Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ПОДВИГИ И СМЕРТЬ ПАТРОКЛА




 

 

Изложено по поэме Гомера "Илиада"

 

Когда ворвались в стан греков троянцы, Патрокл, сидевший в это время у

раненого Эврипила, в ужасе вскочил, громко вскрикнул и поспешил скорее в

шатер Ахилла. Проливая горькие слезы, пришел к Ахиллу Патрокл. Его спросил

Ахилл:

-- Что плачешь ты, Патрокл, словно девочка-младенец, которая бежит за

матерью и просит ее, чтобы взяла она ее на руки? Не получил ли ты плохих

вестей из Фтии? Или же плачешь ты о том, что гибнут греки у своих кораблей?

Поведай мне твою печаль, не скрывай ничего.

-- О, сын Пелея! -- ответил Патрокл. -- Великое горе постигло греков!

Самые храбрые из них ранены. Неужели ты не поможешь грекам? Если не хочешь

помочь, то отпусти меня с твоими мирмидонянами. Дай мне твои доспехи. Может

быть, примут меня троянцы за тебя и прекратят битву. Со свежими силами

отразим мы троянцев от кораблей.

Так молил Патрокл Ахилла, не ведая, что сам он выпрашивает себе смерть.

Видел Ахилл, как трудно приходится грекам. Он слышал, что раздается лишь

голос Гектора. Не участвует, значит, в битве ни один великий герой Греции.

Ахилл не хотел гибели греков. Он согласился дать Патроклу свое вооружение и

позволить вступить в бой с троянцами, но лишь в том случае, если тревога

раздастся и пред его судами; тогда пусть Патрокл отразит троянцев, не даст

им сжечь корабли. Но запрещал Ахилл Патроклу вести мирмидонян к стенам Трои,

боялся он, что может погибнуть его любимый друг.

Так разговаривали друзья. Вдруг увидал Ахилл, как запылал один из его

кораблей, зажженный Гектором. В гневе вскричал он:

-- Спеши, Патрокл! Я вижу, уже бушует пламя среди кораблей. Вооружайся

скорее! Я сам построю в бой мирмидонян!

Быстро вооружился Патрокл доспехами Ахилла, он не взял лишь его копья;

этим копьем сражаться мог один Ахилл, так тяжело оно было. Запряг в

колесницу Ахилла коней его возничий Автомедонт. Ахилл же выстроил своих

мирмидонян. Они, подобно хищным волкам, готовым кинуться на оленя,

стремились жадно в бой. Воодушевил Ахилл своих воинов на ратный подвиг и



повелел им храбро сражаться, чтобы понял царь Агамемнон, как опрометчиво

поступил он, оскорбив славнейшего из греческих героев. Бросились в бой

мирмидоняне с громким криком, по всему стану разнесся их грозный крик.

Увидали троянцы Патрокла в доспехах Ахилла и подумали, что это сам Ахилл,

забыв о вражде с Агамемноном, спешит на помощь грекам. Каждый троянец стал

уже думать о бегстве. Патрокл же бросился в самую гущу боя и разил своим

копьем троянцев, сражавшихся около корабля Протесилая. Отступили устрашенные

троянцы.

Но троянцы не покинули сразу стана, они отошли вначале лишь от кораблей.

Преследовали греки троянцев, и много пало троянских героев. Но не удержались

в стане троянцы. Словно свирепые волки, ринулись на них греческие герои.

Бросились через ров в поле троянцы, и многие погибли. Герой Теламонид Аякс

пылал желанием сразить Гектора. Гектор, хотя и видел, что ускользает из рук

троянцев победа, но не отступал еще, он старался всеми силами задержать

греков, преследующих троянцев. Наконец, отступил и Гектор, кони быстро

перенесли его через ров в поле.

Возбуждая греков преследовать бегущих, Патрокл быстро погнал коней ко

рву. Перескочили бессмертные кони Пелея через ров вместе с колесницей и

помчались по полю. Патрокл искал Гектора, но спасся он на своей колеснице.

Пыль поднялась по полю от бегущих толп троянских воинов. Спешили укрыться за

стенами Трои троянцы. Но Патрокл многим отрезал отступление. Он погнал их

назад к кораблям и многих из них сразил своим тяжелым копьем. Увидал

Сарпедон гибель такого множества героев от руки Патрокла и воззвал к своим

ликийцам, призывая их остановиться. Хотел Сарпедон сразиться с Патроклом.

