Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Jus dominii impetrandi




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Относительно залога, установленного судьею (pignus in causa judicati captum), существовало правило, что судья признавал залогопринимателя собственником данной в залог вещи, если только в день публичных торгов (licitatio)*(492) не было надлежащего покупщика*(493). Следует, однако, заметить, что весь предмет употреблялся для покрытия долга, и залогатель не имел права требовать возвращения залога с условием удовлетворения кредитора*(494). Другое дело бывает тогда, когда залог установлен в силу договора. Если кредитор, несмотря на все свои усилия, не мог продать залога, потому, что покупатели предлагали весьма низкую цену*(495), то ему дозволялось требовать признания права собственности (impetratio dominii), причем цена, оставалась такая, какая назначена была судом. Действие этого рода точнее определено в фр. 3. С. 8, 34.

Vetustissimam observationem, quae nullatenus in ipsis rerum claruit documentis, penitus esse duximus amputandam, immo magis clarioribus remediis corrigendam. Igitur in pignoribus, qtiae jure dominii possidere aliquis cupiebat, proscriptio pu blica et annus luitionis antiquitus introducti sunt, pignus autem publice proscriptum neque vidimus neque, nisi tantummodo ex librorum recitatione, audivimus _ 1. Sancimus itaque, si quis rem creditori suo pignora erit, si quidem in pactione cautum est, quemadmodum debet pignus distrahi, sive in tempore sive in aliis conventionibus ea observari, de quibus inter creditorem et debitorem conventum est. Sin autem nulla pactio intercesserit, licentia dabitur foeneratori ex denuntiatione vel ex sententia iudiciali post biennium, ex quo attestatio missa est vel sententia prolata est, numerandum, eam vendere. _ 2. Sin vero nemo est, qui comparare eam maluerit, et necessarium fiat creditori saltem sibi eam iure dominii possidere, in huiusmodi casibus causam esse observandam censemus, ut, sive praesens sit debitor, denuntiatio ei scilicet post biennium mittatur, sive abfuerit, provinciale tribunal creditor petat, et iudicem certiorare festinet, quatenus ille cum requisierit, certo tempore super hoc ab eo statuendo, ut flat debitori manifestum per apparitionem iudicis quod a creditore petitum est, et certum tempus statuatur, intra quod si fuerit inventus, debet qui pecunias creditas accepit, debitum offerre et pignus recuperare. _ 3 Sin autem nullatenus fuerit inventus, iudex certum tempus definiat, intra quod licentia ei dabitur sese manifestare et ofterre pecunias et pignus a pignoratione liberare. Sin antem in tempore statuto vel minime fuerit inventus vel creditam pecuniam totam offerre noluerit, tunc creditor adeat culmen рrincipale, et precibus porrectis iure dominii habere eandem rem expetat, habeatque ex vdivino oraculo eam in suo dominio. Et postquam hoc fuerit subsecutum, pietatis intuitu habeat debitor intra biennii tempus in suam rem humamim regressum, ex die saeri oraculi numeranduin, et liceat ei, creditori, qui jam dominus factus est, offerre debitura сum usuris et damnis vitio eius creditori illatis, quorutix quantitatem creditor debet suo iuramento manifestare, et suum pignus recupexare. Sin autem biennium 1'uerit elapsum, plenissime habeat rem creditor idemque dominus iam irrevocabilem factam. _ 4. Sed si quidem minus in pignore, plus in debito inveniatur, in hoc, quod noscitur abundare, sit creditori omnis ratio integra. Sin autem ex utraque parte quantitas aequa inveniatur, sine omni dubiratione totam rem antea pignoratam retineat. Sin autem minus quidem in debito, amplius autem in pignore fiat, tunc in hoc, quod debitutu excedit, debitori оmniа iura integra lege nostra servabuntur, creditoribus quidem foeueratoris non suppositum, aliis autem debitoris creditoribus vel ipsi debitori servatuin. Et ne ex communicatione fiat aliqua difficultas, licentia dabitur creditori seu domino, aestimationem superflui debitori vel creditori debitoris curn competente cautela in eum exponenda offerre. _ 5. Sin vero creditor, postquam iure dominii hoc possideat, vendere hoc maluerit, liceat quidem ei hoc facere, si quid autem superfluum sit, debitori servare. Sin autetn dubitatio exorta fuerit pro venditione, utpote viliore pretio facta, sacrainenti religionem creditor praestare compellatur, quod nulla machinatione vel circumscriptione usus est, sed tanti vendidit rem, quanti potuerit venire; et hoc tantum modo reddi, quod ex iuramento superfluum fuerit visum. Sin autem ex iureiurando etiam minus habuisse creditor inveniatur, in residuo habeat integram actionem. _ 6. Aestimationem autem pignoris, donec apud creditorem eundemque dominum permaneat, sive amplioris sive minoris, quantum ad debitum, quantitatis est, iudicialis esse volumus disceptationis, ut, quod iudex super hoc statuerit, hoc in aestimatione pignoris obtineat.



