан с грамматикой. Так, можно корням оставить их иероглифы, а в производных формах от этих корней употреблять дополнительные иероглифы со значением аффиксов; но этот путь доступен только для тех языков, где есть членимость слова на корень и аффиксы. Однако такой метод очень в малой степени может обеспечить сокращение алфавита, так как количество корней почти безгранично, а для каждого корня нужен свой иероглиф.

Самый продуктивный способ оказался в фоногра2 фии1. когда письмо стало передавать язык не только в его грамматическом строе, но и в его фонетическом обличии.

1 Фонография – от греческого phone – «звучание» и grapho – «пишу».

 

Еще египтяне и ассиро-вавилоняне делали попытки передачи в письме фонетической стороны языка.

Ассиро-вавилоняне свои сложные слова стали разлагать на «кусочки», созвучные с короткими словами шумерского языка (откуда ассиро-вавилоняне получили свою письменность), т. е. в конце концов – на слоги. Тогда иероглиф стал обозначать слог.

Для пояснения такого разложения слова можно привести следующий пример: если бы мы русское имя Шура разложили на шу и ра и передали эти куски в соответствии с их французским значением шy(chou) – «капуста» и ра (rat) – «крыса», то мы изобразили бы иероглифами «капусты» и «крысы» это имя. Именно таким образом возник первый этап развития фонографии – силлабической, или слоговой.

Лучшим примером такой слоговой системы служит древнеиндийское письмо «деванагари», где каждый знак, как правило, служил изображением согласной в сочетании с гласнойа, т. е. слоговпа, ба, та, да и т. п.; для того чтобы читать другую гласную, применялся тот или иной надстрочный или подстрочный знак; если же требовалось передать одну согласную, то ставился особый подстрочный «запретительный» знак вирама (см. рис. 28).

Для случаев скопления согласных в одном слоге употреблялись лигатуры1, например для сочетанийтра, ктаи т. п.

1 Лигатура – от латинского ligatura – «связка».

 

При силлабической системе письма графические знаки являются не буквами, а силлабе2мами1 (ср. в русском письме «буквы»я, е, е ю в таких случаях, как я, ее, ею и т. п.).

1 Силлабема – от греческого syllabe – «слог».

 

Силлабический алфавит должен соответствовать количеству слогов с данной гласной, что, как правило, не превышает нескольких десятков. Получается сравнительно простой алфавит, употребление которого не требует особых логических и грамматических познаний.

Дальнейший шаг в развитии фонографии мы находим в письме древних евреев и финикиян, где буквами обозначались согласные, выражавшие корни, а чередовавшиеся между ними гласные, для выражения грамматических форм, обозначались на письме диакритическими1 знаками (в древнееврейском письме «шво», в арабском – «харакаты» (см. рис. 29). Таким образом, алфавит становился еще более экономным: в арабском, например, 28 букв для согласных и несколько «харакат» для гласных2. Этот тип письма называется консонантным3.

Последний шаг на пути фонографии был сделан древними греками, которые заимствовали графические знаки, судя по названиям букв, от финикийцев4, но стали обозначать буквами не только согласные, но и гласные, так как в греческом корни и аффиксы состояли не только из согласных, но и из гласных. Для обозначения гласных греки использовали лишние согласные финикийского письма (алеф, хе, вав, айн в финикийском обозначали согласные, а в греческом гласные: альфа, эпсилон, ипсилон и омикрон). Для особых придыхательных греческих согласных были придуманы специально буквы: υ – «тета», φ –«фи», х – «хи» (первоначально это былит, п ик придыхательные)5.

1Диакритический – от греческого diakritikos – «различительный».

2 См.: Ю ш м а н о в Н. В., Грамматика литературного арабского языка, 1928. С. 14, звучит: «мир рафйк», значит: «от товарища» (чтение справа налево).

3 Консонантный – от латинского consonans, consonantis – «согласный звук».

4Alpha от aleph –«бык», beta от beth – «дом», gamma от gimel– «ярмо», delta от daleth – «дверь» и т. д.

