Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Д л и т е л ь н о с т ь 12 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Итак, этнические общности могут быть рассмотрены: 1) в качестве относительно самостоятельных социумов с характерными для них разными уровнями экономического и социального развития;

2) в рамках культуры, включая историческую традицию, язык, обычаи; 3) с точки зрения численных и дистанционных параметров (численность, компактность - дискретность и пр.); 4) в качестве разнообразных политических институтов (государственные, партийные, клановые и пр.).

Некоторые исследователи рассматривают межнациональные конфликты как следствие рассогласования всей системы взаимоотношений (А.М. Юсуповский). Однако на общую природу тех или иных конфликтов, на конкретные принципы и формы столкновений различных этносов могут и оказывают воздействие внесистемные явления.

Именно поэтому системный подход к межэтническим конфликтам можно рассматривать лишь в качестве одного из направлений в исследованиях (разработки технологии этнических конфликтов, выяснение ситуативных влияний и т.д.). Основным же направлением, на наш взгляд, может считаться традиционный подход, связанный, как правило, с выяснением роли противоречий в отношениях между этносами.




§ 2. Неравенство как причина конфликта

 

Теория конфликта и теория этнического конфликта имеют много общих черт. Во всяком случае обе рассматривают отношения современного общества в качестве поля борьбы соперничающих групп. Последние прилагают всевозможные усилия, чтобы укрепить (или сохранить) свои позиции, приобрести (или удержать) территорию и привилегии. В результате сохраняется или увеличивается неравенство, что крайне раздражает членов угнетаемых групп, которые постоянно находятся в напряжении. При этом более сильный этнос, как правило, ограничивает, если не исключает вообще, претензии более слабых групп. Индивиды внутри групп соответственно также имеют различные позиции, т.е. обладают ограниченной свободой и возможностями. Имеющие высокий статус члены группы стараются обычно перевести недовольство, существующее внутри группы, против «внешнего» соперника.

Изложенная точка зрения, разумеется, не претендует на универсальность. Известные теории (гл. 2), относящиеся к так называемому структурно-функциональному направлению, рассматривают проблему несколько с иных позиций. В них применяются такие критерии, как функциональность (способность к осуществлению вполне определенной функции - этнической консолидации), целостность (единство и непрерывность развития этноса во времени и пространстве) и др.

Но применимы ли эти подходы к анализу реального положения, сложившегося в России в последние годы?

Согласно последней советской переписи (январь 1989 г.), в суммарный состав населения России (147,0 млн человек) входило 128 этносов, из них 89 коренных.

Для 68 коренных этносов исторической родиной является Россия; для 14 этносов - республики бывшего Советского Союза: украинцы - 4363 тыс., белорусы - 1206 тыс., казахи - 636 тыс., армяне - 532 тыс., азербайджанцы - 336 тыс., молдаване - 173 тыс., грузины -131 тыс., узбеки-127 тыс., литовцы-70 тыс., латыши- 47 тыс., эстонцы - 46 тыс., киргизы - 42 тыс., туркмены - 40 тыс., таджики - 38 тыс.

Историческая родина пяти этносов находится за пределами страны: немцы - 842 тыс., корейцы - 107 тыс., поляки - 95 тыс., греки - 92 тыс., финны - 47 тыс.

Национальный состав России в интересах последующего анализа требует характеристики и типологизации по ряду оснований - по численности этноса, по политическому статусу в административной системе страны, по этногенезу, языку и культуре.

Одним из существенных этнических показателей, определяющих объективные образовательные возможности этноса (например, возможность создания собственной образовательной «вертикали» от детского сада до высшей школы), его субъективные претензии (по крайней мере, этнических политических элит), наконец, государственную образовательную политику, является численность этноса. Наиболее крупный, численно и культурно доминирующий этнос России - русские (120 млн человек, 81,5% населения страны). Четыре автохтонных этноса численностью более 1 млн человек: татары (5,522 тыс.), чуваши (1,774 тыс.), башкиры (1,345 тыс.), мордва (1,073 тыс.). К этой же группе следует отнести и полуавтохтонов - украинцев (4,363 тыс.) и белорусов (1,206 тыс.). Совокупно численность шести больших этносов составляет 15,3 млн человек, или 10,4% населения страны.

