Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


VII. ТЕОРИИ ПЕРЕСТАНОВКИ 8 страница





5. Влияние метода "истории форм".

Неудивительно, что метод "истории форм", оказавший такое сильное влияние на критику синоптических Евангелий, в такой же степени применим к проблеме источников Деяний и в равной мере оказал влияние на снижение внимания к критике источников. Но классификация форм является более ограниченной в Деяниях и касается, главным образом, путевых заметок и речей. Самым ревностным ее сторонником был М. Дибелиус98. Этот метод оказал значительное влияние на сосредоточение внимания на исторической ситуации, а не на бесплодной попытке установить многообразие письменных источников". Хотя он иногда и приводил к "историческим" выводам, которые были далеко от действительно исторических, его положительное влияние сказалось в ослаблении зависимости от источников. Самой же большой его слабостью является то, что он предполагает отсутствие интереса христиан к их ранней истории и, следовательно, ставит под сомнение свидетельство Луки. Но это предположение легко опровергается обращением к исторической ситуации, отраженной в Посланиях Павла100.

6. Объяснение "мы-разделов"

В любой гипотезе, которая может быть предложена для выяснения происхождения источника информации Луки, естественным отправным моментом являются те разделы, которые автор употребляет в первом лице ("мы-разделы"). Эти разделы101 вводятся без объяснения в повествования от третьего лица. Для объяснения этого феномена было предложено несколько различных теорий.

(1) Самой явной причиной употребления первого лица является желание автора показать, что он сам был одним из спутников Павла. Это значит, что автор просто изменяет третье лицо на первое и делает это почти бессознательно, потому что здесь он приводит сведения, полученные им из первых рук. Это можно назвать литературным приемом для отделения непосредственных источников информации от косвенных. Эта точка зрения поддерживается единством стиля и языка в остальной части книги и употреблением первого лица единственного числа в 1.1.



(2) Несколько сходной с изложенной выше гипотезой является точка зрения, что "мы-разделы" представляют собой полностью или часть собственного дневника или путевых заметок автора, которые содержали в себе сведения о местах, которые они посещали, о людях, с которыми они встречались, исключительных событиях, очевидцами которых они были, В таком случае он должен был цитировать соответствующие разделы, сохраняя в них первое лицо, от которого они были записаны. То, что эта точка зрения менее естественна, видно из того, что она предполагает исключительно механическое употребление собственного дневника автора, что совершенно не соответствует характеру его литературного метода, и не только в остальной части Деяний, но также и в Евангелии. С другой же стороны, можно привести несколько параллелей такого метода в писаниях других древних авторов. Однако трудно поверить, чтобы любой автор мог включить свои путевые заметки со всеми их стилистическими особенностями, которые в их оригинальной форме, очевидно, не предназначались для опубликования, без адаптации в свой текст.

(3) Согласно другой точке зрения, автор использовал чей-то дневник или путевые заметки и поэтому сохранил первое лицо, вводя их в свой собственный материал. Но еще менее естественным будет предполагать, что другой автор мог сохранить "мы"-форму, ничего не сказав о личности говорящего. Если автор личного дневника является автором всей книги, то такой метод, по крайней мере, становится понятным, несмотря на его трудности. Но если это другой человек, то трудно понять, почему автор применил такой метод.

(4) Единственной возможностью остается предположить, что первое лицо не является указанием на очевидца, а было введено автором преднамеренно, чтобы создать впечатление правдоподобности своего повествования. И в таком случае это чисто художественный прием102. Но это ставит больше проблем, чем решает, потому что трудно объяснить столь относительно редкое употребление этого приема. Почему он ограничивается только последней частью книги, если основывается на исторических данных? Более того, автор художественного произведения мог бы создать большее впечатление правдоподобности, если бы он назвал имя, от которого написаны "мы-разделы", как это делается в апокрифических писаниях, где совершенно ясно, какой апостол говорит, когда употребляется первое число.

Любые теории источников, которые основываются на "мы-разделах", должны учитывать обоснованность и трудности этих различных толкований. Эти общие замечания позволят увидеть изложенные ниже теории в их правильной перспективе и будут полезны для оценки их важности.