5 Вначале греки писали подобно семитским народам справа налево, затем способом «бустрофедон» («повороты быка»), т. е. первую строчку слева направо, вторую – справа налево и т. д., как запряжки быков при пашне; позднее у греков утвердилось письмо слева направо.

 

 

Рис.30. Древнегреческие надписи, найденные на острове Фера.

 

 

Таким образом, греческий алфавит в его ионийской редакции был первым буквенно-звуковым алфавитом и послужил в дальнейшем основой для алфавитов латинского, славянских и многих других. Следует подчеркнуть, что буквы таких алфавитов передавали не просто звуки, а соответствовали основным звукам – фонемам. Поэтому такие алфавиты можно назвать фонематическими1.

1О развитии техники письменности в разные эпохи см.: И с т р и н В. А. Развитие письма. М., 1961; 2-е изд. – М., 1965.

 

 

 

Рис. 34. Берестяная грамота (XI в.).

 

На основе древнесемитских алфавитов возникло арамейское письмо, которое через разные типы сирийского письма (пальмирское, эстрангелло, несторианское) распространилось на восток к уйгурам и далее к монголам и маньчжурам.

На юг арамейское письмо перешло к арабам и к покоренным ими народам от берегов Атлантического океана в Западной Африке до ворот Тихого океана в Индии и Малайе. Арабским алфавитом писали все народы, принявшие магометанство: персы, турки, татары, узбеки, азербайджанцы, туркмены; его применяли и некоторые кавказские народы (абхазцы, дагестанцы). Римляне, переработав греческий алфавит, создали удачное письмо для своего языка и затем передали его всем романо-германским народам (французам, испанцам, итальянцам, португальцам, румынам, немцам, англичанам, шведам, норвежцам, датчанам). Латинский алфавит приняли также финны, венгры, эстонцы, латыши, литовцы, албанцы и некоторые славянские народы: поляки, чехи, словаки, словене, хорваты.

В 1929 г. на латинский алфавит перешли турки. В двадцатые годы была проведена латинизация письменности народов СССР, частично взамен арабского письма (у тюркских, иранских и некоторых кавказских народов), частично как новая письменность у бесписьменных ранее народов Севера и Сибири.

 

Рис. 35. Страница из кириллической рукописи «Остромирово евангелие» (1056 – 1057 гг.).

 

С 1936 г. взамен латинизации представителями национальных республик был выдвинут план перевода письменности народов СССР на русский алфавит, являющийся продолжателем кириллицы, славянского алфавита, которым пользовались для письма болгары, сербы, русские, украинцы, белорусы, а также чуваши, марийцы и мордва. После распада СССР в некоторых новых суверенных государствах предпринимается переход от русского алфавита к латинскому, например, в Молдове, Азербайджане.

Другой славянский алфавит – глаголица – применялся главным образом в Хорватии, наряду с более поздней латиницей. Первоначально же это был алфавит для всех славян, и наиболее древние памятники славянской письменности именно глаголические.

Особые алфавиты, очень древние, происхождение которых не вполне ясно, имеют армяне и грузины. В IV в. н. э. епископ Вульфила придумал алфавит для германского народа готов, исходя из образцов греческого и некоторых германских знаков рунического письма1.

1 Руническое письмо – письмо рунами от древнескандинавского run – «тайна», состоявшее из «палочных» угловатых знаков в Скандинавии и Англии.

 

Начертательная манера письма тесно связана с той техникой, которой она производится. Для средневековых способов письменности характерны различные «почерки», связанные с мастерством каллиграфов-переписчиков. Прописные буквы латинского алфавита своим рисунком обязаны высеканию торжественных надписей на триумфальных арках и надгробных памятниках, а строчные идут от рукописной манеры курсива1;переходным типом письма является письмо унциальное3.

1Курсив – от латинского cursiva lit(t)era – «скоропись».

2 Унциальный – от латинского uncus – «изгиб».