Из этого фрагмента проистекает следующее: а) Залогоприниматель обязан уведомить залогодателя о своем намерении требовать судебного признания. В случае его отсутствия, на суде лежит обязанность отыскать должника и назначить ему срок для выкупа данного в залог предмета*(496). b) Только после соблюдения этих формальностей, залогоприниматель, в силу императорского рескрипта, может быть признан собственником залога. с) Собственность эта, однако, подлежала отмене (dominium revocabile), так как залогодателю предоставлялся двухлетний срок, в течение которого он мог требовать возвращения залога, с условием уплаты долга. Если он таким образом выкупает залог, то считается, как будто бы собственность не переходила вовсе на кредитора, который обязан возвратить должнику все принадлежности (thesaurus)*(497). Даже обязательства, принятые кредитором во время существования залога, становятся недействительными. d) В случае неудовлетворения залогопринимателя должником до истечения выше приведенного срока, он делается собственником заложенной вещи, после сделанной судом оценки. Если вещь стоимостъю своею превышала долг, кредитор обязан был возвратить излишек должнику, в противном случае, он мог остальное отыскивать судебным порядком. Ежели кредитор признанную ему вещь, на основании судебного приговора, должен выдать третьему лицу, тогда залогодатель обязан еviсtionem praestare, т. е. вознаградить кредитора за все убытки*(498).

 

13. Посредственные последствия права залога. (actiones)*(499).

 

Мы убедились, что владение составляет, так сказать, сущность залога, ибо без него кредитор не мог бы ни получать плодов заложенной вещи, ни продать ее выгодно. Владение, однако, это только факт.

Залог принимает характер юридический только вследствие законной защиты, благодаря которой кредитор может получить ввод во владение предметом. В защиту залога введен был претором Серивием*(500), с самого начала, иск называемый actio Serviana, но этот иск относился к залогу, который предоставлялся ipso jure отдающему в аренду на инвентаре (invecta et illata) арендатора*(501).

Со временем, иск этот - называемый после actio quasi Serviana, actio Serviana utilis actio hypothecaria, actio pignoratitia ia rem, - был распространен на все случаи залога без исключения*(502). Поэтому мы не намерены утверждать, как это делали некоторые*(503) без достаточных доказательств, будто бы actio pignoratitia in rem или Serviana применялась только при pignus, hypothecaria же при ипотеке*(504). Что касается формулы указанного иска, то она, кажется, была следующая:

Iudex esto. Si paret convenisse inter Aulum Agerium (creditorem) et Lucium Titium (debitorem) de Sticho servo, quum is in bonis L Titii debitoris esset, ut pignoris nomine esset obligatus, eamque pecuniam solutam nou esse neque eo nomine satisdatum esse neque per Sejum creditorem stetisse, quominus solveretur, nisi arbitrio tuo Titius debitor Sejo creditori pecuniam solvat aut Stichum Servuin restituat, quanti ea res est, tanti. Titium debitorem. Sejo creditori condemna, si non paret absolve*(505).