Б. Разные типы теорий

1. Личные сведения

Те, кто считает, что Лука был автором Деяний, основываются на самой правдоподобной гипотезе о происхождении источника его информации, по крайней мере, для основной части книги103. Так как считается, что автором был один из спутников Павла, он должен был иметь непосредственный доступ ко всей необходимой информации, записанной в 9.1-31; 11.25-30; 12.25 - 28.31. Что же касается остальной части книги, то об источнике информации можно только догадываться, но существует ряд гипотез, которые могут оказаться правильными. Так, несомненно, что Лука знал Марка, потому что оба они были с Павлом, когда он писал свое Послание к Колоссянам (Кол. 4.10, 14), и от него Лука мог получить много полезных сведений о первых днях Церкви в Иерусалиме. Так как в Деян. 12.12 говорится, что дом матери Марка был местом собрания для молитвы, можно справедливо предположить, что его дом был постоянным местом встречи не только для христиан вообще, но и для апостолов. Поэтому Лука мог узнать о событиях, произошедших до совещания в Иерусалиме (Деян. 15).

Если, как полагают некоторые ученые, дом Луки был в Антиохии, то он несомненно знал очевидцев, которые могли ему многое рассказать об истории антиохийского христианства, и знаменательно, что Лука много говорит о событиях в Антиохии. Это позволило некоторым ученым предположить существование особого антиохийского письменного источника. Кроме того, в Кесарии находились Филипп и его дочери, которые приняли Луку и Павла (Деян. 21.8) и от которых Лука мог многое узнать о событиях, записанных в Деян.6.1 - 8.3, так как Филипп был связан со Стефаном в вопросах управления и служения. Около того же времени Лука жил у Мнасона Киприянина, который называется одним из первых учеников104 (Деян. 21.16). Кроме того, среди них был еще дядя Марка Варнава, которого хорошо знали в Антиохии, и, если Лука был родом из Антиохии, то и он должен был хорошо его знать, но в любом случае Павел мог рассказать Луке об участии Варнавы в событиях раннехристианской истории. Благодаря прямому контакту с этими христианами и остальными близкими друзьями Павладакими как Сила, Тит, Тимофей, Тихик, и со многими неназванными очевидцами105, Лука мог получить от них все сведения для своего повествования.

Несмотря на обоснованный характер этих гипотез, многие ученые отвергли их в пользу письменных источников. Те, кто отвергает авторство Луки для всей книги, исключают для себя альтернативу, если признают историчность основного материала в повествовании. И тем не менее не следует исключать личных воспоминаний из теорий письменных источников, если допустить, что они основываются на достоверном материале. С другой же стороны, некоторые защитники изложенных ниже теорий признают авторство Луки, но не удовлетворены исключительно теорией устных источников,

2. Сочетание письменных и устных источников

Так как Книга Деяний состоит из двух частей, в которых все внимание сосредоточено на двух великих личностях, Петре и Павле, неудивительно, что появились теории, которые сочетают письменный источник для первой части с устным или личным источником для второй106. По мнению Вейсса107, первая часть является более гебраистической, чем вторая, и поэтому он считает, что эта первая часть отражает еврейско-христианскую историю ранней Церкви, начиная с совещания в Иерусалиме. Эта идея оригинального еврейского или арамейского источника проходит красной нитью в труде Торрея108, по мнению которого, главные трудности в Деян. 1-15 разрешимы, если их считать неправильным переводом семитизмов. Эта точка зрения была опровергнута109, хотя затем в видоизмененной форме получила некоторое признание110.

Тесно связанной с этой теорией является точка зрения, что первая часть Деяний была изначально продолжением Евангелия от Марка, написанная Марком, но потом была заимствована и видоизменена Лукой111. Либо Лука имел это Евангелие, когда писал Деяния, либо сознательно или несознательно уподобил дела апостолов делам Иисуса"2. Главной трудностью любой теории, которая основывается на предположении о более сильном арамейском влиянии в одной части по сравнению с другой, является общий стиль и язык всей книги. Если же, конечно, Лука использовал свои источники, придав им свой стиль, то такой феномен возможен. В то же время М. Блек не считает арамейскую терминологию достаточным аргументом в пользу арамейского источника113, хотя и допускает эту возможность в речах Петра и Стефана.

