Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


В административно-служебной деятельности




 
 
Административно-служебная деятельность


             
     
 
 
Правонарушения, связанные с нарушениями административно-процессуальной деятельности. (нарушение законности)
 
 
 
 

 


Однако проблема заключается в том, что действующие ведомственные нормативно-правовые акты (за исключением случаев суицидального поведения сотрудников) не предусматривают участия специалиста- психолога, а тем более эксперта в процессе проведения служебной проверки (расследования).

Специальное основание назначения психологической экспертизы носит психологический характер, но в каждом конкретном деле существуют свои собственные обстоятельства, ориентируясь на которые уполномоченный руководитель ОВД определяет наличие данного основания. Иначе говоря, помимо оснований к назначению экспертизы (которые имеют в известной степени формализованный, обобщенный характер) существуют конкретные поводы к назначению, позволяющие определить наличие оснований. Повод - не синоним основания, он всегда индивидуален. Поводом к назначению психологической экспертизы выступает информация об определенных обстоятельствах психологической природы, которые могут вызвать сомнение в способности конкретного лица в конкретной ситуации правильно отображать внешнюю (объективную) и внутреннюю (субъективную) стороны обстоятельств, имеющих юридическое значение. Это обстоятельства, связанные с:



1.Устойчивыми особенностями личности сотрудника ОВД - участника КТО, сформировавшимися под влиянием экстремального боевого профессионального опыта (признаки комбатантной акцентуации);

2.Профессионально-психологическими, возрастными особенностями, при этом поводом для назначения психологической экспертизы ПТСС могут быть проявления автоматизированных действий или реакций в виде сформированных профессиональных стереотипов;

3.Психическим состоянием лица, детерминированным действием травматического стресса;

4.Наличием признаков специфических психических образований в виде «субъективного образа критического инцидента» и / или «совокупного субъекта угрозы и опасности»;

5.Необычным поведением лица в юридически значимой ситуации и ситуации служебной проверки (расследования);

6.Избыточными мерами силового воздействия и/ или применением (использованием) табельного огнестрельного оружия, физической силы и специальных средств;

7.Признаками суицидального поведения.

Естественно, исчерпывающего перечня поводов не существует. Они различаются применительно к различным видам психологических экспертиз и играют вспомогательную роль по сравнению с основаниями назначения экспертизы.

Часто понятие «психические недостатки» связывают со сферой психиатрии, как проявление патологии психики, что неверно. Во-первых, само понятие, употребленное в законе, не соответствует современному уровню развития психиатрии и психологии, не имеет адекватного психиатрического или психологического «наполнения». Следовательно, в вопросе о выборе вида экспертизы нужно исходить из анализа всего правила, в частности, из уяснения того, для какой конечной цели специальное исследование необходимо.

Поводами к назначению психологической экспертизы эмоциональных состояний (ПТСС) могут быть сведения о наличии аффектогенной, стрессовой ситуации, в которой действовал сотрудник ОВД, совершая юридически значимые действия, фактические данные об иных психологических феноменах или психических образованиях, проявившихся в исследуемой ситуации, данные о психологических особенностях личности (неуравновешенности, повышенной возбудимости, ранимости, агрессивности), данные о специфическом эмоциональном или ином психофизическом состоянии лица в момент совершения действия (физическая слабость, соматическое заболевание, подавленное состояние из-за психической травмы и т.п.), данные об асоциальном поведении лица, о непонимании или неадекватной оценке субъектом социальной значимости и сущности, совершенных им действий, о несоразмерных ситуации способах действия в конфликтных ситуациях, об особенностях эмоционально-волевой сферы (агрессивность или равнодушие, апатичность, неспособность изложить мотивы поведения, кажущаяся безмотивность действий).

Поводами к назначению психологической экспертизы, связанной с выполнением сотрудником профессиональных функций в экстремальных условиях служебно-боевой деятельности, являются следующие сведения: нестандартность ситуации действия; специфические факторы, воздействовавшие на человека в момент восприятия им определенных внешних обстоятельств и выработки решения, адекватного им (помехи, отвлечение внимания и пр.); особенности личности и особое психофизическое или эмоциональное состояние в момент совершения действия (слабый тип ЦНС, инертность психических процессов, замедленность речи, нарушения логики воспроизведения информации, последовательности в воспроизведении информации о совершенных действиях).