Нет сомнения, что actio hypothecaria должна быть причислена к т. н. actiones in rem*(506) и что она преимущественно имела применение при залоге, предметом которого была вещь физическая (corporalis). Мнение это отстаивают Пухта, Арндс, Унгер, и в особенности Дернбург, который говорит ясно: die actio hypothecaria ist eine dingliche Klage, sie schutzt nur das Pfandrecht an kOrperlichen Sachen. Напротив, никак нельзя согласиться с мнением тех юристов, которые утверждают, что actio hypothecaria была установлена по образцу rei vindicationis, и что этот иск был только utilis rei vindicatio*(507). Условия и последствия двух этих исков, закладного и проистекающего из права собственности, различны. В чем же следовательно, состоит их сходство? Разве формулы их сходны между собою? Келлер*(508) справедливо замечает, что actio Serviana, quasi Serviana, это - actiones in factum conceptae, иски, вновь установленные претором, не имеющие никакого другого образца. Защитник сходства исков actio serviana u rei vindicatio, Бюхель*(509), находит его в том, что как ипотечный иск, так и rei vindicatio directa стремятся к приобретению известной вещи. Но доказательство это кажется слишком шатко, чтобы, основываясь на нем, можно было признать существующее между этими исками сходство. Закладной иск отличается от rei vindicatio главным образом тем, что в первом случае истец предъявляет иск всегда на основании залога, а не собственности, так что вопрос настоящего dominium остается незатронутым*(510).

Истцом является залогоприниматель, не владеющий заложенной вещью, или же его наследник*(511). Ответчиком является: или тот, кто завладел, каким бы то ни было образом, обремененной залогом вещью*(512); или тот, кто dolo malo desiit possidere*(513), т. e. кто недобросовестно лишился владения предметом; или, наконец, qui liti se obtulit*(514), т. е. кто, не будучи владельцем вещи, принимает участие в процессе с тем именно намерением, чтобы отвлечь внимание кредитора от лица, действительно владеющего его предметом (fictus possessor). Что касается срока, назначенного для открытия иска, то существует большая разница между залогом pignus и ипотекой. Ипотека, до наступления срока удовлетворения, закладного иска не допускает, так как намерение договаривающихся сторон состоит в том, чтобы залог, до срока уплаты, оставался во владении должника, сохраняющего относительно этой вещи власть свою во всей ее силе*(515). Иногда только, в виде исключения, дозволялось начинать иск даже до срока уплаты, именно тогда, когда это было необходимо для обеспечения залога, если, напр., следовало опасаться, что вещь, оставшись в руках залогодателя, подвергнется порче, или будет затрачена. Напротив, право залога, вводя кредитора во владение, не обязывает его ждать дня уплаты, но дозволяет ему начать иск, коль скоро лишился вещи*(516). Что касается доказательств, то закладной иск представляет много исключительно ему свойственных особенностей. Истец обязан доказать: а) что он приобрел право залога на вещь или в силу договора (pactum), но которому сама вещь остается у должника, или с действительным правом владения вещью*(517) (pignus).

Actio hypothecaria как utilis предоставляется тоже тому, кто получил преторский залог (pignus рrаеtorium), причем, однако, залогоприниматель обязан доказать достоверность акта, на основании которого он введен во владение (missio in possessionem)*(518). Это не применяется к судебному залогу (pignus judiciale), так как в этом случае только суд имеет право владения и продажи. Если требование кредитора отрицается, то существование его он обязан доказать, как это ясно проистекает из l 10. С. 4. 24. ut autem creditor pignoris defensio ne se tueri possit, extorquetur ei necessitas probandi debiti, vel si tu teneas per vindicationem pignoris hoc idem inducitur, et sibi non erit difficilis vel solutione vel oblatione atque solemni depositione pignoris liberatio*(519).

Равным образом истец обязан представить все условия, определяющие залог. При всех тайных ипотеках достаточно доказать только существование долга, чтобы воспользоваться правом залога. Из этого общего правила есть одно исключение: домовладелец пользуется правом ипотеки на движимость (invecta et illata) жильца только тогда, когда он докажет, что эта движимость действительно находится в квартире жильца. b) Истец, обязан, кроме того, доказать, что заложенный предмет состоял, в минуту установления залога, in bonis должника*(520). Выражением in bonis обозначается не только собственность, но и другие менее крепкие права на вещь, как напр. bonae fidei possessio, empbyteusis, suреrficies*(521). Если же залогодатель не имеет никакого права на данную в залог вещь, в таком случае и кредитор не пользуется правом иска. В формуле иска помещено впрочем и еще одно условие, чтобы долг не был уплачен (pecuniam solutam non esse), но этого доказывать истцу нет никакой надобности. Скорее это дело владельца доказать, что долг уплачен и что он вследствие того освобождается от обязательства. Впрочем ответчик может освободиться от приговаривающего его решения (condemnatio), если он уплатит истцу весь долг*(522).