3. Сочетание дублирующих друг друга источников

Главным сторонником теории, согласно которой в первой части Деяний были использованы два параллельных источника, был Адольф Гарнак'14. Он предлагает обозначить один источник буквой А, а второй - буквой В: 1, 2 (В), 3.1 - 5.16 (А), 5.17-42 (В), 6.1 - 8.4 (Иерусалимско-Антиохийский источник), 8.5-40 (А), 9.1-30 (источник об обращении Павла), 9.31 - 11.18 (А), 11.19-30 (Иерусалимско-Антиохийский источник), 12.1-23 (А), 12.25 - 15. 35 (Иерусалимско-Антиохийский источник). Эта теория Гарнака основывалась, главным образом, на различиях в повествованиях, неточностях и даже на противоречиях. Так, он находит много материала в своем источнике В, который считает дубликатом источника А (например, сошествие Святого Духа в Деян. 2 и 4), и поэтому он приходит к выводу, что материал источника В был исторически бесполезным. Большая же часть источника А исходит из Иерусалимского предания, хотя некоторые его части ведут свое происхождение из Кесарии (например, 8.8-40; 9.29-11.18; 12.1-24).

Теория Гарнака в ее различных модификациях получила широкое признание среди ученых, разделявших его предположения115, но после ослабления внимания к второстепенным проблемам источников, а также после появления тенденции приписывать каждое видимое расхождение другому письменному источнику, его влияние сильно ослабло. Основа этой теории была подвергнута сильной критике со стороны Иоахима Иеремиаса116 на том основании, что дубликаты могут иметь разное толкование, что верно для большинства случаев предполагаемых аналогичных повествований в библейской критике. По мнению Иеремиаса, эти повествования дополняют, а не повторяют друг друга. Существует сильный критический принцип, которому мало кто следует, что там, где возможно объяснение, основанное на тексте, как мы его имеем, его следует предпочесть догадкам, основанным на предполагаемых противоречиях. И согласно этому принципу теорию Гарнака следует считать неверной.

4. Сочетание дополнительных источников

Не все приверженцы мнения о том, что в основе первой части Деяний лежит более чем один источник, согласны с теорией Гарнака в том, что касается относительно ее содержания и критических принципов. Оставляя в стороне идею дублирующих друг друга источников, некоторые ученые, тем не менее, нашли несколько источников, которые составили первую часть книги. Главные теории такого типа были предложены Л. Серфо и Э. Трокме. Первый117 считает 2.41 - 5.40 описательным документом, к которому были добавлены несколько других групп преданий, одни - галилейские, другие - кесарийские и один - так называемое "эллинистическое досье"; частично письменные, частично устные118.

Трокме119 предлагает очень сходную с предыдущей теорию, согласно которой главы 3-5 основаны на однородном документе, который Лука видоизменил и расширил. Кроме того, были использованы и другие документы, из которых один содержал географический материал и вошел в гл. 2, другой - поучения, третий -эллинистический источник, который вошел в 6.1-7 и т.д. Согласно этой теории, Лука имел несколько источников, многие из которых представляли собой небольшие фрагменты из преданий и которые он соединил в одно целое. И здесь также предположение о множестве письменных источников снижает вескость этих теорий120. Тем не менее, если подобные теории верны, то они могут только усилить наше восхищение литературными способностями Луки, который сумел создать впечатление целостности всей книги.

5. Теория Антиохийского источника

Большинство из рассматриваемых здесь теорий тем или иным образом считает Антиохию источником информации о ранней Церкви. Для теорий некоторых ученых Антиохийский письменный источник является основным. Эта теория получила широкое признание121, но здесь достаточно будет сказать только о двух ее современных сторонниках. Так, И. Иеремиас122 начинает с Деян. 6.1 и приходит к выводу, что некоторые части накладываются одна на другую, и если их изъять, то оставшийся материал представляет собой Антиохийский источник, вошедший в 6.1; 8.4; 9.1-30; 11.19-30; 12.25 - 14.28; 15.35 и далее. Но гипотеза однородного источника не имеет убедительного основания для довольно произвольного изъятия всех чужеродных элементов. Кроме того, трудно поверить, чтобы источник начинался в 6.1 без каких-либо указаний на предыдущую историю Иерусалимской Церкви123. Одним из самых сомнительных выводов теории Иеремиаса является датирование совещания в Иерусалиме временем до первого миссионерского путешествия.