К группе этносов численностью от 0,5 до 1,0 млн человек принадлежат: чеченцы, немцы, удмурты, марийцы, казахи, аварцы, евреи, армяне.

Совокупно на долю этих восьми этносов приходится 5,3 млн человек, или 3,6% населения страны.

На долю остальных 74 этносов приходится 6,5 млн человек, или 4,5% населения России.

Заметно различен политический статус этносов в структуре государственно-административного устройства страны. Главные принципы этого устройства были заложены еще в 20-30-е гг. и не подвергались с тех пор сколько-нибудь принципиальной коррекции.

Из 89 административных единиц России (ныне субъектов Федерации), имеющих шестичленную типологию (край, область, республика, автономная область, автономный округ, город федерального значения), 32 принадлежат к национально-административным единицам и охватывают 53% территории страны. Из них: 21 республика (Адыгея, Алтай, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия (Хальмг Тангч), Карачаево-Черкесия, Карелия, Коми, Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия), Северная Осетия - Алания, Татарстан, Тыва, Удмуртия, Хакасия, Чечня, Чувашия); одна (Еврейская) автономная область; десять автономных округов (Агинский, Бурятский, Коми-Пермяцкий, Корякский, Ненецкий, Таймырский (Долгано-Ненецкий), Усть-Ордынский Бурятский, Ханты-Мансийский, Чукотский, Эвенкийский и Ямало-Ненецкий).

По традиции, идущей от первой советской Конституции (1924), в названии всех национально-административных единиц закреплено имя так называемого титульного народа (исключение составляет Дагестан - буквально «Страна Гор», где титульными считаются 10 наиболее крупных этносов).

Таким образом, к титульным народам относится в совокупности 41 этнос. Остальные 48, в том числе и сами русские, принадлежат к нетитульным.

В специальную группу выделены пользующиеся специальной государственной поддержкой 26 малочисленных народностей Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, ведущие аборигенный образ жизни. Семь из них являются титульными.

Наличие собственной административной единицы и ее статус определяют политические правомочия и возможности этноса, в том числе и в сфере народного образования. Исполнительную власть в республиках осуществляет совет министров, в составе которого есть и министр образования, являющийся главой школьной администрации. В автономных округах школьную администрацию возглавляет начальник департамента. На практике многие нетитульные нации не имеют политико-административного субъекта реализации их интересов1.

С точки зрения этногенеза 89 коренных российских этносов принадлежат:

* к различным расовым и этническим группам (индоевропейской, северокавказской, уральской, алтайской, чукотско-камчатской, эскимосско-алеутской и некоторым другим);

* к нескольким большим языковым семьям (индоевропейской, финно-угорской, тюркской, кавказской, палеоазиатской и др.);

* к различным религиозным и культурным зонам и традициям (христианской, мусульманской, буддистско-ламаистской, локальным шаманистским культам).

Большая часть исследователей отмечает поражающее воображение неравенство российских этносов. Так, Ж.Т. Тощенко, отстаивая принцип асимметрии для взаимодействия субъектов Федерации, называет три причины, обусловливающие его.

В о – п е р в ы х, субъекты Федерации серьезно различаются своими экономическими возможностями. Анализ состояния экономики в 1996 г. показывает, что только 11 из 89 субъектов пополняли российский бюджет, еще 15-20 регионов были самообеспечивающимися, а остальные потребляли то, что дали их богатые соседи (так, бюджет Калмыкия пополняется за счет централизованных дотаций на 85%, а Ингушетии - на 95%). Это в известной степени оправдано: не все регионы обладают природными ресурсами, не все они имеют такую мощную промышленную базу, как Московский или Уральский регионы, не все они производят продукцию, конкурентоспособную внутри страны и за рубежом.