Цель приведенного выше иска состоит в получении владения*(523), или вознаграждении убытков (quod interest), которые однако не должны превышать долга, обеспеченного залогом. Если же ответчик злонамеренно (dolo) удержал залог, и потом истец должен был принести присягу jusjurandum in litem*(524), в таком случае претензии его могли увеличиться. Возникает при этом вопрос: может ли истец требовать возвращения плодов (fructus), произведенных заложенною вещью. Конечно, он может, но лишь на столько, на сколько сама вещь недостаточна для погашения долга*(525), и если плоды несомненно подлежали залогу. Кроме того, римское право требует, чтобы плоды были уже собраны и поступили в собственность залогодателя*(526).

 

14. Об эксцепциях (ехсерtiones)*(527).

 

Ответчик может защищаться следующего рода эксцепциями: 1) Ему предоставляются все exceptiones, проистекающие из владения, которыми он мог бы защищаться против залогодателя, ссылающегося на свое право собственности*(528). 2) Владелец, делающий на вещь издержки (impensaе), может пользоваться exceptione doli против залогопринимателя и собственника вещи*(529). 3) Ответчик может защищаться эксцепцией, основывающейся на том, что ему тоже предоставляется право залога на предмет, или такое же как истцу, или же даже лучше сего последнего*(530). 4)Равным образом ответчику служит exceptio excussionis vel ordinis, в силу которой он может требовать, чтобы истец старался прежде отыскивать свои права с помощью других средств, и только тогда, когда они окажутся недостаточными, обратил взыскание против личности его. Если последний пользуется эксцепцией с тою целью, чтобы прежде всего отправить истца к другому лицу, она называется exceptio personalis; ежели же кредитор должен прежде стараться об удовлетворении посредством другой вещи должника, тогда она принимает название exceptio excussionis realis. а) По древнеримскому праву, залогопринимателю предоставлялась свобода или требовать от владельца возвращения вещи, или отыскивать свои права на личности должника и его наследников*(531). Император Юстиниан*(532), отменив этот порядок, постановил, что истец обязан прежде начать личный иск против должника или его поручителей (praedes) и только в случае неудовлетворения он может обратиться к третьим лицам, владеющим заложенным предметом, причем не следует обращать внимания на то, имел ли залог общий или специальный характер, как это некоторые*(533) ошибочно утверждают, основываясь на Nov. 112. с. 1. Exceptio excussionis personalis не применяется в следующих случаях: а) если главный должник находится в отсутствии, судебное же следствие не привело к желаемому результату*(534); б) если залогодатель, продав вещь во время процесса, не удовлетворил из вырученной суммы кредитора*(535), который теперь принужден отыскивать свои права на личности владельца; в) если залогоприниматель владел уже один раз вещью и, лишившись оной, опять предъявил иск; г) если кредитор может доказать, что должник не в состоянии удовлетворить требованиям, и что предъявление иска осталось бы без последствий.

Владелец, ссылающийся на exceptio excussionis без законного и действительного основания, мог бы отвечать даже за dolus*(536).

b) Коль скоро кредитор получил специальный залог и кроме того, в обеспечение своего требования, общую ипотеку in subsidium, то следует полагать, что залогоприниматель должен прежде всего придерживаться специального залога*(537). Поэтому-то всякий владелец вещи, подлежащей общей ипотеке, мог защищаться эксцепцией excussionis realis, которая состоит в том, что кредитор должен прежде продать вещь, specialiter обремененную залогом, если она, конечно, достаточна для удовлетворения его требования. Другое дело, если кредитор получил общую ипотеку, а специальную только в дополнение. Здесь залогопринимателю предоставляются известные выгоды*(538) со стороны должника, проистекающие из специального залога, и поэтому в данном случае приведенная выше эксцепция места иметь не может.

5) Добросовестно владеющий залогом (bona fide et justo titulo) может пользоваться т. н. beneficium cessionis, осуществляя таковое посредством эксцепции cedendarum actionum, т. е. он может обратиться прямо к кредитору, чтобы последний вместо уплаты, переуступил ему право иска*(539) против главного должника, вместе с залогом*(540). Эксцепция эта, однако, не предоставляется недобросовестному владельцу (malae fidеi possessor), так как закон не может наделять благодеяниями лиц, действующих злонамеренно.