Соскочил он с колесницы и стал поджидать Патрокла. Друг Ахилла тоже сошел с

колесницы. Бросились друг на друга герои, подобно двум коршунам, дерущимся с

криком за добычу на высоком утесе. Зевс увидал этот поединок. Жаль стало ему

Сарпедона, хотел он спасти своего сына. Гера услышала сетования Зевса. Она

не советовала ему спасать сына. Напомнила она Зевсу, что сыновья многих

богов бьются под Троей, что многие из них уже погибли. Если спасет Зевс

Сарпедона, то пожелают и другие боги спасти своих сыновей. Зевс должен

допустить гибель Сарпедона от руки Патрокла, если так суждено роком. Внял

совету Геры Зевс. Послал он кровавую росу на поля троянские, чествуя этим

сына, который должен был пасть от руки Патрокла.

Первым метнул копье Патрокл и убил верного слугу Сарпедона. Метнул копье

и Сарпедон, но не попал в Патрокла; мимо пролетело копье и убило одного из

коней, запряженных в колесницу друга Ахилла. Второй раз сшиблись герои.

Опять промахнулся Сарпедон. Патрокл же поразил Сарпедона прямо в грудь. Упал

царь ликийский, как падает дуб, срубленный под самый корень дровосеком.

Громко воззвал Сарпедон к другу своему Главку:

-- Друг Главк, возбуди ликийцев храбро биться за царя их Сарпедона и сам

бейся за меня. Вечным позором будет служить тебе то, что снимут с меня

доспехи греки.

Предсмертный стон вырвался из груди Сарпедона, и сомкнул ему очи бог

смерти Танат. Скорбь овладела Главком, когда он услыхал голос друга.

Терзался он тем, что не может помочь ему, так как сам страдал от раны.

Воззвал он к богу и молил его исцелить рану. Услышал Аполлон мольбу Главка и

исцелил его рану. Собрал Главк ликийцев и героев Трои, Энея и Агенора,

Полидаманта и самого шлемоблещущего Гектора, сражаться за тело Сарпедона.

Собрались герои и поспешили на помощь Главку. Призвал на помощь греческих

героев и Патрокл; первыми пришли Аяксы. Закипела битва вокруг тела

Сарпедона. Зевс же распростер тьму над телом сына, чтобы еще ужасней был

бой.

Поднялся такой страшный грохот оружия, словно толпа дровосеков рубила

деревья в нагорных лесах. Труп же Сарпедона лежал, покрытый пылью и кровью,

весь засыпанный стрелами. Не сводил очей с поля битвы Зевс; он размышлял,

погубить ли Патрокла у тела сына или дать ему совершить еще великие подвиги

и прогнать троянцев к самым стенам. Зевс решил продлить жизнь Патрокла. Он

наслал страх на Гектора. Первым обратился он в бегство, за ним последовали и

другие воины. Сорвали доспехи с Сарпедона греки, а Патрокл велел отнести их

к кораблям. Призвал тогда Аполлона громовержец Зевс и повелел ему взять тело

Сарпедона, омыть его от пыли и крови, умастить благовонным маслом и одеть в

пышные одежды. Затем должны были боги-братья -- Сон и Смерть -- отнести тело

Сарпедона в Ликию, чтобы там похоронили Сарпедона братья и друзья с великими

почестями. Исполнил повеление Зевса Аполлон.

Патрокл в это время гнал троянцев к городским стенам. Он мчался навстречу

своей гибели. Многих героев убил он. Взял бы и Трою Патрокл, если бы бог

Аполлон, исполнив веление Зевса, не встал на высокой башне Трои. Три раза

подымался Патрокл на стену, и три раза отражал его Аполлон. Когда же в

четвертый раз бросился на стену Патрокл, грозно крикнул ему Аполлон:

-- Отступи от стены, храбрый Патрокл! Не тебе, а Ахиллу суждено разрушить

великую Трою!

Отступил Патрокл, не осмелился он разгневать далеко разящего своими

золотыми стрелами бога Аполлона.