Но в таком случае возникает вопрос: насколько экономически целесообразно сохранять, поддерживать дотационные регионы? Очевидно, что подход ко многим северокавказским республикам, или к Татарстану и Башкортостану в силу серьезных различий в их экономическом потенциале должен быть разным.

В о – в т о р ы х, асимметричность отношений Центр - регион заметно обусловлена этническим фактором: в составе Российской Федерации 32 национально-государственных и национально-территориальных образования, наделенных статусом полномочного субъекта Федерации, но сами они далеко не однородны. Только в пяти из них титульное население превышает численность людей других национальностей. В большинстве же национальных территорий ведущим по численности народом выступают русские. Причем разница настолько значительна, что данные территории сходны с теми регионами, которые считаются русскими. Так, Республика Хакасия со своими 10-11% хакасского населения мало отличается от Оренбургской, Ульяновской, Самарской, Кировской областей, в которых примерно такую же долю населения составляют татары, башкиры, мордва, удмурты и т.д.

В – т р е т ь и х, необходимость асимметричного устройства обусловлена и серьезными социально-культурными различиями, степенью квалификации и образованности работающего населения, насыщенностью территории учреждениями образования, науки и культуры.

Вряд ли можно игнорировать и разную степень интегрированности ряда народов в русскую культуру. По данным исследований Института этнологии РАН, интегрированность в русскую культуру населения Чечни, Дагестана, Ингушетии и Тывы менее 50%. Разве это не объективная основа для конфликта? Так, общность интересов русского народа и народов Поволжья закреплена многовековой совместной жизнью, позволяющей серьезно сблизить эталоны поведения, образ жизни, потребность в культуре и науке. Степень интегрированности других народов и народностей серьезно различается, и это не может быть не учтено при выработке отношений между Центром и соответствующими регионами.

Исследователь проблем республик Северо-Кавказского региона А.М. Мирзабеков приводит таблицу данных, характеризующих уровень жизни в Российской Федерации в целом, в Москве, Северо-Кавказском регионе, Республике Дагестан1 (табл. 3).

 

Таблица 3. Денежные доходы и потребительские расходы в расчете на душу

населения в 1997 г. (тыс. руб.)

 

  Регион Март Май
денежные доходы потребительские расходы денежные доходы потребительские расходы
Российская Федерация 862,5 591,1 864,5 600,1
Москва 3302,9 2356,3 3239,3 2346,5
Северо-Кавказский регион 464,8 227,1 388,1 261,4

 

Столь разительное неравенство в доходах и расходах этносов становится особенно конфликтогенным в период кризисов. Дестабилизация социально-экономической системы неизбежно сопровождается открытыми межэтническими конфликтами, приобретая такие черты, как многосубъектность, многоуровневость и динамичность. Они быстро распространились по принципу индукции.

Итак, неравенство этносов обусловлено объективными обстоятельствами - численностью, отсутствием ресурсной базы и т.п. Именно поэтому (доказательства могут быть продолжены до бесконечности) идеал сколь либо близкого по времени равенства этносов вряд ли можно рассматривать в качестве реально и быстро достижимой цели. По чисто объективным причинам (численность, вклад в развитие экономики, культуры, географические условия и пр.) этносы находятся и, вероятно, будут находиться в обозримом будущем в неравных условиях. Именно поэтому в чисто исследовательских рамках следует рассматривать вопрос не о их равенстве, а лишь о возможности и необходимости их равноправия. Последнее, рассматриваемое в качестве равенства перед законом, вполне достижимо. Что касается разнообразных (экономических, политических, культурных) устремлений самих этносов, то, разумеется, нет смысла их каким-то образом замалчивать, а тем более осуждать. Каждой этнической единице имманентно стремление не только сохранить, но и всемерно расширить свою территорию, сохранить язык, культуру, идентичность.

Так, сотрудники Института комплексных социальных исследований (С.-Петербург) выявили некоторые стереотипы этнических претензий молодых людей СНГ Среди них обнаружена стойкая неприязнь к русским, выраженная в посылках типа: «Они захватили нашу землю», «Они претендуют на нашу землю» (Северный Кавказ, Крым, Татарстан и другие автономии)1.