6) Наконец, ответчик мог защищаться эксцепцией давности. Приобретение давностью права собственности не влечет за собою прекращения права залога, установленного на вещи, так как оно, существует, в силу своего вещного характера, несмотря на все изменения как лиц, так и объектов*(541). Если же кредитор, пользующийся правом залога, не отыскивает своих прав в течение известного, законом точно определенного времени, в таком случае закладной иск может подвергнуться давности*(542), т.е. владелец залога вправе сослаться либо на longi temporis praescriptio, либо на praescriptio XXX vel XL annorum. В силу обыкновенной давности (praescriptio longi temporis), владелец приобретает, после 10 или 20-летнего владения, exceptionem давности, разумеется, если он владел добросовестно и на справедливом основании*(543). При отсутствии одного из этих условий, иск погашался только тридцатилетнею давностью. Относительно должника и его наследников имела место чрезвычайная давность, т. е. иск прекращался в течение 40 лет. Но если владельцем был следующий залогоприниматель, то первый исключается по истечении 40 лет, если должник еще остается в живых; ежели уже умер, то после 30 лет*(544).

Относительно погашения закладного иска давностью, следует заметить, что: а) лицо, ссылающееся на давность, должно непрерывно владеть заложенною вещью, так как в противном случае давность прекращается; b) срок давности считается с минуты возникновения права иска (actio nata), a не с минуты принятия владения, как это ошибочно утверждают Гестердинг и Зейферт*(545).

 

15. Interdiсtum Salvianum*(546).

 

До введения actio Serviana, залогоприниматель, имеющий залог pignus, мог во всякое время, не совершая кражи (furtum), ни самоуправства*(547), получить обратно заложенную вещь, если таковая была у него отнята. Однако такое своевольное лишение собственника его вещи не всегда было осуществимо, особенно, если залогу подлежал инвентарь (irivecta et illata) арендатора в случае неаккуратности в уплате ренты. Залогодержатель не мог требовать от арендатора выдачи инвентаря, так как без него трудно было бы последнему вести хозяйство. В совершенно другом положении находится отдавший в наем квартиру, которому предоставляется право залога на предметы, помещенные в квартире, ибо, в случае неуплаты квартирных денег, он вправе запереть квартиру и таким образом сделаться владельцем всех движимостей*(548). Жильцу же предоставляется interdictum de migrando*(549) ежели хозяин дома, даже после удовлетворения, не соглашается на то, чтобы он съехал с квартиры. Когда же дело касалось инвентаря, который ipso jure подлежал залогу, тогда претор предоставлял отдавшему в аренду т. н. interdictum Salvianum*(550), принадлежащее к числу интердиктов adipiscendae possessionis*(551), формула которого была вероятно следующая:

Si is homo quo de agitur, est ex his rebus, de quibus inter te et actorem convenit, ut, quae in eum fundum, quo de agitur, inducta, invecta, importata, ibi nata factave essent, ea pignori illi pro mercede ejus fundi essent, quominus illi eum abducere liceat, vim fieri veto.

Противоположные мнения юристов, а равно несогласные между собою императорские постановления были причиною различных споров относительно этого средства защиты, а именно: 1. Возник вопрос, всякий ли залогоприниматель может пользоваться этим интердиктом, или только отдавший свое имение в аренду? Объясняя беспристрастно смысл источников, следует согласиться с последним мнением. Несмотря на то, большинство юристов утверждают, что interdictum Salvianum как utile предоставляется всякому залогопринимателю. О таком обширном применении этого средства защиты, нигде не упоминается в источниках римского права, и не встречаем ни одного закона, расширяющего пределы интердикта, как это имело место при quarta Falcidia, которую позднейший закон распространил и на фидеикомис*(552). Фр. же 2. _ 3. D. 43. 1. и изречение Павла (V. 6. 16.)*(553), приводимые противниками нашего мнения для поддержки своих взглядов, отдельно не имеют никакого значения.