Наконец, поводами к назначению психологической экспертизы по определению основных мотивационных линий личности и их иерархии можно назвать фактические данные, вызывающие сомнения относительно мотивов того или иного поведения, необычность, причудливость мотивации, несоответствие характера поведения целям, противоречивость в объяснении причин собственного поведения и т.п.

Подчеркнем, что указанные обстоятельства являются объективными фактическими данными, собранными в ходе служебной проверки (расследования), т.е. существующими реально и вне зависимости от субъекта (лица, органа) правоохранительной деятельности. Однако они должны быть восприняты этим субъектом (сотрудниками кадрового аппарата, инспекции по личному составу, отдела собственной безопасности и т.д.), проанализированы и оценены именно как основания для использования специальных психологических знаний и проведения психологической экспертизы ПТСС.

Пределы использования психологической экспертизы очерчивают те границы, за которыми она не может иметь места. Это достаточно общая характеристика экспертизы, которая вместе с основаниями ее назначения помогает верно обрисовать сферу возможной компетенции, предупредить опасность выхода за ее пределы, а также ориентирует лиц, назначивших экспертизу, при оценке доказательственной силы Заключения эксперта-психолога.

Ранее мы отмечали, что в современной научной литературе выделяют три универсальных предела (критерия) использования психологической экспертизы: юридический, гносеологический и этический (или моральный, нравственный). Применительно к служебному расследованию юридический критерий вытекает из нормативных документов и служебно-профессионального статуса сотрудника ОВД.

Эксперт-психолог, как содействующий осуществлению проведения служебного расследования, по своему процессуальному статусу не вправе ни устанавливать юридические факты (факт предмета доказывания), ни давать или предопределять правовую оценку выявленных им обстоятельств. Безусловно, эксперт дает (и должен это делать) профессионально-психологическую оценку установленных им в ходе специального исследования фактов, но такая оценка есть также результат применения специальных знаний, в которых эксперт является специалистом, юридическими категориями он не оперирует.

Будучи утвержденным руководством органа внутренних дел, заключение эксперта становится средством доказывания, а содержащийся в нем вывод — доказательством искомых юридических фактов (одного из них).

Юридические пределы использования психологической экспертизы носят константный (постоянный) характер и применимы к любому виду экспертизы.

В отличие от вышеназванного, гносеологический критерий изменчив, не имеет постоянного значения, его содержание предопределяется уровнем развития психологического инструментария, возможностями прикладной психологии. Гносеологический критерий означает, что частным предметом экспертного психологического исследования могут быть лишь такие обстоятельства психологической природы (процессы, состояния, свойства), которым уже дано научно адекватное объяснение и для установления и оценки которых выработаны надежные научные методики, отвечающие природе исследуемых феноменов психологии.

Нам представляется необходимым обязательное назначение экспертного исследования личности, когда сотрудники ОВД - участники КТО совершают дисциплинарные проступки или преступления. В силу сугубо психологических причин, вызванных наличием боевого, травматического опыта, все они в той или иной степени характеризуются специфическими изменениями познавательных процессов, часто — в эмоциональной и волевой сферах.

Этический критерий экспертной оценки деятельности сотрудников органов внутренних дел также носит постоянный характер и предполагает, что предметом профессиональной оценки не могут быть обстоятельства только социально-нравственной природы, моральной оценки личности и поведения сотрудника ОВД в ситуации профессиональной деятельности без учета специфики осуществляемой им правоприменительной функции.

Давая психологическую характеристику личности, эксперт выявляет специфику психологических свойств и качеств, ей присущих, характеризует установки, потребности, систему ценностей, делает это на основе знания и применения в ходе исследования психологических законов и закономерностей, методом психологического анализа структуры личности.

Определение же нравственного уровня сотрудника ОВД, его морального облика, поведения в конкретной ситуации должно осуществляться с помощью специалистов-деонтологов. С нашей точки зрения, для ответа на данные вопросы целесообразно назначение деонтологической экспертизы, и / или комплексной психолого-деонтологической экспертизы.

При производстве комиссионной экспертизы эксперты вправе совещаться между собой, вправе формулировать совместные выводы и излагать их в общем заключении, которое подписывается всеми экспертами.