 

В развитии русского письма различают устав, полуустав и вязь как каллиграфические манеры. С переходом на полиграфическую технику Петр Первый избрал такие начертания букв, которые лучше отвечали печати и сближали русские буквы с латинскими.

Начертательной стороной письма и его материалов занимается особая вспомогательная дисциплина – палеография1.

1 Палеография – от греческого palaios – «древний» и grapho – «пишу».

ГРАФИКА

Современное письмо использует все приемы, выработанные за многовековую историю письменности.

Пиктография применяется: 1) либо в расчете на неграмотного или малограмотного читателя – это рисунки на вывесках: сапог, примус, калач; или знаки пожарной повинности в деревнях: дощечки с изображением ведра, багра, топора и т. п., прибитые у входа в дом; в букварях, где дети должны сначала «прочитать» картинку, а потом «по буквам»1; 2) либо когда неизвестен язык читателя, например рисунки уборщицы, официанта и т. п. у кнопок звонков в гостиницах «Интурист».

1 Ту же цель преследуют «картинки» в справочниках и словарях, где рисунок заменяет описание.

 

Идеография (и рисуночная, и иероглифическая) применяется в качестве дорожных знаков1 (зигзаг как знак поворотов, крест как знак перекрестка, восклицательный знак как знак «осторожно» и т. п.), или знаков черепа и костей на электросети высокого напряжения, или эмблемы медицины в аптеках: змея и чаша с ядом; к идеографии относятся разнообразные условные знаки в картографии и топографии (знаки полезных ископаемых, кружки и точки для обозначения населенных пунктов и т. п.)2.

1 См.: 3 а л и з н я к А. А. Опыт анализа одной относительно простой знаковой системы// Структурно-типологические исследования. М., 1962.

2 См.: Реформатский А. А. Семиотика географической карты // Лингвистическая терминология и топонимия. М., 1964.

 

К иероглифике относятся цифры, выражающие понятие числа, специальные символы наук, например математические знаки, в качестве которых могут быть и цифры, и буквы, и специальные изображения:

 

2d, >, <, S, √ ;

или химические:

Н, О, Са, H2SO4;

или шахматные:

Kh6: f 7x, ФЬЗ - d5!!

и т. п.

 

В таких написаниях, как 1-й, 2-го, 10-му и т. п., использована комбинация числового иероглифа (1, 2, 10) и грамматического определителя (-й, -го, -му), показывающего часть речи и падежно-числовую форму.

Потребность науки в идеографии объясняется тем, что науке нужно выразить понятие: 1) точно (не вода «вообще», а химическое понятие воды Н2О), 2) лаконично, т. е. кратко и экономно (стоит только попробовать «переписать словами» математическую формулу, чтобы убедиться в лаконичности иероглифики), 3) сделать написание международным, так как в качестве иероглифа оно не связано с данным языком, что позволяет любым специалистам: техникам, врачам, шахматистам – пользоваться литературой, изданной в любой стране.

Конечно, идеографическое письмо – письмо «для посвященных», надо знать соответствующие данной области знания знаки.

Но основным видом современного письма служит фонематическая фонография, хотя наряду с этим используются и другие ее приемы. Так, в русском письме наряду с нормальным употреблением букв как графических знаков для фонем языка встречается и слоговое употребление графических знаков (я [йа], ею [йэйу] и т. п.). Такие написания, как в НКПросе (в Наркомпросе), в СПБурге (в Санкт-Петербурге), показывают применение консонантного метода письма (ср. подпись покойного композитора С. С. Прокофьева: СПркфв).

АЛФАВИТ

Идеальный фонографический алфавит должен состоять из стольких букв, сколько фонем имеется в данном языке.

Но так как письменность складывалась исторически и многое в письме отражало изжитые традиции, то идеальных алфавитов нет, а есть более или менее рациональные. Среди существующих алфавитов два являются наиболее распространенными и графически удобными: это латинский и русский.