2. Равным образом подлежал сомнению и спору вопрос, можно ли посредством приведенного выше интердикта действовать только против залогодателя, или тоже против третьих лиц, владеющих предметами обремененными ипотекой. Так как для кредитора в указанном выше случае, дело состояло в том, чтобы завладеть предметами, которые находились в исключительном владении арендатора, то он мог справедливо требовать их от всякого владельца. Мнение это подтверждается не только источниками, но и разрешением случая, совершенно похожего на вышеупомянутое отношение. Мы имеем здесь в виду interdictum quod legatorum, посредством которого наследник по завещанию мог требовать выдачи, во владение отказанной вещи, которою отказоприниматель против его воли завладел прежде, чем была отчислена в пользу наследников законом определенная quarta Falcidia*(554). Об этом интердикте говорит Ульпиан*(555): Illud tenendum, sive a te, sive ab eo, in cujus locum successisti, posgideri aliquid coeptum est, interdicto huic locum fore. Применяя аналогически это определение к нашему случаю, можем заключить, что Сальвианским интердиктом можно было пользоваться не только против арендатора, но и против тех, qui in locum ejus successerunt. Что касается источников, заслуживает внимания свидетельство Феофила*(556), который говорит ясно: adversus quemvis coloni res possidentеm dabitur Salvianum interdictum. Юлиан в фр. 1. pr. D. 43. 33, предоставляет Сальвианский интердикт залогопринимателю против приобретателя заложенных invecta etillata, в 11. _ l.D. eod.*(557) против арендатора и третьих лиц (adversus extraneos). Противники высказанного мнения ссылаются на одно место Кодекса, а именно на 11. С. 8. 9.*(558), в которой слова: id enim tantummodo adversus conductorem debitoremve competit, относятся только к личности арендатора в качестве должника. С этим мнением согласиться нельзя. Император Гордиан только мимоходом приводит в данном случае Сальвианский интердикт, не применяя слов своих к одному только арендатору-залогодателю. Часто встречаем в источниках фрагменты, в которых авторы их слегка касаются известных юридических отношений, не занимаясь нисколько подробным разбором обстоятельств и отношений. Так, например, закон XII таблиц, говоря о так называемой legitima hereditas liberti*(559), упоминает лишь о патроне (patronus), оставляя в стороне семейство; при interdictum de itiпеге рrivato, источники упоминают только о пользовании истца, заставляя нас догадываться, что он может причислить тоже время владения своего предшественника, ко времени своего пользования.

3. Наконец несогласны мнения юристов насчет отношения, существующего между interdictum Salсianum и actio hypothecaria. Одни неуклонно придерживаются того мнения, что посредством Сальвианского интердикта можно было решить вопрос самого даже права залога, и таким образом обоим искам придают одну и туже силу; но большинство юристов справедливо склоняется к противоположному мнению, что Сальвианский интердикт относился исключительно к приобретению самого владения, к определению фактического отношения (pretor aliquid fieri jubet aut prohibet). Это проистекает из самой сущности владельческих интердиктов, особенно же так называемых interdicta adipiscendae possessionis, к которым причисляется и Сальвианский интердикт. Цель закладного иска заключается в признании и осуществлении права залога, причем истец обязан доказать, что он приобрел залог, что долг существует, и что вещь, подлежащая залогу, в момент его установления находилась in bonis залогодателя. Совершенно различное назначение этих двух исков ясно определено не только в Институтах*(560), но и в Пандектах*(561). Само собою разумеется, что истец, для осуществления своих прав, может воспользоваться не только интердиктом Сальвианским, но и закладным иском. Проиграв дело на основании интердикта, он может еще прибегнуть к второму способу защиты*(562).

 

16. Об отношениях нескольких залогопринимателей между собой*(563).

 

С введением ипотеки на одну и ту же вещь могло получить залог несколько лиц, так как одно и тоже лицо могло с несколькими лицами вступать в различного рода обязательственные отношения. Однако ж в этом случае столкновение между залогопринимателями часто неизбежно. Поэтому спрашивается, чей залог пользуется преимуществом перед прочими (quis potior sit in pignore). Здесь следует отличать несколько особых случаев.

1. Согласно с постановлениями римского права, некоторые залогодержатели пользовались привилегией того рода, что залог их имел преимущество перед прочими, хотя возник после них. Залог этот назывался привилегированной ипотекой. Как вредно влияли подобного рода ипотеки на развивающееся право залога, мы старались доказать это выше. К числу привилегированных ипотек относятся:

а) Ипотека, предоставленная фиску: a) по поводу недоимочных податей на всем имуществе должника. Относительно этого рода ипотеки, встречаем одно только постановление, которое своею определительностью устраняет всякое сомнение.

l 1. С. 4. 46. Venditionem ob tributorum cessationem factam revocari non oportet neque priore domino pretium offerente neque creditore ejus jura hypothecas sive pignoris praetendente; potior est enim causa tributorum, quibus priore loco omnia bоnа cessantis obligata sunt.