Заключение эксперта и факты, положенные в его основу, не являются производными доказательствами. Доказательную ценность здесь имеет не только психологический анализ уже собранного по делу материала, но и факты, установленные в результате самостоятельного экспертно-психологического исследования. Причем эти факты эксперт должен обнаружить в объектах, которые были предоставлены в его распоряжение для анализа. Подчеркнем, что к значимым объектам психологической экспертизы (особенно экспертизы эмоциональных состояний) относится и сам сотрудник ОВД, являющийся субъектом профессиональной деятельности, носителем фактической юридически значимой информации, а не только собранная информация о его поведении и деятельности в представленных материалах. Получаемые от сотрудника сведения, имеющие существенное значение для расследования при условии их надлежащей экспертной верификации, приобретают доказательственное значение.

Комплексная экспертиза в органах внутренних дел может назначаться в случаях, когда установление определенных обстоятельств требует одновременного (на всех стадиях исследования) привлечения специальных знаний из различных отраслей науки (психологов, педагогов, юристов, деонтологов, социологов, искусствоведов, графологов и т.д.). Здесь эксперты также могут формулировать совместные выводы, однако в случае несогласия одного эксперта с другими, он вправе составлять отдельное заключение, и подписать только свою исследовательскую часть. Это объясняется тем, что при комплексном исследовании целостное решение экспертной задачи возможно лишь при одновременном применении различных специальных знаний (например, медицины и психологии, психиатрии и психологии).

Подчеркивая важность назначения психологической экспертизы ПТСС и необходимость учета особенностей проявления постстрессовых расстройств, отметим, что до сих пор нет четкого понимания предмета и видов назначения экспертизы у психологов и психиатров. Например, Г.С. Човдырова высказывает категоричное мнение о том, что «знание вопросов об уменьшенной вменяемости для психологов, занимающихся личным составом МВД, не актуально, так как лица с психическими аномалиями на службу не принимаются или отсеиваются при психодиагностических исследованиях»[87].

Нам представляется, что это утверждение не совсем верно. Во–первых, «знания об уменьшенной вменяемости» относятся к специальным психологическим познаниям, применяемым при производстве различных видов психологических экспертиз – ПЭ, СПЭ, КСПЭ, ККСПЭ и предполагают наличие в исследуемой ситуации единства юридического, медицинского и психологического критериев. При профессионально-психологическом отборе в ОВД, как правило, присутствуют медицинский, психологический и социальный или деонтологический (соответствие избранной профессии) критерии. Во-вторых, эти вопросы возникают при оценке поведения сотрудника в юридически значимых ситуациях, которые являются предметом психологической оценки психических состояний, обусловленных действием травматического стресса. В-третьих, в процессе служебной деятельности, особенно в ситуациях, связанных с риском, опасностью и угрозой, у сотрудников возникают специфические психические состояния, близкие к пограничным, но, тем не менее, относящиеся к психологической норме. В-четвертых, экстремальный индивидуальный боевой профессиональный опыт может приводить к закономерным личностным изменениям в виде комбатантной акцентуации (ПТРЛ – по Лукманову М.Ф.)[88], что в свою очередь тоже является предметом психологической экспертизы. В-пятых, природа посттравматических стрессовых расстройств феноменологически включает в себя определенные стадии развития – ТС – ОСР - ПТСС – ПТСР. В любом из этих видов стрессовых состояний главным экспертным вопросом является оценка выраженности психического состояния и его влияние на способность адекватно оценивать ситуацию, сознавать значение своих действий и руководить ими (т.е. изучение психологического критерия). В-шестых, существуют особенности проявлений психических состояний, обусловленных влиянием экстремального, травматического стресса, выраженные в специфических признаках, описанных в научной литературе, а также полученных в нашем исследовании. Например, наличие «флэшбэк»-эффекта (специфического симптома ПТСР), рассматриваемого как непроизвольное вторжение в психику человека воспоминания травматического факта события (упорные и яркие видения, связанные с эпизодами событий) и являющегося по сути одним из видов временного расстройства психики, которое характеризуется утратой способности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Психическое состояние лица, находящегося во временном психическом расстройстве личности и совершившим общественно опасное деяние, в том числе посягательство на жизнь другого человека, называется исключительными психическими состояниями. Такое лицо признается невменяемым (ст. 21 УК России). При определении вменяемости-невменяемости экспертами психиатрами обязательному установлению подлежит не только медицинский, но и «психологический критерий невменяемости»[89]. По сути, Г.С. Човдырова ведет речь о «практическом игнорировании необходимости конкретного использования профессиональных психологических познаний при установлении вменяемости-невменяемости»[90].