Только в Скейских воротах остановил Гектор своих коней; он колебался,

напасть ли ему на Патрокла или повелеть всем укрыться за стенами Трои. Тут

явился ему Аполлон под видом брата Гекабы и посоветовал напасть на Патрокла

в открытом поле. Послушался совета Гектор и велел своему возничему,

Кебриону, повернуть коней. Увидав Гектора на колеснице, соскочил Патрокл на

землю, и, схватив в правую руку громадный камень, а левой замахнувшись

копьем, стал ждать его приближения. Когда уже близко был Гектор, метнул

Патрокл камень и поразил им в голову возничего Кебриона. Подобно водолазу,

бросающемуся в море, стремглав упал Кебрион с колесницы. С насмешкой

воскликнул Патрокл:

-- Как быстро нырнул Кебрион! Будь это в море, он много добыл бы устриц,

ныряя с корабля. Есть, я вижу, и между троянцами водолазы!

Так воскликнув, бросился Патрокл к телу Кебриона. Соскочил Гектор с

колесницы и вступил в бой с Патроклом за труп своего возничего. Снова

началась кровопролитная сеча вокруг тела Кебриона. Греки и троянцы бились

так, как бьются восточный и южный ветер, Эвр и Нот, в лесистой долине; с

шумом гнутся тогда деревья, ударяясь друг о друга ветвями и раздается вокруг

треск ломающихся дубов, сосен и елей. Долго бились троянцы и греки. Уже

склонялось солнце к западу. Три раза бросался на троянцев Патрокл, три раза

сражал он копьем по девять героев, когда же он бросился в четвертый раз на

троянцев, выступил против него бог Аполлон, одетый великим мраком. Он встал

позади Патрокла и ударил его по спине и плечам. Потемнело в очах Патрокла.

Сорвал с головы Патрокла бог Аполлон шлем, который некогда сиял на голове

великого Пелея, и покатился шлем по земле. Сломалось в руках Патрокла копье,

и на землю упал его тяжелый щит. Расстегнул Аполлон доспехи Патрокла, и он,

лишенный сил и безоружный, стоял перед троянцами. Но и на безоружного

Патрокла не посмел напасть спереди герой Эвфорб, -- он поразил его сзади

копьем между плеч и скрылся в толпе троянцев. Избегая гибели, стал отступать

Патрокл к рядам греков. Увидал Гектор раненого Патрокла и поразил его

насмерть копьем. Как лев, который в драке за водопой убивает дикого кабана

на берегу маловодного ручья, так убил Гектор Патрокла. Возликовал сын

Приама; он убил друга Ахилла, который грозил разрушить великую Трою. Упал на

землю Патрокл и, умирая, сказал Гектору:

-- Теперь ты можешь гордиться, Гектор, победой. С помощью Зевса и

Аполлона одержал ты ее. Боги победили меня, они лишили меня доспехов. Богам

это легко. Но если бы двадцать таких, как ты, напали на меня, я бы всех вас

сразил моим копьем. Погубил меня бог Аполлон да Эвфорб, ты же -- третий из

тех, которые меня сразили. Запомни же, что я скажу тебе: недолго тебе

осталось жить, и близко-близко стоит около тебя смерть. Суровый рок

определил тебе пасть от руки Ахилла.

Сказав это, умер Патрокл. Тихо отлетела душа его в царство мрачного Аида,

сетуя, что покинула она юное, сильное тело.

Уже мертвому крикнул Гектор:

-- Зачем предвещаешь ты смерть мне, Патрокл? Кто знает: может быть,

раньше расстанется с жизнью Ахилл, сраженный моим копьем.

Вырвал Гектор из тела Патрокла свое копье и бросился на Автомедонта,

желая завладеть конями Ахилла.

 

БОЙ ЗА ТЕЛО ПАТРОКЛА

 

 

Изложено по поэме Гомера "Илиада"

 

Увидал царь Менелай лежащий во прахе труп Патрокла и бросился к нему: не

хотел он допустить, чтобы троянцы осквернили труп героя, сражавшегося за

него. Подобно грозному льву, ходил он около трупа Патрокла, прикрывшись

щитом и потрясая тяжелым копьем.

Троянец Эвфорб, поразивший в спину Патрокла, хотел завладеть трупом. Он

подступил к Менелаю, горя желанием отнять труп и отомстить царю Спарты за

то, что он убил его брата.