Впрочем Вехтер*(564) утверждает, что Император Антоний Каракалла имел в виду тот лишь случай, когда залог фиска, вследствие неуплаченных податей, возник раньше (priore lосо) других ипотек, и, таким образом, о привилегированном залоге и речи быть не может. По нашему мнению, следует обратить особенное внимание на то обстоятельство, что Император Антоний Каракалла упоминает о залоге, возникшем в силу закона, а не вследствие добровольного соглашения сторон, и что выражение priore lосо omnia bona cessantis obligata sunt ни в каком случае не касается первенства по времени. b) По поводу требований, проистекающих из договора, фиск пользуется преимуществом перед залогом частных лиц, но только на имуществе должника, приобретенном после заключения договора. Правило это основано на определении 1 28. D. 49. 14*(565), бывшей поводом различных споров и объяснений. Высказанное нами мнение нисколько не противоречит смыслу 1 21, D. 20. 4. и 1 2. 0. 7. 73*(566), так как в последнем фрагменте не говорится о имуществе должника, приобретенном после заключения договора; первый же фрагмент относится к тому времени, когда фиск не пользовался еще законной ипотекой*(567). c) Наконец фиск получал привилегированную ипотеку на имуществе т. наз. primipilus, т. е. чиновника, снабжавшего легионы продовольствием*(568).

б) Ипотека, предоставленная жене, по поводу приданого. a) Этот залог пользуется преимуществом не только перед законной, но и перед договорной ипотекой, с чем согласно большинство юристов. b) Юстиниан признает за женой beneficium dotis в таком лишь случае, если имущество мужа, вследствие действительного присоединения к нему приданого, увеличилось*(569). c) Из наследников жены, только дети ее и внуки могут быть допускаемы к пользованию этой привилегией. Впрочем, некоторые ученые утверждают, что приведенное beneficium предоставляется детям и внукам не в том случае, когда они прямо отыскивают свои права, а только тогда, когда они предъявляют свои права вместе с мачехой. Слова постановления*(570) в некотором роде подтверждают это мнение, но определение, высказанное Юстинианом в Nov. 91. с. 1, устраняет всякое сомнение*(571). d) Если муж, по поводу нескольких браков, обязан возвратить женам приданое, то в таком случае вопрос о преимуществе между несколькими привилегированными ипотеками решается на основании prioritatis temporis, т. е. та из ипотек пользуется старшинством, которая возникла раньше других*(572). g) Ипотека, предоставленная жене, касается тоже т. н. augmentum dotis, т. е. имущества, дополняющего приданое, но только тогда, если оно состоит из недвижимостей*(573).

в) Ипотека предоставленная тому, кто занял деньги для предохранения заложенной вещи от уничтожения и порчи, а равно для покупки и возвращения таковой*(574). Новейшие юристы называют эту ипотеку privilegium ob versionem in rem*(575). Привилегия эта устанавливается силою вещей, так как весьма естественно, что тот, кто для сбережения заложенного предмета, для предохранения его от уничтожения, дал деньги, должен иметь преимущество перед прочими кредиторами, к выгоде которых он действовал, жертвуя собственным имуществом. Существенные условия этой привилегии следующие: 1) признание требований, вследствие которых прежние ипотеки получают значение и силу; 2) безотлагательное установление ипотеки по поводу сделанных издержек.

г) Наконец, имеет привилегированную ипотеку тот, кто занял деньги для получения известной должности (ad emendam militiam)*(576), причем, однако, требовалось, чтобы деньги несомненно даны были для этой цели, как это видно из Nov. 97. с. 4.

При стечении нескольких привилегированных ипотек, применяется следующий порядок: а) абсолютным преимуществом пользуется фиск по поводу недоимочных податей*(577); b) затем следует ипотека того, кто занял деньги ad comparandam militiam и прямо условился насчет залога в документе, скрепленном подписями достоверных свидетелей*(578); с) потом идет ипотека жены по поводу приданого*(579); d) далее ипотека по поводу versionis in rem; и, наконец, е) ипотека фиска по поводу требований, проистекающих из договора.