В ходе исследования была выявлена обусловленность этих установок объективными обстоятельствами, что подтверждает выдвинутую гипотезу согласно которой неравенство этносов выступает в качестве основного конфликтогенного фактора. Итак, определена корреляция негативных установок по отношению к другим по следующим параметрам:

* национальный состав населения региона (соотношение долей различных этнических групп в общем составе населения);

* тип поселения (в крупных индустриальных центрах с растущей инонациональной миграцией она выше, чем на периферии);

* возраст (наибольшая предрасположенность к этнонегативизму наблюдается в крайних возрастных группах - у молодежи и лиц пенсионного возраста);

* социальное положение (наиболее нетерпимы маргинальные слои населения, а также люди социопатического склада);

* уровень образования (в национальных организациях экстремистского характера, за редким исключением, преобладают люди с низким образовательным цензом);

* политические убеждения (сторонники левого и правого радикализма в большей мере склонны к поиску «врагов» на этнической почве, чем центристы и аполитичные граждане).

Вообще, с точки зрения исследователей, в восточноевропейских обществах «переходного периода» возникает ряд новых видов неравенства. Так, интересна теория общественного замыкания (social closure), основные установки которой сформулировал Ф. Паркин. Еще в 1974 г. в докладе, подготовленном для Восьмого международного конгресса социологов (Торонто), он отметил, что «монополизация шансов» становится средством, с помощью которого каждая общественная группа желает защититься от других, несмотря на место, занимаемое на иерархической лестнице.

Кроме того, некоторые исследователи располагают данными, которые дают основание предположить, что на территории бывшего СССР происходит постоянное оживление национальных движений. Их реальная и потенциальная готовность к тем или иным действиям в большей мере обусловлена системным кризисом, снижением качества жизни, распадом системы традиционных («советских») ценностей. Особый случай составляют экстерриториальные претензии, обусловленные несколько другими причинами.

 

§ 3. Граница как объект конфликта

 

Политическая история человечества во многом представляет собой историю изменения государственных и административных границ. Краткие периоды их относительной стабилизации всегда прерывались войнами, потрясениями, следствием чего были пересмотры границ. Ныне мир столкнулся с очередными слабо контролируемыми требованиями об их изменении и связанными с этим разногласиями и конфликтами. Очевидные для всех разломы многих обществ, вызванные глобализацией, сопровождаются упорным сопротивлением ей многих этносов. Все это существует бок о бок с требованием изменений национальных границ. Даже в относительно стабильной Европе происходят процессы, не отвечающие привычным для исследователей этого региона стереотипам.

Так, бытующие ныне представления западных и ряда российских аналитиков о постоянно снижающейся этноконфликтности в Европе и Северной Америке требуют более серьезных доказательств. В этой связи обычно выдвигают тезис о том, что развитое гражданское общество и демократические традиции с необходимостью ведут к преобладанию интеграционных процессов во взаимодействии этносов. Однако открытые этнические столкновения в Северной Ирландии, Испании, Югославии и других частях Западной Европы ставят под сомнение данный тезис. Кроме того, многие конфликты в этом регионе носят до определенного времени скрытый, латентный характер и с неизбежностью проявляются при «благоприятных» обстоятельствах в открытой и острой форме.

Разумеется, совершенно другой вывод можно сделать при оценке многовекового западного опыта в разрешении этнических конфликтов. Здесь сложились традиции как силового подавления одной из сторон, так и мирного, согласительного подхода, включающего в себя переговоры, уступки, чаще всего ведущие к согласию, иногда временному.

П р е т е н з и и

 

Как бы то ни было, конфликты в этом и других регионах существуют и непременно касаются государственных границ, это особенно заметно в местах совместного проживания различных этносов. Известно, например, что многие из венгров, проживающие на территории соседних государств, начинают не только претендовать на национальную автономию, но и требовать изменения границ.