Ударил он копьем в щит Менелая, но не мог пробить щита. Менелай же

могучим ударом вонзил свое копье в горло Эвфорбу, и грохнулся на землю

молодой Эвфорб. Стал Менелай снимать с него драгоценные доспехи, но побудил

стреловержец Аполлон Гектора напасть на Менелая. Бросился он на Менелая. Не

хотел отступать Менелай от тела Патрокла, зная, что осудят его за это все

греки, но боялся и быть окруженным троянцами. Решил Менелай позвать на

помощь Аякса. Медленно отступил он под натиском троянцев и призвал Аякса.

Уже успел Гектор схватить труп Патрокла и снять с него доспехи Ахилла, когда

подоспел Аякс. Пришлось Гектору оставить труп. Увидав это, Главк стал

укорять сына Приама в малодушии, в том, что боится он греческих героев.

Этими словами Главк заставил Гектора опять вступить в битву. Он призвал

назад своих слуг, которым велел отнести доспехи Патрокла в Трою, и облачился

в них сам. Зевс-громовержец увидал, как вооружается Гектор оружием Ахилла, и

подумал: "Злополучный, ты не чувствуешь, как близка твоя смерть. Ты

надеваешь доспехи того героя, которого боятся все. Теперь я дам тебе победу

в награду за то, что никогда не примет из рук твоих доспехов Ахилла жена

твоя, Андромаха". Так подумал Зевс, и в знак того, что так и будет, он

грозно нахмурил брови.

Гектор же исполнился неудержимой силой и храбростью. Быстро пошел он к

войску и стал воодушевлять к битве героев. Менелай громким голосом сзывал в

это время героев на защиту тела Патрокла. Первым пришел Аякс, сын Оилея,

затем Идоменей, Мерион и другие. Сомкнули свои щиты вокруг тела Патрокла

герои, но троянцы отразили их. Опять завладели они трупом Патрокла. Могучий

Аякс Теламонид рассеял, однако, ряды троянцев и отбил у них труп, поразив

того героя, который тащил труп за ноги. Опять возгорелась сеча за труп, и

дрогнули уже троянцы. Но Аполлон воодушевил на битву Энея, -- он удержал

войска от бегства. Еще кровопролитнее стал бой. Залила кровь землю,

нагромоздились трупы на трупы. Как всепожирающий огонь, пылала битва. Зевс

же разлил тьму вокруг трупа Патрокла. Можно было подумать, что нет на небе

больше ни солнца, ни месяца, такой мрак был вокруг трупа Патрокла. Но только

вокруг трупа Патрокла был мрак, остальное поле битвы залито было лучами

солнца, и на небе не было ни одного облачка. Во тьме бились герои за труп

Патрокла.

Вдали от битвы стояли бессмертные кони Ахилла и проливали горькие слезы о

гибели друга их хозяина. Напрасно пытался возничий Автомедонт заставить их

тронуться с места, -- они стояли недвижимы, опустив головы. Гривы их

свесились до самой земли. Увидал коней Зевс и подумал: "О, злополучные кони!

Зачем подарили мы вас, бессмертных, Пелею? Неужели для того, чтобы вы узнали

скорби людей, так как нет ни единой твари во всей вселенной более

несчастной, чем человек! Но не печальтесь, -- никогда не будет владеть вами

Гектор. Я дам вам силы -- вынести из битвы Автомедонта. Троянцам я дам еще

победу, но только на этот день, пока не закатится солнце".

Вдохнул коням великую силу Зевс, и они помчались по полю битвы с

Автомедонтом. Возничий Ахилла, схватив тяжелое копье, сразил героя Арета.

Снял он с него доспехи, радуясь, что хоть этим отомстил за смерть Патрокла.