Культура молодых романо-германских варваров зародилась на развалинах Римской империи, к ним пришла латынь как язык церкви, науки и литературы и латинский алфавит, который хорошо отвечал фонетическому строю латинского языка, но совершенно не соответствовал фонетике романских и германских языков. 24 латинские буквы1 никак не могли графически отобразить 36–40 фонем новых европейских языков. Так, в области согласных для большинства европейских языков нужны были знаки для шипящих фрикативных и аффрикат, которых не было в латинском языке. Пять латинских гласных (а,е, о, и, i и более позднее у) никак не отвечали системе вокализма французского, английского, датского и других европейских языков. Попытки изобретения новых букв (например, предложенные франкским королем Хильпериком I знаки для межзубных согласных) не получили успеха. Традиция оказывалась сильнее потребности. Незначительные алфавитные новшества (как, например, французское «сэ седиль»ҫ, немецкое «эсцет» β или датское ø) не спасали положения. Радикальнее и правильнее всего поступили чехи, не прибегая к многобуквенным комбинациям типа польских sz = [ш], cz = [ч], szcz= [щ], а использовав надстрочную диакритику, когда у них получились закономерные ряды свистящих s, с, z и шипящих Š,Č, Ž2

1 В поздней латыни их стало 26.

2 Этот технический прием был подсказан великим гуманистом и просветителем чешского народа – Яном Гусом.

 

Таким образом, для пополнения алфавита можно:

1) либо снабдить буквы добавочными значками: нижними, типа седиля, например румынские ţ, Ş, либо перекрестными, например датскоеø, польскоеt, либо верхними, например чешские Š,Č, Ž.

2) либо использовать лигатуры, например немецкое β («эсцет»);

3) либо употреблять для передачи одного звука комбинации нескольких букв, например немецкиеch = [х],sch = [ш].

В качестве иллюстрации затруднений и приемов восполнения недостатка латинского алфавита для пользующихся им народов может служить следующая таблица, где показано, как одна и та же фонема передается разными буквами.

Кроме того, благодаря той же латинской традиции одна и та же буква в пользующихся латинским алфавитом языках употребляется для обозначения разных фонем, например:

1 Ср. в названии немецкого лингвистического журнала «Archiv fur vergleichende Phonetik», где v = [в] и [ф], а [ф] передано и как f и как v, и как ph.

 

В русском алфавите этих недостатков нет. Ему «повезло» в истории: изобретатели славянских алфавитов не просто применили греческий алфавит для славянских языков, а радикально его переработали, и не только по начертанию букв, но и применительно к фонемному составу славянских языков; несвойственные славянским языкам придыхательные согласные были исключены, зато были созданы для аффрикат согласные буквы ц, s, ч и для гласных ь, ъ, а, ж, ђ, ы. Приспособление этого алфавита к русскому языку шло постепенно и получило свое юридическое оформление в двух законодательных актах: в личной корректуре Петра Первого (1710) и в декрете Советской власти (1917). Соотношение букв хорошего алфавита и состава фонем языка как раз и можно показать на примере русского алфавита.

После реформы 1917 г. русский алфавит состоит из 33 букв (считая буквуе, которая до конца не узаконена, но является необходимой для правильного отображения в письме русского языка, что прекрасно понимали филологи еще в XVIII в., предлагая ввести букву io, впоследствии замененную Карамзиным знаком е).

1. Буквыц, ш, к, г, х (5) абсолютно однозначны, так как они всегда обозначают фонемы [ц, ш, к, г, х] и эти фонемы всегда выражаются буквамиц, ш, к, г, х1.

1 Следует помнить, что различие твердых и мягких [к, г, х] не является в русском языке фонематическим, и тем самым любые [к, г, х] всегда являются той же фонемой. <Сейчас эта трактовка фонем [к, г, х] пересмотрена. – В. В.>.