Как мы уже отмечали, необходимость в назначении психологической экспертизы ПТСС может возникнуть тогда, когда возникает предположение, что психическое состояние могло повлиять на способность субъекта правонарушения в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими[91]. Следует отметить, что практически все характеристики эмоционального состояния и его динамики на высоте аффективного напряжения являются объективно малодоступными рефлексии. Поэтому данный этап работы эксперта-психолога является самым сложным и диагностически наиболее тонким, чреватым вероятностью возникновения ошибок, приводящих к неверному экспертному решению.

Именно поэтому автор уделяет внимание сравнительному анализу аффекта (как наиболее хорошо изученного и представленного в теории и практике производства судебно-психологических экспертиз)[92] и психического состояния, являющегося предметом нашего исследования – посттравматического стресса, обусловленного участием в контртеррористической операции и влиянием критического инцидента экстремального боевого профессионального опыта.

Как показывает судебно-психологическая экспертная практика[93], квалификация состояния физиологического аффекта требует соответствия большому числу жестко заданных критериев[94], в то время как динамика протекания эмоциональных состояний, сопровождающаяся выраженной дезорганизацией деятельности, носит полиморфный характер. Вариантностью отличаются все этапы протекания аффекта. Так, на высоте эмоционального возбуждения не обязательно присутствуют двигательные стереотипии, может наблюдаться смена операционального состава, орудий, способов действий. В редких случаях аффективная реакция несколько «отставлена» во времени от последнего конфликтного столкновения, и взрыв определяется внутренней переработкой переживаний (речь идет о «кумулятивном аффекте»). Наименее унифицированный характер, в отличие от физиологического аффекта, приобретает стадия выхода из острого эмоционального состояния. Наряду с явлениями физической и психической астении достаточно часто встречаются случаи, когда некоторое эмоциональное возбуждение характеризует состояние субъекта и после совершения правонарушения (не происходит аффективной разрядки). Нередко встречаются такие случаи, когда в период после совершения преступления поведение субъекта представляется достаточно целесообразным. Однако при тщательном психологическом анализе обнаруживается внутренняя дезорганизация деятельности, трудности осмысления ситуации. Внешняя же упорядоченность зачастую объясняется актуализацией привычных стереотипов поведения[95].

Для разграничения состояния аффекта и ПТСС приведем следующие аргументы:

1) Внезапность возникновения, вызванная насилием. Аффект возникает, как правило, в ответ на сильный раздражитель, содержит прямую провокацию действий внешнего раздражителя, подчеркивая их противоправность и аморальность, взрывной характер с немедленным отреагированием, бурность и яркость протекания. Происходит полная или частичная захваченность психики, концентрация и фиксация на аффективно значимых переживаниях в исследуемой криминальной (инкриминируемой) ситуации,врезультате чего возникает особое психическое состояние, снижающее способность лица понимать значение своих действий или руководить ими. Внешне это выражается в нарушении адекватности, целенаправленности и последовательности поведения. При этом человек совершает действия, обращенные на ближайшие объекты и цели, без учета возможных последствий. Отметим, что при диагностике аффекта в рамках судебно-психологической экспертизы психического состояния объективная сторона деликта характеризуется установлением причинно-следственной связи между противоправными действиями виновного и наступлением смерти потерпевшего. Законодатель акцентирует внимание на то, что убийство в состоянии аффекта является противоправным умышленным лишением жизни другого человека, совершенным при смягчающих обстоятельствах. При психологической экспертизе аффекта важно установить, что насилие со стороны потерпевшего, вызвавшее аффект у виновного лица, было противоправным.

2) В качестве обязательного признака объективной стороны убийства, совершенного в состоянии аффекта, выступает провоцирующая обстановка, созданная потерпевшим непосредственно перед посягательством на его жизнь. Это может быть выражено в соответствующем поведении потерпевшего: насилии; издевательстве; тяжких оскорблениях; иных противоправных действиях и аморальных действиях; систематическом противоправном или аморальном поведении, обусловившем длительную психотравмирующую ситуацию.

3) Субъективная сторона деликта, совершенного в состоянии аффекта, характеризуется умышленной формой вины. При этом умысел может быть как прямой, так и косвенный. Однако во всех случаях для квалификации по ст. 107 УК России необходимо, чтобы умысел на совершение убийства возник внезапно, в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, спровоцированного перечисленными в диспозиции ст. 107 УК России действиями со стороны потерпевшего.