Вокруг тела Патрокла кипела битва. К сражающимся греческим героям в

багряном облаке спустилась богиня Афина и под видом героя Феникса ободряла

их. Менелай, отвечая Фениксу (не узнал он Афины), призвал Афину на помощь

прежде других богов. Возрадовалась богиня и вдохнула в Менелая непобедимую

силу. Аполлон же воодушевлял троянцев. Все кровопролитнее и кровопролитнее

становилась битва. Потряс Зевс эгидой, и грянул гром. Ужас охватил героев

Эллады. Опечалился Аякс Теламонид, видя бегство греков. Взмолился он Зевсу и

молил его рассеять мрак, молил, чтобы не губил он греков, или, если уж

такова его воля, то пусть губит их, но только при свете. Услыхал Зевс мольбу

Аякса. Рассеялся мрак, и снова засверкало солнце. Аякс попросил Менелая

найти сына Нестора, Антилоха, и послать его к Ахиллу с вестью, что убит

Патрокл и что троянцы могут овладеть его телом. Исполнил просьбу Аякса

Менелай, нашел Антилоха и рассказал ему о гибели Патрокла. В ужас пришел

Антилох. Он не знал еще, что Патрокл убит. Проливая горькие слезы, поспешил

юный сын Нестора к Ахиллу. Около же тела Патрокла все сильнее становилась

сеча. Посоветовал Аякс Менелаю и Мериону поднять тело и нести его к стану.

Сам же стал он прикрывать их, отражая троянцев. Но лишь только увидали

троянцы, что подняли герои тело Патрокла, как бросились на них, как

разъяренные псы. Но стоило лишь обратиться к ним Аяксу, как останавливались

троянцы, бледнея от страха. Разгорался все сильней бой, подобно пожару,

который уничтожает город, пожирая все вокруг. Медленно шел Менелай с трупом

Патрокла на руках. С трудом сдерживал Аякс натиск троянцев, впереди которых

бились Эней и Гектор.

В это время Ахилл сидел у своего шатра и раздумывал, почему не

возвращался Патрокл. Тревожило его то, что опять обратились в бегство греки.

Он уже начинал подозревать, что погиб Патрокл. Вдруг к нему подошел плачущий

сын Нестора. Он принес Ахиллу весть о гибели Патрокла. Невыразимая скорбь

овладела Ахиллом. Обеими руками захватил он пепла от очага и посыпал им

голову. Рассыпался пепел по его одежде. Упал Ахилл на землю и рвал от горя

волосы. Плакал и молодой Антилох. Он держал за руку Ахилла, чтобы не

покончил он с собой от горя. Громко рыдал Ахилл. Услыхала плач его Фетида и

громко зарыдала. Поспешили к ней все сестры ее, нереиды, и тоже подняли

громкий плач.

-- Сестры мои! -- воскликнула богиня Фетида, -- горе мне, горе! О, зачем

родила я на свет Ахилла! Зачем воспитала его, зачем отпустила его под стены

Трои! Никогда уж не увижу я его вернувшимся в светлые чертоги Пелея. Должен

страдать он всю свою краткую жизнь! Не могу я помочь ему! Я пойду сейчас и

узнаю, о чем скорбит он!

Быстро предстала пред рыдающим Ахиллом мать его Фетида со своими

сестрами. С плачем обняла она голову своего возлюбленного сына и спросила

его:

-- О чем ты рыдаешь так громко? Не скрывай, расскажи мне все. Ведь

исполнил Зевс твою просьбу и прогнал войска греков к самым кораблям. Они

лишь одного хотят -- чтобы ты помог им.

-- Знаю я это, милая мать, -- ответил Ахилл, -- но что за радость в этом!

Я потерял Патрокла. Его я любил больше всех и дорожил им, как моей

собственной жизнью. Убил его Гектор, и похитил он те доспехи, которые

даровали боги Пелею. Не хочу я жить среди людей, если не могу я сразить

копьем моим Гектора, если не заплатит он мне жизнью на смерть Патрокла.

-- Но ведь и ты должен умереть вслед на Гектором! -- воскликнула Фетида.

-- О, пусть умру я сейчас, если не мог я спасти друга! Он, наверное,

призывал меня перед смертью. О, пусть погибнет вражда, она и мудрых ввергает

в неистовство. Забуду я гнев против Агамемнона и опять выйду на бой, чтобы

убить Гектора. Смерти же я не боюсь! Никто не избежит смерти, не избежал ее

и великий Геракл, хотя и любил его Зевс-громовержец, его отец. Я готов

умереть там, где сулил мне рок, но прежде добуду я великую славу. Нет, не

удерживай меня, мать! Ничем не удержишь ты меня!