2. Если должник дал в залог вещь нескольким кредиторам, одному после другого, или если на вещах, принадлежащих ему, в силу закона возникло несколько ипотек, в таком случае применялось правило prior tempore potior jure*(580). Ho так как кредитор, чтобы доказать впоследствии преимущество своего залога перед другими, неоднократно требовал от залогодателя установления оного с задним числом*(581), то Император Лев, в устранение подобного рода злоупотреблений, сделал следующее распоряжение:

1 11. С. 8. 18. Scripturas, quae saepe assolent a quibusdam secrete fieri intervenientibus amicis nec ne transigendi vel paciscendi seu foenerandi vel societatis coeundae gratia seu, de aliis quibuscunque causis vel contractibus conficiuntur, quae idiochira graece appellantur, sive tota series earum manu contrahentium vel notarii vel alterius cujuslibet scripta fuerit, ipsorum tamen habeant subscriptio nes, sive testibus adhibitis sive non, licet conditionales sint, quos vulgo tabularios appellant, sive non, quasi publice conscriptas, si personalis actio exerceatur, suum robur habere decernimus. Sin autem jus pignoris vel hypothecaB ex hujusmodi instruraentis vindicare quis sibi contenderit eum, qui instrumentis publice confectis nititur, praeponi decerniraus, etiamsi posterior is contineatur, nisiforte probatae atque integrse opiriionis trium vel amplius virorum subscriptiones iisdem idiochiris contineantur; tunc enim quasi publice confecta accipiuntur.

Оставляя в стороне различные споры*(582), вызванные этим рескриптом, мы заключаем из него: а) что всякий залог, удостоверенный документом, составленным органами правительственных властей, а равным образом актом, скрепленным тремя свидетелями, это - pignus publicum, всякий другой - pignus privatum; b) что pignus publicum, в котором время его установления точно обозначено, имеет преимущество перед частным, свидетельствующим лишь о существовании залога.

3. Если известная вещь одновременно обременена залогом в пользу нескольких лиц, то при этом возможны два случая: а) если этот залог существует в силу одного и того же договора, то следует допустить, что каждому из них, в отношении заложенной вещи предоставляется pars pro indiviso, и никакого столкновения быть не может; b) ежели же каждому порознь дана была вещь в залог на основании особого договора и невозможно определить, кто имеет преимущество перед другими, в таком случае каждый пользуется залогом in solidum, т. е. имеет одинаковое право на вещь относительно третьих лиц. Что же касается до отношений залогопринимателей друг к другу, то лучшее право на залог имеет тот, кто им владеет*(583). Beati possidentes. In pari causa melior est causa possidentis. Это, впрочем, может случиться тогда, когда, напр., на известной вещи установлено несколько ипотек в один и тот же день, без точного определения времени, или если вместо залогопринимателя являются его наследники (pignoris causa est indivisa).

4. При залоге pignus praetorium, не обращали внимания на время его возникновения, так как претор, вводя во владение заложенной вещью нескольких кредиторов, должен был одинаково защищать каждого из них*(584).

5. При стечении нескольких залогов вследствие того, что первый кредитор обременил свой залог новым залогом (subpignus - перезалог), новый залогоприниматель (creditor creditoris) пользуется преимуществом перед первым, хотя бы ипотека последнего принадлежала к числу привилегированных.

6. Подлежал сомнению вопрос касательно того случая, когда вещь была обременена залогом прежним ее собственником и затем настоящим, приобретшим право собственности наследственным порядком, или на основании другого какого-нибудь титула. Более приверженцев имело прежде мнение, что залог, установленный прежним владельцем, имеет безусловное преимущество перед залогом, установленным настоящим собственником, даже тогда, если бы этот залог принадлежал к числу привилегированных ипотек. Против этого мнения высказался Тибо*(585), поддерживаемый Лером*(586); защитником его явился Вехтер*(587) который, в знаменитом рассуждении своем, доказывает, что за залогом, возникшим при прежнем собственнике, следует признать первенство даже перед привилегированными ипотеками, установленными настоящим собственником. Мы вполне разделяем мнение Вехтера*(588), с тем, однако, ограничением, что привилегированная ипотека, установленная настоящим владельцем, тогда только имеет преимущество, когда привилегия основана на том, что кредитор дал взаймы собственнику деньги для предохранения заложенной вещи от уничтожения*(589).

 




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (492)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.033 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7