Проблема границ остается чувствительной и для более крупных европейских государств. Так, граница между Германией и Польшей за последние столетия пересматривалась неоднократно. После Второй мировой войны она, казалось, станет символом мирного сосуществования двух народов, ранее постоянно враждовавших. Однако в мае 1998 г. германский бундестаг принял резолюцию, согласно которой Чехия и Польша в связи со вступлением в Европейский Союз должны привести свои правовые нормы в соответствие с нормами, господствующими в государствах ЕС. Эта резолюция не вызвала в Варшаве особого беспокойства и протеста, так как все согласны, что, вступая в ЕС, Польша должна принять европейские стандарты, включая правовые, с тем чтобы на территории Польши могли спокойно поселяться граждане объединенной Европы.

Тревогу и протесты вызвало положение резолюции о незаконности изгнания немцев из Силезии и Померании. Оказалось, что Вторая мировая война и ее последствия - все еще незакрытая страница истории.

Вообще границы Европы, как западной, так и восточной, во многом были и остаются условными. Зачастую они устанавливались по воле того или иного вождя (Сталин вольно поступал с Абхазией, Литвой, Нагорным Карабахом; Хрущев без согласия Верховного Совета СССР подарил Крым Украине; Тито аналогичным образом определял административные границы Хорватии и Боснии). Именно поэтому границы территории бывшей Югославии стали яблоком раздора. Конфликтующие стороны для более справедливого для них определения границ прибегли к вооруженному столкновению. На территории бывшего СССР широкомасштабного военного конфликта удалось избежать, однако напряжение во многих регионах сохраняется.

Было бы, однако, ошибкой считать, что пересмотра границ требует официальное руководство европейских государств. Ряд международных соглашений существенно ограничивают эти претензии. Именно поэтому некоторые из них предъявляются на уровне отдельных национальных движений, другие - на уровне отдельных представителей государственной власти. Кроме того, эти претензии в ряде случаев взаимны, в других - односторонни.

Частично экстерриториальные проблемы в СНГ возникли как следствие депортации в 1937-1945 гг. хотя и немногочисленных, но целых народов. Если же перечислять притязания части отдельных этносов на изменения границ, то выяснится, что предлагается присоединить часть Псковской и Ленинградской областей - к Эстонии; часть Псковской области - к Латвии; северо-западную часть Белоруссии - к Литве; часть Калининградской области - к Литве; южные районы Литвы - к Белоруссии; часть Гомельской области - к Украине; часть Черниговской области Украины - к Молдавии; юго-восточные области Украины - к России; на Кавказе Приморский район Краснодарского края - Адыгее. Список можно продолжать до бесконечности.

Кроме того, определенная часть европейских этносов имеет территориальные претензии и к России. Так, многие финны требуют восстановления границ, существовавших до войны 1940 г.

 

Некоторые эстонские исследователи (например, Э. Эрнитс) следующим образом аргументируют свою позицию: «Основой создания Эстонской республики послужило решение Земельного совета Эстонии от 15-28 ноября 1917 г. о высшей власти в Эстонии и на его основе торжественное объявление Эстонской Республики в Таллине 24 февраля 1917 г. «Манифестом народов Эстонии», сделанное Советом старейшин эстонского Земельного совета.

В манифесте были указаны границы создаваемой республики: Эстонии должны были принадлежать все те территории, «где эстонский народ проживает испокон веков в большинстве».

В основном законе, принятом Учредительным Советом 25 июня 1920 г., утверждается: «К Эстонии относятся Харьюма, Ляэнемаа, Ярвамаа, Вирумаа с городом и округом Нарва... Петсеримаа (ныне это Печерский район Псковской области. - А.Д.) и другие пограничные места, где проживает эстонский народ... определение границ Эстонии будет проходить через международные договоры».