 

2. Буквыч, ж, щ (3) уже не обладают такой однозначностью, так как:

а) ч обозначает фонему [ч], например час, чистый, легче, но в сочетании с с может обозначать и фонему [щ], например счастье [щаc'т'jo], ср. счистить, где с обозначает приставочную фонему [с], а буква ч – начало корня [чист-];

б) ж обозначает, как правило, фонему [ж], но в сочетаниях жж, зж, жд может обозначать и фонему [ж], для которой нет специальной буквы (ср. Кожжиртрест, где два ж изображают две фонемы [ж], и вожжи, где два ж передают одну фонему [ж,], а также разжать и визжать, где сочетания буквзж обозначают разное: в разжать – это две разные фонемы [з] и [ж], а в визжать – буквы зи ж обозначают одну фонему [ж,]; то же в подожди, где ж и д обозначают фонемы [ж] и [д], и дожди, гдежд обозначает одну фонему [ж]);

в) буква щ всегда обозначает фонему [щ], но фонема [щ] может на письме выражаться сочетанием буквсч (например, счастье).

3. Буква й («и с краткой»)1 однозначна; она всегда выражает фонему [j], но эта фонема может быть обозначена и другими способами, что связано с изображением гласных (см. п. 5).

4. Буквып, б, м, ф, в, т, д, н, с, з,л, р (12) обозначают и твердые, и мягкие согласные фонемы благодаря применению диакритической буквы ь и сочетаниям с разными гласными, что можно показать в следующей схеме:

1Кратка – это знак ˘ над и.

 

5. Буквы э–е,а–я, о–е, у–ю, ы–и обозначают пять гласных фонем, причем двойной комплект букв (10 букв для пяти фонем) объясняется предыдущим пунктом, т. е. графическим приемом обозначения твердого и мягкого слога, так как в русском алфавите нет особых букв для твердых и мягких согласных;тем самым сочетания буквта–тя, ту–тю показывают не различия гласных, а различие согласных: твердые (в написанияхта, ту) или мягкие (в написанияхтя, тю). Употребление русских гласных объясняется следующей таблицей:

 

6. Буквы е, е,я, ю (а также и в некоторых случаях и) в начале слов, после гласных букв и после букв ь и ъ в русском письме обозначают слог с сочетанием фонемы [j] и гласной, например: ель [jэл'], моей [мojэj], чьей [чjэj], яма [jама], моя [мoja], чья [чjа], еж [jож],мое[моjo ], чье [чjo], съел [сjэл], их [jих], мои [мojи], чьи [чjи].

7. Кроме того, в русском алфавите есть буквыь иъ, которые никаких фонем не изображают, а ь употребляется как знак мягкости согласных (мел и мель) или как отделительный или «разделительный» (а точнее «предупредительный») знак, указывающий, что гласную надо читать с предварительным йотом, для чего после приставок пишется такжеъ, например побьем и объем.

ОРФОГРАФИЯ

Если бы алфавит был составлен по принципу: «количество букв соответствует количеству фонем языка», то вопрос об орфографии наполовину бы отпал. Но так как идеальных алфавитов нет и они складывались исторически, отражая разные тенденции, то употребление алфавита в письме нуждается в орфографических правилах. Кроме правил употребления букв для передачи языка, существуют и иные правила письма, как, например, слитное и раздельное написание слов, правила переноса.

Таким образом, о р ф о г р а ф и я1 – это совокупность норм или правил практического письма, состоящих из: 1) правил употребления букв алфавита при написании слов, их форм и сочетаний, 2) правил написания слов и словосочетаний независимо от входящих в их написание букв.

1 Орфография – от греческого orthos – «правильный» и grapho – «пишу». Греческому слову ortliographia соответствует русская калька правописание.

 

Нормы такого написания регулируются различными принципами.

Для орфографии, которая связана с употреблением букв алфавита, можно установить шесть принципов, которые сочетаются попарно.

Первый принцип – фонематический, второй – фонетический.

Фонематический принцип письма состоит в том, что каждая фонема выражается той же самой буквой, независимо от позиции, в которую она попадает: например, дуба и дуб пишутся одинаково, хотя произносятся по-разному: в форме дуба – [б], т. е. звонкая согласная, а в форме дуб в конце слова эта согласная оглушается. Наоборот, фонетический принцип письма состоит в том, что буквами изображаются реально произносимые звуки; таким образом, написания фонематическое и фонетическое в сильных позициях совпадают, а в слабых не совпадают.