К. Р. Бультман124 разделяет мнение А. Гарнака и И. Иеремиаса, но отличается от них обоих тем, что видит продолжение Антиохийского источника в гл. 16, и возможно до гл. 28, а в главах 13 и 14 - только частичное его использование. В то же время он, очевидно, предполагает два документа, которые были связаны с Антиохийской Церковью и, по-видимому, имелись в ее архиве. По этой теории Антиохийская Церковь составила своего рода летопись своей ранней истории, что вполне возможно, несмотря на возражение Генхена125, что христиане и не думали писать свою историю для будущего поколения.

6. Теория источника "путевых заметок"

В значительной степени под влиянием школы "истории форм" появилась теория, которая не допускает возможности использования источников для первой части Книги Деяний. В этой части внимание сосредотачивается на небольших разделах, в которых предание передавалось до того, как было записано в книге Деяний. Интерес к источникам поэтому был обращен, главным образом, ко второй части (13.4 -14.28; 16.1 - 21.26), где описание путешествий Павла основывается на источнике "путевых заметок". Такого мнения придерживается М. Дибелиус126. Идея источника "путевых заметок" не нова, так как "мы-разделы" предполагают такую возможность, особенно если автора Деяний не считать спутником Павла. Но Дибелиус не связывает свой источник с "мы-разделами" и объясняет последние просто как прием, использованный Лукой, чтобы показать, что он был с Павлом. Таким образом теория Дибелиуса в какой-то мере близка первому типу теорий источников, т. е. личным сведениям, но она в корне отличается от нее тем, что Дибелиус не считает "мы" указанием на источник, принадлежащий Луке. Тем не менее он считает необходимым выделить этот источник, считая, что здесь был использован какой-то непоучительный материал и видна явная непоследовательность, что, по его мнению, указывает на источник, а не на личные воспоминания или местное предание127. Стараясь показать целесообразность "документа путевых заметок", Дибелиус полагает, что он мог бы быть полезен, если бы необходимо было повторить одно и то же путешествие128. Но неубедительный характер этого предположения не позволяет увидеть истинных мотивов, потому что едва ли Павлу нужны были путевые заметки, чтобы вспомнить, где он был, особенно что касается тех мест, где он основал Церкви.

Ниже мы увидим, что единственным оправданием этой теории является то, что она пытается объяснить наличие несущественных подробностей и расхождений. Но если автором был Лука, в чем Дибелиус не сомневается129, то трудно понять, какой смысл приписывать их редакторской работе Луки, а не его личным воспоминаниям. По крайней мере, расхождения зависят от толкования130 и могут быть тем или иным образом объяснены, а несущественные подробности - это неотъемлемая часть личного повествования131.

7. Теория вымысла

Множество самых разнообразных теорий в той или иной степени приписывают всю Книгу Деяний или только ее часть литературному таланту и воображению писателя. Мы уже указывали выше, что "мы-разделы" считаются некоторыми учеными литературным приемом, основанном на вымысле. Но идея, что все путевые заметки являются вымыслом, имеет своих сторонников. Наиболее значительной представляется теория Г. Шилле132, который считает, что те разделы, в которых даются сведения о путешествиях Павла, состоят из четырех географических блоков (13-14; 16-18; 19-20; 21 и далее) и являются просто литературным вымыслом. Кроме того, в повествованиях имеется множество ошибок, которые доказывают, что у автора не было никакого источника. По мнению Шилле Лука мог иметь в своем распоряжении какие-то предания, но при написании своей книги он внес в нее и материал из своих путевых заметок. Теория Дибелиуса оказала влияние на Г. Шилле, пришедшего к скептицизму относительно историчности Деяний, так как он считает, что путевые заметки в Деяниях больше соответствуют миссионерской политике, нашедшей свое отражение в Дидахе, а не принятой в апостольский век, не видя, что Дидахе с их советом оставаться в одном месте не больше одного дня не ставит проблемы более длительного пребывания на одном месте, необходимого для основания Церквей.