Так ответил матери Ахилл. Об одном лишь просила сына богиня Фетида: чтобы

не вступал он в бой до тех пор, пока не принесет она ему от бога Гефеста

новых доспехов.

Погрузились в море прекрасные нереиды. Просила их Фетида возвестить отцу

Нерею, что произошло под стенами Трои. Сама же она вознеслась на высокий

Олимп к богу Гефесту.

Между тем с трудом сдерживали герои греки натиск троянцев. Уже три раза

пытался Гектор, гнавшийся за греками, подобно яростному пламени, вырвать

труп из рук Менелая. Трижды отражали его Аяксы. И овладел бы Гектор трупом

Патрокла, если бы не явилась к Ахиллу посланная богиней Герой вестница богов

Ирида. Она побуждала Ахилла идти и отстоять тело друга. Но не мог вступить в

бой Ахилл, не было у него доспехов. Тогда повелела Ирида Ахиллу встать

безоружным на валу, окружавшем стан греков, и устрашить наступающих троянцев

своим видом.

Пошел к валу Ахилл. Афина-Паллада возложила на его плечи эгиду, голову

его окружила золотым облаком и дивным сиянием, блеск от головы Ахилла

поднимался до самого неба. Встал Ахилл на валу и грозно крикнул, с ним

издала грозный крик и Афина-Паллада. Ужас объял троянцев. Кони их испугались

крика, и сами понеслись назад. В ужас пришли возничие на колесницах, увидав

огонь вокруг головы Ахилла. Трижды вскрикивал грозно Ахилл, и трижды в

страшное смятение приходило все войско троянцев. Среди этого смятения

погибло двенадцать троянских героев. Часть их наткнулась на копья, часть

растоптали кони. Греки же вынесли тело Патрокла, положили его на носилки и с

громким плачем понесли к шатру Ахилла. За ними пошел и сын Пелея. Громко

рыдал он, глядя на друга, которого он сам послал в кровавый бой.

Повелела Гера богу солнца Гелиосу раньше времени спуститься в воды

Океана. Наступила ночь. Кончилась битва, в сон погрузился стан греков.

Троянцы же собрались на совет в поле. Они совещались стоя. Ни один из них не

осмеливался сесть, -- боялись они нападения Ахилла. Дал такой совет троянцам

Полидамант: вернуться в Трою и не ждать здесь утра, когда нападет на них

Ахилл. Многих сразит он героев, если нападет на троянцев в открытом поле.

Если же все будут защищаться, стоя на стенах, то напрасно будет Ахилл

объезжать на своих быстрых конях Трою, -- взять ее не будет он в силах. Но

отверг Гектор совет Полидаманта; он повелел остаться в поле троянцам,

выставив пред лагерем стражу. Все еще надеялся Гектор опять напасть на

корабли греков и прогнать их из Троады. Гектор объявил, что если решит Ахилл

вновь участвовать в битве, то он не будет больше уклоняться от боя с ним.

Тогда кто-нибудь из них вернется с победной славой домой -- он или Ахилл.

Помрачила разум троянцев Афина-Паллада, и остались они в поле,

расположившись лагерем.

А в стане греков Ахилл оплакивал смерть Патрокла, положив руки на грудь

убитого. Громко и тяжело стонал он, подобно льву, у которого охотник похитил

львят. Возвратился с охоты лев, не нашел в логове львят, и с громким ревом

ходит он по лесу и ищет следов похитителя детей.

-- Боги, боги! -- восклицал Ахилл, -- зачем я обещал отцу Патрокла, что

вернусь вместе с Патроклом на родину? Нет, обоим нам суждено обагрить

троянскую землю нашей кровью. Не встретит меня возвращающегося из похода ни

отец, Пелей, ни возлюбленная мать. Пусть умру я, дорогой Патрокл, но не

прежде, чем отомщу Гектору и устрою тебе пышные похороны.

Повелел Ахилл друзьям омыть окровавленное тело Патрокла и умастить его

благовониями. Исполнили это друзья Ахилла. Положили тело Патрокла на богато

убранное ложе и покрыли его тонким полотном, а сверху роскошным покрывалом.

Целую ночь оплакивали мирмидоняне Патрокла, и плакали вместе с ними

плененные Ахиллом и Патроклом троянки и дарданянки.

 





Читайте также:





Читайте также:

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.035 сек.)