Так, сом и сам пишутся одинаково и фонематически, и фонетически, но в случае сома поймала сама – в русском языке фонематическое написание, поскольку сильные позиции подсказывают различение [о] и [а], а фонетически это же высказывание получило бы такое написание: сама поймала сама – и где тут «рыба» и где «рыбачка» – не разберешь.

В русском письме исключения из фонематического принципа могут встречаться:

1) либо по составу алфавита: это то, что гласных букв в два раза больше, чем надо было бы, а согласных букв на 12 меньше, чем надо; кроме того, нет буквы для согласной [ж;];

2) либо потому, что сушествуют особые орфографические правила; например, в написаниях приставок на [з]: безработный, но беспосадочный, безбровый, но беспечный и, наконец, безвкусный, где употребляется буква з, хотя з звучит в этом случае как [с]. Однако, когда эти согласные звучат как «шипящие», например в словах бесшумный, безжалостный, бесчеловечный, з и с остаются по правилу: «Перед буквами б, в, г, д, ж, з, л, м, н, р пишется з, а перед буквами л, ф, к, т, ш, с, ч, ц, х пишется с». Кроме этого «правила» (которое скорее является «исключением» в русской орфографии), к случаям фонетических написаний можно отнести написание буквы ы после ц (цыган, цыпленок, огурцы, лисицы, Лисицын), тогда как надо было бы писать в этих случаях после ц основную букву и, ср. фамилии Лисициан, Цицин, где написание фонематичнее.

Основные правила русской орфографии основаны на фонематическом принципе: «Пиши безударные гласные так же, как и под ударением, например: вода, водовоз, потому что воды; лесовод, потому что лес, и лисовод, потому что лисы». «Пиши звонкие и глухие согласные всегда в любых позициях так, как перед гласными, сонорными согласными и перед [в], [в'], например: плод, потому что плода, и плот, потому что плота; отдать, так как оторвать, но подпилить, так как подорвать; дворняжка, потому что дворняжек, но Машка, потому что Машек; лезть, так как лезу, но нести, так как несу; купаться с «ерем» (ь), так как купать;поэтому же курить, куриться и курит, курится пишутся по-разному».

Третий и четвертый принципы орфографии – этимологический и традиционно-исторический – основаны на том, чтобы отражать в письме не современное состояние, а прошлое, причем этимологический принцип отвечает действительно языку в его прошлом; таковы написания слов с буквой е: пчел, жен, пошел, пшенный, лжешь, так как в этих случаях когда-то в русском языке была фонема [э], но для современного русского языка здесь [о], т. е. «о после мягкой согласной или после шипящей»: ср. шов, жох, мечом, плащом, трещотка, чечотка, шорох и т. д., где правильно применяется фонематический принцип письма1. На том же принципе передачи прошлого базируется традиционно-исторический принцип, самый «беспринципный», слепо сохраняющий любую традицию письма. Таковы в русском письме церковнославянские написания: помощник с буквойщ, хотя русское слово происходит не от церковнославянского помощь, но от русского помочь, что этимологически надо было бы писать через ч (помочник), а фонематически через ш (помошник), написания безударных окончаний прилагательных-ый, -ий (запасный, заморский, хотя под ударением -ой:запасной, морской), написание безударной приставкираз- с а, хотя под ударением [о], ср. раздумье, но роздых, росчерк и т.д.

1 Попытка различать написания: пчел, учел, щелка с е, а шорох, жох с о, так как ч, щ мягкие согласные, аш, ж – твердые, не может быть оправдана, потому что шипящие согласные в русском языке не образуют пар по твердости и мягкости; следовательно, после шипящих надо писать основные буквы, а не дублетные, т. е. а, а не я, о, а не е, у, а не ю, и, а не ы, и, как это ни странно, следовало бы писать э, а не е, ср. чай (а не чяй), щука (а не щюка), жир, шил (а не жыр, шыл), но шерсть (а не шэрсть).

 





Читайте также:





Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.086 сек.)