К тому времени восточная граница Эстонии была уже определена Тартуским мирным договором между Эстонией и Россией. Другие международные договоры о восточной границе Эстонии до сих пор не заключались. Поэтому не существует другой границы, кроме той, что начинается на севере и с Нарвского залива на версту южнее «Дома рыбаков» и кончается на юге «мызой Куцепи». Вот из этой границы и должны исходить в своих выступлениях все официальные лица Эстонской республики»1

Э. Володин, российский политолог, в связи с этим писал, что «смехотворность этих претензий уже в том, что независимое государство существовало всего двадцать лет, его государственные деятели не ведают о традициях своей истории и надеются сразу же одержать крупную дипломатическую победу. Хотя сама Эстония в ее современных большевистских границах вполне может стать объектом территориальных претензий. Например, наследники кайзеровских баронов могли бы предъявить претензии на всю территорию независимой Эстонии. Во всяком случае по отношению к определенным участкам земли и городским зданиям это, наверное, и будет сделано, как только государство Эстония займет место в ООН и установит с Германией дипломатические отношения. Таллин в переводе означает «датский город», и почему бы Дании не заявить ультиматум о возвращении ей исконных датских земель? Правда, в дело могут вмешаться шведы, имеющие права не только на Шведскую башню в Таллине, но и на сам город. Наконец, Россия имеет исторические претензии к Колывани, каковой всегда была балтийская часть территории независимой Эстонии. А уж о

принадлежности Тарту могут рассуждать только Россия, некогда построившая город Юрьев, и Германия, позднее назвавшая этот русский город Дерптом»1.

Эстония впоследствии несколько смягчила свою официальную позицию, но окончательно вопрос о границе не снят.

 

На территории бывшего СССР сложилась ситуация, в которой бывшие республики имеют собственное государство, однако с этнической точки зрения границы между ними демаркированы произвольно. В условиях царящей этнической чересполосицы совершенно невозможно установить границы, которые признавались бы всеми заинтересованными сторонами. Попытки создания независимых гомогенных государств с границами, как показывает современная история, бессмысленны, их единственным результатом были бы дальнейшие столкновения, экономическая дезорганизация и моральный упадок.

Однако идея незыблемости границ при столкновении с реальными фактами кажется не всегда убедительной. Так, необходимость пересмотра европейских границ наиболее остро проявилась на Балканах в 1991-1992 гг., т.е. в период распада такого многонационального государства, как Югославия. Общественное мнение мира и указанной страны встретила этот распад без особого сопротивления, поскольку он объяснялся как внутренними, так и внешними причинами. Именно поэтому признание новых государств в качестве независимых казалось тогда проблематичным, поскольку не всегда стыковалось с международными нормами. В некоторых случаях новые государства (Хорватия, Словения, Босния) не обладали полным контролем над своей территорией (в них проживали меньшинства, которые отвергали независимость). Противоречие было обнаружено и с Хельсинкским заключительным актом, где послевоенные европейские границы были объявлены незыблемыми.

Международное признание новых балканских государств было получено довольно быстро, хотя в мировой практике стремление к отделению даже тогда, когда большинство населения поддержало его, обычно не встречало понимания. Кроме того, не было уделено должного внимания тому факту, что ставшие теперь международными границы были ранее сугубо административными, внутренними. В Югославии, так же как и в СССР, границы между бывшими республиками не совпадали с границами этнических территорий.

 

О п а с н о с т и

 

Приблизительно в двухстах государствах мира проживают более тысячи национальных и этнических групп, и если каждая из них начнет настаивать на пересмотре границ, всеобщего хаоса не избежать. С учетом этого некоторые исследователи предлагают воздерживаться от споров по поводу границ. Даже если в тех или иных конкретных случаях окажется невозможным придерживаться этого предложения, общий отказ от него привел бы к роковым последствиям. Любой пересмотр границ порождает произвол, который неизбежно ведет к эскалации напряженности и осложняет

разрешение конфликта1.

Таким образом, предлагается по мере возможности откладывать вопросы о предоставлении независимости отдельным этносам и, следовательно, определения новых границ на неопределенный срок. Предлагается и другой вариант - обсуждать проблему границ, проведенных по государственно-этническому принципу, на региональном уровне. Так, решать проблему Крыма (в рамках границ Украины) путем экономической и культурной интеграции юго-восточного региона (включая российские территории), проблему Чечни и других республик в рамках Северо-Кавказского региона и т.д. Использовать же в Крыму чисто этнический фактор не представляется возможным. Единственный выход - попытаться убедить население России и Украины в том, что Украина и входящий в ее состав Крым не гомогенное этногосударство, а полиэтническая держава.