С субъективной стороны важно, чтобы, во-первых, сильное душевное волнение у виновного возникло внезапно в качестве ответной реакции на внезапное насилие, иные противоправные или аморальные действия со стороны потерпевшего; во-вторых, чтобы умысел на убийство у виновного, находящегося в состоянии аффекта, возник также внезапно; в-третьих,внезапной должна быть и реализация умысла на убийство.

При этом юридически значимые периоды развития аффекта рассматриваются как предкриминальный, собственно криминальный и посткриминальный период.

Специфика психологической экспертизы ПТСС в рамках служебной проверки (расследования) обусловлена следующими положениями.

Под юридически значимой ситуацией мы понимаем ситуацию профессиональной или социальной деятельности периода постэкстремальной адаптации, имеющую административно-служебное и психолого-релевантное значение, по которой проводится служебная проверка (расследование).

Юридически значимую ситуацию можно разделить на периоды времени, в которых разворачивается та или иная психическая деятельность подэкспертного лица, оцениваемая с использованием юридических критериев. При этом юридически значимыми периодами психологической экспертизы ПТСС являются: а) период «критического инцидента» содержащийся в индивидуальном боевом профессиональном опыте экстремального периода профессиональной деятельности, представляющий собой начало развития состояния; б) постэкстремальный период (от 6 месяцев и более) включает наличие посттравматического стрессового фона, т.е развитие стрессового состояния; в) собственно период служебной проверки (расследования) - проявление ПТСС, обусловленного экстремальным ИБПО.

Психолого-релевантными мы называем ситуации, требующие использования специальных психологических знаний при оценке феноменов и явлений, имеющих психологическую природу.

При экспертизе ПТСС субъективное восприятие объективной стороны правонарушения будет детерминировано действием критического инцидента экстремального ИБПО, пережитого ранее и перенесенного на исследуемую экспертную ситуацию. Важное значение при этом имеет психологический постстрессовый фон и совпадение в целостную картину восприятия объективных и субъективных факторов травматического стресса, присутствие «сложноорганизованного субъективного образа объективной действительности» в виде психической реальности, «субъективного образа критического инцидента» или «совокупного субъекта угрозы и опасности».

При исследовании обстоятельств служебной проверки (расследования) и экспертизы ПТСС, действия потерпевших не имеют явного провоцирующего, противоправного характера и объективно могут не носить признаков угрожающей опасности - немедленной и непосредственной угрозы, как при аффекте. Имеется лишь психический постстрессовый фон и психическое образование в виде субъективного восприятия (переживания) реальности угрозы, опасности (психически действующая реальность), либо мнимой угрозы[96].

При диагностике ПТСС объективной стороной, определяющей действия сотрудника, является установление взаимосвязи между событийным компонентом критического инцидента в ситуации травматического стресса, имеющегося в опыте подэкспертного, и исследуемой ситуации правонарушения в постстрессовый период, являющейся объектом служебной проверки (расследования).

В ходе психологической оценки субъективной стороны действий сотрудника в определенной юридически значимой ситуации, мы должны исследовать две неразрывные, взаимосвязанные стороны - профессиональную и личностную субъектность. Необходимо исследовать сформированный профессиональный опыт действий сотрудника в профессиональных ситуациях и личностный опыт разрешения конфликтных, стрессовых ситуаций во вне служебных отношениях (в социуме).

Реализуя методологический принцип единства прошлого и настоящего в посттравматическом стрессовом переживании (состоянии) при экспертной профессионально-психологической оценке связи субъективной стороныюридически значимойситуации (правонарушения) с поведением в ней сотрудника, мы должны ответить на главные вопросы экспертизы ПТСС:

1. Каковы индивидуально-психологические особенности личности подэкспертного, как они проявились в исследуемой ситуации и обстоятельствах дела? Обусловлены ли они действием травматического стресса периода участия в боевых действиях, и оказали ли они существенное влияние на поведение подэкспертного в исследуемой ситуации? Имеются ли в индивидуальных особенностях личности признаки «комбатантной акцентуации»?

2. В каком психическом состоянии находился подэкспертный в момент совершения правонарушения? Обусловлено ли это состояние действием травматического стресса и экстремальным боевым опытом, и если да, то как оно повлияло на способность подэкспертного сознавать значение своих действий и руководить ими в исследуемой ситуации?