8. Теории последовательных редакций

Как и в отношении других новозаветных книг, относительно Деяний был выдвинут ряд редакционных гипотез. Многие, о которых мы уже говорили, зависят от редакционного процесса, но Г. Залин133 недавно предложил теорию, согласно которой процесс публикации Евангелия от Луки и Деяний Апостолов прошел три стадии: (1) еврейско-христианское писание, представляющее собой Евангелие от Луки-Деяния, Лук.1.5-Деян.15.41, частично еврейско, частично арамейское; (2) греческое пересмотренное издание и его адаптация к суду над Павлом, сделанная, очевидно, самим Лукой; (3) более поздний редакционный процесс, который разделил всю книгу на две путем добавления заключения в Евангелие от Луки и введения в Деяниях. Никто не станет отрицать, что подготовка рукописи могла пройти несколько стадий, но любая теория, которая основывается на редакционном процессе, в значительной мере построена на догадках. И тот факт, что вся книга была написана на одном свитке, говорит против этой теории. Более естественным будет предположить, что она состояла из двух частей, написанных на отдельных свитках одинаковой длины134.

В этом кратком обзоре обращают на себя внимание два факта. Попытки выделить источники, которые использовал Лука, оказались несостоятельными, и едва ли какие-либо попытки в этом направлении смогут что-нибудь дать. Это значит, что идея личного знания Луки о событиях либо из его собственных наблюдений, либо от непосредственных очевидцев, в такой же мере оправданна, если не больше, как и противоположные предположения.

VI. ТЕКСТ

Одна из самых интересных проблем в текстуальной критике касается первоначальной формы книги Деяний. Обсуждение этой проблемы выходит за рамки данной книги135, и мы можем дать здесь только самое краткое ей объяснение. "Западный текст"136 Деяний столь сильно отличается от других текстов, что это поставило вопрос о двух редакциях. Например, Ф. Бласс137 считает, что сам Лука подготовил две редакции, но эта точка зрения не получила широкого признания138. Кларк139 же склонен считать "Западный текст" более оригинальным, чем общепризнанный текст, который он считает отредактированной формой первого. Но эта идея получила еще меньшее признание140. Противоположная идея, которая заключается в том, что "Западный текст" является отклонением от оригинального текста, более правдоподобна.

Одной из модификаций теории Бласса является предположение, что в процессе последовательных пересмотров текста Лука сделал несколько черновиков и что какой-то из ранних черновиков мог лечь в основу "Западного текста", тогда как более авторитетная форма текста легла в основу "Александрийского" и других вариантов текста141. Возможно, что сам автор не закончил редактирование всей книги.

По мнению такого авторитета, как сэр Ф. Кеньон142, без появления подтверждающих данных критик не может решить проблему текста: "Эта проблема должна быть решена согласно внутренним вероятностям применения методов введения или изъятия материала". Так как "Западный текст" длиннее "Александрийского", то, по мнению Кеньона, вставки в первом более вероятны, и сейчас мы ничего больше не можем сказать.

Попытки объяснить историю "Западного текста" путем ссылки на процессы перевода с арамейского документа были предприняты некоторыми учеными. Так, Торрей143 считает, что арамейская версия оригинального греческого текста появилась с целью привлечь внимание еврейских читателей к Евангелию от Луки и Книге Деяний. В соответствии с мнением Торрея многие модификации в Западном тексте привнесены в качестве вставок, для того, чтобы видоизменить текст, сделав его более приемлемым для подобных читателей144.

VII. ЯЗЫК

В разделах, касающихся источников и текстуального предания, мы говорили о теории арамейского источника, использованного в первой части Деяний. Теория Тор-рея не получила широкого признания и критиковалась на том основании, что многие арамейские термины могли быть заимствованы из Септуагинты145. Лука несомненно хорошо знал ее, но кроме того в восточных областях семитизмы часто встречались в койне (Koine)146.

Одной из особенностей евангелиста Луки, на которую часто указывается, является ритмичность его языка, особенно любовь к дублированию. Р. Моргенталер147 приводит множество случаев, в которых Лука дублировал отдельные слова, целые предложения и разделы, и это дублирование даже искажает концепцию всего его труда. Оно построено на принципе парных сочетаний. Несомненно, что Моргенталер зашел слишком далеко со своими примерами, за что он подвергся острой критике148, но если оставить в стороне его преувеличение, то остается достаточно данных, свидетельствующих о склонности Луки к дублированию.