Смещение центра обсуждения о необходимости новых государственных границ на определение границ национально-культурной автономии с учетом преимущества последней (она менее конфликтогенна), - пожалуй, единственная стратегия в смягчении все более настойчивых требований о пересмотре существующих государственных границ.

§ 4. Cтолкновение цивилизаций и границы

 

Обсуждение проблем границ в России, впрочем как и в различных частях земного шара, оставляет в стороне макропричины многих этнических конфликтов. Войны на территории бывшего Советского Союза, Югославии, Кипра, Алжира, Ближнего и Среднего Востока положили конец довольно примитивным представлениям о том, что мир входит в эру порядка, сотрудничества и процветания1. В последние годы телезрители во всех странах мира ежедневно могут видеть репортажи об этнических конфликтах, когда арабы убивают арабов и израильтян, израильтяне - арабов, сербы - албанцев, албанцы - сербов, хорваты - сербов, сербы - хорватов, абхазы - грузин, грузины - абхазов, чеченцы - русских, русские - чеченцев и т.д. «Этнические чистки» становятся обычным явлением не только для их участников, но и для сторонних наблюдателей. Стало очевидным, что биполярный мир сменился «новым мировым беспорядком», давно уже рационализированным так называемыми теоретиками «хаоса», считающими его неизбежным и нормальным состоянием2.

Разумеется, более глубокий анализ мировых столкновений (конфликт цивилизаций) требует особого внимания. Заметим, в частности, что нынешний конфликт на Балканах одними теоретиками рассматривался в качестве конфликта либо между так называемой средиземноморской и атлантической цивилизациями, где последняя поглощает первую (В. Штамбук)1, либо между западной и

исламской цивилизациями, где конфликт «в самом разгаре» (С. Хантингтон). Что касается границ государств, находящихся на так называемом шве цивилизационных разломов (Алжир, Марокко, Израиль, Турция. Балканские страны, Украина (Крым), Россия (Кавказ), Казахстан и др.), то им явно угрожает пересмотр. Приближение НАТО путем включения стран Центральной и Восточной Европы к границам России можно трактовать как экспансию западной (точнее атлантической и западноевропейской) цивилизации в страны СНГ. Сам Хантингтон следующим образом разъясняет свою позицию:

 

Отнюдь не утверждается, что цивилизационная идентичность заменит все другие формы идентичности, что нации-государства исчезнут, каждая цивилизация станет политически единой и целостной, а конфликты и борьба между различными группами внутри цивилизаций прекратятся. Выдвигается гипотеза о том, что 1) противоречия между цивилизациями важны и реальны; 2) цивилизационное самосознание возрастает; 3) конфликт между цивилизациями придет на смену идеологическим и другим формам конфликтов в качестве преобладающей формы глобального конфликта; 4) международные отношения, исторически являющиеся игрой в рамках западной цивилизации, будут все больше девестернизироваться и превращаться в игру, где незападные цивилизации станут выступать не как пассивные объекты, а как активные действующие лица; 5) эффективные международные институты в области политики, экономики и безопасности будут складываться скорее внутри цивилизаций, чем между ними; 6) конфликты между группами, относящимися к разным цивилизациям, будут более частыми, затяжными и кровопролитными, чем конфликты внутри одной цивилизации; 7) вооруженные конфликты между группами, принадлежащими к разным цивилизациям, станут наиболее вероятным и опасным источником напряженности, потенциальным источником мировых войн; 8) главными осями международной политики станут отношения между Западом и остальным миром; 9) политические элиты некоторых расколотых незападных стран постараются включить их в число западных, но в большинстве случаев им придется столкнуться с серьезными препятствиями; 10) в ближайшем будущем основным очагом конфликтов будут взаимоотношения между Западом и рядом исламско-конфуцианских стран1.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (419)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.041 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7