3. Существует ли взаимосвязь между опытом поведения в ситуациях боевых действий и специальных операций (обстоятельства) и поведением (действиями) подэкспертного лица в ситуации правонарушения или должностного проступка?

Ответы на эти общие и специальные вопросы содержат необходимую информацию о субъективной стороне расследуемого случая, что, с нашей точки зрения повышает обоснованность юридической оценки психического состояния, поведения и личности сотрудника ОВД -участника КТО, обеспечивает адекватность правовых санкций.

Главное условие разграничения оценки стрессовых и постстрессовых состояний от иных психических состояний – это наличие посттравматического стрессового фона и психологического механизма переноса на расследуемую ситуацию фиксированных эмоциональных и поведенческих реакций, опыта действий, сформированных в экстремальных условиях. Тогда «критический инцидент», «травматический стресс», «острое стрессовое расстройство» можно рассматривать и квалифицировать как актуальное психическое стрессовое состояние, детерминированное воздействием психической травмы и критического инцидента, содержащихся в экстремальном индивидуальном боевом профессиональном опыте.

Подчеркнем, что разграничение диагностики аффекта и ПТСС подразумевает проведение определенного вида экспертизы – психологической или комплексной психолого-психиатрической. Практический психолог-эксперт органов внутренних дел должен владеть специальными знаниями в пограничной области – психопатологии и быть сведущим в разрешении вопросов «уменьшенной вменяемости».

При производстве психологической экспертизы ПТСС в психолого-релевантных ситуациях служебной проверки (расследования) необходимо установление взаимосвязи между критическим инцидентом в ситуации травматического стресса, имеющегося в экстремальном ИБПО подэкспертного, и его поведением в исследуемой ситуации (например, правонарушения) в постстрессовый период, определение на этой основе актуального (аффект, фрустрация, страх, ОСР и т.д.), отсроченного (ПТСС), либо хронического (ПТСР) психического состояния и способности к произвольной регуляции поведения и деятельности.

В нашем исследовании выявлены дополнительные признаки и особенности проявления ПТСС: наличие психического образования в виде «субъективного образа критического инцидента» и/или «совокупного субъекта угрозы и опасности»; действие психологического механизма переноса (возвращения) в ситуацию «критического инцидента», детерминированного психической травматизацией и экстремальным индивидуальным боевым профессиональным опытом; перенос опыта боевых действий в экстремальных условиях на оценку ситуаций в условиях повседневного несения службы или во вне служебные отношениях (обстоятельства дела); наличие выраженных признаков посттравматической стрессовой дезадаптации; субъективное возвращение в прошлый опыт (экстремальный ИБПО) при оценке выбора способов и средств разрешения в ситуации экспертизы в постэкстремальном периоде; наличие и совпадение объективных и субъективных признаков опасности и угрозы ситуации.

При диагностике проявления ПТСР вводится временной критерий, разграничивающий виды психических состояний друг от друга. С нашей точки зрения развитие ПТСР выглядит следующим образом: травматический стресс (ТС) – во время КИ и сразу после него – до 2 суток; острое стрессовое расстройство (ОСР) – от 2-4 недель; посттравматическое стрессовое состояние (ПТСС) - возникает отсрочено, спустя шесть месяцев и более и носит характер постстрессового фона; посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) отличается от ПТСС выраженностью проявления, болезненностью, страдательностью, существенностью влияния на человека. Поэтому ТС и ОСР являются актуальными (здесь и сейчас) стрессовыми психическими состояниями, ПТСС носит характер отсроченного стрессового действия субъективного восприятия (тогда и там), а ПТСР – болезненное хроническое константное проявление (везде и всегда).

Исходя из полученных результатов нашего исследования и их анализа, мы предлагаем авторскую схему возникновения и развития ПТСР. Она не противоречит общепринятой, но отличается тем, что в основе развития постстрессовых состояний, с нашей точки зрения, лежит критический инцидент: КИ – ТС – ОСР – ПТСС – ПТСР.

Тогда при проведении психологической экспертизы ПТСС в рамках служебной проверки (расследования) актуальными стрессовыми психическими состояниями будут являться: состояние КИ, состояние ТС, ОСР, которые являются предметом психиатрической либо комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Диагностика признаков этих состояний описана в МКБ-10, DSM –IV.