Стиль Луки можно назвать хорошим, что отнюдь не подразумевает литературный стиль. Его можно было бы охарактеризовать скорее как хороший разговорный тип языка. Он был понятен читателям с любым уровнем образования и поэтому прекрасно отвечал целям Луки149.

СОДЕРЖАНИЕ

I. ПРЕДИСЛОВИЕ (1.1-5)

В предисловии Лука соединяет эту Книгу с предыдущей.

II. ПЕРВЫЕ СОБЫТИЯ (1.6-26)

Вознесение (1.6-12). Ученики собираются в горнице и избирают преемника Иуды Искариота (1.13-26).

III. РОЖДЕНИЕ ЦЕРКВИ В ИЕРУСАЛИМЕ (2.1 - 5.42)

День Пятидесятницы (2.1-47); сошествие Святого Духа; слово Петра к уверовавшим. Исцеление хромого в храме; арест и возвращение Петра и Иоанна (3.1 - 4.31). Опыт общинной жизни; контраст в принесении дара между Варнавой, с одной стороны, и Аланией и Сапфирой - с другой (4.32 - 5.11). Исцеления и конфликт с властями (5.12-42).

IV. НАЧАЛО ГОНЕНИЙ (6.1 - 9.31)

Деятельность, суд и мученическая смерть Стефана; последующее общее гонение (6.1 - 8.3). Деятельность Филиппа в Самарии; его приведение ефиоплянина ко Христу (8.4-40). Обращение Савла; его возвращение в Иерусалим; общее процветание Церкви (9.1-31).

V. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА НА ЯЗЫЧНИКОВ (9.32 -12.25)

Исцеление Петром Енея в Лидие и воскрешение Тавифы в Иопии (9.32 -43). Обращение Корнилия; защита Петра перед Иерусалимскими христианами и их согласие принять язычников (10.1 -11.18). Развитие событий в Антиохии: Варнава посылается из Иерусалима искать Савла, находит его в Тарсе и приводит в Антиохию; организация помощи голодающим (11.19-30). Гонения при Ироде: убийство Иакова; арест и избавление Петра; смерть Ирода и развитие Церкви (12.1-25).

VI. ПЕРВОЕ МИССИОНЕРСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ (13.1 -15.41)

Отделение Варнавы и Савла (13.1-3). Деятельность на Кипре; обращение Павла Сергия; сопротивление Елима (13.4-12). Деятельность в Антиохии Писидийской (13.13-52). Деятельность в других городах - Иконки, Листре и Дервии - и возвращение в Антиохию (14.1-28). Совещание в Иерусалиме (15.1-29). Послание, доставленное Церкви в Антиохии; планы снова посетить Церкви, основанные во время первого путешествия и распри из-за Марка (15.30-41).

VII. ВТОРОЕ МИССИОНЕРСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ (16.1 - 18.23)

Тимофей присоединяется к Павлу при вторичном посещении Листры (16.1-5). Призыв из Македонии и путешествие в Филиппы (16.6-12). Деятельность в Филиппах (16.13-40). Деятельность в эфессалониках, Верии и Афинах (17.1-34). Деятельность в Коринфе (18.1-17). Краткое посещение Палестины и Антиохии (18. 18-23).

VIII. ТРЕТЬЕ МИССИОНЕРСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ (18.24 - 20.6)

Широкая деятельность в Ефесе (18.24 - 19.20). Планы Павла снова посетить Македонию и Грецию (19.21-22). Мятеж в Ефесе и уход Павла (19.23 - 20.1). Дальнейшая деятельность в Македонии и Греции (20.2-6).

IX. ПУТЕШЕСТВИЕ В ИЕРУСАЛИМ (20.7 - 21.17)

В Троаде: случай с Евтихом (20.7-12). Путешествие Павла в Милит и его слово к пресвитерам из Ефеса (20.13-38). Краткое посещение Тира (21.1-6). События в Кесарии: пророчество Агава (21.7-14). Прибытие в Иерусалим (21.15-17).

X. ПАВЕЛ В ИЕРУСАЛИМЕ (21.18 - 23.35)

События, приведшие к его аресту и приводу в синедрион (21.18 - 22.29). Павел перед синедрионом (22.30 - 23.10). Лисий отправляет Павла к Феликсу (23.11-35).

XI. ПАВЕЛ ПЕРЕД ФЕЛИКСОМ, ФЕСТОМ И АГРИППОЙ В КЕСАРИИ (24.1-26.32)

Обвинение и защита перед Феликсом (24.1-27). Фест представляет дело Павла (25.1-12). Разбор дела Павла Агриппой (25.13-26.32).

XII. ПУТЕШЕСТВИЕ В РИМ (27.1-28.31)

Описание путешествия и кораблекрушения (27.1-44). Гостеприимство на Мальте, где Павел избегает смерти от ехидны и совершает много исцелений (18.1-10). Павел прибывает в Рим и остается там под домашним арестом, проповедуя и наставляя (28.11-31).

Примечания

1 Краткий обзор современной научной литературы см. в статье автора данной книги в VE P (ed. R. P. Martin, 1963) pp. 33^19. Ср.: W. G. Kummel, TR 22 (1954), pp. 194 ff.; E. Grasser, TR26 (I960), pp. 93-167; 41 (1976), pp. 141-194, 259-290; 42 (1977), pp. 1-68. Ср. также: W. W. Casque, A History of the Criticism of the Acts of the Apostles, (1989); F. Bovan, Luc le Theologien. Vingt-cinq ans de recherches (1950-1975), (1978).


2 The Apostolic Preaching and its Developments (1944).


3 Ср. подробное обсуждение этой проблемы в книге: R. H. Mounce, The Essential Nature of New Testament Preaching (1960), pp. 40 f., 60 ff. Необходимо отметить, что недопустимо рассматривать керигму (kerygma - букв, "возвещение") как шаблонную схему, используемую первыми проповедниками, так как изучение речей в Деяниях Апостолов опровергает это мнение. Скорее всего керигма представляла собой сокращенную форму первоначальной христологии, ср.: W. Baird, JBL. 76 (1957), pp. 181-191. Ср. также работу: A. J. В. Higgins, "The Preface to Luke and the Kerygma in Acts" in Apostolic History (ed. Gasque and Martin, 1970), pp. 78-91.


4 Ср.: S. S. Smalley, ET. 73 (1961-2), pp. 35 ff. Однако см. более радикальную точку зрения: F. Hahn, Les Actes des Apotres (ed. J. Kremer, 1979), pp. 129-154.


5 Эти параллели и параллели между Евангелием от Луки и Деяниями Апостолов привлекают все возрастающее внимание. Ср.: A. J. Mattill, Jnr, Nov. Test. 17 (1975) pp. 15-46; С. H. Talbert, Literary Patterns (1974). Последний автор обнаруживает 32 параллели между Евангелием от Луки и Деяниями, расположенными в том же порядке.


6 Значение речи в Милете вызывает многочисленные дискуссии. Ср.: J. Lambrecht, in Les Actes (ed. Kroner), pp. 307-337; T. L. Budesheim, HTR 69 (1976), pp 9-30; С. К. Barrett, in God's Christ and His People (eds. J. Jervell, W. A. Meeks, 1977), pp. 107-121. Об образе an. Павла в Деян. 26 см.: С. J. A. Hickling, in Les Actes, pp. 499-503. Ср. также: С. Buchard, ThLZ 100 (1975), pp. 881-895.


7 См.: E. M. Blaiklock, The Acts of the Apostles, 1959, p. 16. Исследователь высказывает предостережение против того, чтобы придавать подобным свидетельствам слишком большое значение. "Лука, образованный историк и дисциплинированный писатель, мог воздержаться от приукрашивания своего повествования описанием событий, которые позже произошли в Иерусалиме, так как они были неуместны в рамках его темы".


8 Паркер поддерживает мнение о том, что автор Деяний не упоминает падения Иерусалима, потому что этого еще не произошло: P. Parker, JBL 84 (1965), pp. 52-58. Опираясь на данное убеждение, он настаивает на ранней датировке Деяний. Дю Плесси (I. J. du Plessis, Guide to the New Testament IV (ed. A. B. du Toit), p. 203) полагает, что еврейские христиане в Иерусалиме не могли оставаться безучастными к падению города, и он усматривает в умалчивании этого факта в Деяниях сомнение в его истинности.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (362)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.019 сек.)