Отсроченное ПТСС является предметом психологической экспертизы, комплексной психолого-психиатрической экспертизы, комиссионной психологической экспертизы, либо комиссионной комплексной психолого-психиатрической экспертизы[97]. Диагностическими признаками ПТСС при этом будут являться диагностические критерии специфических признаков ПТСР, такие как:проявление симптомов В «вторжения» (вторгающиеся неприятные воспоминания травматического события, возвращающиеся неприятные сновидения о травматическом событии); «флэшбэки» травматического события; физиологическая реактивность под воздействием стимулов, связанных с травмой; интенсивный психологический дистресс; симптомы С «избегания» (попытки избегать мыслей и чувств, связанных с травмой; попытки избегать деятельности, мест или людей, вызывающих воспоминания о травме, неспособность вспомнить какой-либо важный аспект травмирующего события).

Дополнительными признаками ПТСС, эмпирически обоснованными в нашем исследовании, являются: 1) проявление психического образования в виде «субъективного образа критического инцидента» и/или «совокупного субъекта угрозы и опасности» при наличии специфического посттравматического фона; 2) посттравматическая стрессовая дезадаптация (ПТСД), разработанная на основе показателя нарушения психической деятельности и шкал Опросника травматического стресса И.О. Котенева (1996); 3) наличие детерминированной связи между исследуемыми объектами психологической экспертизы ПТСС – ситуацией КИ, психическим состоянием, поведением и индивидуально-психологическими особенностями личности, проявившиеся в ситуации травматического стресса и наличной расследуемой ситуации экспертизы; 4) действие психологического механизма переноса ИБПО сформированного в экстремальных условиях на ситуации и деятельность в постэкстремальный период адаптации; 5) восприятие и оценка ситуации правонарушения или должностного проступка как субъективное возвращение в ситуацию «критического инцидента», обусловленную психической травматизацией и индивидуально-боевым профессиональным опытом; 6) субъективное возвращение в прошлый экстремальный боевой профессиональный опыт при оценке выбора способов и средств разрешения актуальной ситуации в постэкстремальном периоде; 7) наличие и совпадение объективных и субъективных признаков актуальной и отсроченной юридически значимой ситуации; 8) проявление фиксированных эмоциональных и поведенческих реакций, автоматизированных действий (профессиональных стереотипов) обусловленных экстремальным боевым профессиональным опытом.

При этом должно соблюдаться как минимум три условия. Первое, посттравматическая стрессовая дезадаптация должна быть обусловлена влиянием событийного компонента психической травмы критического инцидента (выходящего за пределы профессионального, жизненного опыта, психических состояний, испытанных ранее, жизненных ситуаций), изменившего и зафиксировавшего в опыте определенный стереотип реакций и действий в ответ на воздействие сильного стресс фактора. Второе, этот стереотип рефлекторно переносится на другие ситуации, по субъективным или объективным параметрам напоминающие ситуацию критического инцидента. Третье, обязательность переживаемости психической травмы критического инцидента, страдательности проявления, нарушающие в последующем профессиональную или социальную адаптацию. Хроническое психическое состояние (ПТСР) является предметом психиатрической экспертизы либо комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Диагностика признаков состояния описана в МКБ-10, DSM –IV. При этом, указанные признаки должны носить характер страдательности и болезненности, тотально нарушающие постэкстремальную адаптацию.

Определяя пределы и объем нормативно-правового регулирования экспертиз психического состояния, следует исходить из общих задач и целей психологической экспертизы. Безусловно, за пределами регулирования на уровне ведомственных документов находятся положения о частных предметах и видах психологических экспертиз, о поводах к их назначению, критерии разграничения видов экспертиз по определению психического состояния (психологической и психиатрической, психолого-психиатрической). Это специальные вопросы, которые могли бы быть решены на уровне иного акта (например, в Положении о порядке проведения психологической экспертизы в органах внутренних дел). Урегулирование прав и обязанностей эксперта и испытуемого в ходе проведения психологического исследования также могло бы стать предметом особого нормативного акта.

При этом основания назначения психологической экспертизы содержатся в п. 4.6 приказа МВД России от 13 сентября 1999 г. № 693, где указано, что «проекты приказов, связанных с наложением взысканий или увольнением сотрудников по отрицательным основаниям, подлежат обязательной правовой экспертизе».

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (652)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.033 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7